Закон суров, но он закон...

Юрист цицерон


Политические и правовые учения рабовладельческой аристократии. Цицерон. Римские юристы

В римском рабовладельческом обществе господствующее положение занимала землевладельческая аристократия. По мере укрепления своих позиций она оттесняла как старую наследственную знать, так и зажиточную верхушку торгово-промышленных слоев. Если в государствах-полисах политические конфликты среди свободных определялись главным образом столкновениями между родовитой знатью и лагерем демократии, то теперь, с утверждением частной собственности на землю, решающим становится противоборство крупных и мелких земельных собственников.

Виднейшим идеологом римской аристократии в период республики был знаменитый оратор Марк Туллий Цицерон (106–43 гг. до н.э.). Свое политико-правовое учение он изложил, подражая Платону, в диалогах “О государстве” и “О законах”. Некоторые аспекты государственно-правовой проблематики затрагиваются им также в сочинениях по этике (например, в трактате “Об обязанностях”) и в многочисленных речах.

Цицерон исходит из общих для всех сторонников аристократии представлений о естественном происхождении государства. Следуя Аристотелю и стоикам, он утверждал, что гражданские общины возникают не по установлению, а от природы, ибо люди наделены богами стремлением к общению. Первой причиной для объединения людей в государство послужила “не столько их слабость, сколько, так сказать, врожденная потребность жить вместе”. В духе аристократических учений своего времени Цицерон настаивал на том, чтобы государственная власть была вручена мудрецам, способным приблизиться к постижению мирового божественного разума. Государство могло бы стать вечным, уверял мыслитель, если бы люди жили по заветам и обычаям отцов. Целью государства, согласно его концепции, является охрана имущественных интересов граждан.

Аналогичным образом решаются им и вопросы, касающиеся происхождения и сущности права. “Истинный и первый закон, способный приказывать и воспрещать, есть прямой разум всевышнего Юпитера”, – утверждал Цицерон. Этот высший, естественный и неписаный закон возникает задолго до того, как люди объединились в гражданские общины, и его нельзя изменить голосованием народа или решением судей (здесь – откровенный выпад против учений рабовладельческой демократии). Законы государства должны соответствовать установленному в природе божественному порядку – в противном случае они не имеют законной силы. На страже божественного естественного закона обязаны стоять жрецы. Возникновение права, подчеркивал Цицерон, “следует выводить из понятия закона. Ибо закон есть сила природы, он – ум и сознание мудрого человека, он – мерило права и бесправия”. Права мудрых и достойных граждан, включая право собственности, вытекают непосредственно из природы, из естественного закона.

Сквозь этот строй типично аристократических представлений пробиваются вместе с тем ростки принципиально иной доктрины. В явном противоречии с собственными исходными положениями Цицерон утверждал, что государство является не только естественным организмом, но и искусственным образованием, “народным установлением”. Цицерон признает равенство всех людей от природы и возможность достижения мудрости каждым, кто получит образование. Имущественные и социальные различия между людьми, с этой точки зрения, возникают не от рождения, а в силу установившихся в обществе отношений. “Частной собственности, – заявлял Цицерон, полемизируя с последователями Аристотеля, – не бывает от природы”. Она возникает на основании либо давнишнего завладения, либо победы в войне, либо закона и соглашения. Положительно оценивая значение богатства и договоров в жизни общества, Цицерон приходит к выводу, что государство “держится на кредите”.

Эти и другие подобные им положения были заимствованы мыслителем из идеологии полисной демократии. Развивая их, Цицерон определяет государство (res publica) как дело народа, где под народом понимается “соединение многих людей, связанных между собой согласием в вопросах права и общностью интересов”. В трактовке Цицерона право выступает основой государства, его определяющим началом. Государство в таком понимании оказывается уже не только моральным сообществом свободных граждан (каким оно представлялось Платону и Аристотелю), но и правовым сообществом. Предложенное Цицероном понятие государства сыграло значительную роль в последующем развитии политико-правовой теории.

Цицерон, говоря о народе в своем определении государства, имел в виду исключительно землевладельцев и крупных торговцев. Об этом красноречиво свидетельствует приводимый в трактате “Об обязанностях” перечень занятий и профессий, не достойных свободного человека. Цицерон относит к числу презренных людей ростовщиков, мелких торговцев, владельцев ремесленных мастерских, а также всех трудящихся. С такими людьми, занятыми “грязным делом”, у достойных граждан не может быть никаких общих интересов.

Политический идеал Цицерона – аристократическая сенатская республика. В общетеоретическом плане он обосновывает свой идеал учением о смешанной форме правления. Ссылаясь на греческих мыслителей, Цицерон различает три основные формы государства: царскую власть –- монархию, власть оптиматов – аристократию и власть народа – демократию. Среди них лучшей, по мнению Цицерона, является монархия. Каждая из этих простых форм власти неизбежно вырождается, что приводит к возникновению таких порочных состояний государства, как тирания, господство клики богатых и власть толпы (черни). Порочные состояния, собственно, не являются уже формами государства, поскольку там царят произвол и насилие, и, следовательно, распадается само государство как объединение свободных граждан.

Наиболее совершенной и устойчивой формой правления Цицерон считал смешанное государство, сочетающее начала монархии, аристократии и демократии. К такому строю, по его мнению, приближалась Римская республика во времена “отцов” и “дедов”. Монархические начала были представлены в ней властью консулов, аристократические – правлением сената, демократические - народным собранием и властью трибунов. В этой части учение Цицерона не выходило за рамки древнегреческих концепций круговорота государственных форм (Платон, Полибий) и политических идеалов знати, требовавшей реставрации староустойных порядков.

Цицерон творил в период становления Римской империи. Поддерживая и одобряя захватнические войны Рима, Цицерон отказывается от идеалов замкнутого, самодовлеющего полиса. Под влиянием стоиков он пропагандирует идеи космополитизма и мирового государства.

В правовой теории переход к империи нашел отражение в представлениях о составе и разновидностях права, действующего в римском государстве. Сочинения Цицерона являются самыми ранними произведениями римской литературы, где проводится различие между естественным правом, правом народов и правом римских граждан.

Правовые воззрения рабовладельческой аристократии получили свое практическое воплощение в деятельности римских юристов.

Светская юриспруденция как самостоятельная отрасль знаний сложилась в Древнем Риме во II–I вв. до н.э. По своему характеру и направленности она явилась специфическим порождением идеологии тех слоев рабовладельческой знати, которые были заинтересованы в усилении правовой охраны частной собственности и в то же время выступали против расширения законодательной деятельности государства в сфере имущественных отношений, полагаясь больше на советы и консультации немногих избранных юристов (“право мудрых”), чем на писаный закон.

Расцвет римской юриспруденции приходится на эпоху ранней империи (I в. до н.э. – III в. н.э.). В этот период императоры, стремясь ограничить законодательную власть сената, предоставляют наиболее выдающимся юристам право давать разъяснения и толкования действующих правовых норм, обязательные для всех должностных лиц и судей. Разъяснения правоведов приравниваются тем самым к закону. Со второй половины III в., когда законодательная власть сосредоточивается в руках императоров, пожалование такой привилегии прекращается, и римская юриспруденция приходит в упадок.

К числу самых известных юристов периода ранней империи принадлежали Гай, Папиниан, Павел, Ульпиан и Модестин. Пространные выдержки из написанных ими сочинений содержат Дигесты Юстиниана.

Понятие права юристы выводили, подобно Цицерону, из стоической идеи мирового, всеобщего закона природы. Согласно определению Цельса, принятому многими римскими юристами, право – это искусство добра и справедливости (ars boni et aequi). Правосудие, уточнял Ульпиан, есть “познание божественных и человеческих дел, наука о справедливом и несправедливом”.

Приведенные высказывания свидетельствуют, что юристы не отделяли еще право от нравственности. Как и другие последователи стоицизма, они считали источником права мировой божественный разум.

В составе права, действовавшего в Римской империи, юристы выделяли три части: естественное право (ius naturale), право народов (ius gentium) и право граждан (ius civile).

Естественное право, по их представлениям, распространяется как на людей, так и на животных. К его установлениям относятся брак, семья и воспитание детей. По естественному праву все рождаются свободными.

Право народов, в отличие от естественного, охватывает правила, которые мировой разум установил для людей. Римляне используют это право в своих отношениях с покоренными народами и соседними государствами. Правом народов введены война, рабство, основание царств, международная торговля и другие установления.

Право граждан, или цивильное право, регулирует отношения между свободными римлянами. Цивильное право, указывал Гай, является “собственным правом государства”. Источниками этого права Папиниан называл законы, решения плебеев, постановления сената, декреты принцепса и “мнения мудрых”.

Разграничение права народов и права граждан, проведенное в римской юриспруденции, имело цель оправдать рабство, агрессивные войны и неравенство завоеванных народов по отношению к римлянам.

Право в Древнем Риме делилось на частное и публичное. По знаменитой формуле Ульпиана, публичное право относится к положению государства, частное – к пользе отдельных лиц. Частное право, считал он, включает в себя предписания права естественного, предписания права народов и предписания права цивильного.

Основное внимание юристы уделяли частному праву. В их трудах были заложены основы теории гражданского права – цивилистики. Разрешая споры по гражданским делам, юристы разграничили виды сделок, выработали формулы исков, определили правомочия собственника и других субъектов права.

К изучению публичного права римская юриспруденция обратилась в I – II вв., когда правоведы, получившие привилегию официального толкования закона, выступили в поддержку императорского режима. В публичном праве они проводили идеи неограниченных полномочий принцепса, передачи ему законодательной власти.

Вследствие рецепции римского частного права его принципы были усвоены теоретической юриспруденцией во многих странах континентальной Европы. Под влиянием римской цивилистики сложились классические правовые доктрины XVIII – XIX вв., наделившие собственника абсолютным правом распоряжаться принадлежащей ему вещью по своему усмотрению.

 

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

zdamsam.ru

Политические и правовые учения рабовладельческой аристократии. Цицерон. Римские юристы

Количество просмотров публикации Политические и правовые учения рабовладельческой аристократии. Цицерон. Римские юристы - 75

 

В римском рабовладельческом обществе господствующее положение занимала землевладельческая аристократия. По мере укрепления своих, позиций она оттесняла как старую наследственную знать, так и зажиточную верхушку торгово-промышленных слоев. В случае если в государствах-полисах политические конфликты среди свободных определялись главным образом столкновениями между родовитой знатью и лагерем демократии, то теперь, с утверждением частной собственности на землю, решающим становится противоборство крупных и мелких земельных собственников.

Виднейшим идеологом римской аристократии в период республики был знаменитый оратор Марк Туллий Цицерон (106—43 гᴦ. до н.э.). Свое политико-правовое учение он изложил, подражая Платону, в диалогах "О государстве" и "О законах". Некоторые аспекты государственно-правовой тематики затрагиваются им также в сочинœениях по этике (к примеру, в трактате "Об обязанностях") и в многочисленных речах.

Цицерон исходит из общих для всœех сторонников аристократии представлений о естественном происхождении государства. Следуя Аристотелю и стоикам, он утверждал, что гражданские общины возникают не по установлению, а от природы, ибо люди наделœены богами стремлением к общению. Первой причиной для объединœения людей в государство послужила "не столько их слабость, сколько, так сказать, врожденная потребность жить вместе". В духе аристократических учений своего времени Цицерон настаивал на том, чтобы государственная власть была вручена мудрецам, способным приблизиться к постижению мирового божественного разума. Государство могло бы стать вечным, уверял мыслитель, в случае если бы люди жили по заветам и обычаям отцов. Целью государства, согласно его концепции, является охрана имущественных интересов граждан.

Аналогичным образом решаются им и вопросы, касающиеся происхождения и сущности права. "Истинный и первый закон, способный приказывать и воспрещать, есть прямой разум всœевышнего Юпитера", — утверждал Цицерон. Этот высший, естественный и неписаный закон возникает задолго до того, как люди объединились в гражданские общины, и его нельзя изменить голосованием народа или решением судей (здесь — откровенный выпад против учений рабовладельческой демократии). Законы государства должны соответствовать установленному в природе божественному порядку — в противном случае они не имеют законной силы. На страже божественного естественного закона обязаны стоять жрецы. Возникновение права, подчеркивал Цицерон, "следует выводить из понятия закона. Ибо закон есть сила природы, он — ум и сознание мудрого человека, он — мерило права и бесправия". Права мудрых и достойных граждан, включая право собственности, вытекают непосредственно из природы, из естественного закона.

Сквозь данный строй типично аристократических представлений пробиваются вместе с тем ростки принципиально иной доктрины. В явном противоречии с собственными исходными положениями Цицерон утверждал, что государство является не только естественным организмом, но и искусственным образованием, "народным установлением". Цицерон признает равенство всœех людей от природы и возможность достижения мудрости каждым, кто получит образование. Имущественные и социальные различия между людьми, с этой точки зрения, возникают не от рождения, а в силу установившихся в обществе отношений. "Частной собственности, — заявлял Цицерон, полемизируя с последователями Аристотеля, — не бывает от природы". Она возникает на основании либо давнишнего завладения, либо победы в войне, либо закона и соглашения. Положительно оценивая значение богатства и договоров в жизни общества, Цицерон приходит к выводу, что государство "держится на кредите".

Эти и другие подобные им положения были заимствованы мыслителœем из идеологии полисной демократии. Развивая их, Цицерон определяет государство (res publica) как дело народа, где под народом принято понимать "соединœение многих людей, связанных между собой согласием в вопросах права и общностью интересов". В трактовке Цицерона право выступает основой государства, его определяющим началом. Государство в таком понимании оказывается уже не только моральным сообществом свободных граждан (каким оно представлялось Платону и Аристотелю), но и правовым сообществом. Предложенное Цицероном понятие государства сыграло значительную роль в последующем развитии политико-правовой теории.

Цицерон, говоря о народе в своем определœении государства, имел в виду исключительно землевладельцев и крупных торговцев. Об этом красноречиво свидетельствует приводимый в трактате "Об обязанностях" перечень занятий и профессий, не достойных свободного человека. Цицерон относит к числу презренных людей ростовщиков, мелких торговцев, владельцев ремесленных мастерских, а также всœех трудящихся. С такими людьми, занятыми "грязным делом", у достойных граждан не должна быть никаких общих интересов.

Политический идеал Цицерона — аристократическая сенатская республика. В общетеоретическом плане он обосновывает свой идеал учением о смешанной форме правления.

Ссылаясь на греческих мыслителœей, Цицерон различает три основные формы государства: царскую власть — монархию, власть оптиматов — аристократию и власть народа — демократию. Среди них лучшей, по мнению Цицерона, является монархия. Каждая из этих простых форм власти неизбежно вырождается, что приводит к возникновению таких порочных состояний государства, как тирания, господство клики богатых и власть толпы (черни). Порочные состояния, собственно, не являются уже формами государства, поскольку там царят произвол и насилие, и, следовательно, распадается само государство как объединœение свободных граждан. Наиболее совершенной и устойчивой формой правления Цицерон считал смешанное государство, сочетающее начала монархии, аристократии и демократии. К такому строю, по его мнению, приближалась Римская республика во времена "отцов" и "дедов". Монархические начала были представлены в ней властью консулов, аристократические — правлением сената͵ демократические — народным собранием и властью трибунов. В этой части учение Цицерона не выходило за рамки древнегреческих концепций круговорота государственных форм (Платон, Полибий) и политических идеалов знати, требовавшей реставрации староустойных порядков.

Цицерон творил в период становления Римской империи. Поддерживая и одобряя захватнические войны Рима, Цицерон отказывается от идеалов замкнутого, самодовлеющего полиса. Под влиянием стоиков он пропагандирует идеи космополитизма и мирового государства.

В правовой теории переход к империи нашел отражение в представлениях о составе и разновидностях права, действующего в римском государстве. Сочинœения Цицерона являются самыми ранними произведениями римской литературы, где проводится различие между естественным правом, правом народа и правом римских граждан.

Правовые воззрения рабовладельческой аристократии получили свое практическое воплощение в деятельности римских юристов.

Светская юриспруденция как самостоятельная отрасль знаний сложилась в Древнем Риме во II—I вв. до н.э. По своему характеру и направленности она явилась специфическим порождением идеологии тех слоев рабовладельческой знати, которые были заинтересованы в усилении правовой охраны частной собственности и в то же время выступали против расширения законодательной деятельности государства в сфере имущественных отношений, полагаясь больше на советы и консультации немногих избранных юристов ("право мудрых"), чем на писаный закон.

Расцвет римской юриспруденции приходится на эпоху ранней империи (I в. до н.э. — III в. н.э.). В данный период императоры, стремясь ограничить законодательную власть сената͵ предоставляют наиболее выдающимся юристам право давать разъяснения и толкования действующих правовых норм, обязательные для всœех должностных лиц и судей. Разъяснения правоведов приравниваются тем самым к закону. Со второй половины III в., когда законодательная власть сосредоточивается в руках императоров, пожалование такой привилегии прекращается, и римская юриспруденция приходит в упадок.

К числу самых известных юристов периода ранней империи принадлежали Гай, Папиниан, Павел, Цельс, Ульпиан и Модестин. Пространные выдержки из написанных ими сочинœений содержат Дигесты Юстиниана.

Понятие права юристы выводили, подобно Цицерону, из стоической идеи мирового, всœеобщего закона природы. Согласно определœению Цельса, принятому многими римскими юристами, право — это искусство добра и справедливости (ars boni et aequi). Правосудие, уточнял Ульпиан, есть "познание божественных и человеческих дел, наука о справедливом и несправедливом".

Приведенные высказывания свидетельствуют, что юристы не отделяли еще право от нравственности. Как и другие последователи стоицизма, они считали источником права мировой божественный разум.

В составе права, действовавшего в Римской империи, юристы выделяли три части: естественное право (ius naturale), право народов (ius gentium) и право граждан (ius civile).

Естественное право, по их представлениям, распространяется как на людей, так и на животных. К его установлениям относятся брак, семья и воспитание детей. По естественному праву всœе рождаются свободными.

Право народов, в отличие от естественного, охватывает правила, которые мировой разум установил для людей. Римляне используют это право в своих отношениях с покоренными народами и сосœедними государствами. Правом народов введены война, рабство, основание царств, международная торговля и ряд других установлений.

Право граждан, или цивильное право, регулирует отношения между свободными римлянами. Цивильное право, указывал Гай, является "собственным правом государства". Источниками этого права Папиниан называл законы, решения плебеев, постановления сената͵ декреты принцепса и "мнения мудрых".

Разграничение права народов и права граждан, проведенное в римской юриспруденции, имело цель оправдать рабство, агрессивные войны и неравенство завоеванных народов по отношению к римлянам.

Право в Древнем Риме делилось на частное и публичное. По знаменитой формуле Ульпиана, публичное право относится к положению государства, частное — к пользе отдельных лиц. Частное право, считал он, включает в себя предписания права естественного, предписания права народов и предписания права цивильного.

Основное внимание юристы уделяли частному праву. В их трудах были заложены основы теории гражданского права — цивилистики. Разрешая споры по гражданским делам, юристы разграничили виды сделок, выработали формулы исков, определили правомочия собственника и других субъектов права.

К изучению публичного права римская юриспруденция обратилась в I—II вв., когда правоведы, получившие привилегию официального толкования закона, выступили в поддержку императорского режима. В публичном праве они проводили идеи неограниченных полномочий принцепса, передачи ему законодательной власти.

Вследствие рецепции римского частного права его принципы были усвоены теоретической юриспруденцией во многих странах континœентальной Европы. Под влиянием римской цивилистики сложились классические правовые доктрины XVIII—XIX вв., наделившие собственника абсолютным правом распоряжаться принадлежащей ему вещью по своему усмотрению.

referatwork.ru

9. Цицерон : Философия права

С позиций естественного права философское учение о праве, законе и государстве весьма основательно разработал Цицерон (106—43 гг. до н. э.).

В основе права, согласно Цицерону, лежит присущая природе справедливость. Причем справедливость эта понимается как вечное, неизменное и неотъемлемое свойство как природы в целом, так и человеческой природы. Следовательно, под "природой" как ис-

' Там же. С. 519.

2 Там же.

3 Там же. С. 520.

 

точником справедливости и права (права по природе, естественного права) в учении Цицерона имеются в виду весь космос, весь окружающий человека физический и социальный мир, формы человеческого общения и общежития, а также само человеческое бытие, охватывающее его тело и душу, внешнюю и внутреннюю жизнь. Всей этой "природе" (в силу ее божественного начала), согласно Цицерону, присущи разум и законосообразность, определенный порядок. Именно данное духовное свойство природы (ее разумно-духовный аспект), а вовсе не ее предметный и телесно-материальный состав, занимающий подчиненное и второстепенное место (как тело по отношению к душе, чувственные части души по отношению к разумной ее части), и является, по Цицерону, подлинным источником и носителем естественного права.

Цицерон дает такое развернутое определение естественного права: "Истинный закон — это разумное положение, соответствующее природе, распространяющееся на всех людей, постоянное, вечное, которое призывает к исполнению долга, приказывая, запрещая, от преступления отпугивает, оно, однако, ничего, когда это не нужно, не приказывает честным людям и не запрещает им и не воздействует на бесчестных, приказывая им что-либо или запрещая. Предлагать полную или частичную отмену такого закона — кощунство; сколько-нибудь ограничить его действие не дозволено;

отменить его полностью не возможно, и мы ни постановлением сената, ни постановлением народа освободиться от этого закона не можем" (О государстве, III, XXII, 33).

Этот "истинный закон" — один и тот же везде и всегда, и "на все народы в любое время будет распространяться один извечный и неизменный закон, причем будет один общий как бы наставник и повелитель всех людей — бог, создатель, судья, автор закона" (О государстве, III, XXII, 33). Всякого, кто, презрев человеческую природу, своевольно и произвольно не покоряется данному закону, Цицерон характеризует как беглеца от самого себя, который неминуемо понесет величайную (божью) кару, если даже ему удастся избежать обычного людского наказания.

Существо и смысл справедливости Цицерон (вслед за своими греческими и римскими предшественниками) видит в том, что "она воздает каждому свое и сохраняет равенство между ними" (О государстве, III, VII, 10). Речь при этом идет именно о правовом равенстве, а не об уравнивании имущественного положения людей. Защищая институт собственности, Цицерон отмечает изначальную связь государства и собственности и воспроизводит положение стоика Паиетия о том, что причиной образования государства является охрана собственности. Нарушение неприкосновенности частной и государственной собственности Цицерон характеризует как осквернение и нарушение справедливости и права (Об обязанностях, I, 20—21).

 

Справедливость, согласно Цицерону, требует не вредить другим и не нарушать чужую собственность. "Первое требование справедливости, — пишет он, — состоит в том, чтобы никто никому не вредил, если только не будет спровоцирован на это несправедливостью, а затем, чтобы все пользовались общей собственностью как общей, а частной — как своей" (Об обязанностях, I, 20). С этих позиций он отвергал такие акции римских популяров, как кассация долгов, ущемление крупных землевладельцев, раздача (своим приверженцам и плебсу) денег и имущества, отнятых у законных владельцев (Об обязанностях, I, 43; II, 78).

Естественное право (высший, истинный закон), согласно Цицерону, возникло "раньше, чем какой бы то ни было писаный закон, вернее, раньше, чем какое-либо государство вообще было основано" (О законах, II, 19). Само государство (как "общий правопорядок") с его установлениями и законами (т. е. положительным правом) является по своей сущности воплощением того, что по природе есть справедливость и право.

Отсюда вытекает требование, чтобы человеческие установления (политические учреждения и установления, писаные законы и т. д.) соответствовали справедливости и праву, ибо последние не зависят от мнения и усмотрения людей.

Право устанавливается природой, а не человеческими решениями и постановлениями. "Если бы права устанавливались повелениями народов, решениями первенствующих людей, приговорами судей, — пишет Цицерон, — то существовало бы право разбойничать, право прелюбодействовать, право предъявлять подложные завещания, — если бы права эти могли получать одобрение голосованием или решением толпы" (О законах, I, 43). Закон, устанавливаемый людьми, не может нарушить порядок в природе и создавать право из неправа или благо из зла, честное из позорного.

Соответствие или несоответствие человеческих законов природе (и естественному праву) выступает как критерий и мерило их справедливости или несправедливости. В качестве примера законов, противоречащих справедливости и праву, Цицерон отмечает, в частности, законы тридцати тиранов, правивших в Афинах в 404— 403 гг. до н. э., а также римский закон 82 г. до н. э., согласно которому одобрялись все действия Суллы как консула и проконсула и ему предоставлялись неограниченные полномочия, включая право жизни и смерти по отношению к римским гражданам.

Подобные несправедливые законы, как и многие другие "пагубные постановления народов", по словам Цицерона, "заслуживают названия закона не больше, чем решения, с общего согласия принятые разбойниками" (О законах, II, 13).

Законы, принимаемые в том или ином государстве, должны быть не только справедливыми, но и соответствовать установленному в нем строю, традициям и обычаям предков. Важное значение

 

Цицерон (под влиянием Платона) придает введению (преамбуле) к закону, поскольку "закону свойственно также и стремление кое в чем убеждать, а не ко всему принуждать силой и угрозами" (О законах, II, 14). Цель такой преамбулы — укрепить божественный авторитет закона и использовать страх божьей кары в интересах защиты общего правопорядка.

Свои общие представления о справедливых законах Цицерон конкретизирует в предлагаемых им проектах законов о религии и о магистратах (О законах, II, 19—68; III, 1—48). Причем, подчеркивая универсальный характер этих законов, он пишет: "Ведь мы издаем законы не для одного только римского народа, но и для всех народов, честных и стойких духом" (О законах, II, 35).

Ряд важных положений о правовой регламентации государственной деятельности высказывается Цицероном в выдвигаемых им проектах законов о магистратах. Так, Цицерон подчеркивает, что империй (полномочия должностных лиц) должен быть законным. Следует, замечает он, установить "не только для магистратов меру их власти, но и для граждан меру их повиновения. Ведь и тот, кто разумно повелевает, рано или поздно должен будет подчиняться, а тот, кто покорно подчиняется, достоин того, чтобы рано или поздно начать повелевать" (О законах, III, 5).

Формулируется важный правовой принцип: "под действие закона должны подпадать все" (О законах, III, 17).

В учении Цицерона о праве, наряду с отличием естественного права от писаного, содержится деление самого писаного права на частное и публичное право.

Так называемое "право народов" трактуется им как частью положительное право разных народов и частью как естественное право международного общения (т. е., по существу, как международное естественное право). Он формулирует существенный принцип международного права о необходимости соблюдения обязательств, налагаемых международными договорами. Естественнопра-вовые идеи используются им и для проведения различия между справедливыми и несправедливыми войнами.

Цицерон всемерно восхваляет политическую и правовую активность граждан и подчеркивает, что "при защите свободы граждан нет частных лиц" (О государстве, II, XXV, 46).

"Сама природа" влечет лучших людей к тому, чтобы "сделать жизнь людей более безопасной и более богатой" (О государстве, I, II, 3). Он рекомендует изучать науки о государстве и праве как "такие науки, которые могут сделать нас полезными государству", усматривая в этом служении государству "самую славную задачу мудрости и величайшее проявление доблести и ее обязанность" (О государстве, I, XX, 33). Государственный деятель должен быть мудрым, справедливым, воздержанным и красноречивым. Кроме того, он должен быть сведущим в учениях о государстве и "владеть

 

основами права, без знания которых никто не может быть справедлив" (О государстве, V, III, 5).

Философско-правовые идеи Цицерона (и прежде всего — о правовом характере государства, о государстве как "общем правопорядке" и правовом сообществе, о естественном праве, справедливости и истинном законе и т. д.) оказали значительное воздействие на последующих мыслителей и, сохранив свою актуальность до наших дней, находятся в поле пристального внимания многочисленных современных исследователей — сторонников правового государства, интерпретаторов естественного права и справедливости в качестве необходимого критерия позитивного права и различения в соответствии с этим справедливых и несправедливых законов.

www.adhdportal.com

Цицерон

Количество просмотров публикации Цицерон - 79

Любая наука имеет свое, принадлежащее только ей место в общей системе научных знаний, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ определяется, главным образом, ее предметом и особенностями методов его исследования. При этом следует помнить, что научное знание как в своем содержании, так и в своей институциализации (связанной с разделœением труда, в т.ч. применительно и к процессу познания) конкретно исторично. В случае если на первых этапах накопления и развития человеческого знания оно не носило ярко выраженный расчлененный характер, тот же Пифагор, к примеру, являл собой и математика, и философа, и астронома, то на данное время принято делить всœе науки на естественные и гуманитарные. В нашем случае сами гуманитарные (общественные) науки можно поделить на неюридические и юридические. С этих позиций и рассмотрим место и роль теории государства и права в системе научного знания, выделив два аспекта означенной проблемы: внешний – соотношение теории государства и права с неюридическими гуманитарными науками и внутренний – ее связи с собственно юридическими предметами.

Внешний аспект вопроса. Принципиальную значимость несут связи теории государства и права с семейством тех обществоведческих наук, которые не являются правоведческими. Правда, всœе они вместе со всœем правоведением, включая теорию государства и права, образуют более обширное семейство (систему), а именно обществоведение, общим объектом которого служат общество во всœем его многообразии, социальная жизнедеятельность в целом, включая сюда главный компонент - человека, предметом - их самые различные свойства в исторической преемственности, современном состоянии и в тенденциях.

При этом в обществоведении тоже есть разделœение труда между его составляющими. В нем различают общеструктурные, специальные и конкретные науки[21]. В случае если одни из них изучают свойства человеческого общества как единого целого, то другие - свойства каких-то его структурных частей, отдельных сфер, областей, фрагментов и их сторон, таких, как мышление, экономика, политика, духовное развитие, психика, культура, религия, история развития стран, народов и т.д. Философия, к примеру, объясняет наиболее общие моменты общественного бытия и сознания в целом; логика - оптимальные способы и приемы человеческого мышления; социология - социальные группы, институты и процессы; политология - политику, политические учреждения, режимы и процессы; экономическая наука - отношения производства, обмена и потребления материальных ценностей; культурология – моральные, нравственные и этические слагаемые жизни людей; психология - их психическую жизнь; педагогика - особенности учебно-воспитательной деятельности; история - процессы развития отдельных стран и народов.

Место теории государства и права среди всœех подобных обществоведческих наук определяется опять-таки особенностями ее предмета и методов его исследования. Важно также специфическое назначение каждой обществоведческой науки. Тем не менее, решение проблемы осложняется тем, что, с одной стороны, государственно-правовое воздействие осуществляется во всœех сферах общественных отношений и, соответственно, государственно-правовая действительность присутствует в жизнедеятельности общества в целом, с другой - эта действительность, так или иначе, интересует неюридические науки из обществоведения.

Так, экономические отношения в какой-либо мере регулируются государством, благодаря чему приобретают дополнительные, правовые свойства. Это аксиома. Ведь вовсœе не случайно, что на Западе в высших учебных заведениях экономического профиля основательно изучается до десяти правовых дисциплин, начиная с теории государства и права (факультет экономики Гренобольского университета Франции), государства и права (факультет народного хозяйства Тюбенгенского университета), американского государства и права (Бостонский университет США), основ правовых наук (Берлинская высшая экономическая школа ФРГ). Такой подход обусловлен не только оправданной заботой о надлежащей подготовке экономистов и менеджеров с высшим образованием, но и тесным переплетением экономических и правовых свойств в общественных отношениях по производству, обмену и потреблению материальных блаᴦ.

В случае если возьмем политические отношения, то многие из них составляют неотъемлемый компонент государственно-правовой действительности. Знания о политической идеологии, власти, политической системе общества, государстве, политико-правовом режиме, политических правах и свободах личности, политическом процессе и т.д. необходимы как для теории государства и права, так и для политологии.

Во многом свойства государственно-правовой действительности перекрещиваются с предметами философии, социологии, психологии и истории, что создает определœенную возможность говорить о философии права, социологии права, юридической психологии или об истории государства и права.

Такая картина вполне объяснима. Различные свойства общественного бытия и сознания тесно переплетены и нередко переходят друг в друга. При таких обстоятельствах важно правильно соотнести друг с другом непосредственные предметы, методы, задачи и содержание обществоведческих наук. Теория государства и права не вторгается в те свойства общественного бытия и сознания, которыми занимаются другие обществоведческие науки неюридического профиля, однако она широко пользуется накопленными в них знаниями.

Все неюридические науки из обществоведения не ставят задачи исследования специфических свойств государственно-правовой действительности как таковой, знания о них черпают из правоведения, в первую очередь, из теории государства и права. Разумеется, каждая наука в случае крайне важно сти анализирует и перепроверяет научную информацию, особенно когда она берется в готовом виде из других областей знаний. Но это делается ради выполнения собственных задач, а не в целях обогащения содержания какой-либо иной науки.

Возможны совместные исследования правоведов, философов, социологов, экономистов, психологов и педагогов тех или иных свойств государственно-правовой действительности. В таком случае происходит комплексное использование и приращение разнородных знаний, относящихся к содержанию соответствующих обществоведческих наук.

Что касается связей теории государства и права с еще одним семейством в общей системе науки, а именно с негуманитарными, естественно-математическими областями знаний, то здесь тоже есть определœенная взаимозависимость. Теория государства и права, как и другие юридические науки, всœе больше вовлекает в изучение своего предмета достижения этих областей знаний, пользуется ими (пример, информационные правовые системы). Вместе с тем она сама участвует в совершенствовании организации таких областей науки, разрабатывая принципиальные подходы к правовому регулированию соответствующих общественных отношений.

Внутренний аспект проблемы отчасти затрагивался при рассмотрении предмета дисциплины. В то же время уточним ряд позиций. Исследуемые правоведением явления реальной действительности представляют из себяорганическую часть происходящих в обществе процессов, специфическую область или сторону (свойства) жизнедеятельности людей, их общностей и образований. Само правоведение объединяет всю совокупность знаний, в пределах и посредством которых происходит освоение государственно-правовой действительности[22], знаний, которые должны выражать объективно закономерное, крайне важно е и существенное в этой действительности, служить базой для выработки рекомендаций и разработки средств по организации охватываемых ею отношений [23].

Эти знания систематизированы по родовым и некоторым другим особенностям их однопорядковых предметов, благодаря чему чаще всœего внутри правоведения выделяют как бы несколько ярусов, составляющих единую конструкцию. Первый ярус объединяет такие дисциплины, как история государства и права; теория государства и права; философия права; история правовых и политических учений; социология права; общая часть сравнительного правоведения. Второй - отраслевые юридические науки (прежде всœего, конституционное право), международные юридические науки (международное частное и публичное право; особенная часть сравнительного правоведения). Третий - юридические науки, которые изучают составляющие государственного механизма и ряд иных институционально-правовых материальных образований (судоустройство, прокуратура, МВД, адвокатура, нотариат и т.д.). Наконец, четвертый пласт образуют технико-прикладные юридические науки, интегрирующие во многих отношениях знания естественных наук (судебная медицина, судебная психология, криминалистика, криминология, правовая информатика и т.п.).

Место теории государства и права в семействе юридических наук, ᴛ.ᴇ. в правоведении, четко просматривается уже в том, что было сказано выше о ее предмете. Поскольку она изучает общие цементирующие свойства государственно-правовой действительности как единого и целостного объекта͵ накопленные в ней знания не могут не быть фундаментом для остальных правоведческих наук, призванных исследовать отдельные сферы, области, участки или стороны этой действительности. К тому же, ввиду особенности предмета применяемые в теории методы познания более полно оснащены совокупными знаниями из философии, политологии, экономической науки, социологии и некоторых других обществоведческих наук, нежели в отдельных историко-правовых, специальных отраслевых и технико-юридических науках.

Тем самым, с одной стороны, интегрированные в принципах, законах и категориях знания по теории государства и права составляют понятийный аппарат для всœех правоведческих наук, указывают на исходные начала использования этого аппарата и на существенные связи между теми свойствами государственно-правовой действительности, которые отражены в соответствующих понятиях, в юридической терминологии. В данном плане теория государства и права связана с другими правоведческими науками примерно аналогично тому, как общая физика с остальными науками, изучающими физические свойства внешнего мира.

С другой стороны, теория государства и права опирается на достижения всœех юридических наук, разрабатывает их междисциплинарные проблемы, синтезирует полученные знания, с более общих и широких позиций изучает свойства тех или иных фрагментов государственно-правовой действительности, обобщает юридические знания, выявляет их особенности и взаимосвязи, находит их место и назначение в правоведении в целом. Известный российский юрист И.В. Михайловский давно подметил, что данная наука должна обобщить результаты всœех юридических дисциплин "в одно гармоническое целое, проникнутое не только внешним, но и внутренним единством"[24].

Как раз эти факторы в совокупности позволяют считать теорию государства фундаментальной наукой, составляющей научную базу всœего правоведения, признать ее своеобразной энциклопедией права. Еще на заре ХХ века в России называли ее именно энциклопедией права.[25] Под тем же названием она известна западным ученым, хотя среди них "наряду с ней и под ее определœенным влиянием набрала силу такая дисциплина, как современная юриспруденция"[26].

referatwork.ru

Образовательный портал | 2.4. Политико-правовые взгляды Цицерона, римских юристов. Стоицизм

Для римской аристократии в I в. до н.э. были наиболее характерны лобщепатриотические интересы. Ярким представителем этого политического направления был Марк Туллий Цицерон (106Ч43 гг. до н.э.) - идеолог аристократии. Политическое учение Цицерона, в котором эклектически сочетаются идеи Платона, Аристотеля и стоиков, пронизано борьбой с передовыми идеями, стремлением защитить интересы знати, крупных землевладельцев, нобилитета. Цицерон пытался обосновать общественное неравенство ссылками на законы природы. Лучшими людьми, по его мнению, являются крупные землевладельцы. С презрением говорит он о людях, занимающихся физическим трудом, а также о торговцах, ростовщиках и т.п.Причиной происхождения государства он считает присущую человеческой природе общительность, определяя государство как лделонарода, соединение которого основано на общности права и всеобщей пользе. Цицерон демагогически утверждает, что государства нет там, где власть опирается на насилие и произвол.Главную задачу государства Цицерон видит в защите частной собственности и господствующего положения оптиматов. В интересах укрепления рабовладельческого государства Цицерон высказывает идею об активном участии верхушки в политической жизни. Он утверждает, что государственная деятельность есть высшее проявление человеческой добродетели.Цицерон подробно останавливается на классификации государственных форм, различая демократическую (народную власть) - форму правления, при которой верховная власть принадлежит всему народу; аристократическую (власть оптиматов) - форму правления, при которой верховная власть принадлежит несколько выборным лицам; монархическую (царскую власть) - форма правления, при которой верховная власть принадлежит одному лицу. Он считает, что лдемократия самая порочная из всех форм государственного устройства. Наилучшей формой государства Цицерон, подобно Полибию, считает лсмешанную форму. Цицерон различал законы естественные и позитивные. Давая характеристику естественного закона, Цицерон отмечает, что он всегда справедлив; содержит разумные положения является врожденным, вечным, постоянным; существует в неписаной форме; распространяется на всех людей; возникает раньше, чем какой-либо писаный закон, что их правовым воззрениям была придана сила закона в своде Юстиниана.Для римских юристов характерно деление права на частное и публичное. Экономическую основу господства рабовладельцев - частную собственность - они представляют как право частных лиц, не зависящее от государства, а публичное право - как право якобы выражающее всеобщие интересы.Деление римскими юристами частного права на естественное, право народов и цивильное право также имело большое политическое значение, ибо его целью было обоснование рабства и неравенствамежду римскими гражданами и покоренными народами. Характерно, что большинство римских юристов - Гай (II в.), Ульпиан (IIЧIII вв.) и другие, считая, что рабство противоречит естественному праву, обосновывали его вечное существование, исходя из лправа народов.Римские юристы оправдывали агрессивную политику римского государства, они выступали с обоснованием неограниченной власти римских императоров. Что угодно принцепсу, имеет силу закона, - считал Ульпиан, - так как народ свою власть уступил императору. Римские юристы, пытаясь обосновать покорность и смирение, стремились продлить существование Римской империи.В учениях римских стоиков находит отражение разложение идеологии господствующего класса. Стоики, проповедуя идеи отказа от активной политической борьбы, выдвигали идеи нравственного усовершенствования и морального протеста против деспотизма императоров, идеи покорности судьбе и т.д. Некоторые стоики выказывали пассивный протест против рабства.Идеи Эпиктета (ок. 50Ч138 гг.) отражали пассивный протест угнетенных слоев римского общества, потерявших веру в борьбу и искавших утешение в моральном усовершенствовании. Его осуждение рабства и произвола императорской власти означало лишь моральный протест, ибо Эпиктет к революционной борьбе не призывает. Он считает, что в природе царствует лжелезная необходимость и потому люди не в состоянии изменить свою судьбу. Поэтому они должны довольствоваться духовной лсвободой. Эти идеи духовного равенства в сочетании с фатализмом приводят Эпиктета к выводу о бесполезности борьбы со злом и к проповеди смирения и непротивления злу насилием.Политические идеи стоицизма, направленные на защиту интересов господствующего класса, развивает Сенека - крупный землевладелец и ростовщик. В отличие от Эпиктета он не протестует против рабства. Однако, боясь восстаний рабов и неимущих свободных, он говорит о необходимости гуманного отношения к рабам и ограничения произвола деспотизма.

Ярый проповедник смирения и покорности рабов, Сенека лутешает рабов, говоря, что их лучшая часть - дух лсам себе господин. Следует знать, что эти идеи стоиков (особенно Сенеки) о покорности и смирении были использованы христианством.Мнение Сенеки о том, что отечеством человека является весь мир, лежит в основе его политического идеала - мировой империи, власть главы которой - цезаря - ограничена сенатом. Стоики проповедовали космополитические, антипатриотические идеи, что свидетельствует о деградации идеологии римского общества в период его упадка.

  1. ТЕМЫ И ПЛАНЫ СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙполитико-правовой доктрины. Связь истории политических и правовых учений с другими юридическими науками, ее место в системе наук. Социальные функции политических и правовых учений, их роль в развитии общества. Различные подходы к периодизации истории политических и правовых учений. ЛИТЕРАТУРА: Алексеев С.С. Философия права. - М., 1997. НерсесянцВ.С. Философия права. -М., 1997. История
  2. ВОПРОСЫ К ЗАЧЕТУ (ЭКЗАМЕНУ)политико-правового учения. Методология истории политических и правовых учений. Пе риодизация курса. Становление и развитие политико-правовой идеологии как специфической формы общественного сознания. Зарождение политико-правовой мысли. Разрушение мифо логических представлений об устройстве общества в пе риод разложения родового строя. Политические и правовые учения древнейших государств мира
  3. з 1. ПРИЗНАКИ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРАВАполитикой, моралью, культурой, религией. Наиболее суще ственны взаимосвязи права и экономики, права и политики, права и мо рали (о соотношении права и морали будет сказано в следующей главе учебника). Право и экономика. Взаимодействие права и экономики подчиняется общим закономерностям общественного развития. С одной стороны, экономические потребности общества объективно порождают необхо-димость
  4. з 2. Политические и правовые учения рабовладельческой аристократии. Цицерон. Римские юристыполитико-правовое учение он изложил, подражая Платону, в диалогах "О государстве" и "О законах". Некоторые аспекты государственно-правовой тематики затрагиваются им также в сочинениях по этике (например, в трактате "Об обязанностях") и в многочисленных речах. Цицерон исходит из общих для всех сторонников аристократии представлений о естественном происхождении государства. Следуя Аристотелю и
  5. 2. Методология истории политических и правовых ученийполитико-правового учения. С позиций юриспруденции определяющее (исходное и фи нальное) значение для характеристики метода, как и предмета, той или иной политико-правовой концепции (теории) имеет лежащее в ее основе, выявляемое, обосновываемое и раскры ваемое в ней понятие права и соответствующее правовое пони мание (понятие, трактовка, оценка и т. д.) государства, полити ки,
  6. 1. Общая характеристикаполитико-пра вовая мысль находилась под заметным воздействием соответст-вующих древнегреческих концепций. Примечательно, что, ко гда в середине V в. до н. э. плебеи потребовали составления пи саного законодательства, в Грецию были направлены римские посланцы для ознакомления с греческим законодательством и особенно с законами Солона. Результаты этого ознакомления были использованы при составлении
  7. 3. Римские стоикиполитико-правовых концепций древнегреческих стоиков (Зенона, Хрисиппа, Панетия, Поси- дония и др.). Творчество римских стоиков развивалось в усло виях усилившегося кризиса ценностей прежней полисной идеологии, укрепления власти принцепсов и режима цезариз ма, превращения Римской империи в мировую державу. В этой обстановке римские стоики в еще мере, чем древне греческие, склоняются к проповеди
  8. 6. Августинполитико-правовых порядках) власть превращается в насилие и господство шайки разбойников. Итак, - пишет он, - этот небесный град, пока находится в земном странствовании, призывает из всех народов и набирает странствующее общество во всех языках, не придавая значения тому, что есть различного в нравах, законах и учреж дениях, которыми мир земной устанавливается или поддержи вается; ничего из
  9. 2. Гроцийполитики ярко проявляется и в том, что также и проблемы войны и мира (столь злободнев ные в обстановке Тридцатилетней войны, когда появился в свет основной труд Гроция) ставятся и решаются Гроцием именно в правовой плоскости, с позиций юриспруденции, а не науки о политике. Обосновывая свой юридический подход к освещаемой тема тике, Гроций подчеркивал, что он воздерживается от вопросов, лкак
  10. 3. Лейбницполитики и экономи ки, выполнял дипломатические поручения внутригерманского и общеевропейского характера. Такую же должность тайного юстиц-советника Лейбниц занимал при австрийском и бран- денбургском дворах, а в дальнейшем - и при русском дворе. Выдающихся успехов Лейбниц добился и в области естест венных наук, особенно в математике, где независимо от Нью тона открыл дифференциальное и

geum.ru

§ 13. Цицерон : История философии права

Литература: Буассье, Цицерон и его друзья, 1880; Андрианов, Политическая и литературная деятельность Цицерона, 1880; Андрианов, Цицерон, 1889; Voigt, Das jus naturale ets., т. I, стр. 176-226; Hildebrand, Geschichte und Sistem der Rechts - und Staatsphilosophi, стр. 537-593.

1. Странным образом, самым видным представителем философии права в Риме, стране юристов по преимуществу, явился человек, который к этому классу не принадлежал. Это знаменитый оратор Марк Туллий Цицерон (106 - 43 до Р.Хр.).

Это было время особенно благоприятное для разработки вопросов философии права. Во-первых, в этот именно момент Рим, после удачных пунических войн, обнаружил явную наклонность из небольшой городской общины, подобной греческим, превратиться во всемирное государство, раскинутое на огромном пространстве и включающее различные народности. И это именно превращение заставило сознавать непригодность старого государственного устройства и искать новых форм, более соответствующих новым условиям жизни. Этим, в свою очередь, объясняется та острая борьба партий, которая приняла в эпоху Цицерона характер террора, заставлявшего особенно настоятельно желать государственного переустройства.

Цицерон имел все внешние данные, чтобы стать выразителем общественных течений, чтобы дать ответ жадно ожидавшим выхода. Он был государственным деятелем, вращавшимся в самом вихре политической жизни. Он считался лучшим знатоком греческой философии и являлся ее популяризатором в Риме. Если он не был юристом в настоящем значении слова, все же с областью юридических вопросов он был достаточно знаком в качестве оратора.

Несмотря на все эти благоприятные условия, как со стороны общественной, так и личной, вследствие которых можно было ожидать, что Цицерон сумеет схватить течение современной мысли и даст наилучшее выражение современным стремлениям, Цицерон не оправдал таких надежд. Причина тому кроется в его личной психике. В высшей степени впечатлительный, он в то же время проявил поразительную нерешительность как в действиях, так и в мысли. Постоянное колебание составляло отличительную черту всей его жизни. Полный уважения к старым римским традициям, он более всех поддался новому влиянию греческой культуры. Он принадлежал к тем именно людям, которые, по его же выражению, ad majorum morem adventitiam doktrinam adhibuerunt*(291). В государственной деятельности Цицерон проявил поразительный политический оппортунизм, побудивший его перебегать от одной партии к другой, от одних лиц к другим. В философии Цицерон оказался чистым экклектиком и потому не занял здесь никакой твердой позиции. То он принимал учение стоиков, то преклонялся перед Платоном, то перебрасывался на сторону Аристотеля.

Молодым человеком он начал свою общественную деятельность смелой речью в защиту Росция, которой задевал всемогущего в то время Суллу. Этот демократический дебют надолго обеспечил ему доверие и поддержку со стороны народа. Но, опасаясь недовольства Суллы, Цицерон продпочел отправиться в путешествие с образовательной целью. В Афинах он проникся интересом к философии, которой занимался по преимуществу.

Смерть Суллы обеспечила Цицерону возвращение в Рим. С этого времени он весь погружается в политическую жизнь. В 63 году он делается консулом и с этого момента склоняет свои симпатии в сторону аристократии. Он выступает энергичным борцом против сделанного трибуном Сервием Руллом предложения разделить внеиталийские земли между обедневшим населением. Он же спасает отечество от таинственного заговора Катилины, предполагавшего свергнуть правительство и изменить государственный строй.

Раздраженная его изменой демократическая партия сумела отомстить при посредстве трибуна Клодия: Цицерон подвергся изгнанию. Хотя он вскоре возвращается, и даже с торжеством, но симпатии народа были утрачены навсегда. Он чувствует свое политическое отчуждение и потому обращается к мирным научным занятиям. Он возобновляет свое знакомство с философией и принимается за творчество в этой области.

В то время, однако, трудно было отрешиться от участия в общественных делах, особенно человеку, уже игравшему значительную политическую роль. В борьбе между Помпеем и Цезарем, Октавианом и Антонием Цицерон занимал нерешительное положение. Он кончил свою жизнь от руки, направленной Антонием.

II. Заслуги Цицерона в области философии могут быть сведены к тому, сто, во-первых, он возбудил в римском обществе и особенно в юристах большой интерес к греческой философии и, во-вторых, сблизил философию права в том виде, как она была разработана греческими мыслителями, с положительным правом, которое в Риме играло такую роль, какая не придавалась ему в Греции.

Но сам Цицерон был гораздо более высокого мнения о себе. Указывая на то, что греческие философы, как Платон, Аристотель были только кабинетными мыслителями и что с другой стороны государственные люди большей частью философски необразованны, Цицерон задает вопрос: нельзя ли найти человека, который был бы силен равно как в философии, так и в политике? Один из участвующих в беседе скромно высказал предположение, что такой человек находится именно среди них*(292). Конечно, это человек никто иной, как Марк Туллий Цицерон.

В действительности Цицерон был слабый философ и не менее слабый юрист.

У Цицерона нет своей оригинальной философии*(293), и он не примыкает решительно ни к какой школе. Он преклоняется перед Платоном, заимствует у него темы для трактатов по философии права, даже названия их*(294), принимает диалогическую форму изложения. По его собственному заявлению, он ближе всего примыкает к последователям Платона, известным под именем Новой Академии. Но в то же время исходным пунктом для учения о сущности права ему служит учение стоиков о природе и разуме.

Но Цицерон не приложил труда к основательному изучению юриспруденции. Он упрекал юристов в узости взгляда, в ограничении своего труда казуистикой, в отсутствии философской точки зрения. Если в этом отношении он был совершенно прав, то, с другой стороны, следует признать, что он мало оказал содействия юриспруденции в деле поднятия ее. Он даже не замечал того важного движения в развитии права, которое совершалось на его глазах*(295). Он не обратил внимания юристов на более важные общественные вопросы, чем те, которые занимали их всецело. В области частного права Цицерон, при всем своем превосходстве в образовании, не дал философского освещения отдельным вопросам, поглощавшим все внимание юристов. Чтобы повести юриспруденцию по новому пути, Цицерону следовало бы стать во главе юристов. Он этого не хотел.

III. Сочинений, относящихся к философии права, Цицерон оставил два: "О государстве", написанное в 54, и "О законах", написанное в 52 году до Р. Хр. Заглавия сочинений сами показывают, да и Цицерон не отрицает, что мы имеем здесь дело с подражанием Платону. Однако сходство заглавий не обусловливает еще сходства содержания. Платон в двух своих сочинениях дает два государственных идеала, один далее, другой ближе к действительности. Цицерон же в обоих сочинениях придерживается одного и того же идеала. Первое сочинение посвящено исследованию основ государственного устройства, второе - детали его, если не считать введения, которое имеет своей целью выяснение сущности права.

Оба сочинения дошли до нас в отрывочном виде, препятствующем воспроизвести в точности полную картину политического мировоззрения Цицерона. Но характер его обнаруживается, конечно, и в этих отрывках.

Он находит себе подтверждение и в различных других произведениях Цицерона, в "Тускуланских беседах", "Об обязанностях" и других, где по частям рассеяно много положений, относящихся к философии права.

IV. Этика Цицерона примыкает к стоицизму. "Высшее благо состоит в том, чтобы жить согласно с природой (ex natura vivere), т. е. довольствоваться малым и добродетелью; или следовать природе (naturam sequi) и жить по ее законам, т. е. не отказывать в том, чего она требует, насколько, однако, это допускает добродетель, которая прежде всего должна служить законом"*(296). Таким образом, одного руководящего начала для нравственного поведения нет: человек должен колебаться, прислушиваясь то к голосу природы, то к голосу добродетели, и разрешать их столкновение по принципу, который ему не дан.

Как настоящий римлянин, Цицерон не может примириться со стоической мыслью о необходимости и даже возможности устраняться от политической жизни. "Отечество, давая нам жизнь и воспитание, ожидает от нас вознаграждения: если оно обеспечивает нам благосостояние, то, конечно, не для того, чтобы дать нашей праздности верную охрану, нашим наслаждениям полное спокойствие. Нет, оно призывает себе на службу наши самые высокие, самые лучшие качества души, ума, и оставляет за нами один только излишек"*(297). Так говорит Цицерон языком республиканца.

V. Цицерон признает всю важность теоретической философии права, которая одна способна дать твердо определенные понятия. "Основной закон, который необходимо соблюдать в каждом рассуждении, если не хочешь заблудиться, - это определить то понятие, о котором предполагается вести исследование"*(298). Этим правилом Цицерон пользуется в своих сочинениях о государстве и о законах.

В чем же заключается сущность права?

"Сущность права следует искать не в эдикте претора, как это делает большинство наших современных юристов, и не в законах XII Таблиц, как делали древние, но только в самой глубине философии"*(299). "То, что мы называем положительным правом (jus civille), занимает очень ограниченное место в обширной области права природы (jus naturae)". А ведь основная задача, говорит, играя словами, Цицерон, состоит в том, чтобы выяснить природу права (natura juris).

Природу права надо искать в природе человека*(300). Можно было думать, что Цицерон обратится к потребностям человека. Но он прибегает к иному приему.

Человек по своей природе близок к божеству. Эту близость создает разум, который присущ только богу и человеку. Этим создается между ними связь. Но истинный разум (recta ratio) и есть тот высший закон природы, который передается человеку от божества*(301). "Закон природы есть высший разум, запечатленный в нашей природе, который предписывает, что следует делать и от чего следует воздерживаться"*(302). Что же составляет содержание права природы? Это те чувства, которые врождены человеку: чувства религии, почтения, благодарности, мести, долга, любви к истине*(303). Из этого основного положения, что сущность права заключается в велении, диктуемом природой, следуют всеобщность*(304). и неизменность его во времени*(305). Из этого же положения с очевидностью вытекает, что право независимо от человеческой воли. Поставленный греческой философией вопрос о том, является ли право человеческим установлением или даром природы, Цицерон разрешает в пользу второго мнения. "Право природы не есть плод человеческого ума, не есть постановление какого-либо народа, но нечто вечное, управляющее миром, указывающее в своей премудрости, что человеку следует делать или чего избегать"*(306).

Отсюда еще дальнейший вывод: не все то, что установлено людьми и называется ими правом, составляет право на самом деле. Значит, положительное право, насколько оно противоречит естественному, не есть право. "Вот, как это доказывается. Без сомнения, законы были созданы для блага граждан, для охранения государства, для того, чтобы сделать общежитие более спокойным и приятным. Те, кто впервые создали эти законы, наверное, говорили народу, что эти постановления, если народ захочет их принять и подчиниться им, сделают его более счастливым и благородным. Все эти постановления, таким образом, составленные и принятые, получили название законов. Отсюда можно заключить, что те, кто, вопреки своим обязанностям и обещаниям, предложили гибельные и несправедливые постановления, дали не законы, а что-то другое"*(307). "Ведь это нелепость утверждать, будто все то, что нормировано обычаями или законами, справедливо! А законы, изданные тираном? Если бы тридцать тиранов создали законы и все афиняне пришли от них в восторге, неужели законы эти стали бы от этого справедливее?"*(308). Но как отличить хороший закон от дурного? Единственное мерило - это природа, а не общественное мнение. Ведь мы признаем хорошими дерево или лошадь не потому, что таково наше мнение, а потому, что такова природа этих вещей*(309).

Таким образом, Цицерон вовсе не достигает поставленной цели - дать точное определение понятию о праве. В стране, приобретшей всемирную славу своим правом, самый видный философ остается на точке зрения греческих мыслителей, не давших сколько-нибудь точного разграничения понятий о праве и нравственности. Как у них, так и у Цицерона даже не сознается самая проблема.

VI. Ту же неясность внес Цицерон и в учение об источниках права.

Мы видели, что Цицерон признает положительное право, jus civile, лишь частью естественного права (jus naturale). Но при этом условии jus civile логически не может стоять в противоречии с природой. Между тем Цицерон сам допускает такое несоответствие. Очевидно, он имел в виду обратное положение: jus naturale составляет часть права, которым руководствуется каждый народ. Оно составляет основное ядро juris civilis. Но ввиду его всеобщности и неизменности оно должно быть одинаковым у всех народов.

Если естественное право является у всех одинаковым, то невольно возбуждается вопрос, как же понимает Цицерон соотношение между jus naturalis и jus gentium. С одной стороны, он готов отождествить их*(310). С другой стороны, в его представлении jus gentium является частью положительного права, jus civile*(311). Но, очевидно, это два совершенно разных решения на вопрос, вытекающий из окружающей действительности. Цицерон мог оперировать понятием jus naturale, как оно было уже разработано греческими философами, но он не в состоянии был справиться с самостоятельной задачей, которую ставила ему римская жизнь.

VII. Следуя своему указанию на важность словесных определений, Цицерон определяет государство как дело народное, respublica est res populi, народ же есть союз людей, связываемых общностью интересов и признанием одного и того же права*(312). Из этих двух признаков, очевидно, второй является наиболее существенным. По крайней мере, Цицерон не раз указывает, что характерным отличием государственного союза служит единство права*(313). Если бы такой признак был выдвинут греческим философом - это было бы удивительно. Но Цицерон не мог не заметить, что в римском государстве, каким оно являлось в его время, не было именно единства в праве, которым руководствовались лица, входившие в его состав. В свое оправдание Цицерон мог, конечно, сказать, что поэтому-то они и не были римскими гражданами.

В чем же обоснование государства? По мнению Цицерона, цель государства состоит в охранении имущественных интересов. Первая и основная обязанность тех, кто стоит у кормила правления, наблюдать, чтобы каждый пользовался спокойно тем, что ему принадлежит. Конечно, природа соединила людей в союзы, но строить города (государства) их побудила только надежда обеспечить за собою плоды своих трудов*(314). Причина, побудившая людей соединиться в государства, не столько слабость человека, сколько природный инстинкт*(315). Это природное стремление к соединению создало различные соединения, из которых одним является государство. Таких соединений может быть четыре. Первой формой является семейный союз, обладающий естественной способностью к размножению. Второй формой служит государство с общностью права, как характерным признаком. Третьей формой соединения следует признать нацию, т.е. совокупность лиц, пользующихся одним и тем же языком. Далее идет человечество как союз существ, одаренных разумом и речью*(316).

VIII. Под влиянием греческой философии и Цицерон ставит вопрос о наилучшем государственном устройстве и наилучших законах. Но, неспособный к высоким полетам, римский ум взял верх над приверженностью к греческим образцам. Идеал Цицерона не идет далее римской действительности.

Классифицируя различные формы правления по греческому образцу, на основании числа лиц и цели управления, Цицерон затрудняется, какой из них можно было бы отдать преимущество. Каждая из них имеет достоинства и свои недостатки. Если уже непременно выбирать, то преимущество следует отдать монархии*(317). До сих пор Цицерон стоит на точке зрения греческих философов.

Но и лучшая из всех форм правления, монархическая, не удовлетворяет его, как она не удовлетворяла Платона и Аристотеля. Цицерон решает, что наилучшая правления состоит в соединении всех трех элементов: монархического, аристократического и демократического*(318). Такую форму нечего искать в фантазии, как это делали греческие мыслители. Она дана исторической действительностью. Это государственное устройство Рима в его последовательном развитии*(319). Оно создалось не волей одного лица, хотя бы и гения, а соединенным действием многих людей и многих веков*(320). Далее этого идти некуда.

Также скромны политико-правовые идеалы Цицерона и в области отдельных законов. Подвергая критике с точки зрения естественного права постановления XII Таблиц, Цицерон пришел к заключению, что они вполне соответствуют требованиям природы*(321). В своем сочинении De legibus Цицерон подробно перечисляет желательные нормы права, и, в конце концов, заставляет одного из собеседников признать, что эти пожелания не что иное, как почти точное воспроизведение действующих законов*(322). Правда, сочинение это не дошло до нас полностью. В имеющемся отрывке сохранились лишь предлагаемые законы относительно религии и должностных лиц. Нет ничего ни о собственности, ни о семье. Можно, конечно, предполагать, что относящиеся сюда книги не дошли до нас*(323). Но едва ли не вернее будет предположить, что Цицерон и не коснулся этой области. Передать свои пожелания в этой сфере с той же подробностью, какая принята была для религиозных постановлений, требовало бы изложения действовавшего в то время гражданского права. Едва ли эта задача была по силам Цицерону, особенно в Риме, где знание положительного права стояло так высоко.

ez2www.com


Смотрите также