Закон суров, но он закон...

Юрист социофоб


Четыре варианта социофобии | Журнал Психология Сегодня

Трудно, наверное, найти человека, который сегодня интуитивно не понимал бы, что это такое, и так же интуитивно не предполагал бы, как с этим бороться. Однако даже среди психологов, психотерапевтов и психиатров не всегда есть четкое понимание сути явления, в первую очередь потому, что это не одно-единственное явление, а несколько разных, с похожими симптомами.

Я не стану анализировать возможные причины, пусковые механизмы акутализации перечисленных зависимостей, они могут быть как детскими, так и взрослыми, как реальными, так и кажущимися, как экзогенными, так и эндогенными. Работать с причинами тоже можно, но индивидуально и интерактивно. Обойдусь общими закономерностями.

1. Перенасыщение контактами

Легко и просто экстраверту поговорить со случайным собеседником, перекинуться парой слов с незнакомцем, обменяться взглядами с встречным прохожим, погулять в толпе или попрыгать на концерте. А вот если кому не случилось быть таким контактным, то каждое такое взаимодействие требует усилий, в сложных случаях даже осознанных. Да, такие затруднения встречаются при разных диагнозах, но вовсе не обязательно при них. Мало ли, почему кому-то сложно общаться с другими.

Стадный инстинкт, заложенный в любое стадное или стайное животное, включая человека, велит нам быть частью общества, находиться поблизости от своих, взаимодействовать с ними. Однако и формы, и количество контактов, необходимые для удовлетворения этого инстинкта, очень вариабельны.

Кому-то требуется дважды в неделю посещать клуб, кому-то надо ежедневно ощущать рядом с собой родных и близких, а кому-то достаточно посмотреть пять минут в окно и убедиться, что социум существует, никуда не делся, или же изредка побеседовать с дальним другом по телефону. Это не перечисление вариантов, а просто примеры.

Неудовлетворенный в этой потребности стадный инстинкт выражает себя в виде чувства одиночества, покинутости. При этом у каждого могут быть свои причины для переживания одиночества — кому-то не хватает шумных компаний, а кому-то понимания и поддержки.

Но ровно по таким же поводам, только противоположным, человек может ощущать избыточность контактов, утомиться от них. Людям, жаждущим славы, может быть непонятно, как можно от нее устать, так же как вечно голодному человеку трудно себе представить ощущение сытости.

Тем не менее, любые контакты, любое взаимодействие могут оказаться избыточными, чрезмерными. И что тогда чувствует человек? Вот именно ее, социофобию, которая в легкой форме ощущается как желание скрыться, запереться, отдохнуть от людей.

При хронически избыточных контактах это желание превращается в невротическую боязнь людей и компаний. Невротическую, потому что формируется негативная реакция на удовлетворение (пусть и чрезмерное) естественной потребности.

Чтобы это понималось лучше, предложу такую аналогию. Допустим, некоего человека (а хоть бы и не человека, эффект один и тот же) кормят редко, но так много, что аж из ушей лезет, случается несварение, и вообще человек чувствует себя неважно.

Через некоторое время соблюдения такой диеты у него случается двоякое чувство: с одной стороны — хочется есть, а с другой — совсем не хочется, чтобы было плохо. И вот такие конфликтующие установки и формируют невроз. Собственно, Павлов свои экспериментальные неврозы формировал у собак похожим образом. Неприятно то, что пока имеется такое противоречие между стимулом и подкреплением, невроз неустраним. А симптомы невроза общеизвестны: дисфория, подавленность, беспричинная тревога, неадекватная самооценка, раздражительность, утомляемость, бессонница, головные боли, гипертония, нарушения пищеварения — не буду перечислять все.

Теперь вернемся к социофобии. Если некто ощущает, что ему сложно находиться в обществе, что контакты с окружающими (в любой форме) его напрягают, утомляют, пугают непонятно почему, то это — оно.

Что с этим делать? Путей, как часто бывает — два: внешний и внутренний.

Внешний заключается в том, чтобы устранить избыток контактов: сменить работу, жилье, место жительства, чуть более изощренно — напустить на себя нелюдимый вид, неприятный для окружающих, чтобы они сами стремились свести контакты к минимуму, еще более — заболеть болезнью, препятствующей общению: глухотой, заиканием, тиком.

Сразу возражу на модное желание объяснить все болезни психосоматикой: происхождение отклонения может быть очень разным, часто чисто анатомическим или физиологическим. Но и психологическим, в том числе, тоже.

Внутренний путь не требует снижения социальной вовлеченности, но зато обусловлен систематической работой над собой, возможно, в том числе, с помощью психолога. Суть ее в том, чтобы вывести имеющиеся контакты из восприятия их как контактов.

Например, если некто привык вступать в любое взаимодействие с полной эмоциональной отдачей, то, естественно, его это может утомлять. Если он научится общаться безэмоционально, особенно на работе, в рамках служебного взаимодействия, это может решить проблему.

Или, еще к примеру, если каждый обмен взглядами вызывает сложную и длительную рефлексию, то требуется лишь отучиться от этой утомительной привычки.

Я не намерен здесь давать подробные рецепты "как лечить уши": в простейших случаях вы разберетесь сами, в несложных сделаете это с помощью психолога, а сложные вам придется нести к психиатру.

К психиатру — не потому, что вы псих, а потому, что работать над собой проще и эффективнее в более-менее нормальном состоянии, которое для вас достижимо только в результате работы над собой, которая эффективна только в нормальном состоянии. Ну и так далее, вы поняли.

Выход из этого замкнутого круга может быть найден в медикаментозной терапии: вы пьете таблетки, от которых вам становится спокойнее, в этом спокойном состоянии работаете над собой, после чего таблетки отменяете, а состояние сохраняется хорошим, потому что вы уже выработали свой, внутренний метод работы с проблемой.

2. Страх оценки

Ситуация здесь чуть более замысловатая, но только чуть. Тот же стадный инстинкт имеет компонент потребности быть одобряемым окружением, и это очень важно и правильно для того, чтобы все (ну хотя бы большинство) в стае вели себя полезным, удобным стае образом. Как только поведение отклоняется от стандарта достаточно сильно, следует реакция общества: осуждение. Оно может выражаться весьма болезненно, особенно в радикальных формах (могут побить, арестовать и казнить), поэтому, для избежания таких эксцессов и поддержания лояльности к обществу, даже сам факт массового неодобрения в результате естественного отбора стал для обычного человека эмоционально тягостным, вплоть до того, что само эмоциональное осуждение может являться наказанием: в советские времена было модно собраться на какое-нибудь собрание и заклеймить антиобщественный, позорный образ какого-нибудь отщепенца.

Никто, естественно, в этих ситуациях не задумывался о роли подобного поведения в формировании стайных традиций и паттернов поведения, стремление осудить и заклеймить — такое же инстинктивное, особенно в массовых акциях. "Распни! Распни его!".

Потребность в одобрении, обратной стороной которого является боязнь осуждения, достается людям достаточно (не абсолютно) случайным образом. Кому-то общественное мнение глубоко безразлично (не надо думать, что это удобно, живется таким людям непросто), а кому-то от природы дано постоянное беспокойство: "Что люди-то подумают? Что соседи скажут?"

Хорошо, если эта потребность выльется в виде хвастовства, стимула, в общем-то позитивного, а если в виде страха? В этом случае мы получаем социофобию номер два: боязнь неодобрения, причем зачастую чьего угодно неодобрения.

Вот идем мы по улице в новой куртке,и вдруг вон та тетя на нас посмотрела недовольно. Она, может быть, просто вспомнила, что свою куртку из химчистки не забрала, а нам кажется, что это мы ей не понравились, не понравились, наверное, новой курткой, потому что вчера такая тетя на нас так не смотрела. И пошли наматываться переживания.

Если коротко, то бороться с этим можно тоже внешним и внутренним способами. Внешний способ простой: сформировать благожелательное окружение, похвалы и восторги которого дадут вам силы как-то прожить промежутки между ними. Внутренний способ тоже простой (не для всех, но практически всем доступный): воспитать в себе высокомерие.

3. Страх публичных действий

Это отдельная структура, основанная на еще более каверзной составляющей стадного инстинкта. Ее даже в одну фразу и не сформулировать.

В стае существует иерархия, которая у животных определяется множеством разных способов (размер перьев, громкость крика, длина зубов, яркость задницы), и у человека тоже гораздо более, чем одним способом.

Да, стремление быть над другими заложено в людей, но тоже не поровну: желание безопасности, покоя, нежелание бороться, несовместимые с позицией лидера, могут возобладать над ним. И человеку становится удобнее быть серой мышкой, незаметным функционером, "Неуловимым Джо", которого никто не трогает потому, что он никому не нужен.

Собственно, зачем же я так пренебрежительно… Структура потребностей просто может быть другой. Человек может быть большим молодцом в чем угодно, кроме стремления надуть щеки и утвердиться на троне и на пьедестале одновременно. Что хорошо, потому что тот, кто больше всех стремится в начальники — вовсе не обязательно тот, кто лучше всех к этому пригоден.

Из этого проистекает один интересный эффект: в той же иерархической составляющей стадного инстинкта есть ограничение на проявление себя, когда выступает альфа, все остальные должны молчать. Иначе как управлять стаей?

Да и понятно, что мудрый вождь чаще будет прав, чем какой-то сопляк или какая-то соплячка. С точки зрения выживаемости стаи все разумно. А с точки зрения эмоционального взаимодействия это выглядит как подсознательное подавление инициативы в присутствии харизматичного человека.

От этого, кстати, происходит постоянно наблюдаемое (если знать, что наблюдать) явление почти во всех спорах: каждый спорщик стремится прибавить себе заслуг, понтов, харизмы, начиная со ссылки на свой авторитет и кончая громкостью голоса (а мы помним: чем громче крик — тем альфее особь). И совокупность этих приемов, демонстрирующих поведение, свойственное высокоранговому индивидууму, зачастую затыкает собеседника, заставляет его смешаться, махнуть рукой и выйти из спора.

А в идеале само поведение альфы заставляет окружающих молчать и дрожать. И тем усерднее молчать, и тем сильнее дрожать, чем больше иерархическая дистанция. Да вы и на себе, наверное, замечали. Итого: если некто имеет невысокую самооценку, то активность его в присутствии барина или в присутствии большого количества людей, среди которых наверняка должны быть бояре, натыкается на инстинктивную блокировку.

Совершенно, причем, с физиологическими проявлениями: слабое, прерывистое дыхание, скованность конечностей, стремление принять подчиненную позу… Примитивному инстинкту, понимаете, нет дела до того, что вам надо защищать диплом, или впервые выступать на сцене, или прокатиться по улице на роликах под скептические ухмылки публики.

И что делать? Основа, как мы поняли, низкая самооценка. Неважно, адекватно низкая или нет, все равно хочется иметь возможность делать то, что нам надо, а не то, что позволяет древний инстинкт. Простым и прямолинейным способом кажется повышение самооценки. Однако это не так просто для человека, у которого, как мы помним, не так много амбиций. Стимула для повышения самооценки у него нет.

Поэтому внешний метод относится к получению формальных подтверждений высокого статуса: дипломы, сертификаты, благодарности, знаки отличия, и так далее. Они действуют постоянно, особенно если вставить в рамочку и повесить на стену, и действуют независимо от того, нужно вам это или нет. Собственно, даже лайки в соцсетях и на форумах работают на укрепление самооценки (отчего так непомерно ценятся некоторыми).

Внутренний метод так же несколько более замысловат, как и механизм фобии: самооценка не обязана быть однородной, как и социум. Вы можете быть преподавателем в ВУЗе и пользоваться заслуженным авторитетом, но заслуженно же ощущать себя жалким и неуклюжим новичком на занятиях танцами, в качалке или в походе.

Умение дифференцировать самооценку даст вам по меньшей мере возможность чувствовать себя свободно в тех областях, где вы что-то можете. Второй вариант — голая техника. Сейчас распишу.

Вообразите себе зоопарк. Тигр в клетке. Он лежит или сидит весь такой на виду у всех. И есть вынужден публично, и чесаться прилюдно, под тыкания пальцами, громогласные обсуждения и вспышки фото. Вы бы на его месте уже давно умерли от смущения, а он — смотрите — валяется себе важно и в ус не дует, и ведет себя этак вальяжно и естественно. Почему?

А вы посмотрите на ситуацию его глазами: он у себя дома, делает, что хочет, никому ничего не должен, а ему еще каждый день приводят людей посмотреть. Все время разных. И даже решетку поставили, чтобы не слишком докучали. Ну, он так уж и быть, сейчас посмотрит немного, а вот потом поспит. А кто его внимания не удостоился — приходите в следующий раз.

И если вы вышли на сцену выступать, то это не вы приплелись ради публики, а она — ради вас. Это ваша сцена. Вы на ней хозяин. А остальные, там, в зале — заплатили за билет, чтобы посмотреть, как вы едите и чешетесь (ну допустим).

И если кто-то, вместо того, чтобы восторженно внимать, отвлекается, то он сам виноват, два раза вы повторять не будете. Если кому-то что-то не нравится — его проблемы, не на то мероприятие пришел. Пусть идет в обезьянник.

Впустите в себя тигра. Поваляйтесь, почешитесь, зевните, хотя бы внутренне. Поднимите важно бровь. Окиньте неторопливым взором публику: кого это к вам сегодня привели? И займитесь тем, чем собирались.

4. Страх опасности

Вообще-то это очень общий корень разнообразных фобий, не только социофобии, поэтому я не буду вдаваться особенно подробно в этот вопрос.

Да, действительно, от людей может исходить опасность, причем гораздо более разнообразная, чем, скажем, от собак, крыс или пауков. Никуда от этого не деться, но статистика показывает, что в общем случае опасность, исходящая от людей, достаточно мала при соблюдении определенной техники безопасности, как и в случае собак, автомобилей и так далее.

В технику безопасности входит внимательность, умение понимать людей, умение защищаться. Это все нарабатывается в порядке внешнего метода.

Внутренний метод основан на одном интересном наблюдении. В очень большом числе случаев фобия проявляется не как страх, а как симптомы страха, которые внимательному человеку удается даже отдифференцировать от эмоционального состояния.

Мне когда-то удалось это сделать в отношении моей боязни высоты. Путем наблюдений и экспериментов я понял, что если я направляю взгляд вниз, и при этом мои глаза фокусируются на достаточно далекой точке, то у меня появляется головокружение, нарушение равновесия, дрожь в коленках и желание за что-то уцепиться. При этом собственно эмоции страха нет!

Очень забавно было, когда спустя небольшое время после этого открытия я вышел в одном высоком здании покурить на пожарную лестницу с решетчатым полом, сквозь который было отчетливо видно асфальт далеко внизу. Стою, курю, не боюсь, но тело реагирует вот таким потешным образом.

Так вот, метод называется "десенсибилизация" — расцепление стимула и физиологической реакции организма, и прост до умопомрачения. Подробно вы можете почитать об этом в интернете, термин гуглится с множеством вхождений разной внятности, а если коротко, для справки, то это делается так:

Вы берете реальный или воображаемый стимул, вызывающий фобию, или его изображение, садитесь в удобное кресло, и старательно воспринимаете этот стимул, одновременно следя за тем, чтобы тело было расслабленным, а дыхание — ровным и свободным. И так много раз. Все. Для кого-то это может быть удивительно, но метод надежно работает.

Вот, собственно, чем я хотел поделиться. Ну, правда, не совсем полностью. Есть случаи, которые не подходят под перечисленную классификацию, но я пишу статью, а не монографию. Если кому-то не хватило информации в этой статье, то вы можете обратиться к другим материалам (которых много) или персонально ко мне. Если, конечно, вы меня не боитесь.

Метки: Фобии,

Понравился пост? Поддержи журнал "Психология Сегодня", нажми: Понравился пост? Поддержи журнал "Психология Сегодня", нажми:

psychologytoday.ru

что такое социофобия — T&P

Мы стараемся быть терпимыми к людям «с серьезными проблемами», но встречая необщительного знакомого, который способен лишь буркнуть что-то, не глядя собеседнику в глаза, многие готовы списать его поведение на скверный характер, придурь или нелюбовь к человечеству. Неужели это так сложно — взять себя в руки и поддержать простейшую беседу? На самом деле, да. «Теории и практики» объясняют, какие муки испытывает человек с социофобией, чем она отличается от интроверсии и при чем тут зеркальные нейроны.

Она настоящая

Психиатрия традиционно, хоть и неофициально, делится на «большую» и «малую». Причем людям, далеким от медицины, разница между ними видится куда более принципиальной, чем самим психиатрам. Вопросы о том, относятся ли к настоящим болезням деменция или шизофрения, задавать не принято — зато в любом обсуждении невротических расстройств, в том числе и социофобии, обязательно находится кто-то, убежденно советующий выбросить дурь из головы, собраться, не раскисать и взять, наконец, себя в руки.

Обывателей трудно винить в таком подходе — поверить в то, что галлюцинации в голове нельзя выключить усилием воли точно так же, как нельзя выключить артрит и мигрень, легко. А вот с верой в то, что кто-то всерьез не может заговорить с продавцом в магазине или просто выйти на людную улицу, уже куда сложнее. Вывод, что социофобия — удобное оправдание для лентяев, напрашивается сам собой.

Но врачи не согласны с этой точкой зрения. Социофобия попала в поле зрения ученых довольно давно. Первый описанный случай этого заболевания относится к середине XIX века. С тех пор исследований расстройства набралось достаточно много, и, согласно имеющимся данным, оно встречается довольно часто. 13% людей переживали его хотя бы раз, а 2,5% живут в таком состоянии всю свою жизнь.

Социофобию часто путают с интроверсией и социопатией, но это не одно и то же. Интроверсия — склонность человека ориентироваться на свой внутренний мир и восстанавливать силы в одиночестве. Здоровый интроверт нечасто нуждается в обществе, но не испытывает стресса от необходимости с кем-то заговорить. Социопатия, или диссоциальное расстройство личности, подразумевает в первую очередь асоциальное поведение, а вовсе не боязнь других людей. Социопат соблюдает общественные нормы только до тех пор, пока они ему выгодны, при этом он может как быть интровертом, так и стремиться стать королем вечеринок. И, наконец, социофоба отличает иррациональная боязнь общения и внимания окружающих. Если брать примеры из кино и сериалов, то, скажем, Уолтер Уайт и Джон Сноу — интроверты, Шерлок в исполнении Камбербэтча — социопат, а Фестер Аддамс из «Семейки Аддамсов» — самый что ни на есть классический социофоб.

Существуют гипотезы, согласно которым социофобия передается по наследству, однако они пока ничем не подтверждены, и возникновение расстройства скорее объясняют психологическими причинами. Родители, сами будучи социофобами, могут передать ребенку соответствующую модель поведения. Также социальная тревожность формируется у детей, которых мамы и папы показательно сравнивают с их «хорошими» ровесниками, особенно если ребенка упрекают как раз за его необщительность и нежелание, как положено, заводить друзей. Без этих благородных родительских порывов у детей остается гораздо больше шансов вырасти психологически здоровыми.

Лекции о вреде одиночества никак не мотивируют маленьких интровертов искать себе компанию, зато формируют чувство изначальной инаковости. Помимо семьи, социальная тревожность может развиться у ребенка в школе, из-за публичных и грубых выпадов учителей («А голову не забыл?») и насмешек сверстников, а также в университете, где решающим фактором становится фрустрация из-за большой нагрузки и страх провалиться, продемонстрировать собственную «негодность».

Замкнутый круг

Страх выглядеть глупо, публично совершить ошибку и быть осмеянным, боязнь внешних оценок проявляется по-разному у разных людей. Часто фобия бывает очень специфичной — например, человек стесняется есть в присутствии других или пользоваться общественным туалетом, выступать с презентациями или звонить по телефону, а с другими задачами справляется нормально. Впрочем, дискомфорт может вызывать и мысль о любой коммуникации. Попытки успокоить социофобов фразами вроде «посмотри, все они хорошо к тебе относятся» не работают — люди с социальной тревожностью страдают «избирательной слепотой» к эмоциям окружающих: ненависть, презрение и осуждение они отлично видят даже тогда, когда их нет (ощущение собственной проницательности при этом может быть очень убедительным), но вот позитивных эмоций по отношению к себе не видят.

При этом потребность в принятии у социофобов никуда не уходит, и многие из них искренне пытаются влиться в общество, завязать отношения, например, с коллегами по работе. Но для того, чтобы решиться на попытку, необходимо выключить тот назойливый внутренний голос, который говорит о том, что окружающие настроены враждебно. А значит, обратной связи, завязывая общение, социофобы практически не чувствуют — поэтому могут нечаянно заступить на чужие границы и столкнуться с уже вполне реальной негативной реакцией. Что еще больше убедит их в необходимости пожизненной изоляции — таким образом, получается замкнутый круг.

И, наконец, постоянный страх быть оцененным и осужденным формирует защитную реакцию — у социофобов возникает весьма специфическое отношение к окружающим людям, которые, кажется, только и ждут случая посмеяться над ними. Поэтому социофоб часто сам выбирает отчуждение — зачем пытаться подойти к кому-то, кто заведомо враждебен тебе?

Кривое зеркало

Свое объяснение проблемы дают и нейрофизиологи. В 1990-х годах группа итальянских исследователей опубликовала первую статью о группе нейронов в головном мозге человека, которые ответственны за подражательное поведение у животных. Эти нейроны назвали зеркальными. Подражание — это нечто большее, чем зевание при наблюдении за другим зевающим. Именно подражание лежит в основе эмпатии, то есть способности понимать эмоции других и сопереживать им, в основе языка и речи. Без него было бы невозможно развитие культуры и возникновение цивилизации. Серьезные нарушения в работе зеркальных нейронов, обнаруженные, например, у аутистов, делают людей неспособными не только сопереживать, но даже понять, как окружающие в принципе устроены.

Мозг людей с социальной тревожностью также имеет свои особенности. На каждый случай отвержения, на насмешки (не важно, реальные ли они) тут же реагируют отделы мозга, ответственные за страх и тревогу, к процессу подключается нервная система, и социофобы испытывают настоящую боль — ученые уже доказали, что психологический дискомфорт наш организм воспринимает так же, как и физический.

Ничего удивительного, что со временем люди с социальной тревожностью вырабатывают поведенческие стратегии, направленные на то, чтобы избегать окружающих. В частности, у них cнижается активность зеркальных нейронов и, следовательно, уровень эмпании в целом. И постепенно социофобам совершенно искренне начинает казаться, что окружающие люди им и впрямь не особенно интересны.

Тут нужно отметить, что большинство, встречая знакомых на улице, не пытается поговорить с ними о новых научных открытиях и острых социальных вопросах. Люди обсуждают погоду, цены на бензин, характер начальника и другие малозначимые вещи. Разговоры о ерунде на самом деле куда важнее, чем кажется — в эти моменты зеркальные нейроны активны, и люди, обсуждая мелочи, тем самым говорят друг другу о своей эмпатической связи, о способности сопереживать и разделять чувства. Им не нужно понимать это на сознательном уровне, они чувствуют это и так.

А вот социофобы — не чувствуют. Они искренне уверены, что разговоры в курилке о насморке детей и выборе подарков на день рождения не стоят того, чтобы в них участвовать, и демонстрируют только общую глупость тех, кому они интересны.

Разумеется, болтовня о разных мелочах может казаться скучной и не социофобам. Но только они видят в ней доказательство собственной непохожести на окружающих.

Избегающее поведение приводит социофобов к специфическому образу жизни — у них бывают трудности с устройством на работу, с зависимостями (и особенно киберзависимостями), что, в конечном счете, формирует подход, описанный классиком — «не выходи из комнаты, не совершай ошибку». Именно так появилось японское движение хикикомори. Более миллиона японских подростков и молодых взрослых бросили учебу и работу для того, чтобы запереться в своих комнатах, обрубить все реальные социальные контакты и жить преимущественно за счет родителей. По словам ученых, распространенность явления именно в Стране восходящего солнца обусловлена двумя факторами: склонностью к отшельничеству, заложенной в менталитете японцев, и традиционным воспитанием, согласно которому дети в возрасте 5 лет переходят из состояния полной вседозволенности в очень жестко регламентированный мир, подвергаясь при этом огромному стрессу.

Добрым словом и пистолетом

Как правило, социофобы обращаются за медицинской помощью только тогда, когда социальная тревожность сопровождается и другими невротическими расстройствами. Так происходит оттого, что они склонны искать причину своей социальной изоляции в собственных недостатках или чрезмерной робости. Социофобов, узнавших (и поверивших), что их проблема — хорошо изученное заболевание, поддающееся лечению, можно назвать везунчиками. Но одной готовности лечиться мало. Психотерапия при социальной тревожности занимает много времени и может быть довольно болезненной. А так как люди с социофобией годами тренировались в избегании боли, далеко не все из них успешно заканчивают курс лечения.

Психотерапия — не единственное, что современная медицина может предложить людям с социальной тревожностью, и медикаментозное лечение социофобии — вполне обычная практика. Как правило, используют антидепрессанты и препараты, снимающие такие симптомы, сопровождающие социальную тревожность, как, например, учащенное сердцебиение.

Ничто из перечисленного, к слову, не гарантирует отсутствия рецидивов в будущем. Так что с большой вероятностью долечиваться придется регулярно на протяжении многих лет. Впрочем, стремятся к излечению далеко не все — ведь работать можно и дома, а в отсутствие развитой эмпатии — что за радость обсуждать погоду и ремонт с бывшими одноклассниками?

theoryandpractice.ru

Я социофоб: ru_psiholog

loparov (loparov) wrote in ru_psiholog, 2013-12-29 21:29:00 Здравствуйте, у меня нету внутреннего стержня, я человек тряпка. Всё терплю, не могу сказать нет. Слабохарактерный очень.Мои проблемы начались, когда будучи молодым я поступил в институт в другом городе и начал жить в общаге. Всё начиналось с малого. Ты будешь дежурным например в праздник или в субботу, а потом больше. Придут просто так на кухню и сдвинут мою сковородку, скинут мои вещи на кухне. Рассядутся так как будто нету вообще меня на кухне. Потом например к моим соседям по комнате приходили девушки и они мне так по хорошему говорили, иди погуляй пока мы тут с девушками общаемся. Не могу, не умею я скандалить Потом так по дружески как бы, отселили меня в дальнюю комнату, где в стене щель и откуда все уезжают. На нашем этаже одни только парни жили, этажом выше жили девушки. Собственно мне было стыдно туда подниматься, потому что они уже были наслышаны обо мне. Один раз меня напоили и издевались на камеру. Вначале шантажировали а потом выложили в интернет. Мой статус был сильно понижен, я был морально стерт. Ещё один раз меня напоили и пригласили девушек, я типа как клоун был, а потом пытались меня заснять на камеру опять, я утопил телефон в унитазе, меня поставили на бабки, я отдавал.Отдельная песня отслужившие студенты, когда они были на кухне я вообще предпочитал сидеть в комнате.Или типичная ситуация, на проходной все хулиганы пройдут пьяными и без студенческих, а с меня спрос двойной. Где мой студенческий, я тебя не пущю.Иногда приходилось когда хорошо просили делать чужим лекции или курсачи за чисто символическое вознагрождение, вернее даже что бы хоть на сколько прекратились притеснения.Мог ли я дать отпор? Мог. Но я слишком робок для этого. Я воспитывался в интеллигентной семье, где не было таких понятий как; бухать, развести на деньги, обманывать, курить дурь и прочее.Надо ли говорить что с девушками у меня не складывалось.Так продолжалось до 4 курса, когда в начале 4 курса мы как 4 курсники могли переселиться в более хорошие общаги, в так называемый дом аспиранта. Все мои "друзья" остались жить в старой общаге, я решил переселиться в ДАс, собственно попал я в какую то не понятную атмосферу.Здесь ни кто меня не притеснял ни кто не скидывал мои вещи со стула лишь потому что ему хочется именно на этом стуле сесть. Ни кто не выкладывал мои вещи из холодильника. Общаги были не по 4-8 человек, а по 2 человека. Но система была уже разрушена. Нормально членораздельно я общаться не мог. Скажу пару слов и смотрю не смеются ли надо мной, слушают ли меня и тут же начинал краснеть. Социофобия так называемая началась. Я не верил, что вот так почему совсем другая тут атмосфера. У меня спрашивают, можно ли мои вещи в холодильнике переставить? Я чувствовал себя неловко.Я перстал быть таким забитым, но стал себя хорошо чувствовать наедине самим с собой, и друзья мне не были нужны. Любое общение с людьми меня напрягало. Я был такой одиночкой. Интровертом в запущенной стадии. Зимой же снял комнату в комунальной квартире и окончательно замкнулся, кроме учёбы ни где ни с кем не общался. С утра на учёбе, вечером за компом или на подработках. Люди пытались со мной что ле теснее подружиться и я пытался но всё это было в напряг и я просто прекращал общения такие. Не было не чего лучше после учёбы посидеть в тишине в своей комнате, расслабиться, позвонить домой. Я сидел постоянно в одной группе в вконтакте где общались одни одиночки а потом они организовали встречу в кафе и пришел на эту встречу. Я понял что я что ле самый низ. Они половина вообще к одиночкам не имеют ни какого отношения, вторая половина нормально общаются но одни, а я даже нормально не мог вообще не чего говорить. Потому что в моей жизни не чего не происхдило и потому что я постоянно сбиваюсь когда о чем то говорю. В тот вечер у меня была большая внутренняя истерика.Один раз ко мне решила домой напроситься одна сокурсница, а потом она решила заиметь со мной секс. Да, я девственник. Да я не знаю что делать. Собственно не чего и не было. Такого позора я ещё не терпел. Она по секрету рассказала что было у меня дома рассказала подругам а через неделю на до мной смеялся весь мой курс, а потом смешки были у всего института.Сейчас я на дипломе, я не знаю кому я такой нужен вообще. Мне 24 года, а я толком не могу и нормально говорить, и не чего не произошло в моей жизни и с девушками мне не чего не светит. Эти видеозаписи походу уже весь интернет знает, куда бы я не пришел работать, везде буду опозорен. Я чувствую себя недостойным всего.

PhotoHint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

ru-psiholog.livejournal.com

Кто такие социофобы — ЗдоровьеИнфо

В поле вашего зрения наверняка появлялась некая таинственная личность. Он (или она) регулярно отказывается от приглашений (даже самых невинных, вроде корпоративного ланча), во время дискуссий помалкивает с замкнутым и высокомерным видом, вопросы не удостаивает ответом или цедит что-то сквозь зубы… Думаете, это самовлюбленный отшельник, которому никто не нужен и не интересен, кроме него самого? Скорее всего, перед вами страдалец-социофоб. Человек, разрывающийся между потребностью в людях и паническим страхом перед ними.

Осторожно, люди!

Парадоксально, но факт: чем более открытым становится общество, тем шире распространяется психосоциальный недуг – социофобия. Речь идет не об обычной застенчивости. Это нечто большее, что-то вроде аллергии на пребывание в среде себе подобных.

Помните фильм «Амели»? Практически все действующие лица картины – социофобы, начиная с главной героини, ее папы, ее возлюбленного и заканчивая соседями по подъезду, коллегами по работе и большинством случайных прохожих. Кто-то борется со своим страхом, общаясь с игрушечным гномом, кто-то – руками разрывая вареное куриное мясо, кто-то – фиксируя на диктофоне или видео все, что его окружает. Но никто – до определенного момента – не пытается выйти за пределы собственного мирка и осмотреться вокруг. Каждый ощущает себя Робинзоном, окруженным людоедами и хищниками.

Поскольку фильм смешной и сказочный, все заканчивается хорошо: папа едет познавать мир, влюбленные катаются на мотоцикле по Парижу, а жестокий хозяин лавки, издававшийся над слабостями себе подобных, стараниями сердобольной Амели сам превращается в социофоба.

В реальной жизни плотность на километр квадратный людей, пораженных таким страхом, не меньше, чем в означенном фильме. Неумение и нежелание проявлять себя вовне некоторым стоит карьеры (открытые инициативные сотрудники, даже не задумываясь об этом, обходят скрытых гениев), большинству – личной жизни (как ни крути, шансы замкнутого человека на знакомство минимальны) и всем без исключения – здоровья, как психического, так и физического. Ведь находящийся в постоянном напряжении и стрессе организм быстро изнашивается.

У страха есть корни

Причины? Раньше психологи считали, что избегать компании и общения человека заставляет пережитая острая неудача (публичная, вроде неудачного выступления, или личная – например, отвергнутая и осмеянная подростковая любовь). Но затем подметили, что события одного порядка и примерно равного эмоционального накала одних ломают, а для других проходят почти бесследно, становясь лишь частью накопленного опыта. Значит, речь идет о пониженном эмоциональном и социальном иммунитете. У него два источника: психогенетическая предрасположенность и/или события раннего детства.

Известно, что маленький ребенок гораздо болезненнее воспринимает невнимание или грубость окружающих. Иногда взрослые не догадываются о причиненной боли, а убежденность в жестокости и холодности окружающего мира уже закладывается в маленьком мозге. И в соответствии с этим убеждением формируются стратегии общения с внешним миром.

Информационный прессинг, бурный ритм жизни, необходимость осваивать множество социальных ролей пусть не относятся к причинам социальных страхов, но являются благодатной почвой для их распространения.

Во всем этом есть лишь один позитивный момент: социофобия обратима и излечима. В данном случае авторы «Амели» совершенно правы.

Фобии бывают разные…

Чтобы быть во всеоружии, иметь возможность помочь себе или близкому человеку, нужно уметь распознавать разновидности социофобов. Ведь к каждому нужен свой подход!

Инженю

Самая простая и естественная разновидность социофобии, очень близкая к обычной застенчивости (кстати, пока что психологи затрудняются провести четкую грань между тем и другим состоянием). Причина проста. У человека пока что просто нет соответствующего социального опыта, он привык общаться в четко ограниченном круге (семьи или друзей) и, попав в более крупный незнакомый коллектив, на всякий случай выбирает оборонительную позицию.

Утверждение: я буду там совсем один

В чем здесь дело: «Один», для инженю уже означает «уязвим» и «беззащитен». Это значит, что он считает себя хуже окружающих, убежден, что это «хуже» очевидно всем и каждому и заранее настроен на недоброжелательность. Кстати, этот настрой отлично «считывается» людьми и воспринимается как упрек. Так ожидаемая внешняя агрессия становится реальной и социофобия начинает укрепляться.

Выход: Вы удивитесь, если узнаете, как мало окружающих заботит ваше поведение! А если на вас и обращают внимание, то только потому, что вы вызываете симпатию. Все, что вам нужно на этой стадии – небольшие «социальные тренировки». Посещайте те публичные места, которые потребуют от вас минимальной социальной активности. Хороши выставки, театры, кино – чередуйте походы с 1-2 знакомыми и одиночные вылазки. И, конечно, спортклуб! Во-первых, вам полезно ощущать занятость общим делом и одновременно – только своим. Во-вторых, занятия спортом повышают самооценку, а именно это вам сейчас нужно.

«Неоткрытая звезда»

Такую особу изначально выводит из себя именно то, что окружающие почти не обращают на нее внимания. Ведь, по ее мнению, она заслуживает восхищения и преклонения. Заявившись на вечеринку и не обнаружив через 15 минут толпы почитателей вокруг своей персоны, она дуется, замыкается и копит в себе агрессию. Единственной отрадой становится злорадная критика (чаще – мысленная) тех, кто «лезет на рожон»: флиртует, танцует, инициирует разговор или снимается на обложках журналов. Это отталкивает даже тех, кто по более пристальному рассмотрению мог бы присоединиться к ней (или к нему, потому что недуг равно распространен и среди мужчин).

Утверждение: Я отвергну вас раньше, чем вы отвергнете меня!

В чем здесь дело: Корень «звездной» социофобии – в обостренном самолюбии. Человек убежден в собственном превосходстве над другими, а так же в том, что это превосходство видно невооруженным взглядом. Просто люди из зависти или по глупости не хотят признавать очевидного. Окружающий мир воспринимается как агрессор, против которого все средства хороши. А потому такой социофоб скандалит в транспорте, изводит продавцов и сеет смуты среди коллег.

Выход: Призыв умерить требования и более адекватно оценить свою роль в мировой истории в таких случаях редко оказывается услышан. Так что оптимальный вариант – заняться самовыражением, только не мнимым, а настоящим. Идите в танцкласс, поступайте на курсы живописи или икебаны – ваше хобби должно быть аристократичным и приносить вам удовлетворение. Впрочем, не ждите, что именно своим хобби вы заставите людей оценить вас. Оно даст вам возможность раскрыться, перестать думать только о себе и тогда другие потянутся к вам – безо всякого принуждения.

«Пленник в башне»

Это – тот нечастый, на самом деле, случай, когда причиной фобии действительно становится неудача. Человек замуровывается в своей трагедии, вся жизнь для него делится на «до» и «после». Всех, кто отказывается в пятисотый раз посочувствовать его горю (или молча склониться перед трагедией), он автоматически зачисляет в недруги. Отсюда – прямой путь в депрессию (в наиболее тяжелых случаях – попытку суицида) и сознательное выпадение из общества.

Утверждение: «Вот умру – вы все пожалеете!»

В чем здесь дело: Если человеку невыгодно страдать, он не будет этого делать. Звучит жестко, но это – непреложный психологический закон. В каждом страдании есть глубоко запрятанная «вторичная выгода». Например, человек обеспечивает себе повышенное внимание окружающих, не считает нужным быть любезным, (активным, адаптированным), его жизнь приобретает насыщенность, сочные краски (пусть в темной палитре) и вообще, у него на все есть извинение – он в депрессии. Психологический мазохизм – вещь неприятная, но довольно распространенная. Если вовремя не остановиться, из этого вида социофобии выбраться будет очень сложно!

Выход: Курс профессиональной психотерапии. Фокус в том, что получая такие же (или почти такие же) советы и слова поддержки от друзей бесплатно, вы перевариваете их очень быстро и бесследно. Когда вы начнете платить за свое состояние, вы осознаете хотя бы финансовую невыгоду своей любовно взращиваемой фобии.

«Социофил»

Этот человек – пример для подражания. Его меткий, хотя порой недобрый, юмор, его эрудированность, невозмутимость, способность полностью контролировать свои эмоции (и снисходительно наблюдать за теми, над кем чувства берут верх) поражают и притягивают. Кто же предположит, что это – не просто маска, а блистающая непробиваемая броня, под которой надежно упрятана уязвимая и уязвленная душа? Примеров «социофилов» немало (один из ярких примеров Вуди Ален, гуру язвительных интеллектуалов). Этот тип больше распространен среди мужчин, чем женщин, которые по самой природе более открыто выражают свои чувства. И нужно сказать, что это – чуть ли самый тяжелый случай. Загоняя свои проблемы внутрь, социофоб подтачивает себя изнутри, не давая себе шанса на спасение.

Утверждение: Если я плох для вас такой, какой я есть, я стану таким, как вы хотите

В чем здесь дело: В тотальной нелюбви к себе. Вместо искреннего признания и принятия собственных эмоций (в том числе – негативных), без которого невозможно достижение внутренней гармонии, «социофил» создает себя заново, в соответствии с неким идеальным стереотипом, сложившимся в его голове. Ему проще игнорировать себя, чем попытаться измениться. Это часто случается с теми, к кому в детстве предъявлялись слишком высокие требования (всегда быть лучшим, никогда не плакать, знать больше всех) и не признавалось право на усталость и слабость.

Выход: Заново пройти путь знакомства с собой, прерванный в детстве или подростковом возрасте. Принять себя такой, какая вы есть. Иногда это возможно самостоятельно. Иногда – необходима помощь специалиста. Но признать свое право на существование – в том числе, в обществе – просто необходимо, если вы хотите освободиться от своих страхов.

ТЕСТ. Контроль над страхом

Пожалуй, не бывает людей, которые никогда не испытывали желания оказаться в одиночестве. Но как узнать, не перерастает ли потребность в личном пространстве в фобию? Хотя бы с помощью теста. Каждому утверждению присвойте балл от 0 (абсолютно неверно) до 3 (100% правда!).

Вам неловко:

  1. Звонить в чьем-либо присутствии
  2. Есть (или пить ) в общественном месте
  3. Разговаривать с человеком, пользующимся авторитетом в обществе
  4. Работать под чьим-либо наблюдением
  5. Почувствовать, как бросает в пот в процессе общения
  6. Разговаривать с незнакомым человеком
  7. Пойти на мероприятие, где мало знакомых
  8. Находится в центре внимания
  9. Выступать на собрании
  10. Заменить бракованный товар
  11. Воспользоваться помощью продавца и ничего не купить
  12. Выразить несогласие или неодобрение с мнением окружающих
  13. Сделать ошибку или неуклюжий жест (например, споткнутся, пролить кофе) на глазах у других
  14. Ответить «нет»на просьбу друга

РЕЗУЛЬТАТЫ

От 0 до 14 очков

Вам нравится находится в центре внимания. Вы умеете отстаивать свои права. Но не ущемляете ли вы права других? Уметь говорить «нет» очень важно, но не менее важно говорить это спокойно и вежливо.

От 15 до 28 очков:

Временами вам кажется: если вы поступите так, как хочется, то навлечете на себя гнев окружающих. Чтобы оставаться в социальной норме, проанализируйте, какие из описанных ситуаций вызывают у вас наибольшее беспокойство. Примите это во внимание как аспекты, над которыми нужно поработать.

Более 29 очков:

Внимание! Вы – в группе риска! Скорее всего, вы уже решили, что бегство – лучший способ реакции. Вы постоянно контролируете и оцениваете себя и считаете, что другие тоже все время следят за вами. Возможно, пришло время обратиться за профессиональной помощью.

www.zdorovieinfo.ru

Свой среди чужих. Сможет ли социофоб жить полноценной жизнью | Психология жизни | Здоровье

Наш эксперт – врач-психо­терапевт, психиатр Олеся Прищепа.

Осторожно, тут люди!

Для социофобов любое выступление, доклад, поездка, даже такое банальное действие, как поход в кафе, – причина для паники. Незнакомые собеседники, особенно если они противоположного пола, способны вызвать у такого человека страх только одним своим появлением. Социофобы могут бояться спросить, по какому маршруту поедет автобус, стесняются есть мороженое, если рядом посторонние, так как им кажется, что на них все смотрят, не могут подписывать документы в общественном месте по той же причине.

При этом во время приступа с человеком происходят малоприятные изменения: резко затрудняется речь, учащается сердцебиение, внезапно перехватывает дыхание. Головокружение, чувство тошноты, покраснение лица, тремор рук – вот далеко не полный перечень всех неприятностей, которые вызывает социофобия. Страдающий ею человек может внезапно заплакать без причины, его бросает то в жар, то в холод, в довершение он может начать заикаться.

Психологи считают, что основными составляющими этого расстройства являются комплекс неуверенности в себе и крайне сильная зависимость человека от чужого мнения.

Учёные выделяют два вида социофобии. Первый – очерченный, при котором страх проявляется в однотипных ситуациях (выступление перед большой аудиторией), и генерализованный (при этом страх возникает перед самыми разнообразными социальными ситуациями).

Родом из детства

Социофобия до сих пор не изучена как следует. Её причины не всегда можно выделить, хотя чаще всего источник проблем – сильные стрессы и психологические травмы дет­ства, как правило, связанные с отстранённым поведением матери или разлука с ней же в младенчестве.

Свою роль играют и непринятие ребёнка детским коллективом, публичные выговоры в школе, бойкоты. Единственно возможный вариант для таких детей – уйти в себя, что они с успехом и делают. Такое поведение продолжается даже после взросления. Но при этом социофобы прекрасно осознают, что с ними что-то не в порядке. Для них мучительна сама ситуация, при которой нет контроля над собст­венным поведением, когда невозможно вступать в нормальные социальные контакты, иметь много друзей в самых разных сферах жизни.

И вот тут возникает серьёзная дилемма: с одной стороны, такой человек не может заставить себя пойти к психологу или психотерапевту. С другой – лечиться надо, так как такое состояние может легко перерасти в серьёзную депрессию. Или, если человек привык идти по самому простому пути и снимать чувство страха алкоголем, может развиться алкоголизм.

Впрочем, этот выход чаще всего выбирают мужчины. Женщины предпочитают по возможности работать «на удалёнке» или стать домохозяйкой.

Лекарство от страха

К сожалению, серьёзно проблемой социофобии занимаются сейчас у нас в стране только в крупных городах. Психологи, психотерапевты, психиатры помогут преодолеть социальные фобии. Как ни странно, они поддаются лечению в отличие от иных фобий. Чаще всего это бета-блокаторы, которые уменьшают симптомы проявления страха, но никак не влияют на само чувство страха. Но самим принимать это лекарство категорически нельзя – уж слишком длинный у него список противопоказаний.

Назначаются также антидепрессанты, которые надо принимать длительными курсами, и психотерапия.

«АиФ. Здоровье» рекомендует:

При неярко выраженной социофобии можно попытаться помочь себе самому.

В разговоре старайтесь сосредоточить внимание на лице собеседника. Определите цвет его глаз, покрой воротничка, причёску, серьги, что угодно. Внимательно слушайте его и почаще смотрите ему в глаза. В этом случае у вас будет возможность переключиться и не переживать.

Помогайте другим. Учёные из Канады Д. Трю и Л. Элден провели исследование, в котором приняли участие 115 студентов с выраженными проявлениями социофобии. Уже на начальном этапе студенты из группы, которые занимались волонтёрством, стали спокойнее относиться к разным социальным ситуациям.

Если вам кажется, что окружающие смеются над вашим внешним видом, сделайте ход конём: повысьте самооценку. Красиво оденьтесь, сделайте причёску.

И во время, и перед выступлением незаметно снимайте напряжение – медленно сжимайте и разжимайте пальцы рук и ног. Это прекрасно помогает.

www.aif.ru


Смотрите также