Закон суров, но он закон...

Юрист знания


Россинская Е.Р. Специальные юридические знания и судебно-нормативные экспертизы

Новости

04.11.16

Главные социальные проблемы России

подробнее...

24.10.16

Россия: факты и прогнозы

подробнее...

04.04.14

Издан сборник ТРИНАДЦАТОЙ  заочной международной научно-практической конференции

подробнее...

19.02.14

Состоялась международная конференция 20 февраля 2014 года

подробнее...

01.11.13

Массовая ликвидация индивидуальных предпринимателей в России

подробнее...

           Принятие нового процессуального законодательства дало мощный импульс в научных дискуссиях. Одним из предметов таких дискуссий стали специальные знания. В новом процессуальном законодательстве России использованию специальных знаний уделено значительно большее внимание, чем это было в предыдущих документах. Заметим, что многие новации усиливают реальную состязательность сторон и направлены на повышение эффективности доказывания. Стало уже общим местом указывать на необходимость использования специальных знаний в судопроизводстве по уголовным и гражданским делам, делам об административных правонарушениях в условиях интеграции и дифференциации научного знания, отмечать, что успешность правовой реформы неразрывно связана с объективизацией судопроизводства, невозможной без учета бурно развивающихся науки и техники, новых областей знания, новых технологий.           Законодатель не дает определения понятия «специальные знания». Традиционно в юридической литературе под этим термином понимают систему теоретических знаний и практических навыков в области конкретной науки, либо техники, искусства или ремесла, приобретаемых путем специальной подготовки или профессионального опыта и необходимых для решения вопросов, возникающих в процессе уголовного, гражданского или административного[1] судопроизводства. Причем достаточно распространенным является утверждение, что к специальным не относятся общеизвестные знания. Так Ю.К. Орлов полагает, что специальными являются знания, выходящие за рамки общеобразовательной подготовки и житейского опыта. Ими обладает более или менее узкий круг лиц[2]. Аналогичных взглядов придерживается и М.К. Треушников, который утверждает, что под специальными познаниями в гражданском и арбитражном процессе понимаются такие знания, которые находятся за пределами правовых знаний, общеизвестных обобщений, вытекающих из опыта людей[3]. А.А. Эйсман утверждал, что специальные знания - это «знания не общеизвестные, не общедоступные, не имеющие массового распространения, это знания, которыми располагает ограниченный круг специалистов»[4].              Глобальная информатизация, которую сейчас переживают многие страны, в том числе и Россия, безусловно, сильно влияет на критерии, определяющие общедоступность, обыденность знаний. В самом деле, являются ли специальными или общеизвестными сведения, изложенные в предназначенных для широкого круга читателей энциклопедиях, справочниках, словарях, представленные в электронных средствах массовой информации, глобальной компьютерной сети «Internet». Думается, что отнесение знаний к общеизвестным, обыденным, общедоступным существенным образом зависит от образовательного и интеллектуального уровня данного субъекта, его жизненного и профессионального опыта. Соотношение специальных и общеизвестных знаний по своей природе изменчиво, определяется уровнем развития социума и интегрированности научных знаний в повседневную жизнь человека. Расширение и углубление знаний о каком-то явлении, процессе, предмете приводит к тому, что знания становятся более дифференцированными, системными, доступными все более широкому кругу лиц. В конечном итоге сфера обыденных знаний обогащается. Одновременно идет и обратный процесс. За счет более глубокого научного познания явлений, процессов, предметов вроде бы очевидные обыденные представления о них отвергаются, возникают новые научные обоснования, которые приобретают характер специальных знаний. Так, например, нередко следователи, судьи, должностные лица, рассматривающие дела об административных правонарушениях, для установления субъективной стороны состава преступления или правонарушения анализируют поведения лица в аварийной ситуации, целиком полагаясь на житейский опыт и здравый смысл и игнорируя возможности использования специальных знаний в области психологии. Аналогичные примеры находим и в гражданском судопроизводстве.             Как справедливо замечает Т.В. Сахнова, проблема разграничения обыденного и специального знания применительно к гражданскому и арбитражному процессу (а мы добавим уголовному процессу и производству по делам об административных правонарушениях), есть проблема определения критериев потребности в специальных знаниях[5]. Думается, что за исключением случаев специально предусмотренных в законе, решение этого вопроса отдано на усмотрение следователя, суда, органа, рассматривающего административное правонарушение.             Термин необщеизвестные совершенно справедливо отвергается и Т.В. Аверьяновой, которая указывает, что «он не вполне корректен и данный признак специальных знаний... не имеет права на существование»[6]             Таким образом, очевидно, что в каждом конкретном случае необходимо проанализировать характер требуемых знаний и решить вопрос, являются ли они специальными. Здесь лучше не опираться только на житейский опыт и здравый смысл, ибо то, что кажется простым и обыденным, на самом деле, является сложным и требует внимания специалиста. Обращение за консультацией к специалисту, по нашему мнению, никоим образом не может отрицательно повилять на возможность установления истины по делу.             Анализ литературы показывает, что до недавнего времени существовало практически единодушное мнение: юридические знания не являются специальными[7]. Думается, что существующее представление о специальных знаниях излишне смещено в сторону естественно-научных и технических знаний. Однако нигде в законе прямо не указывается, что юридические знания не могут быть специальными. Подобные трактовки обычно даются в комментариях к соответствующим статьям на основании действующей много лет в советском процессуальном праве презумпции: «судьи знают право»[8]. Еще в 1971 году Пленум Верховного Суда СССР разъяснял, что «суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов, как не входящих в его компетенцию (например: имело ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т.п.)»[9]. Напомним, что с момента вынесения вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда СССР прошло тридцать пять лет, и выносилось оно совершенно в других условиях и в другой, по сути, стране. В настоящее время судьи, как правило, владеют знаниями только из определенных отраслей права и не в состоянии в необходимой степени ориентироваться во всех тонкостях современного обширного законодательства, которое к тому же постоянно изменяется и развивается. Такое быстрое развитие неизбежно сопровождается принятием порой противоречащих друг другу законов, постановлений и иных нормативных актов. В этих сложных условиях в каждой из отраслей права можно условно очертить круг общеизвестных для практикующих юристов, наиболее часто востребуемых ими знаний и специальных знаний. В тоже время, знание тонкостей современного законодательства во многих случаях крайне необходимо для полного, объективного и всестороннего установления истины по уголовному и гражданскому делу, делу об административном правонарушении.             Как совершенно справедливо отмечает А.А. Эксархопуло, который первым выступил с обоснованием правовых или юридических экспертиз[10], вышеуказанное постановление ученые и практики начали толковать весьма расширительно полагая:-       правовые вопросы как таковые не могут быть предметом судебной экспертизы[11];-       у эксперта нет права решать поставленные ему правовые вопросы[12];-       вопросы права не относятся к специальным познаниям[13]             Мы не зря здесь даем ссылку на собственную работу, поскольку 10 лет назад придерживались именно таких ортодоксальных взглядов. Однако изучение экспертной и следственной практики и собственные научные исследования последних лет обусловили резкое изменение нашей позиции[14].Впервые юридические знания были отнесены к специальным при рассмотрении дел в Конституционном Суде РФ[15], анализ практики которого показывает, что во многих случаях в качестве экспертов вызываются высококвалифицированные юристы, и на их разрешение ставятся вопросы, касающиеся трактовки и использования отдельных норм материального и процессуального права.           Сведущих в отдельных отраслях права лиц давно уже привлекают для дачи консультаций по уголовным и гражданским делам, делам об административных правонарушениях, т.е. фактически используют их специальные знания, как в процессуальной, так и в непроцессуальной форме. Консультации специалистов в области банковского, предпринимательского, коммерческого, трудового, информационного, финансового, спортивного, таможенного и других отраслей права, даваемые в устной или письменной форме (в виде заключения), приобретают статус доказательств.          Заметим, что законодатель, давая процессуальную регламентацию заключению и показаниям специалиста, нигде не упоминает, что юридические знания не являются специальными. Однако во многих случаях просто консультации с использованием юридических знаний бывает недостаточно. Необходимы именно исследования по определенным вопросам права, результаты которых даются письменно и оформляются в виде заключения.            Проведенный нами анализ ряда сложных уголовных и гражданских дел показывает, что такие исследования, осуществленные учеными-юристами, нередко приобщаются к материалам дела, как по инициативе защиты, так и обвинения (или сторон). Большой интерес представляют в этой связи исследования профессора А.А. Эксархопуло, посвященные анализу сложных уголовных дел, где  использование специальных знаний в области различных отраслей права неоднократно помогало препятствовать необоснованному прекращению уголовных дел или способствовать исправлению следственных ошибок и промахов[16].             Чем сложнее дело, тем чаще чтобы успешно довести его до вынесения приговора или решения суда нужны специальные юридические знания. Практика показывает, что незнание следователями и судьями тонкостей современного законодательства зачастую приводит к «развалу» уголовного дела. И причина здесь не в их некомпетентности, не в том, что они не воспользовались какой-то справочной литературой. Она в том, что для ответов на возникающие вопросы недостаточно найти нужный нормативный акт и изучить его, но во многих случаях необходимо провести исследование, основанное на специальных знаниях.              По нашему мнению, эти исследования уже обладают двумя необходимыми чертами судебной экспертизы: исследование, основано на использовании специальных знаний; дача заключения, имеющего статус доказательства. Остается только оговорить возможность назначения таких экспертиз, но как было показано выше, в законе нет запрета на их производство. Представляется, что назрела необходимость узаконить производство правовых (или юридических) экспертиз в тех случаях, когда для установления истины по уголовному или гражданскому делу, делу об административном правонарушении необходимы исследования с применением специальных юридических знаний, которыми  не обладают следователь, суд или лицо, рассматривающее административное правонарушение[17]. Более того, как мы и предвидели, хотя необходимость производства таких экспертиз объективно назрела, их становление будет идти трудно. Уже сейчас в литературе появилось много публикаций с критикой нашей позиции. Остановимся на них подробнее и попытаемся ответить нашим оппонентам.              Так Т.В. Аверьянова, обсуждая проблему допустимости правовых экспертиз, почему-то сужает ее до решения вопросов в области исключительного процессуального права. В качестве аргумента она приводит  случаи отклонения  заключения эксперта как доказательства по делу  на том основании, что эксперт при обосновании выводов присвоил себе функции судебных и следственных органов по оценке доказательств, имеющихся в деле[18]. Тем самым юридическая экспертиза низводится до вторжения эксперта в чужую сферу. Но никто не оспаривает прерогативу следователя и суда в принятии правовых решений по делу. Эксперт не принимает решения, а выражает собственное мнение, основанное на исследованиях. Неясно, как в условиях действующего процессуального законодательства эксперт может подменить следователя или суд, поскольку заключение эксперта не является особым доказательством и оценивается в совокупности с другими доказательствами по делу.              Решение любого вопроса экспертом, как указывал еще в начале прошлого века Л.Е. Владимиров, есть не более чем мнение сведущего лица[19]. Как справедливо отмечает А.А. Эксархопуло «вопрос о юридической экспертизе, поставленный в связи с невозможностью для эксперта выходить за пределы своей профессиональной компетенции, оказался подменен вопросом о полномочиях эксперта и допустимости их превышения»[20].             Следователь, дознаватель, лицо, рассматривающее дело об административном правонарушении, судья могут сами обладать специальными знаниями и обходиться без помощи специалиста. Привлечение специалиста, помимо случаев прямо указанных в законе, - это право, но не обязанность этих субъектов. Однако, даже обладая необходимыми специальными знаниями, вышеуказанные субъекты не вправе производить экспертизу, хотя специальные знания следователя в определенной степени могут совпадать со специальными знаниями эксперта. Как справедливо отмечает Ю.К. Орлов, «критерий разграничения компетенции следователя и эксперта не в характере специальных познаний, а в процессуальной форме их использования»[21].             Нельзя согласиться и с тезисом Т.В. Аверьяновой, утверждающей, что  незнание следователями, судьями, дознавателями в необходимых пределах определенных отраслей права - это проблема правоприменителя, а попытки решить ее означают переложить на эксперта бремя доказывания[22]. Ту же мысль, но в значительно более резкой форме высказывает В.Ф. Статкус, который почему-то все современное законодательство отождествляет с  Уголовным кодексом. Более того, на основании нашего утверждения, что в практике Конституционного Суда часто назначаются юридические экспертизы, которые выполняют доктора и кандидаты юридических наук, он называет всех остальных юристов, не обладающих энциклопедическими знаниями, «юристами второго сорта»[23].               Но к помощи специалистов в области различных отраслей права прибегают как раз наиболее квалифицированные и опытные следователи и судьи, которые глубоко понимают сложность современных правовых коллизий. Этот вывод подтверждается анализом следственной и судебной практики, сделанным  в докладе заместителя Генерального прокурора Российской Федерации И.Н. Кондрата, на научной конференции на Юридическом факультете Санкт-Петербургского государственного университета[24]. Он также указал, что в Северо-западном федеральном округе получила распространение практика привлечения юристов, специализирующихся в различных отраслях права для проведения исследований и дачи заключений с использованием их специальных знаний при расследовании и судебном рассмотрении наиболее сложных уголовных дел, что позволяет объективизировать процесс доказывания и предотвратить «разваливание» уголовных дел.                О допустимости юридических экспертиз в Конституционном Суде пишет и Ю.Г. Корухов, но он без достаточной, по нашему мнению, аргументации указывает, что такие экспертизы возможны только в Конституционном Суде[25]. С этой позицией солидарны В.Ф. Статкус и Т.В. Аверьянова, которая указывает, что природа правовых экспертиз в сфере уголовного и конституционного производства различна и их не следует смешивать[26]. Поскольку Т.В. Аверьянова в рассматриваемой работе постоянно подчеркивает единую природу всех судебных экспертиз, неясно, что именно она имела в виду, говоря о различной природе правовых экспертиз. Заметим, что косвенно ею признаются трудности, которые испытывает следователь из-за наличия в УК РФ многих бланкетных диспозиций.                Представляется, что негативное восприятие  идеи юридических или правовых экспертиз, трудности с разработкой этой новации связаны, в первую очередь, с неверным пониманием задач этих экспертиз многими судьями, следователями, адвокатами, самими экспертами. Здесь мы полностью разделяем точку зрения Ю.Г. Корухова, рассматривающего проблемы назначения экспертиз по преступлениям в сфере экономической деятельности. Он подчеркивает, что расследование осуществляется в условиях новизны и недостаточной проработки законодательной базы, ее непостоянства в сфере экономической деятельности, слабой экономической подготовки следователей, их неспособности разобраться в хитросплетении экономических правонарушений. Большинство норм, определяющих составы преступлений в сфере экономической деятельности, носят бланкетный  характер, и для правильной их трактовки требуются знания множества нормативных актов гражданского, предпринимательского, банковского права и различных областей экономики[27]. Далее он отмечает, что следователи пошли по пути назначения экспертиз из области права, устраняясь от расследования и перекладывая свои функции на эксперта. Эксперты, выходя за пределы своих полномочий, при этом формулируют выводы типа: «совершены противоправные действия», «договор подлежит отмене» и т.п., которые не могут иметь доказательственного значения[28].            Мы также сталкивались с этой проблемой, фактически реанимирующей теорию эксперта - научного судьи. Но отстаивание возможности назначения правовых экспертиз вовсе не означает, что судебные экспертизы или консультации специалистов полностью освобождают следователя и суд от необходимости принимать какие бы то ни было решения без помощи сведущих лиц. Хотя в последние годы явно прослеживается тенденция ставить на разрешение эксперта вопросы, далеко выходящие за пределы его компетенции или вопросы, для ответов на которые вообще не требуется проведения исследований с применением специальных знаний. Типичным является следующий пример. По уголовному делу о мошенничестве была назначена судебно-бухгалтерская экспертиза, на разрешение которой вынесены вопросы:1.     Какое количество нефти в период февраль - май 2005 г. получило ООО «Х», от ОАО «Y»? 2.     Кому, когда и как указанная нефть, полученная ООО «Х» была реализована? 3.     Какими документами подтверждается получение нефти в период февраль - май 2005 г. ООО «Х», от ОАО «Y» (договора, акты приема - передачи нефти)? 4.     Как и кем произведена оплата за нефть?             Совершенно очевидно, что эти вопросы не относятся к предмету судебно-бухгалтерской экспертизы, да и вообще не требуют для своего решения проведения исследования с применением специальных знаний, которое является необходимым атрибутом судебной экспертизы. Все интересующие следователя данные либо содержатся в материалах дела, либо могут быть получены путем производства запросов в соответствующие организации. Если документы, обосновывающие те или иные хозяйственные операции, не предоставляются, они могут быть получены путем производства таких следственных действий, как выемка или обыск. Далее при производстве судебно-бухгалтерской экспертизы может быть проверена полнота отражения в бухгалтерских документах операций приема, хранения, реализации товарно-материальных ценностей, поступления и расходования денежных средств.               Резко негативное отношение к рассматриваемой проблеме постепенно уступает место более сдержанному подходу. Т.В. Аверьянова в конце концов признает, что интересным является предложение Ю.К. Орлова, согласно которому «предметом правовой (юридической) экспертизы, если таковая будет признана, может быть только вопрос о том, какой закон и подзаконные акты подлежат применению в данном деле»[29]. Правда здесь же она делает оговорку, что данную проблему можно решить получением консультации по правовым вопросам[30].             С последним мы никак не можем согласиться, поскольку сущность судебной экспертизы (а юридические экспертизы, безусловно, должны быть судебными) состоит в исследовании по заданию следователя, дознавателя, суда, лица или органа, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, сведущим лицом - экспертом - предоставляемых в его распоряжение объектов с целью установления фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения дела. Заключение судебного эксперта представляет собой результат исследования и не может быть подменено никаким другим доказательством, даже консультацией специалиста. Причем для разрешения вопросов экспертизы необходимо применить целый ряд частнонаучных методов, таких как, например, логико-семантические и логико-структурные методы анализа, структурно-функциональный анализ, метод сравнительно-правового анализа, конкретно-социологические методы, метод экспертных оценок и другие. Очевидно, что следователь или судья не могут владеть этими методами в полном объеме. Проводя исследование с использованием указанных выше методов и основанное на применении специальных знаний, эксперт, как справедливо замечает Т.В. Сахнова, не объясняет уже имеющийся факт, а добывает новый и дает ему профессиональную оценку, которая и составляет содержание судебного доказательства - заключения эксперта[31].             С другой стороны, в полномочия эксперта не входит оценка доказательств по делу, являющаяся прерогативой следствия и суда. Для того чтобы юридические (правовые) экспертизы не назначались с целью переложить на судебных экспертов решение задач, относящихся к компетенции следствия и суда, необходима глубокая проработка их предмета, задач, объектов, методов и методик. На это указывает и Ю.К. Орлов, который отмечает, что «встает проблема четкого определения правовой экспертизы (хотя бы для правильной постановки проблемы)» Далее он предлагает разграничить «правовую экспертизу и  другие формы применения правовых знаний, имеющих с ней общие черты, но не являющиеся таковой»[32].К таким формам он относит экспертизы технических или иных специальных норм, например, правил бухгалтерского учета, строительных правил и указывает, что поскольку такая экспертиза требует не только (и не столько) правовых, сколько иных специальных знаний, необходимо четко отграничивать ее от «чисто» правовой (юридической) экспертизы, которая никаких иных, кроме правовых знаний не требует[33].              Подчеркнем, что правовые знания Ю.К. Орлов относит к специальным. Но уместно будет задаться вопросом, что имеется в виду под чисто правовыми знаниями? Как можно реально отделить, например, в Правилах дорожного движения чисто правовую и техническую составляющие? Думается, что внести разграничения, предлагаемые Ю.К. Орловым, во многих случаях будет весьма сложно.              Что касается экспертиз, связанных с отнесением объекта «к предмету преступления - к категории оружия, наркотиков и т.п.»[34], здесь мы полностью согласны с позицией Ю.К. Орлова - такие экспертизы не являются юридическими. Вообще знание и использование экспертами в судебно-экспертной деятельности норм права совсем не означает, что экспертиза относится к правовой, как полагают некоторые юристы.              Как нам представляется, назрела необходимость обособления и систематизации судебных экспертиз, посвященных исследованию нормативных актов и обоснованности издания на их базе правоприменительных актов. Такие экспертизы предлагается именовать судебно-нормативными.             Предметом  судебно-нормативной экспертизы являются фактических данных (обстоятельства дела) устанавливаемые в гражданском, административном, уголовном и конституционном судопроизводстве путем исследования с использованием специальных знаний нормативных и нормативно-технических актов. Подобные судебные экспертизы уже давно производятся при решении вопросов о соблюдении правил пожарной безопасности, дорожного движения, ведения бухгалтерского учета и отчетности, строительных норм и правил и др. Но в настоящее время в перечнях вопросов, разрешаемых экспертами, данной проблеме практически не уделяется внимания. Это связано, в первую очередь с тем, что для решения задач судебно-нормативных экспертиз требуются юридические специальные знания, которыми практикующие эксперты не обладают в достаточной степени.               С учетом введения понятия судебно-нормативной экспертизы в рамках существующих родов  экспертиз можно выделить новые виды экспертиз, например, нормативную пожарно-техническую, нормативную строительно-техническую, нормативную судебно-бухгалтерскую и др.; для каждого вида конкретизировать вопросы, выносимые на разрешение эксперта. Это позволит в рамках существующих родов судебных экспертиз четко определить круг специальных знаний и направления подготовки и повышения квалификации экспертов, исключить постановку перед экспертами вопросов, связанных с оценкой действий конкретных лиц и вопросов, не требующих для их разрешения специальных знаний.               Однако предлагаемая нами концепция судебно-нормативных экспертиз этим не исчерпывается. Она позволяет выработать единый подход к подобным экспертным исследованиям и сформулировать предмет и задачи новых родов судебных экспертиз, производство которых необходимо и уже имеет место без соответствующей теоретической и методической базы. Это, например, нормативно-налоговые, нормативно-экологические, нормативно-землеустроительные экспертизы,  нормативные экспертизы, связанные с приватизацией и многие другие.               Разработка концепции судебно-нормативных экспертиз весьма актуальна и для решения проблем производства сложных комплексных экспертиз, связанных с исследованием соответствия существующим нормам и правилам действий лиц в чрезвычайных условиях (действия пожарных, спасателей, воинских подразделений и пр.).

[1] Производство по делам об административных правонарушениях нами рассматривается как часть административного судопроизводства.[2] Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве. - М.: ИПК РФЦСЭ, 2005, с.12; Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности» /Отв. ред. Ю.Г. Корухов, Ю.К. Орлов, В.Ф. Орлова. - М.: Проспект, 2002, с.40.[3] Треушников М.К. Судебные доказательства. - М.: ГОРОДЕЦ, 1997, с.269.[4] Эйсман А.А. Заключение эксперта (Структура и научное обоснование). - М.: Юрид. лит., 1967, с. 91.[5] Сахнова Т.В. Экспертиза в суде по гражданским делам. - М.: БЕК, 1997, с.8,9.[6] Аверьянова Т.В.  Судебная экспертиза. Курс общей теории. - М.: Норма, 2006, с.181.[7] См., например, Эйсман А.А. Заключение эксперта (Структура и научное обоснование). - М.: Юрид. лит., 1967; Давтян А.Г. Экспертиза в гражданском процессе.- М.: СПАРК, 1995; Додин Е.В. Доказательства в административном процессе. - М.: Юридическая литература, 1973; Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам). - М.: Юристъ, 1995 и др.[8] Треушников М.К. Судебные доказательства. - М.: ГОРОДЕЦ, 1997.[9] Постановление № 1. Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года «О судебной экспертизе по уголовным делам».[10] Эксархопуло А.А. Специальные познания и их нетрадиционные формы  Вестник криминалистики, вып. 2, 2001, с.26-28.[11] Горский Г.Ф., Кокорев Л. Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978, с. 174-175.[12] Палиашвили А. Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. - М., 1973, с. 23.[13] Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. - М., 1996, с. 6; Теория доказательств в советском уголовном процессе / Авт. колл.: Р.С. Белкин, А.И. Винберг, А.Я. Дорохов и др.; Ред. кол.: Н.В. Жогин (отв. ред.) и др. - М., 1973, с. 702; Яблоков Н. П. Криминалистика: учебник для вузов. - М., 2000, с. 209; и др.[14] Россинская Е.Р. Научно-практический комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». - М.: Право и закон, 2002, с.26-27. [15] Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации». [16] Эксархопуло А.А. Специальные познания и их применение в исследовании материалов уголовного дела. - СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та, Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2005, 280 с.[17] Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. - М., 2005, с.17.[18] Аверьянова Т.В. Указ. раб., с.185-186.[19] Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах: Части: Общая и Особенная - 3-е изд., изм. и законч. - С.-Пб., 1910, с. 276. [20] Эксархопуло А.А. Указ. раб., с.67.[21]Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве. - М.: ИПК РФЦСЭ, 2005, с.14.[22] Аверьянова Т.В. Указ. раб., с.187.[23] Статкус В.Ф. О правовой экспертизе и юристах «второго сорта» //Российская юстиция, №1, 2006, с. 47.[24] Кондрат И.В. Проблемы криминалистики сегодня. Доклад на научной конференции «История и современные проблемы криминалистики», посвященной 100-летию со дня рождения профессора И.Ф. Крылова, СПб ГУ, Юридический ф-т, 14-15 апреля 2006 г.[25] Корухов Ю.Г. Допустимы ли правовые экспертизы в уголовном процессе. //Законность, №1, 2000, с.39.[26] Статкус В.Ф. Указ. раб.; Аверьянова Т.В. Указ. раб., с.189.[27] Корухов Ю.Г. Указ. раб., с.39-40.[28] Корухов Ю.Г. Указ. раб. с.39-40.[29] Орлов Ю.К. Указ раб., с.20.[30] Аверьянова Т.В. Указ. раб., с.189.[31] Сахнова Т.В. Доказательственное значение специальных познаний // ЭЖ-Юрист, № 21, 2004.[32] Орлов Ю.К. Указ раб., с.18.[33] Там же.[34] Там же.  

         Россинская Е.Р. - Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор, академик Российской академии естественных наук, действительный член Международной ассоциации по идентификации (IAI USA). Специалист в области криминалистики и судебной экспертизы.

mbe2009.ru

Адвокат необходимые знания

Адвокат необходимые знания

В настоящее время ощущается острая потребность в адвокатах для правоохранительной системы. Резкий рост преступности и ряд иных социальных процессов привели к необходимости расширения следственного аппарата, оперативного состава, а также судей и

Сложнее определить потребности экономики в юристах . Несомненно, что сфера производства и услуг нуждаются в кадрах юристов, но в юристах квалифицированных, способных выдерживать конкуренцию и приносить реальную пользу работодателю.

Адвокат Петров Дмитрий Владимирович

Защита осуществляется на всех стадиях уголовного судопроизводства: задержании или аресте, дознании, предварительном следствии, в суде.

Представление интересов по сложным гражданским делам в гражданском судопроизводстве, также входит в сферу моей адвокатской деятельности. По гражданcким делам я представляю интересы в судах общей юрисдикции и при производстве у мировых судей.

Каждое гражданское или уголовное дело, по которому я представляю интересы в суде или осуществляю защиту, имеет свои особенности и рассматривается индивидуально.

Адвокат по жилищным спорам — в каких случаях он необходим

который много лет изучает эту область права и имеет большой опыт в разрешении подобных ситуаций.

Помнится, еще Михаил Афанасьевич Булгаков в своем бессмертном романе «Мастер и Маргарита» писал, что жилищный вопрос портит москвичей. С того времени мало что изменилось, конфликты по поводу жилья продолжают возникать у россиян, и эти споры часто доходят до суда. При таких разбирательствах консультации и помощь профессионального по жилищным вопросам просто необходимы.

Жилищное право не менее сложно для обывателя, чем гражданское, земельное или иные отрасли права.

Знания необходимые в жизни человека!

Одни из них срочные, а другие стратегические. Нам необходимы юридические знания, знания о психологии и здоровье. Правильном питании и интернете. О личных финансах. Это основополагающие знания которые необходимы в жизни.

Начну с самого простого. Хоть юристов, адвокатов и много, а законов человек не знает. Как говорят “незнание законов не освобождает от ответственности”.  Многие работают, но не знают положений трудового кодекса: выплата премий, количество дней отпуска.

Каталог информации

осуществляет адвокатскую деятельность в Адвокатской конторе № 8 Свердловской областной Коллегии Адвокатов ( регистрационный номер в реестре адвокатов Свердловской области 66/2636).

Адвокат Бирючев А.С. даёт юридические консультации и оказывает юридическую помощь физическим и юридическим лицам по гражданским, уголовным и административным делам.

Действующее законодательство позволяет любому человеку, при наличии надлежащим образом оформленной доверенности, представлять интересы физических и юридических лиц по гражданским делам.

Личные качества адвоката

Например, существуют адвокаты по уголовному праву, наследству или жилищным проблемам. Есть адвокаты, в круг интересов которых входят только семейные дела.

В своей сфере адвокат должен постоянно совершенствоваться. Это означает, что он должен следить за изменениями в законодательстве, регулярно знакомиться с профессиональной литературой и тенденциями в судебной практике. Поэтому в качества, необходимые адвокату входит способность к самообразованию.

Также для адвоката очень важно красноречие.

Профессия — Адвокат

На Древней Руси, суды исходили из воли Богов. Долгое время самого понятия защитников не было. Первое упоминание о тех времен датируется 15 веком. Называли их поверенными. Считалось, что каждый имеет право на такого представителя в суде. Развитие адвокатуры началось в Польше и Литве, которые на то время были частью России. В 18 веке появляются первые требования к адвокатам: они должны быть дворянами, чистыми совестью и учиться у опытных представителей профессии.

Профессия адвокат: описание, плюсы и минусы

Ответственный специалист внимательно следит за всеми изменениями. Даже если клиент находится в следственном изоляторе, адвокат не перестает нарабатывать доказательную базу. Данная профессия требует достаточно сильного характера, ведь порой придется сталкиваться с делами, когда заведомо известна вина подзащитного.

должен отлично ориентироваться в законодательстве, обладать моральной ответственностью, терпеливостью.

Профессия адвокат, кто такой адвокат

Согласно принятому первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года кодексу профессиональной этики, честь и достоинство, присущие профессии должны сохраняться при всех обстоятельствах.

Основным принципом осуществления профессиональной деятельности является полное соблюдение адвокатской тайны. Только при наличии уверенности в конфиденциальности переданной информации можно доверять адвокату в полной мере.

black-lev.ru

Зачем юристу знание естественных наук

Российский Университет Дружбы Народов

На тему: Зачем юристу знание естественных наук.

Написал: студент юридического факультета

Группа юю-108

Константинопольский Василий Викторович

Принял: преподаватель

Сергей Федорович Тимашев

Москва 1999

Зачем юристу знание естественных наук.

Этот вопрос, конечно, стоит основательного рассмотрения, но совершенно очевидно, что знание естественных наук необходим не только юристу, но и любому человеку.

С необходимостью знать естественные науки хотя бы на элементарном уровне мы встречаемся повсеместно. Даже взять, например простую квартиру. Сломалась розетка, чтоб ее починить необходимо знание на элементарном уровне физики. А физика это естественная наука. Недавно мы писали реферат на тему: «зачем юристу математика». Там я основательно доказал что математика это необходимый предмет, мы с ней сталкиваемся повсеместно и от этого никуда не деться.

Например, если взять простой компьютер: мы ведь с ним, особенно в наше время сталкиваемся всегда и везде, и часто не задумываемся, что сам компьютер стал возможен только благодаря развитию естественных наук, да и, по сути, естественные науки лежат в основе всего. Не было бы никакого развития, если бы человек еще в каменном веке не изобрел колеса, или молотка. А это уже можно причислить к конструкторству. А конструксторство – это естественная наука.

Вот так я доказал что естественные науки необходимы любому человеку. А теперь нужно ответить на вопрос: Зачем все-таки нужны естественные науки конкретно ЮРИСТУ?

Ну, во-первых, как я уже приводил пример это чтоб на элементарном уровне знать построение простых систем, чтоб не растеряться в какой-либо ситуации необходимой для решения серьезных вопросов. Здесь может понадобиться все и не только гуманитарные науки.

Естественные науки развивают в человеке логическое мышление, а это куда как необходимо юристу, он в большей степени нуждается в логике, чем любой простой рабочий.

Многие гуманитарные науки произошли из естественных.

Вот, например, если взять философию, то здесь вообще вопрос особый. Естественная это наука или гуманитарная и вообще наука ли? Сложный вопрос. Но ведь каждый человек прибегает к философии. Многие ученые в области естественных наук были еще и философами, а юрист без философии это вообще не юрист, это я думаю даже доказывать не обязательно. Достаточно просто сказать, что практически ни одно дело, рассматриваемое в суде, не обходится, без использования каких-либо высказываний или слов великих людей. Под великими людьми я подразумеваю философов, ученых, писателей.

Хотелось бы еще раз повториться, что без знания естественных наук не получилось бы развитие человека. Юрист без знания естественных наук - как без рук, как собственно и любой человек. Но юристу они еще более необходимы, чем простому человеку, т.е. он (в различных отраслях права) постоянно использует эти науки. Особенно в уголовном праве. Так, например, в правоохранительных органах работают люди с высшим юридическим образованием и здесь наиболее четко видна необходимость знания естественных наук. Особенно это касается специалистов криминалистов. В их работе знание естественных наук просто необходимо, так как зачастую криминалист должен моментально выдвигать версии по работе, и часто для этого необходимы детали, которые можно подметить только при знании физики ли, математики ли или других наук. Можно привести массу примеров по этому поводу, но я думаю это не особенно важно в данной ситуации. Достаточно привести пример такой ситуации: случился пожар, на место происшествия прибыли эксперты-криминалисты (при наличии подозрения о поджоге), и криминалист, проанализировав все детали, например, в каком состоянии была электрическая розетка, сделать вывод о происшествии: было это преступлением или несчастным случаем.

Ну, вот собственно и все что я хотел сказать по поводу того, зачем юристу знание естественных наук.

mirznanii.com

Юридическая техника – лишь один из уровней юридического знания

Исаков В.Б.,

доктор юридических наук, профессор

ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА – ЛИШЬ ОДИН ИЗ УРОВНЕЙ

ЮРИДИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

Юридическое знание системно и многоуровнево. Можно выделить множество уровней и подуровней юридического знания, но для наших целей достаточно четырех:

Философия

История

Теория

Техника, технологии

«Техника» – это технологический, конкретно-эмпирический, уровень знания. На этом уровне накапливается и обобщается практический опыт решения конкретных задач. Например, техника обработки текста нормативного правового акта для включения его в базу данных или технология коллективной подготовки сложного юридического документа. В некоторых случаях (в криминалистике, например), обобщения опыта вполне достаточно, чтобы успешно действовать и добиваться нужного результата.

«Теория» – более высокий и сложный уровень знания. «Высокий» – в смысле, удаленный от практического опыта, стоящий над ним. Теория представляет собой систему умозаключений, идей, принципов, аккумулирующих юридическое знание в сжатом, обобщенном виде. В отличие от эмпирического знания, теория способна к саморазвитию – на этом строится ее прогностическая функция. Но по этим же самым причинам теория может отрываться от действительности, вступать в противоречие с фактами.

Теория определенным образом связана с технико-технологическим уровнем знания. С одной стороны, технико-технологическое знание в процессе своего развития, разрешения практических проблем и трудностей, стремится к обобщению, генерализации фактов и тем самым создает предпосылки для формирования теории. С другой стороны, теоретические выводы и разработки воплощаются, в том числе, и в создании новых технологий, то есть теория в известном смысле «управляет» технико-технологическим знанием, направляет его развитие.

«История» – сфера гуманитарного знания, образующаяся в результате изучения событий и явлений в их взаимосвязи во времени. В отличие от теоретика, историк не выводит следствия из некоторых теоретических постулатов, а старается изучать факты «как они есть», в их объективной хронологической взаимосвязи. Разумеется, объективность историка относительна – как правило, он дитя своего времени, разделяющий иллюзии и заблуждения своей эпохи. В обсуждаемом нами контексте важно подчеркнуть, что история - существенно иной тип знания, отличный от теории.

«Философия» – еще более высокая (в смысле – удаленная от эмпирики) область человеческого познания. Философия генерирует наиболее общие представления о мире, человеке, обществе, государстве, праве. Связь философии с теоретическим, историческим и технико-технологическим знанием, безусловно, существует, хотя проследить ее не всегда легко. С точки зрения структуры сознания, философия представляет собой «высший этаж» мировоззрения человека.

Я прекрасно сознаю, что предложенную классификацию можно подвергнуть критике, например, предложить выделить в качестве особых уровней нормативно-правовое, сравнительное, классификационное, оценочное юридическое знание и т.д. Все это так. Заранее соглашусь, что предложенная схема не носит исчерпывающего характера, но для наших целей она достаточна. А цели эти заключаются в том, чтобы оценить с ее помощью предметно-образовательный комплекс высшего юридического образования.

Сразу же отбросим предположение, что один уровень знания может быть «лучше» или «хуже» другого. Такая постановка вопроса абсолютно неконструктивна и непродуктивна. Очевидно, что в модели подготовки специалиста-юриста в той или иной степени должны присутствовать все вышеуказанные уровни. Вопрос заключается в том, чтобы найти, уловить и воплотить в образовательные стандарты правильное их соотношение. А вот здесь, как говорится, возможны варианты.

С моей точки зрения, юридическая техника в сфере высшего образования должна преподаваться в разумно ограниченном объеме. Что я имею в виду? Студенты должны владеть понятием юридической техники, знать ее особенности, основные приемы, методы и средства в сфере правотворчества и правоприменения. Идти далее и изучать в высших юридических заведениях мелкие детали юридической техники, с моей точки зрения, нецелесообразно. Почему же?

Во-первых, детали юридической техники достаточно быстро меняются. Возьмем, например, Государственную Думу: в ней существует процедура законотворчества, но регламент несколько раз в год меняется и вместе с ним модифицируются многие детали юридической техники законотворческой деятельности. Спрашивается, зачем тратить время на их изучение, если к моменту выпуска это знание будет неактуальным, устаревшим?

Во-вторых, во многих случаях даже стандартные юридические документы имеют различный юридический стиль, лексический окрас. Юридический документ должен быть не только правильным по существу, но еще и красивым по форме. Естественно, что понятие о красоте документа в парламенте, в прокуратуре и в МВД может не совпадать. Даже в подразделениях одного ведомства оно может отличаться. Надо ли мордовать студентов, натаскивая их на написание документов, если на практике им это мало пригодится? Надо, чтобы студент понимал смысл юридического документа, его функциональное назначение, знал его обязательные и необходимые реквизиты, а вот придавать ему конкретную стилистическую форму он научится, когда придет на практику.

В-третьих, сегодня во многих организациях – Госдуме, Центробанке, МВД, в крупных корпорациях – существует множество закрытых служебных систем, о которых мы мало знаем. К ним допускают специалистов, работающих на штатной основе, причем, после курса специального обучения. Опять возникают проблемы. При всем желании мы не сможем дать студентам разделы юридической техники, связанные с использованием подобных систем.

В-четвертых, я не вижу ничего зазорного в том, что молодой специалист «доучивается» на рабочем месте. Напротив, считаю это абсолютно нормальным. Специалист, выходящий из ВУЗа, не должен испытывать комплекса неполноценности из-за того, что не может написать сходу документ в соответствии с принципами и стилистическими требованиями своей организации. Дайте срок. То, что год-два человек набирается опыта, изучает особенности, подходы, традиции своей организации, – это, на мой взгляд, нормальное явление. Все через это проходили.

Мой вывод заключается в следующем: надо учить студентов основам юридической техники, базовым приемам и средствам, но не пытаться дать ее в избыточно полном объеме. Это нецелесообразно, не нужно и не соответствует задачам высшего юридического образования.

Значит ли это, что с юридической техникой у нас уже все в порядке? Отнюдь нет. Беда России в том, что у нас три верхних уровня знания – я имею в виду философию, историю, теорию – выглядят более или менее приемлемо, а с технологией всегда проблемы. Почему? Потому что технико-технологический уровень знания зависит не только от разработчиков, но и в не меньшей степени – от исполнителей. Найти добросовестного исполнителя, который бы четко понимал свою задачу, буква в букву выполнял все инструкции и указания, не халтурил, не воровал, все делал все вовремя, – увы, не такая простая задача. Новое поколение техники, пришедшее на смену традиционным картотекам, журналам и вклейкам требует высочайшей исполнительской культуры и дисциплины. Всего один лишний пробел – и все, неформатную запись никто никогда не найдет, хотя внешне ее дефект абсолютно незаметен. Можно закупить сверхдорогую технику, приобрести или разработать к ней замечательное программное обеспечение – и не найти пары-другой умных рук, которые вдохнули бы в нее жизнь. Философствовать – пожалуйста. Работать руками – извините, не приучены.

Последнее. Среди студентов, и раньше и теперь, существует группа молодежи, которая пытается «схватить» профессию на технико-технологическом уровне. Им кажется это разумным и прагматичным: зачем тратить время и силы на какую-то теорию, историю, философию? Я ведь документы умею писать? Умею. Ну и отстаньте от меня с вашей философией, она на практике не нужна!

И вот такой «умелец», наш выпускник, приходит на практику и поначалу работает вроде бы нормально – пишет свои документы. Но первая же проблемная ситуация ставит его в тупик, потому что он ее не понимает, осмыслить не может, адекватных юридических средств подобрать не в состоянии. Почему? Да потому, что мы выпустили вместо специалиста-юриста пишущий юридический автомат с дипломом о высшем юридическом образовании. Обозначенная мной проблема реально существует в юридическом образовании. Поэтому, если мы хотим выпускать полноценного специалиста, то в процессе обучения надо формировать у него все уровни юридического знания, а не только натаскивать на применение приемов юридической техники.

fs.nashaucheba.ru

Необходимы знания юриста

Электронный журнал об образовании

То, какие специалисты особенно востребованы в профессии, обсудили ведущие работодатели области и представители САФУ на круглом столе «Состояние рынка труда для выпускников юридических вузов Архангельской области». Мероприятие состоялось в рамках юридического инвестиционного форума.

То, какие специалисты особенно востребованы в профессии, обсудили ведущие работодатели области и представители САФУ на круглом столе «Состояние рынка труда для выпускников юридических вузов Архангельской области».

Необходимы знания юриста

В значительной степени задачи юридической психологии определяются потреб­ностями в совершенствовании практической деятельности органов правосудия.

Работники следствия и суда, повседневно сталкиваясь с разнообразными прояв­лениями психики подследственного, потерпевшего, свидетеля, конечно, стараются разобраться в сложностях их душевного мира с тем, чтобы правильно понять его и должным образом оценить.

О бухгалтерии и курсах бухгалтеров

О Бухгалтере О людях по профессии «бухгалтер» и отделах бухгалтерии написано множество статей и придуманы сотни анекдотов. В Украине с самой сложной в мире системой налогообложения, при создании предприятия дальновидный и умный руководитель старается найти не просто бухгалтера с дипломом, а бухгалтера грамотного и опытного. На курсы бухгалтерского и налогового учета приходят студенты, юристы, управленцы и работающие бухгалтера.

Менькова И

Результаты исследования по определению потребности детей в правовом просвещении

«И сказал ребенок: «Знать хочу свои права Я уже с пеленок!»»

Правовые знания нужны всем людям не сами по себе, а как основа поведения в разных жизненных ситуациях. Актуальность правового просвещения очевидна – она обусловлена современным состоянием всех сфер общественной жизни: экономики, культуры, политики.

Необходимы знания юриста

Психолог. Риэлторскую услугу можно условно разделить на два этапа: продажа услуги и оказание услуги. Почти каждый риэлтор может рассказать процедуру оформления сделки, какие документы необходимо собрать, куда пойти и сколько будет стоить оформление. Но для того, чтобы клиент, получив консультацию риэлтора, не ушёл решать свой жилищный вопрос самостоятельно, необходимо продать ему риэлторскую услугу.

Жилищный юрист

Жилищные вопросы для обычных российских граждан являются, пожалуй, одними из самых главных и самых сложных вопросов.

Зачастую жилищные вопросы собственники имущества или другие лица не в состоянии разрешить самостоятельно, так как для этого требуются соответствующие юридические знания жилищного законодательства.

Когда вы сомневаетесь при принятии решений по жилищным вопросам, на помощь приходит юрист по жилищным вопросам.

Выбираем профиль: юрист в сфере административно-правового регулирования

Продолжаем цикл интервью с экспертами из различных областей юриспруденции и экономики, которые готовы помочь студентам пройти нелегкий путь выбора профессионального профиля.

На этот раз вызвалась помочь студентам к.ю.н. доцент, зав. кафедрой административного права Российского государственного университета правосудия Марина Анатольевна Штатина . Она рассказала об одном из востребованных на рынке труда профилей — в сфере административно-правового регулирования.

Необходимы знания юриста

Целью создания АПИ было обеспечение тесной связи фундаментальной юридической науки (ИГП РАН) с практикой подготовки высококвалифицированных юристов, способных работать с учетом современных требований в различных сферах государственной, научной, предпринимательской и иной правовой деятельности.обучению, это характеристика профессоров института, процесса обучения и всей той атмосферы, которая в институте утвердилась в течение 20 лет его деятельности.

Будущему юристу необходим аналитический склад ума и умение самостоятельно обрабатывать большие массивы новых нормативных актов

Юридическое образование вот уже несколько сотен лет является базовым университетским образованием. Именно поэтому, например, юридический факультет в Киевском университете имени Святого Владимира был открыт одним из первых.

С развитием рыночной экономики роль юридического образования фантастически возросла, а количество юридических школ (факультетов и университетов), занимающихся подготовкой юристов, на Украине увеличилось в десятки раз.

Корпоративные споры

Корпоративные споры — это споры, которые связаны с осуществлением деятельности юридическим лицом

К данной категории относятся споры на предмет создания (реорганизации, ликвидации) юридического лица, управления юридическим лицом или участием в юридическом лице.

— Консультация юриста по корпоративным спорам

black-lev.ru


Смотрите также