Закон суров, но он закон...

Юрист мусульманин


На что по закону имеет право мусульманин? Отвечает юрист Р. Абдрахманов

Мы постоянно сталкиваемся с проблемами юридического характера. В то же время уровень грамотности мусульман нашей страны в этой сфере пока оставляет желать много лучшего. Мы почти не знаем, как защитить свои права перед произволом работодателя, а также как правильно, в соответствии с законом, организовать религиозную деятельность.

С целью помочь единоверцам разобраться в этих вопросах недавно была создана юридическая Интернет-консультация для мусульман. Со своей стороны, мы попросили ответить на некоторые актуальные для всех последователей Ислама, проживающих в РФ, вопросы консультанта службы «M.Lawyers» Равхата Абдрахманова.

- Имеет ли право работодатель уволить сотрудника из-за того, что он соблюдает нормы Ислама, прежде всего, речь идет о ношении хиджаба, совершении намаза?

Расторжение трудового договора является фактическим увольнением человека с работы. Трудовым законодательством Российской Федерации предусмотрен определенный перечень оснований для увольнения сотрудника как по собственной инициативе, так и по инициативе работодателя. Для тех, кто хочет больше узнать об этих основаниях, рекомендуем ознакомиться с ст.77,78,79,80,81 Трудового кодекса РФ.

В данном случае представляют интерес основания увольнения работника по инициативе работодателя на по причине того, что первый соблюдает предписания Ислама на рабочем месте. Нормами трудового законодательства Российской Федерации не предусмотрены основания для увольнения сотрудника по религиозному признаку, но все же при желании работодатель сможет уволить мусульманина даже из-за личной неприязни. Думается, что такими основаниями может стать психологическое давление руководства и коллектива, в результате которого работник сам добровольно примет решение о расторжении договора по соглашению сторон (ст.78 ТК РФ). Если работодатель принял решение уволить мусульманина по причине его религиозности, то теоретически он сможет организовать это, например, за несоответствие работника занимаемой должности (п.3. ст. 81 ТК РФ).

Да, это является нарушением правовых и этических норм со стороны работодателя. Данные деяния можно оспорить в суде или написать жалобу прокурору. Надо стараться добиваться справедливости всеми законными методами.

Следующим основанием для увольнения может стать дисциплинарное взыскание (замечание и выговор) и неоднократное невыполнение работником трудовых обязанностей (п.5. ст. 81 ТК РФ). Инициировать увольнение работника по данной статье для грамотного руководителя не составляет особого труда. Например, работнику объявляется дисциплинарное взыскание за любой мелкий проступок, а потом работник уведомляется о том, что он не выполнил несколько раз свои трудовые обязанности на основании устного распоряжения руководства.

Как правило, при заключении трудового договора стороны не прописывают в нем все обязанности работника, а ограничиваются общими формулировками стандартных должностных инструкций, которые не всегда предусматривают порядок принятия устных и письменных распоряжений. Это и является слабым местом для работника.

Еще одним основанием для увольнения может стать нарушение сотрудником требований по охране труда, если они повлекли или могли повлечь за собой тяжкие последствия или создавали реальную угрозу возникновения таких последствий (п. 6 (д) ст.81 ТК РФ). Например, работник промышленного химического предприятия отошел от рабочего места на 20 минут совершить намаз в рабочее время, хотя у него есть право на перерыв позже, и таким образом создал ситуацию, которая для остальных работников стала угрозой нарушения техники безопасности на предприятии. За такой проступок работник может быть уволен.

По данной норме трудового законодательства можно уволить и мусульманку в хиджабе, т.к. требования по охране труда в некоторых местах предусматривают ношение работниками специальной формы.

- А когда же совершать намаз на работе и предусмотрены ли для этого специальные перерывы для мусульман?

Да, намаз вы можете совершать вовремя и коллективно в некоторых мусульманских странах, а у нас в России необходимо уметь приспосабливаться к ситуации. Для молитвы вы можете воспользоваться вашим правом на перерывы, которые предусмотрены ст.108 ТК РФ для отдыха и питания, а так же специальными перерывами для обогрева и отдыха, которые предоставляются для отдельных видов работ в соответствии со ст. 109 ТК РФ.

В течение рабочего дня (смены) работнику должен быть предоставлен перерыв для отдыха и питания продолжительностью не более двух часов и не менее 30 минут, который в рабочее время не включается. Время предоставления перерыва и его конкретная продолжительность устанавливаются правилами внутреннего трудового распорядка организации или по соглашению между работником и работодателем.

Обращаю ваше внимание, что время предоставления перерыва является договорной нормой. Если иное не предусмотрено правилами внутреннего трудового распорядка, то с работодателем можно договориться о предоставлении вам индивидуального графика для отдыха, питания или обогрева, во время которых можно совершать намаз.

- Где молиться на рабочем месте?

Обеспечение санитарно-бытового и лечебно-профилактического обслуживания работников организаций в соответствии с требованиями охраны труда возлагается на работодателя. В этих целях в организации по установленным нормам должны быть оборудованы санитарно-бытовые помещения, помещения для приема пищи, помещения для оказания медицинской помощи, комнаты для отдыха в рабочее время и психологической разгрузки.

В данных помещениях вы можете совершать намаз, а если их нет на предприятии, то у вас есть право требовать создания таких помещений. Отказ работодателя в выполнении ваших просьб является для предприятия и его руководства серьезным нарушением трудового законодательства и влечет значительные санкции со стороны государства.

- Какие права по закону есть у мусульман для соблюдения религиозных предписаний в больницах, роддомах и других медицинских учреждениях?

У мусульман есть права и возможности для соблюдения религиозных предписаний в больницах и роддомах. При желании возможно совершение намазов и даже проведение пятничной (джума) молитвы. Религиозные организации (кроме религиозных групп) вправе проводить религиозные обряды в лечебно-профилактических и больничных учреждениях по просьбам находящихся в них граждан в помещениях, специально выделяемых администрацией для этих целей. Данные возможности предоставлены в соответствии с п.3. ст.16 ФЗ « О свободе совести и о религиозных объединениях».

Правила пребывания в больницах не запрещают выполнение намазов, но существуют ограничения по соблюдению режима сна и отдыха. Нарушение может повлечь отказ в предоставлении медицинских услуг.

Статья 30 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» определяет право на «допуск к любому пациенту священнослужителя, а в больничном учреждении - на предоставление условий для отправления религиозных обрядов, в том числе на предоставление отдельного помещения, если это не нарушает внутренний распорядок больничного учреждения». То есть, согласно этой статье, каждый человек, исповедующий Ислам, имеет полное право во время, свободное от процедур, диагностических манипуляций, обходов, молиться и проч. Главное, чтобы это не нарушало распорядка больничного учреждения. Надо стараться все делать по согласию и находить компромисс со своим лечащим врачом и медперсоналом.

Рацион питания в российских больничных учреждениях пока почти полностью является харамным (запретным с точки зрения Ислама), но принудить медицинское учреждение для приготовление вам халяльной (дозвоенной по Шариату) еды невозможно даже через суд, т.к. нормы и рацион питания утверждаются профильным министерством. Однако вы можете питаться в индивидуальном порядке тем, что вам приносят родные и близкие.

Альтернативой являются платные медицинские учреждения, в которых вы являетесь участником договорного процесса и можете установить с другой стороной особый режим пребывания и питания.

Невозможность же выбор врача в роддомах не является нарушением прав мусульманок, т.к. в соответствии с нормами Шариата допускается пользоваться услугами врачей-мужчин при необходимости.

- Что дает нам конкретно графа Конституции о свободе верить и жить в соответствии с правила своей веры? Как этим грамотно можно воспользоваться?

В соответствии со статьей 28 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода вероисповедания, включая право исповедовать религию индивидуально или коллективно. Каждому гарантируется право свободно выбирать, иметь и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними. Так же, в соответствии со статьей 29.п.1. Конституции, каждому гарантируется свобода мысли и слова. Основным законодательным актом в Российской Федерации, который определяет права на вероисповедание, является ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Свобода вероисповедания, на наш взгляд, не является юридической нормой, а больше морально-нравственной, т.к. в отношении убеждений и мыслей человека невозможно применить меры государственного принуждения в виде наказания или порицания до тех пор, пока эти убеждения не стали причиной для фактических действий человека. Действия же человека на основании своих убеждений являются юридическим фактом и могут быть оценены в соответствии с законодательством любого государства. В России нет прецедентов, которые полностью подтверждают факт наказания человека за его вероисповедание, но есть факты притеснения верующих за их фактические действия по распространению религиозных убеждений.

Для верующих нашей страны представляют интерес практические возможности действовать и жить в соответствии с религиозными убеждениями. В России есть правовые способы, которые позволяют реализовать в повседневной жизни некоторые нормы Шариата.

Например, возможно создание мусульманских религиозных организаций, объединений и религиозных групп. Обращаю Ваше внимание, что организация религиозных объединений в форме юридических лиц происходит в заявительном порядке, хотя и встречаются случаи неформального давления по разрешительному принципу.

Безусловно, создание религиозных организаций дело не простое и требует определенных навыков ведения конструктивных переговоров как с централизованными религиозными организациями (в нашем случае это духовные управления мусульман), так и с местными властями. Но при желании и должном упорстве в достижении цели возможно создание мусульманских организации даже без участия муфтиятов.

Самым простым способом объединения мусульман для совместного вероисповедания и распространения Ислама является организация религиозной группы. Данная форма объединения позволяет получить возможность создания своей мечети и медресе без регистрации юридического лица в любом населенном пункте за один день. Рекомендуем для использования данную форму объединения мусульман.

За исключением незначительной части гражданского законодательства, мусульмане в России имеют возможность вести коммерческие дела по нормам, не противоречащим Шариату, путем заключения соответствующих договоров с определенными условиями. Так же в России допустимо ведение кредитно-финансовых и инвестиционных операции со многими банками по нормам, не противоречащим исламскому праву, путем составления и заключения соответствующих форм договоров. Данные формы сотрудничества с банками полностью исключают применение ссудного процента, который в Исламе является запретным.

Думается, что исключением для мусульман России является практическая невозможность соблюдения своих прав по исламскому уголовному праву, поэтому призываю всех единоверцев прилагать усилия для того, чтобы не оказаться участниками уголовного процесса ни в качестве потерпевшего, ни в качестве ответчика.

Интересным, с точки зрения российского законодательства, является факт возможности соблюдать предписания по разделу наследства по нормам, не противоречащим исламскому праву, путем составления завещаний в определенной форме. В данный момент мы активно занимаемся изучением данной темы.

В целом же, для того чтобы грамотно воспользоваться своими правами и имеющимися уже возможностями в России, необходимо по интересующему вопросу спросить мнение исламского ученого, а потом поинтересоваться у юристов о возможности реализации ваших идей путем придания им юридической формы, не противоречащей Шариату.

Беседовал Анвер Агаев

www.islam.ru

Религия - Можно муслиму работать судьей

ВОПРОС: Ас салам алейкум!

Мейрам ага, вы грамотный человек по исламскому праву, поэтому решил с вами проконсультироваться по одному вопросу:

Я юрист по профессии. Хотел бы участвовать в отборе конкурса на должность судьи первой инстанции.  В случае если я пройду по конкурсу, намерен работать честно и справедливо, взяток не брать. Однако проблема другом: работая судьей, обязан буду решать вопрос согласно закону республики, а наша законодательство основана на романо-германской правовой системе[i], который основан на римском праве. Некоторые принципы и нормы законов республики не соответствует исламскому шариату и как быть в такой ситуации, если судья никак не может, выносит решения по исламским принципам? Не будет ли греховным, если работать судьей? Например: по нашему законодательству ростовщичество разрешено, а по исламскому шариату запрещено, а судья не может признать  ростовщичество незаконным, так как он руководствуется  законами республики, потому что так устроено система управления государства. Как бы сказать судья слуга закона.

Кроме этого, судом в случае положительного вынесения решения по какому-либо делу участники процесса из соображения менталитета, судьям сами приносят в качестве благодарности ценное имущество, подарки или деньги. При этом, сам судья не ничего просит, такие люди настойчиво оставляют свои благодарности судье. Это не рассматривается ли по исламскому шариату как взяточничество?

_________________________________________________________

[i] Мир делятся на три правовые систему:

1. Англосаксонская правовая система – у них основа закона заключается в прецеденте высших судебных органом.  Н: Англия, Канада,  Новая Зеландия и др.

2. Романо-германской правовая система – у этих стран законы основаны на унифицированной системе, которые составляют единую иерархическую систему нормативных актов.  Н: европейские и азиатские страны относятся к этой правовой системе, в том числе страны СНГ.

3. Исламская правовая система – у данной системы законы государства основаны принципе священного Корне, сунне иджме. Н: Саудовская Аравия, Иран и др. исламские страны.

ОТВЕТ: уа алейкум ас салям брат!

Решать вам самому, работать судьей или нет. Раз спрашиваете совет, дам вам пищу для размышления, потом сами примете решение как дальше быть. Наша страна светская, поэтому шариатским законам тут не место. Вот собираетесь работать честно. А как честно будете работать, если председатель вашего суда или с вышестоящей инстанций заставят вас принимать противозаконные решения, оправдать преступника или наказать невинного?! Если откажетесь, то вас самого подставят или уволят. В любом случае заставят брать взятки или сделают посредником. А вы, заранее зная обо всем этом, что все это большой грех, будете дальше грешить или уволитесь с работы?! Сможете ли вы принимать справедливое решение, если заранее знаете, что по результатам этого решения вас ждет солидное вознаграждение (взятка)?! Сможете ли отказать своим коллегам и близким ради справедливого приговора?! Раз вам приносят подарки и вознаграждения за ваши приговоры, значит все это скрытая форма взятки, как бы они красиво не назывались. Может это за вашу сговорчивость в будущем. Поэтому невозможно в нашей стране быть честным и порядочным, сколько бы не хотели. Просто посмотрите как живут наши судьи и на чём катаются, как они ведут себя с простыми гражданами страны….

Во многих аятах Корана содержится призыв к справедливости и запрет несправедливости:

«Но если ты вынесешь решение, то суди их беспристрастно. Воистину, Аллах любит беспристрастных» (5:42).

«Воистину, Аллах повелевает блюсти справедливость, делать добро и одаривать родственников. Он запрещает мерзости, предосудительные деяния и бесчинства. Он увещевает вас, – быть может, вы помянете назидание» (16:90)

«Будьте стойки ради Аллаха, свидетельствуя беспристрастно, и пусть ненависть людей не подтолкнет вас к несправедливости. Будьте справедливы, ибо это ближе к богобоязненности. Бойтесь Аллаха, ведь Аллах ведает о том, что вы совершаете» (5:8).

«Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются неверующими» (5:44).

www.religia.kz

Все стали прокурорами, никто не хочет быть адвокатом

Каким-то интересным и не очень благоприятным образом в последнее время складываются взаимоотношения мусульман друг с другом. Практически каждый старается найти недостатки в характере своих братьев и ошибки в их образе жизни, чтобы потом с гордостью предъявить на суд общественности результаты своего «кропотливого труда».

Наблюдая за этими метаморфозами, делаю для себя неутешительный вывод: из братьев и сестёр по вере мы превратились в «прокуроров», подыскивающих удобный случай для предъявления обвинения.

Только вот подобная обязанность не возложена на нас Милостивым Создателем.

Не обязал Он ни одного из Своих рабов необходимостью искать недостатки в братьях по вере.

На каком же основании мы, ничтожные рабы, осуществляем свою «прокурорскую» деятельность?

Деятельность, принёсшую нашей умме только один результат – мусульмане забыли о том, что должны оставаться братьями в любой ситуации и в любой ситуации должны находить как можно больше оправданий другому мусульманину. Нужно быть адвокатами.

Увы, но такими сложными действиями мы перестали себя утруждать, и всё увиденное или кажущееся негативным с щедростью записываем на «чужой счёт».Наблюдение за братьями по вере так прочно вошло в нашу жизнь, что стало чуть ли не основной целью жизни.

Но даже если намерения такого поведения изначально были благими, например, снизить уровень распущенности и неповиновения Всевышнему, результат оказался плачевным, поскольку, увлёкшись жизнью других людей и выполнением ими своих обязанностей, исполняющие обязанности «прокуроров» отодвинули собственную жизнь на второй план. Следовательно, выполнение обязанностей и соблюдение законов самими собой попросту упустили из виду. И вместо желаемого снижения уровня распущенности и греховности мы получаем рост данных показателей.

Дорогие братья и сёстры, давайте расставим приоритеты: «прокурорами» мы можем быть только для самих себя, контролируя каждое деяние и осуждая каждый свой проступок.

Для всех остальных мы должны быть только «адвокатами», при необходимости находя семьдесят оправданий, как о том сказано в хадисе: «Если брат твой поступил дурно, найди ему 70 оправданий».

Только в этом случае возможно улучшение нравственности в мусульманском обществе.

А пока наша нравственность претерпевает «колоссальные убытки», и связано это в большей степени именно с тем, что многие из нас стараются увидеть чужие ошибки, но никак не свои.

Даже в поведении родителей мы успешно находим недочёты и упрекаем их.

Однако не видим своих презренных грехов, под тяжестью которых и голову не должны были бы поднимать.

Но… То ли совесть наша совсем «потерялась» в дебрях мирских удовольствий, то ли «иммунитет» выработался, и в своём довольно-таки плачевном положении мы умудряемся ходить не просто с поднятой головой, но ещё и учить других уму-разуму.

Одумаемся, братья и сёстры, прекратим играть в «следственный комитет», восстановим родственные узы, дарованные нам Аллахом через прародителя Адама (мир ему) и религию Ислам.

Вспомним о том, что у нас у всех одна цель – это достижение довольства нашего Господа, и здесь мы должны быть не противниками, а союзниками! Только вместе мы можем стать опорой Ислама.

Даже если мы уверены в своей правоте и заблуждении брата по вере, не следует забывать о том, что наши суждения, прежде всего, субъективны, на какие бы объективные факты они не опирались.

Для мусульманина лучше подумать хорошо о другом мусульманине и сделать дуа о его исправлении, а Аллах – Знающий, и если человек действительно ошибается, иншааллах, Всевышний наставит его, если же нет, проявившему терпение запишется вознаграждение за доброе отношение к своему брату.

Именно к этому нас призывает религия Ислам: «Пожелай другим то, что желаешь самому себе, и не желай другим того, чего не желаешь себе».

Давайте во взаимоотношениях с братьями будем руководствоваться именно этими словами, а не требованиями нашего нафса.

Да поможет нам Аллах укрепить и объединить умму мусульман и сделает нас из числа рабов Своих, которыми Он доволен!

Счастья вам в обоих мирах, дорогие братья и сёстры!

islamdag.ru

Советы юриста-мусульманина единоверцам

В ходе прошедшей на «Ансар.Ru» Онлайн-конференции известного правозащитника, адвоката, доктора юридических наук Мурада Мусаева гостю портала поступило немало вопросов, касающихся конкретных действий в тех или иных ситуациях, с которыми нередко сталкиваются верующие в России.

Мурад Мусаев дал некоторые рекомендации нашим читателям.

О хранении книг

Поскольку на сегодня число исламских книг, попавших в список экстремистских материалов, исчисляется десятками, если не сотнями, сразу несколько вопросов были связаны с хранением подобной литературы дома.

Мурад Мусаев отметил, что по закону к ответственности могут быть привлечены только лица, виновные в незаконном изготовлении, распространении и хранении в целях дальнейшего распространения так называемых «экстремистских материалов».

«Угрозы привлечения к уголовной или административной ответственности за хранение книги в целях личного пользования, равно как и изъятие такой книги, незаконны», - подчеркнул он.

О строительстве мечетей

Комментируя проблему с запретом строительства мечетей и сносом уже строящихся зданий, гость «Ансар.Ru» порекомендовал мусульманам, сталкивающимся с такими проблемами, обратиться к компетентным юристам на местах и «обжаловать решения о сносе строений всюду, где только можно».

«Кроме того, каждый, кто собирается строить мечеть, должен очень серьезно подходить к оформлению соответствующей разрешительной документации. Начинающий это богоугодное дело должен понимать, что чиновники будут всячески мешать ему, придираясь к мелочам. Строитель мечети как спортсмен, который знает, что его будут засуживать, должен делать все идеально и побеждать вчистую, не пропуская ни единого удара», - обратил внимание Мусаев.

О полицейских проверках

В связи с участившимися проверками документов у лиц «неславянской внешности» читатели интересовались законностью таких проверок и правилами поведения в подобном случае.

Мурад Мусаев подчеркнул, отвечая на вопрос, что «сотрудники полиции имеют право побеспокоить Вас лишь в одном из двух случаев: либо Вы должны прямо при них совершить что-то противоправное, либо они должны иметь основания подозревать Вас в этом. Причем подозрения должны быть не абстрактными, а конкретными (к примеру, должна наличествовать ориентировка, под которую Вы подходите). В противном случае никто не имеет права останавливать Вас, проверять документы и проч.».

«Хочу посоветовать Вам и всем читателям «Ансара» ознакомиться с законом «О полиции» - он не так уж велик, можно осилить за полчаса и узнать очень много нового. Те из наших «правоохранителей», которые любят на пустом месте «проверить документы» или «откатать пальчики», ничего так не боятся, как человека, знакомого с законом», - дал совет правозащитник.

О «неправильных мусульманах»

Также свое отражение в вопросах читателей нашла проблема разделения мусульман на «традиционных» и «нетрадиционных».

Один из читателей поинтересовался, имеют ли право преследовать мусульман только за то, что они поклоняются Аллаху чуть иначе: иначе читают намаз, носят бороду и пр.?

«Естественно, никто не имеет права преследовать человека за его религиозные убеждения. Вероисповедание – личное дело каждого. Что касается «традиционного ислама», то не надо отдавать это словосочетание в собственность или даже в пользование исламофобам и лицемерам. В нашей религии есть традиция, которой все мы должны следовать, – это сунна пророка Мухаммада (пусть благословит его Аллах и приветствует). Так что человек, придерживающийся сунны, есть лучший из представителей «традиционного ислама», - ответил Мурад Мусаев.

Об обвинениях в терроризме

Мурад Мусаев по просьбе читателя также прокомментировал новый законопроект, в соответствии с которым родственники и близкие обвиненного в террористической деятельности будут нести материальную ответственность перед пострадавшими.

«Есть базовые принципы права, которые нельзя нарушать ни при каких условиях, даже если это предлагает очень большой и важный человек.

Один из таких принципов – презумпция невиновности: только суд может установить виновность человека и наказать его, а также наложить на него материальное взыскание. Сам факт наличия подозрений в отношении какого-то человека или даже предъявления ему обвинений не может влечь за собой какую-либо ответственность этого человека перед государством или иными лицами», - напоминает гость «Ансар.Ru».

www.ansar.ru

Юриспруденция и юрист в мусульманском праве

Юриспруденция и юрист в мусульманском праве

Реферат

Юриспруденция и юрист в мусульманском праве

Введение

судебный право мусульманский ислам

Правовая система, рассмотренная в данной работе основывается на концепциях, отличающихся от тех, которые доминируют в западных странах. Мусульманское право это сложное социальное явление, оказавшее большое влияние на историю развития государства и права целого ряда стран Востока. Сфера действия мусульманского права как юридического и идеологического фактора в наше время также остается весьма широкой, что во многом предопределяется тесными связями мусульманского права с исламом как религиозной системой, которая до сих пор имеет едва ли не определяющее значение для мировоззрения самых широких слоев населения в этих странах. Необходимо отметить, что из всех мировых религий ислам, пожалуй, наиболее близко соприкасается с государством и правом. Связующим звеном здесь выступают мусульманское право и исламская правовая идеология. В свою очередь, подчеркивая государственный характер ислама, мусульманское право всегда стояло в центре его учения и воспринималось не только как система норм, но не в последнюю очередь как универсальная политико-правовая доктрина. В мирском смысле мусульманское право представляет собой единую исламскую систему социальных норм регулирования, которая включает как юридические нормы, так и не правовые регуляторы, в первую очередь, религиозные и нравственные правила поведения. В жизни при опосредовании общественными отношениями все эти нормы тесно взаимодействуют и переплетаются. Однако как свидетельствует практика правового развития исламских стран, в данной системе юридические правила поведения занимают относительно самостоятельное место. Более того, с течением веков обособление юридических норм от прочих, неправовых исламских регуляторов становилось все более отчетливым, система таких норм выступает мусульманским правом в юридическом значении.

1. Особенности юриспруденции в мусульманском праве

Известно, что для мусульманского права характерно преобладание религиозного принципа применения: оно действует, прежде всего, во взаимоотношениях мусульман. Данный принцип в целом сохраняется и в наши дни. Например, брачно-семенные нормы мусульманского права распространяются исключительно на мусульман и не применяются другими религиозными конфессиями. Предусматриваемая уголовным законодательством Марокко и Иордании ответственность за несоблюдение поста во время рамадана касается только мусульман, а по Уголовному кодексу Северной Нигерии по мусульманскому праву могут быть наказаны только последователи ислама.

Вместе с тем религиозный принцип применения мусульманского права никогда не проводился в жизнь без изъятий, последовательно и безусловно. С самого возникновения ислама и становления мусульманского государства многие нормы мусульманского права распространялись и на не мусульман. Это относится, например, к государственному праву или к положениям, устанавливающим налоги на немусульманское население. Другим случаем является подчинение нормам мусульманского права не мусульманки, вышедшей замуж за мусульманина. Наиболее нагляден отход от религиозного принципа при применении норм «личного статуса», которые традиционно рассматриваются в тесной связи с вероисповеданием лица. Так, в настоящее время мусульманско-правовые нормы относительно завещания, наследования, ограничения правоспособности, вакуфного имущества в большинстве арабских стран распространяются и на немусульман.

Применение мусульманского права в случае молчания гражданского законодательства также не учитывает религиозной принадлежности сторон. Однако нормы современного мусульманского уголовного права в Саудовской Аравии, Судане, Иране, Ливии и некоторых других странах также применяются ко всем гражданам соответствующих стран вне зависимости от их вероисповедания (в Судане это явилось причиной массового недовольства жителей юга страны, не принявших ислам). В Кувейте с 1982 г. запрет на употребление спиртных напитков распространен даже на иностранных дипломатов. Представляется, что закрепление норм мусульманского права в принимаемых государством законах и их распространение на всех граждан не могли бы иметь места, если бы мусульманское право не являлось системой юридических норм, обладающих относительной самостоятельностью по отношению к религиозным постулатам ислама.

Действительно, тезис о религиозном критерии применения мусульманского права представляется правильным только с весьма существенными оговорками. Он может быть принят при условии рассмотрения мусульманского права с одной точки зрения - в максимально широком, а не специально юридическом смысле, т.е. как «божественного закона» - шариата, который в таком понимании практически поглощает собой ислам в целом. Естественно, при этом юридические нормы действительно оказываются в тени собственно религиозно - ритуальных или нравственных предписаний, растворяются в них. Понятно, что такой подход не позволяет выявить особенности именно юридических норм как относительно самостоятельной части всего мусульманского социально-нормативного комплекса. Более того, если принять за аксиому положение о неразрывном единстве религиозных предписаний (догматических и ритуальных), нравственных и собственно правовых норм в исламе, то вопрос о самом существовании мусульманского права в юридическом смысле вообще снимается. В самом деле, если исходить из того, что так называемые правовые нормы в исламе ничем принципиально не отличаются от ритуальных и моральных, то возникают сомнения в обоснованности оценки мусульманского права как юридического явления. А раз так, то закономерно встает вопрос, допустимо ли вообще говорить о наличии в исламе, пусть даже в нерасчлененном виде, различных типов норм, в том числе и юридических. Иными словами, выводу о том, что мусульманский социально-нормативный механизм включает религиозные, нравственные и правовые правила поведения, должен предшествовать анализ тех факторов, которые обусловили юридический характер отдельных предписаний ислама, придали им качество права. Поэтому специфику мусульманского права нельзя полностью раскрыть, указав только на его тесную связь с мусульманской религией и нравственностью. Прежде всего необходимо дать ему оценку именно как праву в юридическом смысле, рассмотреть его соотношение с государством, определить, отвечает ли оно всем требованиям, которым должно отвечать право как особый социально-нормативный регулятор. Без этого невозможно понять место мусульманского права в правовой надстройке общества в мусульманских странах.

2. Государство и мусульманское право

В исламе господствует концепция теократического общества, в котором

государство имеет значение лишь как служитель установленной религии. Целью мусульманского государства провозглашается реализация всех предписаний ислама, утверждение «мусульманского образа жизни». В связи с этим нужно отметить, что в Коране имеются две группы норм, одна из которых снабжена «земными» санкциями, а вторая - «потусторонними». Так, закрепленные им правила, касающиеся брака и развода, наследования, доказательств, обязательны для судов, которые в случае их нарушения применяют «земное» наказание. Эти нормы мусульманские юристы относят к «собственно правовым». Что же касается иных правил поведения, за несоблюдение которых Коран предусматривает не судебную (правовую) ответственность, а «потустороннюю» кару, то они носят характер чисто моральных нормативов. При этом справедливо подчеркивается, что «такое четкое разграничение правовых и моральных норм в Коране не всегда возможно». Можно различать два основных варианта санкционирования, соответствующие двум разновидностям религиозных нормативов. К первой из них относятся религиозные нормы, за несоблюдение которых Кораном и сунной установлены вполне определенные санкции, напоминающие соответствующие юридические; и поэтому вполне пригодные для их применения государственными органами. В их числе нормы, предусматривающие ответственность за убийство (смертная казнь), прелюбодеяние (телесное наказание в виде 100 ударов), ложное обвинение в прелюбодеянии (телесное наказание 80 ударами), кража (отсечение руки), разбой (отсечение руки и (или) ноги, либо распятие), бунт (смертная казнь) и др. Снабжение части религиозных норм подобными санкциями предполагает наличие определенного механизма, отвечающего за их применение, неукоснительное «земное» наказание нарушителей - грешников. Суннитская мусульманско-правовая доктрина отводила эту роль государству, часть функций которого рассматривалась в качестве религиозных. В их число включалось применение предусмотренных Кораном и сунной точных мер ответственности за несоблюдение установленных ими норм. На практике мусульманское государство нередко действительно выполняло предписанную ему роль - регулятивную, путем обеспечения реализации правил поведения. Иначе говоря, мусульманское государство в этом качестве выступало элементом (институтом) самой религиозной системы, равно как отдельные мусульманские религиозные институты - муфтий, кади - являлись частью государственного механизма. Применение религиозной санкции было делом государства и предшествовало наказанию грешника в загробном мире. Вместе с тем, когда определенная религиозная норма применялась и защищалась государством, она приобретала качество правового правила поведения, точнее, становилась источником совпадающей с ней правовой нормы. А применение государством установленной в Коране или сунне санкции означало придание данной правовой норме и соответствующей юридической санкции. В этом случае, поскольку санкцию применял государственный орган, норма становилась правовой, совпадающей по содержанию с религиозной. В связи с этим, терминами «правовые нормы Корана» и «правовые нормы сунны» можно пользоваться, имея в виду их условный характер, поскольку под такими нормами подразумеваются религиозные правила поведения, явившиеся источниками норм мусульманского права. Необходимо также помнить, что подавляющее большинство юридических предписаний, составляющих мусульманское право, было введено правоведами на основе рациональных приемов (иджтихад). Иначе говоря, на правоведение возлагалась задача разработки практических путей достижения общих целей ислама, теоретически сформулированных богословием. На это обстоятельство обращает внимание, например, Л.В.С. Фан ден Берг, обоснованно подчеркивая, что мусульманские юристы должны были до некоторой степени быть богословами, а богословы - юристами. Однако тот факт, что большая часть нормативных положений ислама, (закрепленных Кораном и сунной или сформулированных муджтахидами) была предназначена для регламентации поведения людей в их взаимоотношениях (муамалат), еще не превращает эти правила в правовые нормы. Все социально-нормативные регуляторы (в том числе и неправовые) призваны в той или иной степени и форме направлять человеческое поведение, взаимосвязи людей. Чисто теоретически, можно (хотя и весьма условно) отделить юридические (предположительно юридические) нормы от мусульманской догматики и культовых правил, однако такого умозрительного отвлеченного анализа явно недостаточно. Кроме того, последовательно отличить нормы мусульманского права от поддерживаемых исламом нравственных правил или религиозных норм, регулирующих не культовое поведение, а общественно значимые поступки мусульман и их взаимоотношения во «внецерковной» сфере, на уровне теоретического анализа содержания самих этих норм и их различий в теории «фикха» вообще не удается. Поэтому нельзя ограничиваться лишь простой квалификацией муамалат в качестве юридических норм, как это часто делается. Главное состоит в выявлении, почему и как многие установленные исламом правила поведения индивидов в их взаимоотношениях (а также часть культовых норм) из чисто религиозных предписаний превратились в юридические нормы. А для этого необходимо проследить механизм их действия, соотношение с государством и классовыми интересами господствующих социально-политических сил. Именно здесь лежит граница между правовыми и неправовыми нормами ислама. Юридические нормы (нормы мусульманского права в собственном смысле) выделяли не юристы, а социальная действительность, практика их функционирования, ведущую роль в которой играла деятельность государства по поддержанию и обеспечению определенных правил поведения, сформировавшихся в едином мусульманском механизме социально-нормативного регулирования, приданию им характера правовых норм. Как правильно отмечает В.Е. Чиркин, «главная проблема заключается в том, какие из этих трудов (трудов мусульманских юристов) могут быть отнесены к числу тех, которые составляют официально выраженную и признанную правовую доктрину». Речь, таким образом, идет не просто о мусульманско-правовой доктрине, а о трудах юристов, санкционированных государством и поэтому ставших источниками норм действующего мусульманского права.

. Классификация преступлений и наказаний в исламе

Разрабатывая теорию правонарушения, мусульманские юристы исходили из двух основополагающих философско-богословских начал. Прежде всего, они считали, что все поступки и даже мысли людей гак или иначе предопределяются волей Аллаха. Однако, по мнению представителей большинства мусульманско-правовых школ, установленные «божественным откровением» рамки достаточно гибки, чтобы позволять человеку во многих случаях самостоятельно выбрать вариант своего поведения. Поэтому любой серьезный проступок рассматривается как наказуемое нарушение мусульманских запретов, смысл которых заключается в общей направленности ислама, в частности его правовых принципов и норм, на защиту пяти основных ценностей - религии, жизни, разума, продолжения потомства и собственности.

Другим принципиально важным моментом является рассмотрение правонарушения как непослушания воле Аллаха. Поэтому, по мнению мусульманских ученых-юристов, любое неправомерное в юридическом, смысле поведение не просто представляет собой отклонение от предписаний мусульманского права, за которое следует соответствующая «земная» санкция, но в то же время выступает как религиозный грех, влекущий потустороннюю кару.

Подобный подход накладывает отпечаток на всю уголовно-правовую мусульманскую концепцию, в которой широкое понимание правонарушения как серьезного греха сочетается с его узким определением в формально-юридическом значении. С этой точки зрения, согласно общепризнанному выводу Ал-Маварди, крупнейшего представителя мусульманско-правовой теории правонарушения (974-1058), последнее состоит в совершении запрещенного и наказуемого Аллахом деяния.

Авторитетные мусульманские правоведы средневековья и современные исследователи разработали немало классификаций правонарушений, анализ которых помогает лучше понять специфику мусульманского деликтного права. В основу большинства из них кладутся два основных критерия: степень определенности наказания за тот или иной проступок и характер нарушенных интересов и прав. Наибольшее распространение получила классификация, согласно которой все правонарушения подразделяются на три группы. Первая из них включает преступления, которые представляют наибольшую общественную опасность, посягают на «права Аллаха» (т.е. интересы всей мусульманской общины) и наказываются точно определенной санкцией - хадд. Вторая объединяет преступления, которые также влекут фиксированное наказание (кисас, кавад или дица), но нарушают права отдельных лиц. Наконец, третью категорию составляют все иные правонарушения, которые наказываются не жестко установленной санкцией - тазир и могут затрагивать как «права Аллаха» (к ним относят нарушения всех религиозных обязанностей), так и частные интересы.

Преступления категории «Хадд»

Большинство современных исследователей мусульманского деликтного права понимают под хадд ответственность за деяния, которые, во-первых, посягают только на интересы всей общины («права Аллаха») и во-вторых, влекут наказания, либо однозначно определенные Кораном или сунной, либо нормативно точно установленные правоприменительной практикой «праведных» халифов. Однако мусульманские ученые-юристы не единодушны в том, какие конкретно правонарушения должны быть включены в данную категорию преступлении. Большинство исследователей полагают, что к ним относятся семь наиболее опасных общественных деяний - прелюбодеяние, употребление спиртных напитков, кража, разбой, недоказанное обвинение в прелюбодеянии, вероотступничество и бунт. Однако Ибрахим Дасуки аш-Шахави, например, исключает - из этого перечня бунт, а Атийа Мустафа Машрафа, кроме того - и вероотступничество.

Такое весьма характерное отсутствие единства относительно классификации этих правонарушений наглядно подтверждает, что мусульманское право не отличается формальной определенностью, однозначным закреплением большинства принципов и норм, которые в рамках различных школ понимаются по-разному.

Кража

Исследователи мусульманского деликтного права единодушны в отнесении кражи к преступлениям, за которые Кораном установлена строго определенная мера наказания: «Вору и воровке отсекайте их руки в воздаяние за то, что они приобрели, как устрашение от Аллаха. Поистине, Аллах - великий, мудрый! А кто обратится после своей несправедливости и исправит, то Аллах обратится к нему. Поистине, Аллах - прощающий милосердный!». Столь суровая кара за кражу объясняется тем, что она посягает на собственность - одну из пяти охраняемых исламом ценностей.

Мусульманско-правовая теория разработала строгие нормативные требования к объективной и субъективной сторонам кражи, которая только при определенных обстоятельствах может считаться преступлением категории хадд. Так, сторонники большинства толков полагают, что подобною суровую ответственность может нести только свободное лицо, достигшее совершеннолетия и находящееся в полном рассудке, а последователе шафиитской и ханбалитской школ допускали наказание рабов, несовершеннолетних и умалишенных отсечением руки.

Важно отметить, что кражей категории хадд считалось умышленное и тайное хищение, а открытое присвоение чужого имущества (грабеж) не наказывалось столь строго. Кроме того, по мнению большинства правоведов, относительно места нахождения похищенного имущества в момент кражи и права собственности на него не должно было быть шубха («сомнения»). Это, прежде всего, означает, что для отсечения руки вору имущество должно быть тайно похищено с места его постоянного хранения, куда преступник не имеет свободного доступа. Поэтому, например, если ювелирное украшение украдено не оттуда, где оно постоянно хранится с обычными мерами предосторожности, а было подобрано на месте, в котором оно оказалось случайно, то такая кража не наказывается отсечением руки. Аналогично решается вопрос об ответственности за хищение из помещения, в которое вор мог беспрепятственно входить - например, если слуга украл что-либо в комнате своего хозяина, сын - у отца, гость - у пригласившего его хозяина и т.п. По мнению некоторых мусульманских юристов, не считалась преступлением хадд кража, совершенная в общественном месте (например, в общественной бане, торговой лавке или на транспорте), а также хищение домашних животных с открытого пастбища или плодов из неохраняемого сада. На этом основании отдельные правоведы полагали, что вор-карманник также не наказывается отсечением руки, в то время как другие не освобождали его от такого наказания.

Для наказания кражи отсечением руки само похищенное имущество должно отвечать ряду требований. Так, его стоимость не должна быть ниже определенного минимума, который. согласно выводам различных толков, устанавливался в сумме от 1/4 до 1 динара. Далее, данное имущество должно быть «разрешено» для мусульман и продаваться на рынке. Поэтому кража вина или свинины, запрещенных исламом к употреблению, не считалась преступлением хадд. Кроме того, ханифиты исключали отсечение руки за хищение скоропортящихся продуктов и рукописных экземпляров Корана (возможно потому, что преступник практически не мог реализовать их на рынке), а также так называемых разрешенных предметов - рыбы, выловленной в естественном водоеме, или дичи, подстреленной на охоте в диком лесу. В отличие от них шафииты не делали изъятия для последней категории вещей.

При наличии всех отмеченных условий преступник наказывался отсечением правой руки. За вторую кражу, по общему мнению, полагалось отрубить левую ногу (в зависимости от толка - по лодыжку или по колено). В случае совершения аналогичного преступления в третий раз шафииты требовали отpyбить левую руку, а в четвертый - правую ногу. Однако, согласно выводам большинства толков, начиная с третьей кражи преступник наказывался по усмотрению судьи (тазир), которому рекомендовалось выбрать лишение свободы либо смертную казнь, если вор не исправляется. При участии в краже нескольких лиц все они несут одинаковую ответственность.

Прелюбодеяние

К числу наиболее опасных преступлений мусульманско-правовая теория относит прелюбодеяние - внебрачные половые отношения, за которые следует наказание хадд. Особая общественная опасность данного преступления по мусульманскому праву обусловлена тем, что оно посягает на одну из основных охраняемых законом ценностей - продолжение рода, угрожая одновременно устоям морали и интересам семьи. Коран предусматривает строгую и определенную меру наказания за это преступление: «Прелюбодея и прелюбодейку - побивайте каждого из них сотней ударов. Пусть не овладевает вами жалость к ним в религии Аллаха, если вы веруете в Аллаха и в последний день. И пусть присутствует при их наказании группа верующих».

В соответствии с преданием, для доказательства совершения прелюбодеяния необходимы показания четырех свидетелей. Причем последователи ханифитского толка принимали показания только мужчин и лишь в течение года с момента преступления. Виновность в совершении прелюбодеяния могла быть. доказана и признанием преступника. При этом ханбалиты допускали, чтобы подозреваемый четырежды признался в любой форме, даже путем простого устного повтора признания в одной фразе, а ханифиты принимали признание в качестве основания для привлечения преступника к ответственности только в том случае, если оно подтверждено подозреваемым четыре раза с интервалами, в течение которых он может взвесить все последствия своего признания и отказаться от него. Интересно отметить, что в настоящее время в Саудовской Аравии практически не встречаются случаи прелюбодеяния, доказанного свидетельскими показаниями, и суд применяет наказание за это преступление только на основе признания.

Интересно отметить, что муж, ложно обвинивший в прелюбодеянии свою жену, сам не привлекается к ответственности за такое преступление. Если он утверждает, что жена родила ребенка не от него и повторяет свое обвинение пять раз (лиан), то жена должна быть наказана за прелюбодеяние. Однако, если она, в свою очередь, пять раз поклянется Аллахом в том, что ребенок рожден от мужа, то отцом ребенка признается муж, но брак расторгается навсегда. Не случайно данная норма в качестве юридической фикции часто использовалась для расторжения брака по взаимному согласию между супругами, когда муж не имел формальных оснований требовать развода.

Разбой

Мусульманские исследователи, за редким исключением, рассматривают разбой в качестве одного из наиболее серьезных преступлений, за которое мусульманское право предусматривает точную меру наказания.

Анализируя Коран, мусульманские правоведы установили, что ответственность за разбой может нести лишь совершеннолетний мужчина-мусульманин, находящийся в полном рассудке, причем только в том случае, если жертвой преступления явился мусульманин же, а захваченное имущество находится в его собственности или законном владении. Преступник и жертва не должны находиться в родственных отношениях.

Толкование нормы Корана относительно разбоя позволило правоведам установить меру наказания за это преступление в зависимости от его последствий. Так, по мнению шафиитов, если разбой сопровождается убийством и захватом имущества, то преступник наказывается смертной казнью и распятием: при убийстве без присвоения имущества - смертной казнью; при лишении путника имущества без убийства - четвертованием и при простом устрашении без убийства и овладения его имуществом - высылкой или лишением свободы по усмотрению правителя.

Представители ряда других школ мусульманского права считали, что имам вправе выбрать любую из предлагаемых Кораном мер, включая и смертную казнь, если того требуют интересы общины, для наказания преступников, совершивших любой вид разбоя. Однако, по единогласному выводу всех толков, если разбой сопровождался убийством, то правитель обязан применить смертную казнь, и не может помиловать преступника, поскольку такое убийство в отличие от обычного посягает на права общины. Причем если в преступлении участвовало несколько лиц, то все они подлежат смертной казни.

Употребление спиртного

Резко отрицательное отношение ислама к употреблению спиртных напитков, как отмечают современные исследователи, объясняется тем, что такое действие посягает на интеллект, представляющий собой одну из защищаемых исламом ценностей и без которого немыслима вера в Аллаха. Вместе с тем, порицая в ряде своих стихов употребление алкогольных напитков, Коран не предусматривает определенного наказания за этот грех. Поэтому среди мусульманских правоведов имеются расхождения во мнении относительно его включения в ту или иную категорию правонарушений. Большинство полагает, что употребление алкоголя является преступлением хадд, поскольку сунна фиксирует точную меру наказания за него.

Большинство исследователей считают, что точная мера наказания за употребление спиртного основана на преданиях Пророка, решениях его сподвижников и в дальнейшем получила единодушное одобрение крупнейших представителей основных толков мусульманского права (иджма). Однако некоторые авторы отрицают единогласие последователей Пророка и всех правовых школ в вопросе наказания за это преступление и настаивают на его отнесении к разряду правонарушений тазир, за которые не установлена точная мера наказания.

В качестве доказательства совершения этого преступления учитывались свидетельские показания, признание виновного, а также внешние признаки опьянения. Причем определенное сунной наказание применялось только за сознательный грех. Если же опьянение явилось результатом случайного употребления спиртного по причине добровольного заблуждения или было вынужденным (например, спиртной напиток выпит в результате насилия, в лечебных целях или для утоления мучительной жажды ради сохранения жизни), то виновный освобождался от подобного наказания.

Бунт

Мусульманская уголовно-правовая теория рассматривает смуту или бунт, представляющие собой выступления против правителя или попытку государственного переворота, в качестве одного из наиболее опасных преступлений, влекущих жестокое наказание. Среди мусульманских правоведов нет единства относительно места этого преступления в общей классификации правонарушений. Отдельные авторы полагают, что мусульманское право не знает однозначной и строго определенной ответственности за подобного рода деятельность, преследуемую по усмотрению властей, которые могут прибегнуть к различным мерам наказания бунтовщика, включая и смертную казнь.

Измена исламу

Вероотступничество, язычество и богохульство представляют собой разновидности одного преступления - измены исламу, по поводу которого мусульманские ученые-юристы занимают несовпадающие позиции. Согласно наиболее распространенному взгляду, оно относится к правонарушениям, за которые мусульманским правом установлена строго определенная мера наказания (хадд) и которое влечет смертную казнь. Современные мусульманские исследователи обращают особое внимание на то, что измена исламу угрожает вере - главной ценности, охраняемой исламом, и поэтому является правонарушением, представляющим наибольшую общественную опасность. Они утверждают, что без сурового наказания за это преступление не может быть обеспечена независимость и свобода мусульман, которые, следуя дурному примеру отступников, могут оказаться в плену пагубных страстей и попасть под влияние материализма, отвращающего верующих от «духовных ценностей» и «проповедующего вседозволенность». Поэтому еще одна опасная сторона измены исламу, по их мнению, заключается в том, что этот грех лежит в основе всех иных нарушений предписаний ислама.

Преступления категории «Кисас»

Обратимся ко второй группе правонарушений, которую выделяет приведенная выше классификация, отстаиваемая большинством современных исследователей мусульманского деликтного права. В нее включаются преступления, за которые шариат устанавливает точную санкцию - кисас, означающую, по общепринятому определению, «возмездие», т.е. наказание, «равное» по тяжести совершенному противоправному деянию.

Основными преступлениями данной категории считаются убийство и телесные повреждения необратимого характера.

Предусматривая высшую меру наказания за данное преступление, мусульманское право допускало возможность пострадавшей стороне выбрать одно из трех - смертную казнь, прощение преступника или принятие от него выкупа за кровь - дийа. Право такого выбора предоставляется наследникам убитого, и виновный может быть наказан только по их ясно выраженному желанию. В случае прощения виновного смертный приговор не может быть вынесен и заменяется выкупом за кровь - дийа. Выкуп за кровь при убийстве свободного мусульманина устанавливался традиционным мусульманским деликтным правом в размере 100 верблюдов или их денежного эквивалента (1 тыс. золотых динаров или 12 тыс. динаров в бумажных деньгах), а за женщину полагалось выплатить вдвое меньшую сумму.

Допускалось, впрочем, прощение преступника и без принятия дийа. Более того, по мнению всех крупнейших мусульманских правоведов, прощение преступника, совершившего умышленное убийство, предпочтительнее его наказания.

Если наследники убитого настаивают на казни убийцы, то для приведения смертного приговора в исполнение преступник и его жертва должны по своим субъективным качествам отвечать ряду установленных мусульманским правом условий, среди которых основное значение придается равенству между ними в отношении пола, веры и социального положения. Мусульманин наказывается смертной казнью за убийство мусульманина, но не несет подобной ответственности за лишение жизни немусульманина или лица, изменившего исламу. Что же касается немусульманина, убившего мусульманина, то история знает случаи наказания подобного преступления смертной казнью по кисасу. Ханифиты допускали смертную казнь за убийство представителей иных религий, если они живут на территории мусульманского государства, не ведут вооруженной борьбы против мусульман и соблюдают условия договора, регулирующего их отношения с властями.

Если субъектная сторона преступления соответствовала указанным требованиям и наследники убитого настаивали на смертной казни, то убийца не мог избежать этой меры наказания. В соответствии с выводами большинства толков, когда в убийстве участвовало несколько соисполнителей, все они подвергались казни. Но если хотя бы один из них в силу, своих личные качеств не мог быть казнен либо действовал неумышленно, то все соучастники убийства, по принципу «кисас не делится», освобождались от этой меры наказания, которая заменялась уплатой выкупа за кровь - дийа. Аналогичная санкция применялась во всех случаях, когда личные данные убийцы вызывали «сомнение», т.е. не отвечали отмеченным выше условиям, необходимым для вынесения смертного приговора. Так же поступали и с наказанием преступника, совершившего неумышленное убийство, который помимо уплаты дийа должен был нести религиозное искупление каффара.

По теории мусульманского деликтного права телесные повреждения в принципе должны наказываться по талиону в соответствии со следующим предписанием Корана: «И предписали. Мы им в ней, что душа - за душу, и око - за око, и нос - за нос, и ухо - за ухо, и зуб - за зуб и раны - отмщение. Поэтому традиционная доктрина предлагала не наказывать преступника до излечения пострадавшего с целью выяснения всех последствий для здоровья нанесенного телесного повреждения и адекватного определения на этой основе ответственности за эти правонарушения. Если же наказание по талиону по каким-либо причинам невозможно, а также с согласия пострадавшего преступник платил соответствующий выкуп за кровь. Со временем вопреки ясному предписанию Корана членовредительские наказания за подобные правонарушения перестали применяться и, как правило, заменялись уплатой дийа.

Правонарушения, категории «Тазир»

Теория мусульманского деликтного права определяет тазир в качестве наказания, точно не установленного Кораном, сунной или единогласным мнением муджтахидов (иджма) и применяемого за совершение правонарушений, которые могут затрагивать как «права Аллаха» (всей общины), так и частные интересы. В отличие от преступлений предыдущих двух категорий, ответственность за которые определяется с учетом лишь объективной их стороны, меры наказания за совершение иных проступков варьируются в зависимости не только от их объективных, но и субъективных сторон. Такие меры наказания и именуются тазир. Мусульманские правоведы подчеркивают, что принципиальная возможность такого вида наказания основывается на отдельных положениях Корана, многих преданиях и подтверждается единогласным мнением муджтахидов.

Тазир применялся в нескольких случаях. Прежде всего, согласно выводу крупнейших правоведов, им наказывались правонарушения, за которые мусульманское право не устанавливает точных санкций хадд или кисас, а также религиозного искупления каффара как единственной санкции.

Здесь имеется в виду, например, неисполнение некоторых религиозных обязанностей (неуплата заката, отказ от совершения молитвы, несоблюдение поста и др.), представляющее собой посягательство на «права Аллаха»; нанесение любого материального ущерба отдельным лицам (за исключением кражи и разбоя, наказываемых санкцией хадд), в частности, нарушение обязательств по сделкам, неуплата выкупа за кровь, обмеривание, обвешивание и мошенничество, взяточничество и растрата средств казны или сирот; умышленное вынесение неправомерного судебного решения и лжесвидетельство; нарушение правил поведения в общественных местах, особенно касающееся интересов и морали женщин; притеснение подданных или произвол по отношению к подчиненным, шпионаж; отрицание основополагающих выводов мусульманской догматики и колдовство.

Тазир может применяться и за совершение преступлений, влекущих в принципе строго определенное наказание хадд или кисас, либо религиозное искупление каффара, когда данные санкции, как уже отмечалось, не могут быть наложены в силу «сомнения», например, если объектом кражи выступает вещь дешевле установленной для отсечения руки.

Покушение на совершение одного из указанных преступлений мусульманско-правовая наука расценивает как самостоятельное правонарушение, влекущее тазир. В некоторых случаях аналогичная санкция применялась и за соучастие в преступлениях категорий хадд и кисас. Например, если в совершении кражи вместе с посторонними принимал участие и слуга хозяина дома, то он не подвергается отсечению руки, а если он являлся соисполнителем кражи, то все преступники наказывались тазиром, поскольку имелось «сомнение» в субъекте преступления. Кроме того, лицо, скрывавшее вора, разбойника или убийцу, также подвергалось тазиру, как правило, в виде телесного наказания и лишения свободы.

В качестве меры исправительного наказания и предупреждения, тазир мог быть применен также в случае прощения лица, совершившего преступление - кисас.

Относительно разновидностей тазира среди мусульманских исследователей нет единства: называют от 4-5 до 11 видов этого наказания. Причем среди них указываются такие своеобразные санкции, как устное порицание (оно применялось, например, к лжесвидетелям) или просто молчаливое проявление осуждения, бойкот или отлучение - так советует Коран мужьям обращаться с провинившимися женами), унижение нарушителя бритьем головы (но не бороды), чернением лица или вождением его в полуобнаженном виде по улицам города с публичным оглашением совершенного им греха, распятие на три дня без лишения жизни, но с запретом принимать пищу.

Интересно, что даже общеизвестные меры наказания за правонарушения - например лишение свободы, материальные санкции или телесное наказание - отличались в мусульманском праве большим своеобразием. К примеру, при мусульманских судах первоначально не имелось специальных тюрем, и правонарушители, приговоренные к лишению свободы, содержались у себя дома или в мечети без права их покидать. Кроме того, никто не мог быть осужден к ссылке на срок более одного года.

Широко применялось в качестве меры наказания причинение правонарушителю материального, имущественного ущерба путем конфискации, наложения штрафа и даже уничтожения имущества (например, лавки виноторговцев сжигались).

Специальное внимание мусульманские правоведы уделяли смертной казни как одному из видов тазира. Они полагают, что данная мера наказания может и должна применяться за наиболее тяжкие преступления, посягающие на общие интересы общины или власть правителя.

Для применения тазира, как и иных санкций, достаточно признания нарушителя или доказательства его вины свидетельскими показаниями. Однако в отличие от хадда или кисаса этот вид наказания может быть применен к любому лицу, находящемуся в здравом рассудке, в том числе к несовершеннолетнему, а также в случае «сомнения».

Характерная особенность тазира заключается в том, что он не представляет собой систему строго установленных формально определенных санкций за конкретные проступки, и правоприменительный орган может достаточно гибко выбирать вид и размер наказания в зависимости от характера проступка и личности виновного. В случае необходимости одновременно используются несколько видов тазира, например, телесное наказание сочетается с высылкой. Причем избранное наказание не обязательно должно иметь жесткие рамки (например, срок лишения свободы) и во многих случаях применяется до тех пор, пока нарушитель не раскается или не исправится - уплатит долг, выполнит религиозную обязанность, которой он ранее избегал, и т.п. Вместе с тем в «публичных интересах» допускается даже превентивное наказание тазиром лиц, которые еще не совершили никаких проступков, но имеются достаточные основания подозревать, что они могут это сделать.

. Мусульманские суды

Правосудие осуществляет духовенство. Высший судья государства - халиф. Он мог рассмотреть любое дело и вынести по нему решение.

Коллегия виднейших богословов (одновременно и правоведы) назначала судей - кади и уполномоченных, которые контролировали судей на местах (и те и другие - представители духовенства). Судебные решения и приговоры кади окончательные и обжалованию не подлежат. Исключения - сам халиф или лица им уполномоченные изменяли решения кади. Немусульманское население судилось представителями всего духовенства.

Процесс по мусульманскому праву носит, как правило, обвинительный характер. Дела возбуждаются не от имени государственных органов, а заинтересованными лицами (за исключением преступлений, направленных против государственной власти). Различия между уголовными и гражданскими делами (в самом судебном процессуальном порядке) практически отсутствуют. Судебные дела рассматриваются публично, обычно в мечети, где могут присутствовать все желающие. Стороны должны сами вести дело, не прибегая к помощи адвокатов.

Процесс проходит устно, письменное делопроизводство не применяется, хотя со времени правления Абассидов по гражданским делам составлялись судебные протоколы. Основными доказательствами являются признания сторон, показания свидетелей, клятвы. Дело должно решаться на одном заседании и не может откладываться на следующий день. По существу процесс в суде превращался в своеобразное состязание сторон, где, естественно, богатый и бедный не были в равном положении. При вынесении решения судья, за исключением сравнительно небольшой категории дел, обладает большой свободой усмотрения, что давало ему возможность руководствоваться личными симпатиями и учитывать социальное положение сторон. Особенностью процессуального права шариата является то, что судебное решение не рассматривается как окончательное и бесповоротное. В случае установления новых фактов и обстоятельств по рассмотренному ранее делу судья может пересмотреть свое собственное решение. Это открывает простор для злоупотреблений и произвола. При оценке доказательств в суде господствует формализм. Так, полным доказательством по делу считаются показания двух достойных доверия свидетелей-мусульман. Показания женщин рассматриваются как половинные доказательства. При отсутствии достоверных или убедительных доказательств применяется клятва, которую обычно должен произнести ответчик или обвиняемый. Клятва, произнесенная по особой торжественной форме и со ссылкой на Аллаха, принималась как веское доказательство в судебном процессе. Она освобождала обвиняемого от ответственности или, по крайней мере, смягчала наказание (например, при обвинении в умышленном убийстве). Признание обвиняемого, если оно было сделано совершеннолетним, вменяемым, не под влиянием принуждения, рассматривалось в качестве доказательства, достаточного для вынесения решения суда.

Общий анализ организации и деятельности мусульманских судов позволяет сделать вывод о том, что в большинстве арабских стран они продолжают играть важную роль в механизме правового регулирования.

Заключение

Путем многолетнего развития мусульманское право выработало огромный массив правовых норм. Но к мусульманскому праву могут быть отнесены отнюдь не все нормы, зафиксированные в Коране и сунне, либо разработанные мусульманскими богословами и правоведами.

Мусульманское право - самостоятельная правовая система. Поэтому изучение его представляет не только исторический, но и общетеоретический интерес. Его анализ в сравнительном плане показывает, что некоторые понятия и выводы общей теории права, претендующие на характер общезначимых, нуждаются в дальнейшем развитии и уточнении с учетом особенностей ocновных правовых систем современности, одной из которых и являетсу мусульманское право. В частности, характерной чертой мусульманского права является то, что государство непосредственно не участвовало в формировании большинства его норм. Оно выполняло свою правотворческую роль косвенно - путем санкционирования выводов мусульманско-правовых толков (мазхабов). Роль основного источника мусульманского права в юридическом смысле принадлежала доктрине, а государство официально санкционировало ее выводы, назначая судей и налагая на них обязанность решать дела на основании учения определенного толка, Коран в этих условиях можно рассматривать как общую идеологическую основу мусульманского права, поскольку лишь небольшое число его норм исходит из «божественного откровения» и преданий о жизни Пророка (сунны).

Список литературы

1. Чиркин В.Е. Мусульманская концепция права. - Мусульманское право (структура и основные институты). М., 1984

2. Абу Хамид аль-Газали. Весы деяний. - М.: Издательский дом «Ансар», 2007. - 216 с.

. Абу Хамид аль-Газали. Наставление правителям. - М.: Издательский дом «Ансар», 2008. - 336 с.

. Айдын Али-заде. Ислам не такой!…А какой? - М.: Издательский дом «Ансар», 2008. - 288 с.

. Аляутдинов Ш. Все увидят Ад. - СПб.: Издательство «Диля», 2008. - 368 с.

. Бурхануддин М. Хидоя. Комментарии мусульманского права. - М.: Волтерс Клувер, 2008. - 656 с.

. Вайсс Бернард Дж. Дух мусульманского права. - СПб.: Издательство «Диля», 2008. - 320 с.

. Ван ден Берг Л.В.С. Основные начала мусульманского права согласно учению имамов Абу Ханифы и Шафии. (пер. с голланд.) - М: Наталис, 2005. - 308 с.

. Керимов Г.М. Шариат. Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности. - СПб.: Издательство «Диля», 2006. - 512 с.

10. Манна Аммар Абдуль Карим. Преступление и наказание по мусульманскому праву. - М.: Издательство РУДН, 2007. - 88 с.

11. Мисроков З.Х. Адат и шариат в российской правовой системе. - М.: Издательство МГУ им. М.В. Ломоносова, 2002. - 256 с.

. Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. Вопросы теории и практики. - М.: Наука, 1986. - 255 с.

diplomba.ru

Адвокат Хасавов - о поучительной истории мошенничества для мусульман

Известный адвокат, глава адвокатского бюро «Драконта» Дагир Хасавов рассказал ИА IslamNews поучительную историю о том, чем порой заканчивается «деловое сотрудничество мусульман и немусульман в России».

У гражданина России, мусульманина, турка по национальности Салкыма Суата, обосновавшегося здесь еще в советские времена и ныне проживающего в Москве с русской женой и ребенком, никогда не было проблем с законом – до тех пор, пока год назад он не попал в лапы банковских аферистов.

«В конце января 2014 года у Суата взяли огромную сумму — 830тыс долларов для отправки на зарубежные счета в Турцию. Суат с другом хотели вложить эти средства здесь, но бизнес не пошел, средства решили вернуть. Человека, который обещал помочь переправить деньги на счета в Турцию, представили как банковского работника, а он оказался мошенником, аферистом. Это некий наш гражданин России, живущий в Москве, Денис. Этот Денис пообещал, что «сегодня отдадите деньги, а уже завтра, до обеда, они будут на ваших счетах, с подтверждением». Проходит два, три дня – денег нет. Денис говорит: «разбираюсь». Потом говорит: «меня кинули», называет каких-то людей. В последующем назначает встречу в отеле «Международный», приходят два человека, представляются правоохранителями, с ними еще пятеро в штатском. Говорят, Дениса не трогать, чтоб с его головы ни одного волоса не упало. Потом Денис начал угрожать высокопоставленными родственниками и связями в правоохранительных органах, просил его не отвлекать, кормил обещаниями, обещал «скоро» вернуть все деньги. Так прошел год. Суат вынужден был продать в Турции свои магазины, чтобы рассчитаться со своим партнером», — рассказал адвокат.

Денис писал разные долговые расписки, в последний раз пообещал вернуть деньги две недели назад — 10 апреля. В этот день Суат пошел на встречу с должником, но вместо долгожданного события с телефона Дениса раздался звонок представителя следственного отдела по Тверскому району Москвы.

«Следователь потребовал, чтобы Суат немедленно приехал к нему, в противном случае грозился прислать людей и Суата закрыть. Суат удивился, конечно, спрашивает: что случилось? Через посольство он нашел меня, — продолжает Дагир Хасавов. – Я вышел на этого следователя, интересуюсь, в чем дело. Тот говорит: надо кое-что уточнить. Мы с моим клиентом подъехали к следователю, чтобы дать свидетельские показания по делу: оказалось, двое мусульман уже арестованы, один чеченец, второй из Казахстана. Возбудили дело по ст. 163 ч 3 – «вымогательство», якобы, эти арестованные мусульмане взялись помочь Суату , узнав, что его обманули на крупную сумму денег. Сказали, что все решат по справедливости, его деньги вернут. А до этого к Суату обратился некий турок, сказал, «мы знаем, что у тебя проблемы, есть люди, которые могут помочь». Так его познакомили с этими людьми. Денис назначил им встречу, а впоследствии преподнес дело так, будто те ему угрожали и вымогали деньги. Соответственно, 10 апреля вместо того, чтобы вернуть долг, он обращается к своим покровителям в правоохранительных органах, они возбуждают уголовное дело, этих двоих заступников кидают в Бутырку и требуют теперь Суата. Но тут появился я. Нас допрашивали порядка 5 часов 20 минут, хотя по процессуальному закону можно только до 4 часов. Пытались еще ночью допрашивать, делать очные ставки. Я отказался. И тогда следователи приняли решение задержать Суата, который якобы организовал вымогательство своих же денег. Мое предположение: Суата изолировали с целью оказания психологического давления — чтобы в конечном итоге он пришел к убеждению, что свобода дороже этих денег».

Суат толком этих людей даже не знает, объясняет адвокат. «Они пришли к нему, предложили помощь, сказали, что возьмут за это 30%, ему вернут 70%. За это тех закрыли как вымогателей. Но Суат, во-первых, не участвовал в этих разговорах, приезжал лишь для того, чтобы подтвердить наличие долга и полномочие этих лиц. Мы все эти показания дали, все вроде бы нормально. Теперь уже мы говорим органам: «этот человек, Денис, мошенник, он забрал 830тыс.долларов, есть люди в банках, мошенник ссылается на неких «покровителей» в силовых структурах. Деньги он собирается возвращать?» В ответ нас огорошили новостью: прокурор поручил Суата арестовать. Я говорю: арестовывать вы не имеете права, это прерогатива суда. Они поправились – задержать, для проведения очной ставки. Я сказал, что для очной ставки Суата не обязательно задерживать – он же сам пришел к следователю, без повестки, скрываться не собирается, что за подлость? Я в протоколе задержания все это написал. Теперь я еду возбуждать дело против Дениса как мошенника», — сообщил адвокат задержанного мусульманина.

По мнению адвоката, эта история поучительна сразу по нескольким причинам.

«Мусульмане по натуре очень добродушные, хотя их представляют как злых людей. Они не пытаются конфликтовать, даже должника не сдают органам, не хотят, чтобы он сидел, чтобы его семья страдала. Все время ведут переговоры, пытаясь убедить человека исполнить свои обязательства добровольно. Тем более если он признает долг. В конечном итоге человека изматывают многочисленными лживыми обещаниями, доводят до нервозного состояния. Человек спрашивает – «ну когда же ты мне долг вернешь?» А ему говорят: «а что ты сделаешь, если не отдам?» Провоцируют. В законе, кстати, есть такое понятие, как провокация жертвы. В этом случае ответственность должна быть суровой – не на ровном же месте он требует каких-то денег! Но вместо возврата долга возбуждается уголовное дело против него же самого! Сейчас сидит чеченец, что он сделал? Чьи деньги он взял? Сидит второй…Заступились за турка, попали в тюрьму! А мошенник гуляет на воле и шикует на чужие деньги, и его защищают органы. Как тут не вспомнить турецкую поговорку: «только у мошенника нет вины», — отметил Дагир Хасавов.

По его словам, особо поучительна вся эта история для молодежи, которая приезжает с Кавказа.

«Никогда нельзя встревать в такие разборки вне правовых механизмов и процедур. Надо подавать заявление, не стыдиться обращаться в органы. У нас, к сожалению, нет шариатских судов, но надо обращаться в обычные, в прокуратуру! «Прошу установить такую личность – мошенник, забрал деньги. Установите, арестуйте!» Но некоторые этого не делают, а их обидчики пользуются этим и начинают использовать эти рычаги против нас. Вообще, в любых жизненных ситуациях надо работать в правовом поле. Должники вынуждают людей перейти грань, а многие мусульмане при этом вдобавок не совсем доверяют судебной и правоохранительной системе, где, к сожалению, нет быстрых решений. Понятно, что в таких условиях они соглашаются на такую помощь. «Поможешь? Ну, давай, реши». Но мой клиент не отдавал никаких инструкций на незаконное решение этого вопроса, никого не просил задушить и так далее. Свою роль играет и эмоциональный темперамент мусульман: в эмоциональном порыве человек может сказать или сделать что-то не то, перейти грань и оказаться в итоге крайним. В конце концов, потерпевших же и арестовывают», — отметил адвокат.

У многих мошенников есть связи в банках, и не только. «Они предоставляют льготные услуги, обещают не взять за свои услуги ни копейки, якобы, надо всего лишь подождать пару дней. И они же потом, в последующем, когда человек приходит за своими деньгами, их закрывают под любым предлогом – как в данном случае. А теперь ребятам грозит от 7 до 15 лет лишения свободы, под амнистию они не попадают. Но я этого так не оставлю, съездил в Генпрокуратуру, подготовил жалобу прокурору города, потребовал немедленного освобождения Суата. Человек – потерпевший, а его задерживают! Мы будем добиваться возбуждения дела против мошенников», — заявил Дагир Хасавов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

www.islamnews.ru

Становление и развитие юриспруденции в исламских странах. Религиозно юридическая теория мусульманского права.

Поиск Лекций

Мусульманское право (шариат) стало одним из наиболее крупных явлений в средневековой цивилизации на Востоке. Эта правовая система, которая со временем приобрела мировое значение, возникла и оформилась в рамках Арабского халифата. Процесс ее развития был тесно связан с эволюцией арабской государственности от небольшой патриархальной религиозной общины в начале VII в. При пророке Мухаммеде до одной из крупнейших империй VIII – X вв. при династиях Омейядов и Аббасидов. После падания Арабского халифата мусульманское право стало действующим правом в целом ряде средневековых стран Азии и Африки, принявших ислам (Египет, Персия, Оттоманская империя и т.д.) Мусульманское право вобрало в себя многие элементы предшествующих правовых культур Востока, в частности правовые обычаи и традиции, действовавшие в доисламской Аравии на завоеванных арабами территориях. Важную роль в становлении шариата сыграла деятельность Мухаммеда и первых четырех так называемых праведных халифов, при которых путем толкования откровений, заповедей, высказываний и поступков Пророка были составлены священный книги мусульман – Коран и Сунна. Мусульманское право, не являясь самостоятельной отраслью науки, выступает как одна из сторон религии ислама. Оно имеет две особенности- религиозное происхождение ("божественную природу") и тесную связь юридических предписаний с мусульманской догматикой(богословием), нравственными нормами, правилами культа, религиозными нормами ислама в целом. Ислам - это одновременно"вера в государство", а мусульманское право (фикх) выступает каксобственным правом, так и религией. В исламе господствует концепция теократического общества, в котором государство имеет значение лишь как служитель установленной религии. Теология, которую содержит ислам, устанавливает догмы и уточняет, во что мусульманин должен верить; а шариат, то есть предписание верующим, что они должны делать и чего не должны. Шариат означает в переводе "путь следования" и составляет то, что называют мусульманским правом. Это право указывает мусульманину, как он должен в соответствии с религией вести себя и к тому же не различать своих обязательств по отношению к себе подобным, например, гражданские обязательства, подаяния бедным; и по отношению к богу- это молитвы, пост и т. д. Таким образом, шариат основан на идее обязательств, возложенных на человека, а не на правах, которые он может иметь. Санкцией за невыполнение обязанностей, возлагаемых на верующего, является грех того, кто их нарушает; поэтому мусульманское право уделяет не особенно много внимания санкциям, устанавливаемым самими нормами. Мусульманское гражданское право (муамалат), регулируя режим собственности, признает, что верховное право на любое имущество принадлежит Аллаху. Предание Пророка о том, что некоторые объекты, например вода и земля, не могут быть предметом частной собственности, широко используется при проведении аграрной реформы. Мусульманское государственное право требует, чтобы правитель обязательно был мусульманином. Значительная часть полномочий главы государства носит религиозный характер и связана с защитой интересов ислама и контролем за выполнением правоверными своих религиозных обязанностей.Согласно мусульманской политико- правовой теории, законодательнаявласть в мусульманском государстве принадлежит маджтахидам- лицам,являющимся наиболее авторитетными знатоками религиозных и правовыхвопросов. Целью мусульманского государства (имамата), имеющего по сутитеократический характер, провозглашается реализация всех предписаний ислама, утверждение "мусульманского" образа жизни.В мусульманском судебно- процессуальном праве выделяются нормы, в соответствии с которыми должность судьи могут занимать только мусульмане,строго придерживающиеся в своей личной жизни религиозных и моральных предписаний ислама. Основной идеей регулирования международных отношений в исламе является деление всех стран и народов по религиозному признаку на две группы: "мир ислама" и "мир войны". Внешняя политика мусульманского государства, согласно такому подходу, строится в зависимости от того,осуществляется ли она по отношению к мусульманскому или немусульманскому государству. Заметное место в мусульманском международном праве принадлежит институту джихада- войны с отступниками от ислама или "неверными",совершающими агрессию против мусульман, вне зависимости от того, являются ли они гражданами данного или любого другого государства. Мусульманское уголовное право (укубат) в качестве наиболее опасных правонарушений рассматривает посягательства на "права Аллаха.Законодательство многих государств предусматривает для мусульман уголовную ответственность за несоблюдение поста во время Рамадана. Кроме того, на государственных служащих возлагается обязанность ежедневной пятикратной молитвы, а мужчинам запрещается работать и даже находиться в женских учебных заведениях. А специальные мусульманские суды в Иране, созданные для борьбы с такназываемой моральной деградацией, могут применять наказания за пренебрежение мусульманскими традициями в одежде или нарушение шариатских норм общественного поведения, в частности предусматривающих полную изоляцию женщин и исключение их контактов с мужчинами в общественных местах. Раньше религиозный характер таких норм проявлялся в том, что они, как правило,распространялись только на мусульман. Однако сейчас данные нормы имеют определенные требования и к лицам,принадлежавшим к иным вероисповедованиям. Мусульманское право имеет четыре источника права. Это прежде всего Коран - священная книга ислама, затем Сунна, или традиции, связанные с посланцем бога, в-третьих, иджма, или единое соглашение мусульманского общества, и, наконец, в-четвертых, кыяс, или умозаключения по аналогии.

 



poisk-ru.ru


Смотрите также