Закон суров, но он закон...

Юрист хомич


Читаем экспертизу. (часть 2) - Адвокат Хомич Дмитрий Николаевич - Статьи

В продолжение темы Праворуб: Читаем экспертизу (часть 1)

Предыдущая моя публикация вызвала негодование ряда экспертов, некоторые даже обвинили меня в подражании Википедии. Впрочем, такое сравнение я вполне приемлю, так как изначально декларировал своей целью создание некоего упрощенного, понятного и доступного всем пособия о работе с судебными экспертизами. Гораздо важнее, что коллеги адвокаты мое начинание приветствуют, также приятно внимание посетителей Праворуба без статуса «PRO».

Сегодня я закончу с вводной частью экспертного заключения.

Вводная часть экспертизы заканчивается перечислением инструментария, использованного экспертом при исследовании.

Прямого требования об указании использованных при производстве экспертизы приборов и средств измерения в законе нет. Однако их указание вполне логично вытекает из системного прочтения законодательства, регулирующего экспертную деятельность.

Так, ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» указывает на использование современных достижений науки и техники как на основополагающий принцип при производстве экспертизы.

При этом заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. В заключении должно быть описано содержание и результаты исследований с указанием примененных методов.

Уголовно-процессуальный закон содержит аналогичные требования.

Следовательно, стороне защиты должна быть предоставлена возможность не только иметь представление о выбранных экспертом методах исследования, но и возможность убедиться в соблюдении этих методов, в том числе, в правильности подбора инструментария.

Стоит учитывать, что большинство инструментов, используемых экспертом, имеют назначение измерять параметры исследуемых предметов, то есть, являются средствами измерения.

Требования к ним установлены ФЗ N 102-ФЗ «Об обеспечении единства измерений». В деятельности эксперта к применению допускаются лишь соответствующие сразу нескольким условиям:

1. средства измерений утвержденного типа;

2. прошедшие поверку;

3. обеспечивающие соблюдение обязательных требований, а именно:

— метрологические требования к измерениям,

— метрологические и технические требования к средствам измерений,

— требования о техническом регулировании.

В состав обязательных требований к средствам измерений включаются также требования:

1. к их составным частям;

2. программному обеспечению;

3. условиям эксплуатации средств измерений.

Несоблюдение любого из перечисленных требований ведет к сомнениям в обоснованности выводов экспертизы. Неверные выводы эксперта обязательно повлекут за собой несправедливый приговор.

Поэтому, сторона защиты должна последовательно стремиться к получению максимально полных сведений об использованных экспертом средствах измерения.

Способы познания могут быть совершенно разными, но начинать нужно с того, что прямо указано в законодательстве.

Средства измерений, использованные экспертом, до ввода в эксплуатацию, а также после ремонта подлежат первичной поверке, а в процессе эксплуатации — периодической поверке.

Поверка средств измерения – это выполнение ряда операций, позволяющих определить метрологические характеристики поверяемого прибора.

Цель поверки – определить пригодность поверяемого прибора к использованию путем сравнения его точностных характеристик с заявленными в технической документации.

Результаты поверки средств измерений удостоверяются знаком поверки и (или) свидетельством о поверке.

Именно с вопроса о поверке использованных экспертом средств измерения я и рекомендую начинать.

Если эти сведения не указаны в заключении, значит необходимо настаивать на их истребовании, выяснять этот вопрос при допросе эксперта.

Эксплуатация средств измерения, не прошедших своевременную поверку, может приводить к получению ложной информации о ходе технологического процесса. В этом случае отличие полученных измерений от действительных значений не предсказуемо.

В следующей статье я расскажу о личном опыте сбора информации о средствах измерения, использованных по делу.

Приобретать такой опыт мне пришлось вследствие отказа суда проверять надлежащим образом доводы стороны защиты.

Завершить же сегодняшнюю статью мне бы хотелось кратким отступлением, связанным, впрочем с самым началом статьи.

Меня несколько удивили те эмоции, которые испытали по поводу моей предыдущей статьи некоторые, без сомнения, уважаемые мной, эксперты. Я сознательно называю их доводы эмоциями, так как пришел к выводу о неподготовленности на сегодняшний день экспертного сообщества к открытой и честной дискуссии по поводу его компетенции.

Одним из видимых и объективно ощутимых результатов фактического игнорирования отечественным судом принципа состязательности сторон является невозможность для стороны защиты «на равных» конкурировать со стороной обвинения. Думаю, этот факт общеизвестен и не заслуживает отдельного обсуждения.

Разве может сторона защиты предложить вниманию суда свою экспертизу, например, наркотических средств? Конечно же, нет.

Хотя бы уже по тому, что мы не имеем равного доступа со стороной обвинения к вещественным доказательствам.

Или вот еще: сторона защиты может присутствовать при производстве экспертизы.

Но, как правильно замечают мои оппоненты, толку от такого присутствия будет совсем не много – адвокат и вправду, за редким исключением, не обладает необходимыми познаниями.

При таком участии хорошо бы иметь возможность привлекать специалиста по своему усмотрению.

Специалист защиты имел бы возможность наблюдать технологические процессы и излагать собственные выводы по результатам экспертного исследования не постфактум, а непосредственно, в виде отдельного мнения.

Такое участие было бы чрезвычайно выгодно стороне защиты при медицинской, трасологической, автотехнической экспертизах. Ведь нет ничего хуже, чем догонять и исправлять.

Кто-нибудь, уважаемые коллеги, видел когда-нибудь, что бы в обвинительном заключении проведенная следствием экспертиза перечислялась среди доказательств стороны защиты? Я – никогда.

Это всегда доказательство стороны обвинения.

Именно так и воспринимается экспертиза судом – доказательство вины.

Обвинительный уклон отечественного суда общеизвестен, а значит суд всегда воспринимает эксперта как «социально близкого» и всячески препятствует стороне защиты в его допросе.

Так же, как и сторона защиты, не являясь специалистом по существу экспертизы, судья с легкостью принимает заключение эксперта «на веру», отвергая доводы ходатайства об исключении явно порочной экспертизы нередко простой ссылкой на предупреждение эксперта об уголовной ответственности.

Вот в этом и кроется причина эмоций моих оппонентов и их неготовность к открытому и честному диалогу.

По сути, это лишь требование «не лезть в епархию» со стороны избалованных гарантированным прикрытием со стороны силовиков и суда участников процесса.

Ко вседозволенности привыкают быстро.

Давайте не будем такими.

pravorub.ru

Читаем экспертизу (часть 1) - Адвокат Хомич Дмитрий Николаевич - Статьи

В продолжение темы Праворуб: Дело окончено. Проблемы с экспертизами остались.

Итак, экспертиза готова и стороне защиты предлагают с ней ознакомиться. Нередко следователь говорит подзащитному: читай сразу выводы, остальное все равно не понятно.

Не спешим следовать этому совету, не торопясь начинаем читать с самого начала.

Неплохо иметь под рукой лист бумаги и ручку для заметок по ходу прочтения, полагаться на память не стоит. Экспертизы бывают перегружены специфической терминологией, из-за этого можно легко упустить важную мысль.

Любая экспертиза состоит из трех частей: вводная, исследовательская и выводы.

Во вводной части эксперт указывает собственные данные, дату, время и место проведения экспертизы, какие материалы поступили на исследование и как они упакованы, какие вопросы перед экспертом поставлены, какие методики и оборудование использованы при исследовании.

Эта часть экспертного заключения подробно регламентирована уголовно- процессуальным законом, следовательно может содержать формальные нарушения, ведущие к признанию экспертизы недействительным доказательством и ее исключению.

Вначале необходимо изучить данные о личности эксперта, насколько полнота этих данных соответствует ст. 204 УПК РФ.

Необходимо, что бы профильная специальность эксперта совпадала с тематикой экспертизы.

Также следует обратить внимание, что сведения об образовании эксперта должны включать в себя не только указание на образование, но и данные о прохождении специальной подготовки и об обязательном раз в пять лет повышении квалификации.

Необходимыми являются также сведения об аттестации на право самостоятельного производства экспертизы.

Если эксперт не является сотрудником экспертного учреждения, то его привлечение к участию в экспертизе допускается только после уведомления и соответствующего разрешения должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело.

Системное прочтение пунктов 2 и 4 ст. 199 УПК РФ делегирует предупреждение об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения лица, не являющегося работником государственного экспертного учреждения, суду. Руководитель учреждения делать такое предупреждение права не имеет.

Требования к личности эксперта также установлены Федеральным законом от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Необходимо внимательно изучить, какие именно материалы поступили на исследование, обратить внимание на упаковку.

Такое внимание к указанным деталям позволит в последствии сделать вывод не только о достаточности для эксперта предоставленного материала, но и проследить, не нарушалась ли упаковка изъятых по делу предметов.

Любое отличие первоначальной упаковки от поступившей на экспертизу ставит под сомнение правильность изъятия и возможность индивидуализировать изъятое при конкретных обстоятельствах.

Необходимо обратить внимание на литературу и методики, использованные экспертом.

При возникновении сомнений в полноте и правильности проведенных исследований всегда можно обратиться к указанным первоисточникам и проверить правильность действий эксперта.

Крайне важно сопоставить содержание вопросов, поставленных перед экспертом и их описание в заключении. Нередко эксперты совершенно произвольно меняют не только порядок, но и содержание, а иногда, и количество вопросов. Это абсолютно недопустимо. Эксперт может, по собственной инициативе, ответить на не поставленные вопросы, но ответить на поставленные он обязан. При всей простоте данного совета, констатирую очень нередкие случаи слишком вольного отношения экспертов к поставленным перед ними вопросам.

Кстати, нелишним будет снять копию с экспертизы и, в случае сомнений, проконсультироваться со специалистом соответствующего профиля, подвергнуть экспертное заключение рецензированию. В определенных случаях, рецензирование необходимо оформить в письменном виде и использовать в дальнейшем при опровержении доводов, изложенных в заключении.

Конечно, многие следователи сопротивляются снятию копии, ссылаясь, что это будет возможно при выполнении требований ст. 217 УПК РФ. Обычно, если для меня это принципиально исходя из содержания экспертизы, я предлагаю следователю подождать, когда я перепишу все содержание заключения от руки, а потом еще раз сопоставлю рукописную копию с оригиналом.

Нередко шок следователя от предполагаемой потери времени меняет его точку зрения на возможность снятия фотокопий.

В следующей статье я намерен подробно поговорить об оборудовании, используемом при экспертном исследовании, особенно остановившись на его описании в заключении. Речь пойдет о приемлемости оборудования и его поверке.

pravorub.ru

Дело окончено. Проблемы с экспертизами остались. - Адвокат Хомич Дмитрий Николаевич - Статьи

Около года тому назад на Праворубе была опубликована моя статья «Дырявая» экспертиза» — Праворуб: «Дырявая» экспертиза., посвященная делу о незаконном обороте наркотиков. Этому же делу была посвящена другая моя статья «Прокурор дает надежду» — Праворуб: Прокурор дает надежду

Дело закончено. Теперь, после апелляции, где прокуратура отказалась от собственного представления, можно сказать, что результат положительный. Из шести вменяемых эпизодов сбыта, моего подзащитного оправдали по пяти. По последнему переквалифицировали на хранение без цели сбыта, назначили 4 года лишения свободы, из которых 3 года и 11 месяцев он уже отсидел.

Подзащитный доволен, следовательно, и я имею право считать свой труд ненапрасным.

Можно было бы и забыть про это дело, поставить адвокатское производство в архив. Но определенные события не позволяют мне этого сделать.

Во-первых, мои публикации привлекли к себе много внимания, мне часто звонят и просят пояснений по тому или иному освещенному мной аспекту. Причем звонят те, кто не имеет возможности прочитать прикрепленные к статьям документы, это родственники подсудимых, общественные защитники, а также те, кого привлекают к уголовной ответственности за аналогичные преступления.

Хотя Праворуб и ориентирован на профессиональных адвокатов, он посещается огромной массой людей интересующихся, ищущих. Для многих из них ресурс является отличным подспорьем в зачастую неравной борьбе за свои права. В этой связи сложно переоценить просветительское значение Праворуба. Я же считаю, что мы, отечественные юристы, должны полагать цель просвещения наипервейшей.

Знание это единственная и естественная сила против липкого мрака подлости нашего российского кривосудия. Я проанализировал вопросы, которые мне часто задают в связи с указанными публикациями и пришел к выводу о необходимости более глубокого исследования процесса назначения, производства и исследования экспертиз в его практическом аспекте.

Не претендуя на академизм, я, напротив, ставлю своей целью охватить вниманием лишь наиболее типичные проблемы, с которыми сталкивается сторона защиты. При этом, я хочу сделать текст, пригодный для восприятия любым посетителем Праворуба.

По моему замыслу, это будет серия из 5-6 статей, небольших по объему, которые я намерен в короткий промежуток времени предложить для публикации на Праворубе.

Очень надеюсь, что статьи будут интересны и кому-нибудь да и помогут.

Актуальность моему намерению придает недавний случай с «пьяным мальчиком» — https://pust-govoryat.su/...nogo-malchika-izbalashihi.html и доклад Генеральной прокуратуры о проблемах в отечественной экспертной деятельности https://genproc.gov.ru/smi/news/news-1119923/.

Эти события свидетельствуют, что экспертизы у нас делают из рук вон плохо и это не мы, адвокаты придумали, а объективно так.

Итак, что такое экспертиза по уголовному делу вообще и экспертиза наркотиков в частности.

Экспертиза по уголовному делу назначается довольно часто. Это обусловлено тем, что познаний в области юриспруденции бывает явно не достаточно для оценки того или иного события, ставшего предметом уголовного разбирательства. Телесные повреждения требуют оценки по медицинским критериям, оценка материального ущерба требует специальных познаний специалиста по оценочной деятельности и так далее. Исследование же наркотических средств может потребовать знаний в области химии, а, зачастую, и в области биологии, ботаники, физики. Вот для определения вида наркотика, для того, чтобы вообще вещество признать наркотиком, для определения степени влияния его на организм человека, по делам о незаконном обороте наркотических средств всегда назначают производство судебной химической экспертизы.

Лицо, назначающее экспертизу, издает ответствующее постановление, в котором наиболее важным является формулировка поставленных вопросов.

Вообще, судебные экспертизы помогают исследовать огромный круг вопросов, следовательно, процесс назначения экспертизы процесс весьма творческий и увлекательный. Но, так как, в подавляющем большинстве, по делам о наркотиках, уголовно-правовой интерес довольно узок, то поставленные вопросы давно приобрели стандартный характер и сводятся к установлению вещества и его веса. В зависимости от фабулы дела, могут ставиться вопросы, требующие познания в биологии и (или) в ботанике. В этом случае, экспертиза может носить комиссионный или комплексный характер.

Одновременно определяется место проведения экспертизы.

После издания, с постановлением обязаны ознакомить привлекаемое к ответственности лицо и его защитника. Важным моментом является ознакомление именно до производства экспертизы, так как у стороны защиты имеется право на постановку дополнительных вопросов и на отвод эксперту.

Следователи нередко не придают значения обязанности заблаговременного ознакомления с постановлением о назначении экспертизы, чем грубо нарушают не только установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок, но и права стороны защиты. Очевидно, что после фактического проведения экспертизы, смысл постановки дополнительных вопросов и заявление отвода эксперту отсутствует. Однако, если следователь допустил подобное нарушение, указать в протоколе ознакомления на наличие у стороны защиты дополнительных вопросов будет тактически совершенно правильным. 

Так как подавляющее большинство возбужденных уголовных дел будет направлено в суд, то для стороны защиты важно обеспечить себе возможность заявлять в суде о нарушении права на защиту, указывая, что нарушено право на постановку дополнительных вопросов. Если дополнительные вопросы при таких обстоятельствах не будут сформулированы, то всегда есть вероятность нарваться на вывод суда о фактическом отсутствии нарушения, так как позднее ознакомление с постановлением о назначении экспертизы никак не повлияло на защиту: «Ведь у вас все равно никаких вопросов, помимо поставленных следователем, не было». А раз нам не известно до поры, что хранит у себя в папочке следователь, есть ли у него уже готовое заключение, то правильно какой-нибудь вопрос дополнительный все-таки сформулировать.

Также важно обращать внимание на перечень предметов, передаваемых эксперту для производства экспертизы. Обязательным условием является легитимное происхождение этих предметов в уголовном деле. В некоторых случаях целесообразно требовать осмотра предметов и изучить процессуальные документы, связанные с их обретением следователем.

Резюмируя этап назначения судебной экспертизы, следует обратить внимание, что практически любая активность стороны защиты воспринимается стороной обвинения как покушение на священное право обвинять. Но нас не должно смущать ложное понимание целей и задач уголовного судопроизводства.  Отстаивать свои права нужно последовательно и непреклонно.

В следующей статье я расскажу, как читать готовую экспертизу.

pravorub.ru

Жить нельзя торговать. Правоприменение запятой. - Адвокат Хомич Дмитрий Николаевич - Судебная практика

Предприниматель Сайфиллоев купил квартиру на первом этаже пятиэтажки. Нанял юриста для перевода в нежилое. Через пару месяцев юрист принес приказы администрации города о разрешении перевода, о выдаче согласия на переустройство и разрешение на производство земляных работ.

Прошел год. Предприниматель Сайфиллоев все сделал в соответствии с проектом: построил входную группу, перепланировал и пошел получать разрешение на ввод.

Одновременно в прокуратуру города пришли три собственника помещений в доме, где Сайффиллоев обустраивал магазин и заявили, что не участвовали в заочном голосовании о разрешении предпринимателю Сайфиллоеву использовать часть общедомового земельного участка.

Вообще то, прокурор должен был разъяснить гражданам положения закона об обжаловании в суде решения общего собрания собственников помещений в жилом доме. Но прокурор взял и принес в адрес администрации города представление.

Вообще то, администрация города должна защищать горожан и отстаивать собственные решения. Тем более, если решение вынесено на основе всех предусмотренных законом документов, перечень которых пресекательный. Тем более, что представление прокурора не является безапелляционным приказом, но поводом разобраться.

Но администрация города взяла и отменила все ранее изданные приказы.

А потом еще и в суд пошла к предпринимателю Сайфиллоеву с иском. Сноси давай, предприниматель Сайфиллоев, все что построил, а помещение снова переделывай.

Оно конечно, к предпринимателю Сайфиллоеву почему бы иск не предъявить? Он же не прокурор города, спорить с которым – серьезного врага наживать. Вдруг обидится прокурор то…

Однако, суд отказал в удовлетворении иска, да еще и установил, что предприниматель Сайфиллоев действовал добросовестно.

Следующим иском администрация попросила суд разрешить продать помещение предпринимателя Сайфиллоева с торгов. Они-то помещение после отмены приказов собственных вновь жилым считают. А предприниматель Сайфиллоев – не считает. И Ростехинвентаризация не считает. И эксперт не считает. По факту-то помещение нежилое.

Суд вновь отказал администрации города, при этом сослался на преюдицию ранее вынесенного судебного решения, в соответствии с которым предприниматель Сайфиллоев признан добросовестным.

Предприниматель Сайфиллоев попросил суд признать за ним право собственности на фактически принадлежащее ему нежилое помещение. Предоставил заключение экспертизы, которое не оставляет сомнений в пригодности и безопасности помещения. Напомнил, что протокол общего собрания не отменен.

Привел доказательства перепланировки и переустройства.

Суду предприниматель Сайфиллоев говорил о том, что спор вызван столкновением взаимных интересов двух сторон, участвовавших в рассмотрении дела. Суть конфликта заключается в отмене ответчиком ранее выданных разрешений на строительство.

Диалектика вопроса заключается в том, что одна из сторон действовала добросовестно, а друга нет. При любых других условиях спор утрачивает основу для своего существования. Совершенно очевидно, что обе стороны не могут быть одновременно добросовестны.

На стороне предпринимателя Сайфиллоева преюдиция. Два судебных решения устанавливают, что волеизъявление органа местного самоуправления было направлено на разрешение перепланировки и реконструкции спорного объекта. Признание в последующем этих разрешений незаконными не влияет на добросовестность действий предпринимателя Сайфиллоева по их получению.

Но первую инстанцию предприниматель Сайфиллоев проиграл. Нет — говорит суд — у тебя, предприниматель Сайфиллоев, согласия всех собственников помещений в доме на использование двух квадратных метров общедомового земельного участка. А без этого – никак — говорит суд. Потому что это существенно ущемляет права остальных собственников.

Это при условии, что весь первый этаж – давно магазины из квартир переделанные.

Апелляция теперь будет. Скорее всего, судья-докладчик прочитает первый документ из дела в заседании суда. Кому нужен какой то предприниматель Сайфиллоев?

А в чем он виновен, за какие грехи страдает?

Деньги есть на покупку квартиры под переустройство? А что делать, если инфраструктура советских времен не предусматривала обилие торговых помещений?

Юристу доверился? Ну да, это страшный грех – доверять юристу, конечно. Надо самому интернет почитать, за пару часов юриспруденцию выучить и – вперед!

Самому все делать. А может быть неспособность государства исполнять собственную Конституцию по обеспечению населения квалифицированной юридической помощью не совсем вина предпринимателя Сайфиллоева? Может быть, защита граждан от мошенников на рынке юридических услуг – это все-таки эксклюзивная прерогатива государства?

Не обжаловал представление прокурора? Не обжаловал решение администрации города об отмене ранее изданных приказов? Так ему премьер-министр по телевизору сказал, что запрещает «кошмарить» бизнес, ну он и надеялся, что «разберутся».

Так не сообразил, а к юристу идти за советом странно – только что надули.

А может быть в том, что предприниматель?

А может быть, что Сайфиллоев?

А может быть сама схема перевода в нежилое порочна? Трое пришли жаловаться. Первый не любит предпринимателей, второй не любит конкурентов, третий хочет «войти в долю бизнеса». В суде бы они проиграли. Они пришли в прокуратуру. И выиграли.

pravorub.ru

юристы о том, кто «кошмарит» предпринимателей / 19.01.18 / Екатеринбург / © РИА Новый День / Январь 2018

В 2017 году было возбуждено около 240 тысяч уголовных дел в отношении предпринимателей, на 20% больше, чем годом ранее. Около 15 % обращений к свердловскому бизнес-омбудсмену за прошлый были связаны с жалобами на правоохранительные органы. И примерно две трети случаев – это жалобы на слишком жесткие или в принципе незаконные проверки и разбирательства. Инициаторами таких проверок могут быть разные субъекты – как сами силовики, так и конкуренты по бизнесу или даже бывшие партнеры. «Новинка» последних месяцев – страх банков открывать счета для бизнеса, а без этого вести работу невозможно. На пресс-конференции в Екатеринбурге юристы рассказали, кто и как может спровоцировать крах бизнеса – и как эти проблемы можно решить.

Злые конкуренты и мстительные компаньоны

Самый лучший способ уничтожить бизнес – натравить на руководителя силовиков, работающих по экономическим статьям. Начнется расследование – документы, компьютеры, все будет изъято. За время следствия бизнес развалится сам собой – а человека и оправдать могут. По словам уполномоченного по правам предпринимателей в Свердловской области Елены Артюх, частенько конкуренты начинают писать кляузы на предпринимателей, борясь за госзаказы или «улаживая» обычные споры хозяйствующих субъектов, в качестве некоего последнего аргумента. «Уполномоченные предлагают реформировать набор уголовно наказуемых деяний, связанных с экономической деятельностью, декриминализировать ряд статей так, чтоб не отождествлять бизнес с конкретным человеком», – рассказала Артюх.

Преподаватель кафедры уголовного права Уральского юридического университета, кандидат юридических наук Данил Сергеев добавил, что козни могут строить и бывшие компаньоны: человек выходит из состава ООО, а потом припоминает факты уклонения от налогов и мстит бывшим партнерам. Причем им ответственность грозит, а ему (ранее занимавшемуся теми же делами) – нет. Кроме того, по российским законам по уголовной статье может отвечать только физлицо, не юрлицо. Возможно, эту норму стоит пересмотреть – чтобы, к примеру, по налоговым преступлениям отвечали юрлица. «Есть мировая практика, когда (по уголовной статье) имуществом отвечает компания ", – отметил юрист.

Негибкий закон

И еще одно несовершенство российского Уголовного кодекса. УК РФ содержит нормы, по которым человека могут осудить – но не предусматривает никаких «оправданий» для предпринимателя, если тот нарушил нормы в рамках нормального ведения бизнеса. К примеру, в УК РФ сказано, когда начинается уголовная ответственность за невыплату зарплаты. А вот причины, по которым ответственный не платил сотрудникам, никак не учитываются. Хотя он мог задерживать зарплату, потому что уже разорился, или потому что ему не заплатили контрагенты. Или потому, что он средства имел, но решил пустить их на другие цели. Итогом будет одна и та же статья. Понятно, что из-за решетки заниматься бизнесом и дальше будет несколько проблематично.

«Что сделала соседняя с нами Белоруссия? Объективно это не самая свободная с точки зрения предпринимательства страна, но по качеству законов нам далеко до нее. Профессор Хомич (юрист из Белоруссии) изобрел такое понятие, как экономический либо деловой риск как основание для освобождения от уголовной ответственности. В Уголовном кодексе Белоруссии прямо сказано: в случае если формально в деянии содержатся признаки преступления, но при этом предприниматель действовал обоснованно, в ситуации обычной рыночной деятельности, и другим образом он в данной ситуации действовать не мог, то данное обстоятельство является основанием для полного освобождения лица от уголовной ответственности», – рассказал Данил Сергеев.

ФНС в связке с правоохранителями

Любой предприниматель, попавший в немилость из-за налогов, рискует лишиться всего еще на этапе выяснения – а были ли претензии к нему вообще по делу? Налоговая в ходе проверки находит нечто ей неугодное, передает материалы силовикам, те начинают расследование. «Налогоплательщик оспаривает результат налоговой проверки, судится в арбитражном суде, в трех инстанциях – это может годами идти. Одновременно против него по этому же факту возбуждается уголовное дело. Идет расследование, изымаются документы, которые он мог бы принести в арбитражный суд... Нам известны факты, когда предприниматель находился в СИЗО по налоговому преступлению, одновременно Верховный суд отменил решение арбитражного суда относительно его привлечения к налоговой ответственности», – прокомментировала Артюх. По ее мнению, система должна работать так, чтобы пока оспаривание налогового правонарушения не завершено во всех инстанциях арбитражного суда или суда или гражданской юрисдикции, ни о каком уголовном преследовании не должно быть и речи.

Удавка от ЦБ для банков – и для всего бизнеса заодно

Центробанк продолжает прореживать банковский сектор – в «живых» из топ-10 остался только один частный банк. Требования к кредитным организациям ужесточаются, те реагируют как могут. И в первую очередь – опасаясь открывать счета для малого бизнеса. «Отказники» попадают в черный список, наступает конец бизнеса (который мог даже еще и не начаться). Обострилась ситуация этой осенью, когда банки буквально пачками «браковали» ООО.

«Есть 115-й закон о борьбе с легализацией доходов, полученных преступным путем. И банк имеет право отказать. И это не только для тех, кто регистрируется. «Это актуально и для действующих компаний, кто обслуживает свой счет в банке. И у них возникают проблемы: предприятиям приходят требования из банков предоставить целый перечень документов, которые месяц надо собирать, расписать все бизнес-процессы, показать всех контрагентов, включая договоры с ними и так далее. Если у банка возникли сомнения, это может кончиться тем, что будет заблокирован счет, а это остановка бизнеса. Более того, если предприятие не отреагирует на требования и не удовлетворит их – банк может включить предприятие в черный список, и в другом банке так просто счет уже не открыть», – рассказал директор Свердловского областного фонда поддержки предпринимателей Евгений Копелян.

Хорошее дополнение сделал преподаватель УрГЮА. Этот закон (о противодействии отмыванию средств) относится к криминологическому законодательству, механизмов обжалования для таких законов нет, а отказать могут без мотивировки.

Елена Артюх отметила, что все-таки удалось несколько снизить число отказов. А кроме того, на Урале был создан прецедент, когда предприниматель решил судиться с банком, отказавшим ему в открытии счета – и выиграл процесс (речь идет об иске челябинского ООО «Транс Холдинг» к «Альфа-банку»). «Это редкий случай, когда предприниматель обжаловал отказ и арбитраж решил дело в пользу предпринимателя. А почему редкий? Потому что некогда возиться с судами, надо пойти и найти другой банк, потому что надо открывать счет и надо работать. И хорошо, что нашелся тот принципиальный, кто довел дело до суда», – отметила бизнес-омбудсмен. Она добавила, что случаи финансирования терроризма, конечно, бывают, но такие единичные случаи не могут быть причиной отказов «на всякий случай», «это негативно характеризует предпринимательский климат в том или ином месте».

«Все, что мы сейчас обсуждаем, – это не означает, что в бизнес-сфере нет реальных уголовных преступлений, в которых есть виновные лица. Я хотела бы заострить внимание на том, что есть юридическое лицо как бизнес-единица: с имуществом, с работниками, с обязательством, с правами требования и так далее. И если даже установлено, что руководитель, учредитель, реально виновен в совершении экономического преступления, это автоматически не должно уничтожать компанию. Установив вину, пожалуйста, примените меру ответственности. Но это не значит, что нужно разрушать годами сложившийся бизнес, уничтожать рабочие места и прочее. Точечность и аккуратность, а значит, высочайшая квалификация людей, которые имеют к этому отношение – это должно работать», – подчеркнула Елена Артюх.

Екатеринбург, Светлана Загороднева

Екатеринбург. Другие новости 19.01.18

Губернатора Куйвашева навестили два недавно назначенных высокопоставленных силовика (ФОТО). / В Екатеринбурге на дни ЧМ почти не осталось свободных номеров в отелях. / «Рано успокоились, еще в восьмерку не попали»: «Автомобилист» снова проиграл домашний матч. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2018, РИА «Новый День»

newdaynews.ru


Смотрите также