Закон суров, но он закон...

Юрист судья


Этические правила в системе взаимоотношений Адвокат — Суд

Если бы автору пришлось отвечать на вопрос, в чем основное отличие американского или французского адвоката от российского, то, несмотря на то, что различий, на самом деле, много и серьезных, в качестве главного, было бы названо отношение к суду. Вообще-то, это вполне естественно — угол падения всегда равен углу отражения. На западе адвокат в восприятии судьи — «младший партнер» в осуществлении правосудия, ровно также как и прокурор.

На западе судьи, прокуроры и адвокаты — люди одного круга, одного, если угодно, сословия. В России, по крайней мере, в период советской власти, судьи весьма негативно относились к адвокатам, которые были вынужденной помехой в проявлении их классового сознания, отправлении воли партии (вместо отправления правосудия). Ни в одной демократической стране не могла появиться такая статья в правительственной газете, как статья «Волчья стая», опубликованная в середине 50-ых и посвященная положению дел в Ленинградской коллегии адвокатов. Ни в одном правовом государстве не подвергались преследованию адвокаты, принимавшие на себя защиту диссидентов, их не сажали в тюрьмы, не исключали из партии, не вынуждали уходить из коллегии (Золотухин, Каллистратова и др.).

Ни в одной западной стране общественность не восприняла бы безучастно период «каратаевщины», имевший место в Москве в середине 80-ых. (Такое название кампания борьбы с московской адвокатурой получила по фамилии следователя Каратаева, возглавлявшего специальную следственную группу «по разгрому» московской адвокатуры. Не известно, чем бы вообще закончилась вся эта история, если бы не бескомпромиссная, «безрассудно смелая» позиция адвокатов Б. Абушахмина и Г.Резника и не вмешательство А.Лукьянова, в то время секретаря ЦК КПСС). Совершенно естественно, что адвокаты платили судьям взаимностью — на нелюбовь любовью не отвечают, за презрение не платят уважением. Мы глубоко убеждены в том, что то отношение судей к адвокатам и адвокатов к судьям, которое было абсолютно доминирующим до недавнего времени, сыграло свою значительную роль в формировании полного правового нигилизма, столь характерного для всего нашего общества, от власть предержащих до бомжей.

Понятно, что, если мы хотим изменить сложившуюся ситуацию, то среди прочего первостепенного следует изменить психологический климат отношений между судьями, прокурорами и адвокатами. В этой связи, весьма показательным является опыт Московского клуба юристов, в составе которого, помимо перечисленных профессий, представлены ученые-юристы и журналисты, пишущие на правовые темы. Так вот, если первые месяцы существования клуба заметить общающихся между собой адвокатов и судей было практически невозможно, то спустя полтора года завеса враждебности рухнула. Сегодня клуб превратился в то место, где свободно, заинтересованно и, главное, дружелюбно и взаимоуважительно, обсуждаются все вопросы, представляющие общий интерес. Оказываясь в клубе, чувствуешь себя на аналогичном мероприятии в Вашингтоне, Нью-Йорке или Париже. Это — приятно. Тем не менее, на практике пока еще мы гораздо чаще вынуждены наблюдать совсем иные примеры взаимоотношений между представителями судейского корпуса и адвокатов.

Если же определять наше отношения к тому, как должен строить адвокат свое поведение в суде, каковы могут быть его публичные высказывания о деятельности того или иного судьи, суда вообще, то нам достаточно одного слова — «достойно». Поведение адвоката по отношению к суду должно быть всегда безупречным и отвечать особым, значительно более высоким стандартам, чем те, которые предъявляются к иным лицам. Критерием определения допустимого или недопустимого поведения в данном случае не будет служить то обстоятельство, предусмотрены или не предусмотрены законом какие-либо санкции за совершение того или иного поступка в суде. Грубость, провокационное либо несдержанное поведение адвоката, даже если таковое поведение и не было наказано как действие, выражающие «неуважение к суду», должны влечь за собой дисциплинарное взыскание.

Адвокат должен вести себя достойно и тогда, когда он «выиграл» дело, и тогда, когда он его «проиграл». Прав был известный русский адвокат Д. Ватман, писавший: «Безусловное уважение к суду, неизменная сдержанность и самая строгая корректность по отношению к судьям — одно из основных правил поведения адвокатов, обязанных следить за тем, чтобы ни словами, ни действиями не допускать умаления достоинства суда либо давать повод в недостаточной уважительности к правосудию» (Ватман Д.П. — Адвокатская этика, «Юридическая литература», М, 1977, с.53). Добавим, что неуважительное отношение к суду, к правосудию — есть прежде всего неуважение адвоката к самому себе, ибо адвокат всегда — служитель правосудия, судебный работник (в широком смысле этого термина).

В самом общем виде, основное правило построения взаимоотношений адвоката с судом должно быть следующее: всеми своими действиями, высказываниями, публичными выступлениями адвокат должен способствовать формированию в обществе уважительного отношения к судебно-правовой системе в целом и к отдельным ее представителям в частности.

В этой связи следует признать, что для адвоката, например, абсолютно недопустимо в разговоре с клиентом объяснять поражение в суде тем, что «судья — дурак», что «суд — куплен», как и допускать любые иные голословные или поверхностные утверждения о коррупции или пристрастности должностных лиц судебной системы. Адвокат обязан строго следить за тем, чтобы своим поведением и высказываниями не подрывать и не ослаблять уверенность своих клиентов и общества в целом в надежности судебных институтов.

В то же время, нам представляется, что адвокат вправе в разговоре с клиентом, в беседе с журналистом высказывать свою точку зрения по поводу состоявшегося решения или приговора суда. Но его несогласие с позицией суда может мотивироваться только ссылками на неверное применение закона, но не на «привходящие» обстоятельства, о которых мы только что сказали. В этой связи, мы не можем согласится с Д.Ватманом, категорически утверждавшим, что «предельный такт и сдержанность» должен проявить адвокат по отношению к решению суда. «В этом случае неуместны как выражения удовлетворения, если суд согласился с адвокатом и вынес решение в пользу его клиента, так и какие-либо суждения критического характера и тем более предположения о возможном пересмотре дела на дальнейших стадиях процесса.

Неуместность подобных заявлений определяется тем обстоятельством, что выражение недовольства вынесенным решением для адвоката как общественного деятеля принципиально недопустимо, они могут быть истолкованы как оскорбительные для суда.» (Ватман Д.П., указ.соч., с. 54). С позицией Д.Ватмана нельзя согласится даже с учетом того, что его высказывание относится к периоду доминирования «единой идеологии», «партийной дисциплины» и прочих прелестей социалистического по названию и тоталитарного по сути режима. Принцип честности во взаимоотношениях адвоката с клиентом требует от первого точного выражения своей оценки состоявшегося судебного постановления, естественно с позиций Закона, а не «привходящих» обстоятельств (подкуп, заангажиованность суда и т.п.). Кроме того, как может адвокат рекомендовать клиенту обжаловать то или иное судебное постановление, не выражая при этом надежду на удовлетворение жалобы?

Отсюда — критика суда возможна, но она должны быть обоснована и конструктивна. Адвокат, как и любой член общества, вправе критиковать процессуальные действия и решения суда. Вместе с тем, на адвоката, как члена юридического сообщества, налагаются дополнительные ограничения, применительно к критике деятельности судебных и правоохранительных органов. Во-первых, адвокат должен избегать критики, которая не подтверждается его собственными искренними убеждениями по существу заявляемых претензий, имея в виду, что в глазах общества профессиональная принадлежность придает особый вес критике со стороны адвоката. Во-вторых, если адвокат участвовал в процессе, существует риск того, что его критика может быть пристрастной (или может показаться таковой). Нельзя допускать того, чтобы такая критика воспринималась как заинтересованная, в связи с проигрышем адвокатом того или иного дела.

Надо помнить, что результат по конкретному делу может служить основанием для критики суда или судебной системы (равно как и законодательства), но не может быть ее мотивом, критика не должна выглядеть самооправданием адвоката, сведением счетов и, разумеется, давлением на суд следующей инстанции. Вообще адвокату, когда он высказывает те или иные критические замечания, всегда следует четко обозначать, руководствуется ли он при этом интересами конкретного клиента, либо действует абсолютно беспристрастно, ориентируясь лишь на общественные интересы. В-третьих, когда суд является объектом несправедливой критики, адвокат, как участник системы правосудия, как никто другой может и должен поддержать суд, как потому, что его члены не могут защитить себя сами в той мере, в какой это могут сделать третьи лица, так и потому, что адвокат в этом случае пользуется большим доверием общества, и следовательно, его уважением.

Адвокату при общении с судом нельзя проявлять высокомерие (и как его худшую разновидность — хамство), но, вместе с тем, и добровольно занимать униженное положение (заискивающий тон, постоянные «да простит меня высокий суд» и т.п.) адвокат также не должен. Не надо забывать старинную русскую поговорку — «самоуничижение — паче гордости»! К величайшему сожалению, для многих наших адвокатов присуща либо первая, либо вторая крайность при выборе стиля поведения в суде, манеры общения с судьей. Надо понимать, что адвокат — не судебный служащий, находящийся в подчинении судьи. Вместе с тем, он и не начальник судьи, и не «боярин», который «снизошел» до общения со «смердом».

Достойное поведение в отношении суда (судьи) подразумевает также и недопустимость любых намеков на свои «связи» с вышестоящей судебной инстанцией, что также порой имеет место в разговоре адвоката с судьей или, того хуже, адвоката с клиентом. И в первом, и во втором случае адвокат зарабатывает дешевый авторитет, и, мало того, создает у судьи впечатление того, что на него оказывается давление (что, как правило, плохо кончается для клиента), а у клиента подобные высказывания создают ощущение зависимости суда от чего-либо другого, кроме Закона. В конечном итоге, такое ощущение обязательно приводит к потере уважения и к результатам труда самого адвоката. (Велика ли заслуга последнего в «выигрыше» дела, если все объясняется его дружбой с тем или иным чиновником!?).

Бесспорно, одним из самых серьезных нарушений правил профессиональной этики для адвоката, нарушений, граничащих с преступлением, является намек в разговоре с клиентом на возможность адвоката «отблагодарить» судью. Подобные высказывания, если они не образуют состава преступления (подстрекательство к даче взятки, посредничество в передаче взятки, мошенничества), все равно абсолютно недопустимы, так как создают у клиента впечатление о продажности правосудия в целом, а отсюда — о роли адвоката в этой системе «купли-продажи» решений и приговоров. Помимо чисто юридической недопустимости такого поведения, адвокат должен постоянно помнить и о нравственной стороне таких высказываний. Престиж адвокатуры в обществе не может быть высоким тогда, когда адвокаты воспринимаются лишь как «посредники» в финансовых отношениях «клиент-судья».

Следует согласиться и с тем, что составной частью этики является эстетика. Именно поэтому значительный интерес для нас при рассмотрении выше обозначенной темы представляет высказывание А.Ф. Кони: «Можно также настойчиво желать, чтобы в выполнение форм и обрядов, которыми сопровождается отправление правосудия вносился вкус, чувство меры и такт, ибо суд есть не только судилище, но и школа. Здесь этические требования сливаются с эстетическими…» (Кони А.Ф. Нравственное начало в уголовном процессе. Собрание соч., том 4, М. 1967, с. 54). Его мысль как бы продолжил Л.Е. Ароцкер: «Ряд положений судебной этики относится к культуре поведения работников юстиции, то есть к этикету: стоя обращаться к суду, участники процесса должны сидеть в естественных, но строгих позах, в скромной и строгой одежде, не допускать фамильярдностей и двусмысленных выражений» (Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса. М. 1969 с.16).

Исходя из того, что этикет по общему правилу, это установленный порядок поведения в определенных условиях, под адвокатским этикетом следует понимать этические нормы регламентации внешних проявлений деятельности адвоката в условиях, прямо или косвенно связанных с исполнением профессиональных обязанностей.

Михаил Барщевский

Рекомендую прочитать

advokat-ko.ru

Адвокат бывший судья

Адвокат в Москве все регионы РФ

Потому что при защите по уголовным делам ВСЕГДА требуется учитывать аспекты, которым НЕ УЧАТ в институте, их нет в кодексах и учебниках по уголовному праву.

К адвокату обращаются за защитой, необходимо обжаловать приговор в Апелляции . И вот, адвокат читает материалы уголовного дела. Вроде бы приговор выглядит безупречно, «не подкопаешься». Но при прочтении материалов у опытного адвоката ВДРУГ возникает что-то вроде смутного ощущения, что он пропустил нечто важное.

Адвокат в суде

Но понимание того, что адвокат, участвуя в судебном разбирательстве, не только помогает более эффективно отстаивать свои права, но и способствует объективному и быстрому рассмотрению дела, всё больше проникает в наше правовое сознание.

Итак, если о роли, которую играет адвокат при рассмотрении дела в суде, двух мнений быть не может, то о способах осуществления адвокатской деятельности ведется не мало споров, причем как среди специалистов, в том числе среди самих адвокатов, так и среди потребителей адвокатских услуг.

Кстати, небольшое отступление, дело в том, что собственно говоря адвокат услуг не оказывает, адвокат оказывает юридическую помощь, в этом радикальное отличие адвокатской деятельности от любой другой деятельности в сфере услуг, но это отдельная большая тема для пояснений.

Вот характерный пример дискуссии на эту тему, имевшей место между двумя адвокатами во время нахождения их в очереди в следственный изолятор.

Закон «О статусе судей в РФ»

Теперь судьи не имеют права заниматься адвокатской деятельностью, если ушли в отставку по уважительной причине, а не лишены статуса судьи по не реабилитирующим основаниям. Если квалификационная коллегия установит, что в отставке все-таки занимается адвокатской деятельностью, такой судья будет лишен статуса судьи в отставке и не сможет получать пожизненного содержания, гарантированного ему законом.

Но как быть, если полномочия прекращены в связи с окончанием срока, он уволился по состоянию здоровья или ушел по собственному желанию, но ему не исполнилось 50 лет (женщине) и 55 лет (мужчине), он не выработал обязательного стажа в 20 лет, а впереди вся жизнь и ждать наступления этих дат предстоит еще десяток, а то и больше, лет? Как выживать в такой ситуации?

Вот такие судьи, скорее всего, придут в адвокатуру, и о них скажут: «был судья, стал адвокат».

Может ли судья быть адвокатом?

Перейти из адвокатов в возможно, хотя это и достаточно непростая процедура.

А вот судья стать адвокатом по состоянию на сегодняшний день не может – отечественным законодательством это строго запрещено. Причем, данный запрет распространяется не только лишь на действующих судей, но и на бывших. А значит, судья стать адвокатом не может ни при каких обстоятельствах.

Мы расскажем вам правду!

Принимающие решение по делу судьи прислушиваются к мнению опытных специалистов, поскольку не могут не принять во внимание те факты и доказательства, которые они предъявляют.

В наше время уже многие знают, что если адвокат — бывший судья. то это означает, что несколько лет подряд он являлся человеком, решающим вопрос о степени наказания, а также о невиновности или виновности подсудимых.

Профессиональная Юридическая Консультация 7(962)9232019 ->

Мы провели опрос, чтобы узнать: какие профессиональные области кажутся нашим читателям наиболее «гостеприимными» для бывших судей. В опросе приняли участие без малого 4200 человек.

Из предложенных нами вариантов ответа наиболее популярным оказался первый: «Бывшие судьи наиболее востребованы в преподавании, научной или общественной деятельности: здесь можно и заработать, и реализовать себя, и сохранить льготы».

Судьи из адвокатов?

Исследования показывают, что наибольшая доля приходит из аппарата судов — помощников и секретарей судебного заседания. Таких в судейском корпусе 30%, причем это преимущественно молодые женщины, которые становятся судьями в возрасте около 30 лет — как только позволяет минимальный, пятилетний юридический стаж.

С точки зрения старших коллег, это идеальные кадры. Как говорят сами судьи, выходцы из аппарата «уже были на конвейере», знают, как составлять документы, представляют реальную нагрузку, дисциплинированны, знают процесс.

Условия для судей

Третейским судьей не может быть физическое лицо, которое в соответствии с его должностным статусом, определенным федеральным законом, не может быть избрано (назначено) третейским судьей.

-Краткое резюме, которое должно содержать информацию о дате и месте рождения, образовании (не обязательно юридическое для арбитражных процессов). состоянии семьи, указать места работы. Здесь необходимо также указать информацию о том, какие категории дел Вам хотелось бы рассматривать (в соответствии с опытом).

black-lev.ru

Адвокат бывший судья

Адвокат бывший судья

А вот это нельзя ли использовать для отвода.Конституционный Суд РФ в Определении № 434-О-О от 05.03.2009 пояснил, что установленный законом перечень видов деятельности, которые может осуществлять судья, пребывающий в отставке, не предусматривает работу в качестве адвоката.

Суд указал, что воля законодателя, направленная на исключение такой работы из перечня видов оплачиваемой деятельности, которые разрешено осуществлять судье, пребывающему в отставке, подтверждается прямым запретом на занятие адвокатской деятельностью, который закреплен в пункте 4 статьи 3 закона О статусе судей в Российской Федерации.

Данный запрет направлен на исключение ситуаций, которые могут породить законные и объективные сомнения в беспристрастности и непредвзятости судьи, рассматривающего дело при участии в процессе адвоката, являющегося одновременно судьей в отставке.

Адвокат в Москве все регионы РФ

Работать по уголовному делу должен адвокат, СПЕЦИАЛИЗИРУЮЩИЙСЯ на этой статье Уголовного кодекса. Есть огромная разница в опыте работы по наркотикам и по экономическим преступлениям. Ваш адвокат должен быть именно тем специалистом — кто имеет значительный ОПЫТ работы именно в этой сфере.

Прежде всего — по разговору. Есть одна ОЧЕНЬ эффективная методика, позволяющая определить реальный профессионализм защитника, при этом применяется всего ОДИН признак, изучить этот способ можно здесь: Хороший уголовный адвокат — ОДИН верный СПЕЦИФИЧЕСКИЙ признак

Почему нужен именно опытный адвокат.

Адвокат в суде

То, что юридическая помощь и поддержка, которую может оказать в суде адвокат, необходима его доверителю или подзащитному, пожалуй является очевидным и не вызывает сомнений.

Действительно, в любой ситуации, требующей грамотной юридической поддержки, основанной на квалификации и большом практическом опыте, очевидным является то, что такую поддержку может оказать только адвокат.

Причём, в не зависимости от того является ли это помощью адвоката в гражданском деле или в деле уголовном, в независимости от стадии процесса, будь это подача иска, предварительное заседание, рассмотрение дела по существу, апелляция и тому подобное.

Примечательным является в этой связи то, что в отдельных европейских странах, участие адвоката в судебных процедурах законодательно определено таким образом, что рассмотрение любого дела, даже гражданского иска, возможно только в том случае, если его ведёт адвокат.

Согласно нашему законодательству, адвокат должен обязательно участвовать в судебном разбирательстве, только в уголовном процессе, в ряде случаев, например адвокат в обязательном порядке должен осуществлять защиту несовершеннолетних.

Закон «О статусе судей в РФ»

Еще три года назад практика ухода в адвокатуру судей, подавших в отставку, была вполне законной и популярной. «Был судья, стал адвокат», — с опаской говорили коллеги-адвокаты. Еще бы: с таким опытом работы и знаниями бывший судья мог горы свернуть в адвокатской деятельности, с успехом осуществляя адвокатские обязанности.

Но в сентябре 2009 года в Закон «О статусе судей в РФ» были внесены изменения, касающиеся деятельности судей после ухода в отставку.

Может ли судья быть адвокатом?

Многих людей интересует такой вопрос, как может ли судья быть адвокатом? И наоборот, может ли стать судьей человек, занимавшийся адвокатской деятельностью?

Вопросы эти достаточно непростые, однако, на них можно ответить однозначно. Отечественное законодательство запрещает одновременно заниматься судейской и адвокатской деятельностью. Поэтому никто не может совмещать две эти должности.

Причем, тут есть и свои особенности – ответ на вопрос, может ли адвокат стать судьей, положительный – для этого необходимо прекратить его лицензию.

Мы расскажем вам правду!

Популярность услуг современных адвокатов растет с каждым днем, поскольку постоянно возрастает количество конфликтов и споров между гражданами, касающихся их прав или обязанностей.

Добиться желаемого результата рассмотрения дела и отстоять точку зрения своего клиента в суде — это очень непростая задача и для этого, независимо от сути предъявленных претензий, нужен адвокат с большим практическим опытом, который отлично знает ту область юриспруденции, к которой относится предлагаемое ему дело.

Если права гражданина были реально нарушены, то оставлять ситуацию разрешаться самой не рационально: гораздо более целесообразно будет пригласить хорошего специалиста, который еще сможет исправить ситуацию.

Профессиональная Юридическая Консультация 7(962)9232019 ->

В последний год обсуждение проблем судейского корпуса на сайте все чаще сопровождается разговорами о том, в какой области мог бы работать судья после отставки. Как правило, речь идет не о судьях почтенных лет с многолетним стажем, а о людях сравнительно молодых, которые покидают суды либо под давлением обстоятельств, либо из-за тягот самой судебной работы с ее перегрузками, строгими требованиями и отнюдь не сказочными зарплатами.

Судьи из адвокатов?

Институт проблем правоприменения продолжает серию публикаций о том, что ограничивает независимость судов в России и как реформировать судебную систему, чтобы она могла выполнять свои главные функции: защиту прав граждан и обеспечение справедливости.

В этой статье речь пойдет о том, из кого и как набирается судейский корпус судов общей юрисдикции. Кадры накладывают отпечаток на работу системы, но и сама система содержит фильтры, отсеивающие тех, кто не соответствует ее природе.

Условия для судей

Первый Арбитражный третейский Суд приглашает граждан РФ на должность судей для рассмотрения дел различных категорий, подведомственных суду, в городе проживания соискателя на должность судьи.

6. Третейским судьей не может быть физическое лицо, полномочия которого в качестве судьи суда общей юрисдикции или арбитражного суда, адвоката, нотариуса, следователя, прокурора или другого работника правоохранительных органов были прекращены в установленном законом порядке за совершение проступков, не совместимых с его профессиональной деятельностью.

7.

megatranslation.ru

Судья приказал вынести адвоката и забыл об этом

Наверное, я никогда в жизни не видела более шокирующего ролика. Его сняли перед уголовным процессом. На этом видео адвоката выносят из зала суда по приказу судьи, а потом судья говорит: «Адвокат ... по каким-то нам неизвестным причинам сейчас покинул здание суда».

Адвокат должен слушать, а не защищать

Видео «Беспредел в Суде! Кошмар, что происходит!» собрало около полумиллиона просмотров. Нам ссылку на него скинул один читатель. Вообще это корка из разряда «сложно представить, что такое возможно». Опростоволосились не у нас — речь идет о Новгородской области.

Как видно из видеозаписи от 10 декабря 2014 года, собираются начать процесс по уголовному делу. Председательствует судья Щур. Судья говорит адвокату, что адвокат не имеет права находится в зале и предлагает присесть в качестве слушателя. Сам собирается покинуть зал и вернуться, когда «будет порядок». Адвокат Вяткин отвечает, что он не слушатель — он адвокат на основании ордера в деле и спрашивает, есть ли какая-то бумага, что он удален, и как он может быть удален, если процесс еще не начался. Адвокату говорят:

– Давайте, вы присядете или покинете зал заседаний.

– На основании чего?

– Председательство судьи.

– Дайте мне бумагу, хотя бы, какую-нибудь.

Вяткин объясняет, что, согласно кодексу профессиональной этики, он не может оставить своего подзащитного без защиты. Далее приставы и адвокат препираются — пристав требует покинуть зал заседаний, адвокат требует бумагу. Вяткин ссылается на то, что согласно ч. 2 ст. 258 УПК судья не может удалить адвоката — может только пожаловаться на него. Адвокат говорит, что, согласно закона, судья может удалить кого угодно, но его удалить не может. Кто-то вставляет, что он не может еще удалить прокурора. На речь адвоката пристав заявляет:

– Давайте, вы просто присядете...

Обвиняемый рекомендует адвокату открыть УПК и показать приставам.

– Может, они думают, что судья говорит, то и правда.

Адвокат показывает приставам статью – «чтобы вы своими глазами увидели».

Он показывает статью, зачитывает ее вслух.

– Ваши требования основаны на заведомо незаконном распоряжении. Я знаю, что это незаконно, судья это знает. Теперь и вы знаете, что это незаконно, – говорит Денис Вяткин приставам.

 

Очень гуманный суд, товарищ судья

Чтобы совсем уж цирк не устраивать, адвокат предлагает выдать ему бумагу, чтобы он мог ее, хотя бы обжаловать. Его все равно просят покинуть зал заседаний.

– Мы не можем Вам сейчас дать письменную бумагу.

– А почему? Значит, вы не можете требовать, чтобы я ушел.

Пристав начинает запугивать адвоката применением физической силы.

Обвиняемый также возмущается:

– Это что, тяжело что ли попросить написать бумажное распоряжение судью? Вам лично?

– Я не имею права, – отвечает пристав.

– А адвоката вышвырнуть без оснований и каких-либо документов имеете?

– Распоряжение председательствующего.

Тут уже собравшийся народ стал возмущаться:

– А адвоката скажут застрелить, застрелите что ли?

– Или побиться головой о стенку...

– УПК для кого писался? Для меня что ли? Вы, итак, меня осудите, – заявил обвиняемый.

Прокурор говорит, что у них состязательность сторон и указания судьи обязательны.

Прокурор и адвокат начинают препираться по поводу того, имеют ли право тронуть пальцем прокурора при исполнении. Обвиняемый рекомендует адвокату вызвать милицию.

– Пусть применяют силу тогда, как в тот раз. В тот раз применили, – комментирует обвиняемый.

Приставы все равно настаивают на том, чтобы адвокат вышел. И тут происходит невероятное – адвоката выносят из зала суда за ноги и за руки. Пристав чинит стол, с которого слетела крышка, заходит судья Щур:

– Адвокат был приглашен, но по каким-то нам неизвестным причинам сейчас покинул здание суда...

В зале раздается смешок.

– Кто смеялся? – спрашивает судья Щур.

– Я смеялась, – отвечает слушательница.

Народу в зале заседаний, надо сказать, прилично.

– Пожалуйста, выйдите, – говорит судья.

– «По неизвестным причинам», – цитирует судью слушательница, – очень гуманный суд, товарищ судья.

– … в связи с тем, что адвокатом было сорвано судебное заседание, в адвокатскую палату было направлено сообщение в порядке статьи 258 УПК, заседание отложено на 23 декабря, на 14:15, – резюмирует судья.

Думаю, не надо обладать юридическими познаниями, чтобы понять — выносить за ноги и за руки адвоката из зала суда, а потом заявлять: «по неизвестным причинам адвокат покинул зал суда», – навряд ли законно. Как минимум, думаю, судью можно попробовать привлечь за превышение должностных полномочий и клевету к уголовной ответственности.

 

Не только выставил. Еще пожаловался

Интересно, как ситуация развивалась дальше. Под скандальным видео, а где его только нет, висит комментарий (к примеру, он есть на сайте фишки.нет):

«... Судья Щур А.И. направил жалобу на Дениса Вяткина в Квалификационную коллегию Адвокатской Палаты Санкт-Петербурга. Денис Вяткин был временно исключен из реестра адвокатов и лишен адвокатского статуса.

14 мая 2015 года Квалификационная комиссия АП Спб, изучив представленную видеозапись пришла к выводу о том, что Денис Вяткин был незаконно удален из зала суда. Было вынесено решение о прекращении в отношении него дисциплинарного производства ...»

Сложно поспорить с мнением представителей квалификационной комиссии адвокатской палаты Петербурга. Что же стало с судьей Щуром, прокурором и приставами?

Кроме того, что процесс на форумах окрестили «цирком», а его участников «клоунами» (на самом деле, окрестили более принципиально, но мы не можем привести здесь цитаты, так как они непечатные). Но кроме народной славы, лица, участвовавшие в беспределе, ничего не получили. На сайте судьироссии.рф пишут, что судья Александр Щур до сих пор работает в Чудовском суде. Однако, видимо, ненадолго.

Сейчас в интернете ходит петиция: «Лишить статуса судью Чудовского районного суда Щура А.И.». Пока собрано всего 203 подписи (что не удивительно, хотя события и декабрьские, скандально известное видео появилось на ю-тюбе 22 августа). Видимо, еще не все знают о петиции, так как на форумах возмущений по поводу этого случая, как мне кажется, больше двухсот.

На форумах обсуждается, что Путину следует принимать меры. Оговоримся, что Путин уже их принял. В интернете также висит «Решение о прекращении отставки судьи Калининского районного суда Санкт-Петербурга, пребывающего в отставке, Щура А.И.» от 17 октября 2014 года. Пребывающий в отставке Александр Щур просит ее прекратить. Более двух третей питерской коллегии снимают с него отставку.

Как вы знаете, судей назначает Президент РФ. Так что, молодец, Путин, знает, кого судьями ставить. Спустя менее месяца после того, как вышел из отставки и стал действующим, судья Щур успел натворить такое, про что, может, и лет через сто будут песни слагать.

 

Адвокат Вяткин учит, как добиваться нормальных протоколов

Адвокат Денис Вяткин тоже не унывает. Сейчас он звезда. На «Первом юридическом интернет-канале» «pravo TV» Денис Вяткин выступил в ролике «Старый сутяжник». Он учит, как проникать в протокол судебного заседания. Вяткин заявляет, что у обвиняемого человека есть один хороший способ отстоять свое право на защиту — добиться нормального протокола. Правда, по Вяткину, протокол уголовные судьи часто не просто фальсифицируют, а сочиняют сами, наполняя его собственными фантазиями о том, каким должен был быть процесс. И делают это после того, как вынесли приговор. Причем ответственности за фальсификацию материалов дела для судей не существует (не фактически — ее не существует даже в УК). Мало того, отказать занести замечания на протокол может только сам судья. Что они и делают. Ситуация катастрофическая. Однако есть способ сделать достоверный протокол. Вяткин учит приходить на суд с диктофоном. В УПК есть статья 259 (часть 3, пункт 13), которая говорит о том, что в протокол судебного заседания в обязательном порядке вносятся обстоятельства, которые просят занести участники процесса. В общем, делаешь слово-в-слово запись процесса и просишь занести эту стенограмму в протокол. Причем Вяткин не рекомендует заявлять ходатайство в суде, т. к., согласно вышесказанному, протокол будет состоять из фантазий судьи. Это надо делать через канцелярию. Тогда у обвиняемого невиновного человека будет хоть какой-то шанс.

Мы думали, во Владивостоке суд плохой. Он у нас, и вправду, временами, ни в какие ворота... А временами очень даже нормальный.

Те, кто у нас выносит решения с двумя вторыми страницами, те, кто извиняются перед ответчиками или истцами, те, кто обязывают платить за тепло при отсутствие системы отопления... Все-таки дзена пока не достигли. Оказывается, можно еще вынести за руки, за ноги адвоката и заявить, что по неизвестным тебе причинам адвокат покинул процесс.

Наша юрист рассказывает случай со слов своих московских друзей, что был судья, который в адвокатов обувью кидался. Пришел к нему один журналист. Судье, как обычно, что-то не понравилось, он снимает ботинок, – и в адвоката. А журналист, гад, ушлый попался, подставил пакет, ботинок пакетом поймал, а сам покинул заседание. И – в прокуратуру. Любителя покидаться башмаками выгнали из суда.

А тут почти год прошел и даже статуса не лишили! В интернете полно роликов по поводу разного рода безобразий судей, где они непонятно за что граждан из процессов выставляют, хамят, есть даже такая, которая отказалась оглашать приговор и убежала. Существует ролик с откровениями одной судьи, где она рассказывает, как был у нее процесс в котором, с ее точки зрения, состава преступления не было. Но помощник прокурора слезно попросил вынести приговор, т. к. у них было слишком много оправдательных решений, и им бы по шапке настучали. Судья призналась, что дала какую-то минимальную ответственность. И тогда поняла, что бумага все стерпит. Но даже такое видео не набрало 10 тыс просмотров, хотя было опубликовано в 2012 году.

Потому что судья Щур, как мы считаем, переплюнул всех, кто творил произвол до него. На фоне этого случая остальные выглядят просто мелкими хулиганами. Сделать что-то более вызывающее, чем сделал судья Щур, думаю, невозможно.

Анастасия Попова

Рисунок www.koom.kg

www.arsvest.ru


Смотрите также