Закон суров, но он закон...

Юрист чичерин


Реферат на тему БН Чичерин и его философия права

РЕФЕРАТ

по курсу «История»

по теме: «Б.Н. Чичерин и его философия права»

Содержание

Введение

1. Жизненный путь Б.Н. Чичерина и формирование идей философии права в его творчестве

2. Основные концепции философии права Б.Н. Чичерина

Заключение

Список источников

Введение

Формирование идей философии права Б.Н. Чичерина проходило на фоне прошедших «великих буржуазных реформ» XIX века и существенных социально-экономических и политических изменений в пореформенной России. В конце XIX века наряду с общим подъемом культуры и науки активизировались теоретические изыскания в области государства и права. Об этом свидетельствует не только увеличившийся поток политико-правовой литературы, но и, прежде всего, восхождение новых имен общеевропейского масштаба таких, как А.Н. Муромцев, А.Д. Градовский, Б.Н. Чичерин, М.М. Ковалевский, К.М. Коркунов.

Творчество Б. Н. Чичерина (1828-1904) в последнее время все чаще привлекает внимание историков, философов, юристов – всех ученых, изучающих истоки русского культурного ренессанса конца XIX-начала XX в. Он был не только талантливым теоретиком и историком права, оригинальным представителем неогегельянства в русской философии, но и основателем государственной школы в отечественной историографии, специалистом в области естествознания.

Обширное творческое наследие Б. Н. Чичерина представляет, несомненно, интерес и для сегодняшней науки, в том числе для правоведения. В настоящей работе анализируется фундаментальный труд Б.Н. Чичерина «Философия права».

1. Жизненный путь Б.Н. Чичерина и формирование идей философии права в его творчестве

Ситуация в российском обществе второй половины ХIХ века была весьма противоречивой. Заинтересованность общественности в установлении парламентарных институтов и попытка избежать революционного варианта развития событий послужили питательной почвой для развития теории либерализма. Именно в этот период в русской философии складываются основы направления, которое впоследствии будет названо классической либеральной философией естественного права. Возникает особая форма модели переустройства России: «минимум политики – максимум права». Поэтому правовая мысль русских философов была направлена на поддержку и обоснование дальнейших реформ, на признание за индивидом права на достойное существование, в силу чего одной из центральных тем либеральной правовой публицистики стало воспитание уважения к праву. После либеральных начинаний Александра I и обсуждения этой темы в литературе, например, в работах М.М. Сперанского и Н.М. Карамзина, российский либерализм характеризуется сочетанием собственно либеральных устремлений с большой долей просвещенного консерватизма.

Крупной фигурой в либеральной философской мысли второй половины ХГХ века был Борис Николаевич Чичерин (1828-1904 гг.). Он родился в семье богатого и родовитого помещика. С детства Б.Н. Чичерин проявил страсть к познанию. Он владел французским, немецким и английским языками, читал в оригинале У. Шекспира, Дж. Байрона, В. Скотта, пробовал перевести с латыни Вергилия. Отец выдающегося юриста, историка и философа Б.Н. Чичерина был офицером и, выйдя в отставку, занялся предпринимательством, он, также как и мать Б.Н. Чичерина – Екатерина Борисовна Хвощинская, отличался широким культурным кругозором, разносторонними интересами, был знаком со многими образованными людьми того времени.

В 1845 г. Борис Николаевич поступил на юридический факультет Московского университета. По окончании университета в 1849 г. Б.Н. Чичерин вернулся домой, в имение отца, для подготовки к магистерскому экзамену. Для приобретения ученого звания магистра государственного права требовалось преодолеть испытания по государственному, полицейскому и финансовому праву, политэкономии и статистике.

Б.Н. Чичерин сдал магистерские экзамены в декабре 1851 – январе 1852 г. В 1866 г. защитил в качестве докторской диссертации книгу «О народном представительстве» (1866). В 1868 г. вместе с группой профессоров вышел в отставку в знак протеста против нарушения университетского устава, жил в с. Караул, вел научную работу, участвовал в деятельности земства. В начале 1880-х гг. Б. Н. Чичерин занимал пост московского городского головы; в 1883 г. после речи во время торжеств, посвященных коронации нового императора, в которой прозвучали идеи о необходимости «свободных учреждений», развитии земского движения, он был уволен с этой должности. В его речи Александр III усмотрел намек на конституцию.

Б.Н. Чичерин, восприняв многие идеи российского западничества, он пошел дальше по пути усиления таких аспектов этой доктрины, как приоритетная роль государства в осуществлении реформ, парламентарный и конституционный строй, доктрина «правового государства». Б.Н. Чичерин, считал, что главным конструирующим элементом культуры является центральная государственная власть, оттесняющая на второй план сословные и корпоративные интересы и влияния. В своих сочинениях Чичерин развивал идею постепенного перехода путем реформ от самодержавия к конституционной монархии, которую он считал идеальной для России формой государства.

Большое влияние на взгляды Б.Н. Чичерина философия Фридриха Вильгельма Йозефа Шеллинга, который проблему правового государства и свободы личности рассматривал в плане формирования народного самосознания и образования универсального правового пространства, что во многом определило культурно-национальный универсализм философии права Б.Н.Чичерина.

«Философия права» Б.Н. Чичерина является своеобразным итогом его многолетней научной деятельности.

2. Основные концепции философии права Б.Н. Чичерина

Правовые взгляды ученого, как уже было отмечено, покоились на метафизических основаниях. Под метафизикой он понимал рациональные начала познания в духе гегелевского панлогизма, в котором видел «последнее слово идеалистической философии». В отличие от представителей позитивизма, находивших в самом положительном праве критерии для определения прав и обязанностей подчиняющихся законодателю лиц, Чичерин полагал, что для этого нужны высшие руководящие начала, а их может дать только философия.

В работе «Философия права» Б.Н. Чичерин в значительной степени воспроизводит гегелевский подход к праву как развитию идеи свободы, реализации свободной воли. В этой связи он резко критикует вульгарно-утилитаристские теории, отождествляющие право с интересом, с политикой силы или с законом, изданным государством. В то же время русский ученый считает гегелевскую философию права этатистской, антилиберальной, антииндивидуалистической, в которой человеческая личность как носитель духа есть лишь преходящее явление общей духовной субстанции, выражающейся в объективных законах и учреждениях. В таком случае индивид лишен самостоятельности и поглощен государством. Поэтому гегелевскую философию права русский ученый перерабатывает в либерально-индивидуалистическом ключе. Идея свободы в его теории развивается трехступенчато:

1) внешняя свобода – право;

2) внутренняя свобода – нравственность;

3) общественная свобода – переход субъективной нравственности в объективную и сочетание ее с правом в общественных союзах (семья, гражданское общество, церковь и государство).

Еще в своей статье «Различные виды либерализма» Чичерин дал первую в истории отечественной политической мысли «классификацию» русского либерализма, обозначил «главные его направления, которые выражаются в общественном мнении», выделив три его вида и дав им социально-политическую характеристику, актуальную, на ваш взгляд, и сегодня:

1) «уличный» либерализм толпы, охлократии, склонной к политическим скандалам, для которого характерно отсутствие терпимости и уважения к чужому мнению, самолюбование собственным «волнением», – «извращение, а не проявление свободы»;

2) «оппозиционный» либерализм, сопутствующий любым реформаторским начинаниям, систематически обличающий власть, как в действительных, так и в мнимых ошибках, «наслаждающийся самим блеском своего аппозиционного положения», «критикующий ради критики» («отменить, уничтожить – вся его система») и понимающий свободу с «чисто отрицательной стороны»;

3) «охранительный» либерализм, несущий в себе позитивный смысл и ориентированный на осуществление реформ с учетом всех социальных слоев на основе их взаимных уступок и компромиссов, с опорой на сильную власть, в соответствии с естественным ходом истории, «Сущность охранительного либерализма состоит в примирении начала свободы с началом власти и закона. В политической жизни лозунг его: либеральные меры и сильная власть, – либеральные меры, предоставляющие обществу самостоятельную деятельность, обеспечивающие права и личность граждан,… – сильная власть, блюстительница государственного единства, связующая и сдерживающая общество, охраняющая порядок, строго надзирающая за исполнением законов... разумная сила, которая сумеет отстоять общественные интересы против напора анархических стихий и против воплей реакционных партий».

По мнению Чичерина, с позиции «высшей» ступени развития либерализма – «охранительного», или консервативного, – всякий гражданин, не преклоняясь безусловно перед властью, во имя собственной свободы обязан уважать существо самой государственной власти. Для философии права и социологии «охранительного» либерализма Чичерина, основанных на триединстве трех основных начал общежития – свободы, власти и закона, равноценных и неразделимых, их гармоническое соглашение предполагает общественное единство, а для этого необходимо единство в государственной жизни; последнее возможно при единстве власти, а не ее разделении. Лучше всего это достигается при такой «смешанной» форме правления, как конституционная монархия, которая является политическим идеалом для мыслителя. Предпочтение ей он отдавал потому, что:

1) монарх, являясь представителем интересов целого (общества), стоит выше сословных разделений, выше партий; он есть «примиритель» и посредник между противоположными элементами: народом и аристократией (дворянством). Монарх представляет начало власти, аристократия, аристократическое собрание – начало закона, «чувства права, свободы и человеческого достоинства», а представители народа – начало свободы;

2) монархическая власть играла огромную роль в истории России, и «еще в течение столетий она останется высшим символом ее единства, знаменем для народа».

В «охранительном» либерализме Чичерина духовные основы (в лице свободно-разумной личности) соединяются с общественными взаимодействиями, которые регулируются правом; принцип личной свободы и прав человека в обществе может быть осуществлен лишь при условии ограничения «внутренне» (духовно-нравственно и религиозно) и «внешне» (правом, законом, сильной властью).

Свои философско-правовые изыскания Б.Н. Чичерин начинает с исследования человеческой личности, так как «не зная природы и свойств человеческой личности, мы ничего не поймем в общественных отношениях». Чичерин писал: «Как существо, обладающее разумом и волею, человек является субъектом, – и продолжал, – существование субъекта, лежащего в основании всех явлений внутреннего мира, не подлежит ни малейшими сомнению». Это главный исходный постулат его концепции, базирующийся на утверждении, что никакими доводами нельзя опровергнуть факт создания своего я, факт, имеющий мировое значение. Рассматривая понятие личности, Чичерин выделяет ее атрибуты: «Источник этого высшего достоинства человека и всех вытекающих из него требований заключается в том, что он носит в себе сознание Абсолютного, то есть этот источник лежит именно в метафизической природе субъекта, которая возвышает его над всем физическим миром и делает его существом, имеющим цену само по себе и требующим к себе уважение».

«Лицо составляет краеугольный камень всего общественного здания», – подчеркивал мыслитель. Анализируя доводы современной ему эмпирической психологии, которая в духе позитивизма отрицала само понятие личности, сводя его лишь к ряду психических состояний, связанных законом последовательности, Чичерин пришел к выводу, что позитивизм, как и материализм, ведет к разрушению самой идеи права, ибо для него не существует субъекта – носителя безусловной ценности. Признавать за человеческой личностью безусловное достоинство – значит предполагать, что она есть нечто постоянное, нечто такое, что пребывает в потоке явлений. «Если бы личность была только временным, преходящим проявлением общей мировой сущности, – комментировал идеи Чичерина другой выдающийся юрист и философ, кн. Е. Н. Трубецкой, – ей могла бы принадлежать только временная, относительная ценность орудия: она была бы не: целью, а только средством, а значит – бесправна... Стать на материалистическую точку зрения – значит, признать, что в человеке нет ничего постоянного, пребывающего. С этой точки зрения «человек есть то, что он ест», т. е. агрегат беспрерывно разлагающегося вещества. Единственно последовательный вывод отсюда – тот, что в человеке нет ничего заслуживающего уважения. Когда материалисты говорят о человеческом достоинстве или о «правах человека», то это в их устах – не более как благородная непоследовательность. Только признание в человеке духовного начала может положить твердую, незыблемую границу между лицами и вещами».

Таким образом, сама идея человеческой свободы оправдывается безусловным достоинством человеческой личности и теряет характер самодовлеющей ценности, какой она имеет в либерализме. Свобода становится орудием безусловного, воплощающегося в человеке. Пока человек стоит на животной ступени развития, он может делать зло, не раздумывая, руководствуясь своими естественными влечениями. Но как только он осознает себя свободным отрешиться от чувственных влечений и определяться изнутри себя, на основании присущей ему идеи Абсолютного, так действие, противное этому внутреннему самоопределению, представляется ему нравственным злом. Поэтому хотя склонность ко злу и является прирожденным свойством человека, но все же он, по признанию Чичерина, может и должен свои поступки подчинять разумному закону, что и ведет к торжеству разума во внешнем мире.

Другой исходный пункт, а одновременно и тот стержень, вокруг которого вращается вся философско-правовая тематика, – это свобода человека. Само понятие свободы, по мнению Чичерина, человек получает из своего собственного внутреннего опыта, из осознания того, что различные всевозможные действия зависят от самого человека, а не диктуются ему ими самими. «Вся христианская религия, – отмечает он, – так же как и еврейская, основаны на понятии о внутренней свободе человека: грехопадение понимается как акт свободной воли. В самой практической жизни сознание своей свободы служит человеку главным побуждением к деятельности». Чичерин утверждает, что «все люди, во все времена, считали себя свободными, способными делать то, что хотят, следовать тому или другому внушению по собственному изволению. Таковыми же всегда признавали и признают их все законодательства в мире. Юридический закон обращается к человеку, как к свободному существу, которое может исполнять закон, но может и нарушать его. На признании свободы основаны понятия вины и ответственности; в силу этого, за нарушение закона полагается наказание. Точно так же и нравственный закон обращается к человеку в виде требования; а требование может быть предъявлено только свободному существу, которое может уклониться от закона, и в действительности, вследствие человеческого несовершенства, всегда более или менее от него уклоняется. На свободном исполнении закона основано все нравственное достоинство человека».

Воля человека, который действует во внешнем мире, должна оставаться свободной, т.е. быть независимой от внешних определений и определяться своими внутренними побуждениями, ориентируясь на присущие ей разумные начала. Высший идеал свободы для Чичерина заключается в таком положении, когда воля человека одновременно властвует и над своими действиями, и над своими определениями. Способность человека отвлекаться от любого частного определения заключается в том, что он носит в себе идею абсолютного. Свобода, которая стремиться к осуществлению абсолютного закона в человеческой деятельности, определяется Чичериным как свобода нравственная. Эта свобода исходит от сознания абсолютного. Произвол же, как проявление ограниченной свободы, исходит от относительного. Их сочетание является для исследователя непреложным фактом, так как отсутствие одной из них делает действие не свободным, а вынужденным. Он писал, что «нравственная свобода перестает быть свободою, как скоро у нее отнимается произвол, то есть возможность противоположного. Для ограниченного существа, заключающего в себе обе противоположности и свободно переходящего от одной к другой, свобода добра неизбежно сопряжена со свободою зла; одна без другой не существует. В Божестве, возвышенном над всякими частными определениями, мыслима только свобода добра; но это происходит от того, что к нему не приложим закон причинности, по которому последующее определяется предшествующим; все его решения вечны. Однако в этом вечном решении заключается и свобода зла, как необходимая принадлежность происходящих от него органических существ».

Поскольку каждая личность обладает свободой и стремится расширить ее границы, то необходимо, чтобы свобода одного не мешала свободе остальных, чтобы сильнейший не превратил других в орудия для осуществления враждебных им целей, чтобы каждая личность могла свободно развиваться и были установлены твердые правила для разрешения неизбежных при совместном существовании споров. Именно поэтому, подчеркивал Чичерин, право как взаимное ограничение свободы под общим законом составляет неотъемлемую принадлежность всех человеческих обществ.

Изложенные идеи, казалось бы, весьма близки взглядам на право И. Канта. И, тем не менее, Чичерин никогда не примыкал к кантианству, видя в нем тот же отвлеченный схематизм, что и в ортодоксальном либерализме в целом. Поэтому, с его точки зрения, это учение неприложимо к политическому союзу (государству), где личное право подчиняется общественному началу и ограничивается требованиями, последнего. Вслед за Гегелем Чичерин отвергает понятие естественного права как реального права, существующего вне и помимо государства. Право для него по своей сути позитивно. Это классическое консервативное правопонимание можно проиллюстрировать на примере чичеринской диалектики объективного и субъективного права. Последнее он определял как «законную свободу что-либо делать или требовать». Объективное же право есть сам закон, определяющий эту свободу. Задача права заключается в том, чтобы разграничить области внешней свободы, предоставленной каждому. И субъективное, и объективное право у Чичерина неразрывно связано, ибо свобода только тогда становится правом, когда она освящена позитивным законом; закон же признает и определяет свободу. Указывая на важную роль субъективного права (так как источник права заключен не в законе, а в метафизической свободе), Чичерин в то же время подчеркивал, что право есть начало формальное и принудительное, чем оно и отличается от нравственности. Юридический закон поддерживается принудительной властью – нравственный закон обращается только к совести. Именно этим двояким отношением, по мысли Чичерина, ограждается человеческая свобода в обоих ее видах, так как если бы юридический закон не был принудительным, то внешняя свобода человека оказалась бы лишенной всякой защиты.

Чичерин в своей философско-правовой концепции выступает защитником индивидуализма. Только признание свободы лица является для него основанием «всякого истинно человеческого знания». А потому он отвергает все возможные теории о преобладании общего над личным, считая, что постулат о превосходстве общего над частью пригоден только для машин, а не для людей. Сознанием и волей наделены только отдельные лица, а все общественные учреждения и институты имеют возможность существовать только благодаря тому, что они представлены именно лицами.

Справедливость, по мнению Чичерина, выражается, прежде всего, в равенстве. Справедливым считается то, что одинаково прилагается ко всем. Это начало, на его взгляд, вытекает из самой природы человеческой личности. Люди одарены разумом и свободой волей и, как таковые, равны между собой. «Признание этого коренного равенства составляет высшее требование правды, которая с этой точки зрения носит название правды уравнивающей». Уравнивающая правда состоит в признании за всеми равного человеческого достоинства и свободы, в равенстве прав как юридической возможности действовать. Здесь равенство является началом, в соответствии с которым общий закон одинаково распространяется на всех, устанавливает общие для всех нормы и одинаковые для всех способы приобретения прав. В этом состоит равенство перед законом.

Там же, где приходится делить общее достояние или общие тяготы, выступает новое определение правды – «правда распределяющая». «Правда уравнивающая» руководствуется началом равенства арифметического, а «правда распределяющая» – началом равенства пропорционального. Последняя, по разъяснению Чичерина, применяется, например, в частных товариществах, в которые люди вступают добровольно, но с неравными силами и средствами. Кто больше вложит капитала в общее предприятие, тот получит и большую часть дохода, соразмерно с вкладом. На этом же принципе основано распределение государственных налогов в соответствии с доходами плательщиков, а также распределение прав, почестей и обязанностей сообразно со способностями, заслугами и назначением лиц в государстве.

Два принципа справедливости относятся по преимуществу к двум разным областям государственной жизни – гражданской и политической. В первой должно господствовать равенство арифметическое, во второй – равенство пропорциональное. Этим обусловливалось и конкретное неравенство прав и обязанностей в публично-правовой сфере, где господствуют отношения власти-подчинения, определяющие отношения не между равными и независимыми субъектами, а между общественным целым и его структурными элементами.

Очень интересны рассуждения ученого о равенстве и неравенстве. Здесь он просто великолепен, срывая со «священного» слова «равенство» его «ауру». Общее положение Чичерина таково: «Свобода естественно и признано ведет к неравенству, а потому, признавая свободу, мы не можем не признать, вместе с тем, и этих вытекающих из нее последствий». Он утверждает, что фактически неравенство есть общее для всех человеческих обществ явление и что равенство представляет собой только лишь «метафизическое требование, во имя мыслимой сущности» и не более. По-моему, он абсолютно прав, когда замечает, что «уравнять материально можно только рабов, а не свободных людей». Отсюда и его тезис о том, что первым явлением свободы явилась собственность. Все это прекрасно объясняет ярко выраженную антисоциалистическую направленность его воззрений. Чичерин пишет: «Превращение человека в рабский скот, принадлежащий фантастическому существу, именуемому обществом, таково последнее слово социализма». В том, что касается собственности и права, то он придерживается такой позиции: «Собственность, как мы видим, есть явление свободы в отношении к физическому миру: договор есть явление свободы в отношении к другим лицам». Средоточием внешней свободы, по его мнению, является право частной собственности – «неизменное требование справедливости», «краеугольный камень всего гражданского порядка». В частной собственности «лицо находит и точку опоры, и орудие, и цель для своей деятельности». Посягать на частную собственность, заявляет он, значит подрывать свободу в самом ее корне. Это понимание собственности и права проходит практически через все работы Чичерина.

Примечательной чертой консерватизма Чичерина является его либеральный характер. Подлинный консерватизм органично связан с началом свободы. И этим политико-правовое учение Чичерина коренным образом отличается от взглядов «отрицательного» либерализма, видевшего в свободе раз и навсегда данный неизменный масштаб, применимый к любым обстоятельствам. Но либерализм Чичерина носит и персоналистический характер, что, по мнению многих исследователей, выгодно отличает его и от философии права Гегеля, в системе которого была заметна тенденция к поглощению личности государством. Чичерин же всячески старается поднять роль и значение личности в обществе. Поэтому и основные определения права, формулируемые им, касаются в первую очередь личных (или частных) отношений. Общественные союзы, по замыслу Чичерина, должны воздвигаться над ними как высший порядок, который не уничтожает, а только восполняет частные отношения, зиждущиеся на свободе. «Таков непоколебимый к неизменный идеал, вытекающий из ясных требований разума и из глубочайших основ духовной природы человека».

Начало равенства всех перед законом являлось, по Чичерину, лишь формальным условием гражданской свободы. Содержанием же ее были те различные права, которые вытекали из нее как необходимые следствия. К ним, например, относились: право располагать своими действиями по своему усмотрению, не нарушая чужого права; право перемещаться куда угодно и селиться где угодно; право заниматься любой деятельностью: право «обязываться своими действиями в отношении к другому»; наконец, право собственности, которая есть «первое явление свободы в окружающем мире».

Однако, выступая последовательным защитником свободы, Чичерин резко полемизировал с теми либеральными теоретиками, которые трактовали права человека как его прирожденное и неотъемлемое достояние, неприкосновенное для самого закона, призванного якобы только ограждать их от нарушений. Для него была неприемлема концепция, согласно которой единственной границей свободы является свобода других. С этой индивидуалистической точки зрения закон может запрещать только то, что вредит другим. Но такой порядок, справедливо отмечал Чичерин, не только не оправдывается ни историей, ни умозрением, но попросту немыслим в реальной жизни. То, что человек имеет права, являлось для Чичерина аксиомой, так как по природе своей он – существо свободное. Но определение этих прав и установление их границ не может зависеть от личного усмотрения каждого, как не может зависеть и от «неизменных» указаний естественного закона, а единственно только – от публичной власти, которая одна может предписывать правила, обязательные для всех. Власть должна руководствоваться при этом не только взаимным отношением свободы отдельных лиц, но и требованиями общественной пользы, которым всегда и везде подчиняется личная свобода. Поэтому границы прав никогда не составляют непреложного кодекса. Они по существу своему изменчивы и подвижны – в зависимости от состояния общества и требований государственного порядка. Даже на знаменитую «Декларацию прав человека и гражданина», по мнению Чичерина, нельзя смотреть как на святыню человеческой свободы. В действительности нет права, которое бы не подлежало значительным ограничениям и даже прекращению по требованиям общественной пользы.

Рассуждения Чичерина не всегда бесспорны, однако критически осмысленные и очищенные от предвзятости и политических симпатий самого автора, а также времени, в котором он жил и творил, они полны здравого смысла, содержат глубокое понимание специфики русского исторического процесса, много верных наблюдений и богатого материала для дальнейших раздумий. В этом отношении наследие ученого всегда будет привлекать внимание не только исследователей, но и читающей публики.

«Философия права» Б.Н. Чичерина послужила началом возрождения естественного права и была высоко оценена современниками. И.В. Михайловский назвал Чичерина «величайшим представителем идеалистической философии права». П.Н. Новгородцев отмечал, что Чичерин одним из первых выразил «современную точку зрения на естественное право как на понятие идеальное и притом развивающееся». Е.Н. Трубецкой видел в Чичерине одного из самых выдающихся в России «провозвестников идеи естественного права». Н.А. Бердяев, выдвигая теорию «естественных, неотъемлемых и абсолютных по своему источнику прав личности», признавал, что Чичерин был «блестящим защитником теории естественного права, и новейшие идеалистические течения в философии права должны почтить его как самого главного своего предшественника»1.

Заключение

В историю юриспруденции прочно вписаны имя и творческое наследие выдающегося русского мыслителя, педагога, общественного деятеля, представителя известного дворянского рода Бориса Николаевича Чичерина. Анализ философских, политических и правовых взглядов Б.Н. Чичерина становился специальным предметом многих исследований. Основатель государственной школы русской историографии, оригинальный представитель неогегельянства в русской философии, виднейший представитель русского либерализма – вот некоторые характеристики и оценки вклада ученого в копилку отечественной науки.

Философия права – наука многогранная, возникшая и развивающаяся на стыке философии и правоведения. Поэтому она предполагает не только глубокое постижение указанных наук, но и творческое сочетание их друг с другом с целью наиболее полного познания феномена права Б.Н. Чичерин, внесший существенный вклад в развитие философии права. Обращаясь к философскому наследию Б.Н. Чичерина, следует отметить, что его труды, а в особенности его фундаментальный труд «Философия права» не утратили своей актуальности и в настоящее время. В них право рассматривается в качестве нормы свободы, что является основанием для развития демократического и социального государства в России, реформы ее правовой системы в условиях недостаточной ясности фундаментального для этих процессов вопроса о новом соотношении личности, общества и государства в русле концепции обеспечения прав и свобод человека.

Философско-правовые идеи Б.Н. Чичерина о путях развития государства, о соотношении нравственности, свободы и права, гражданского общества и государства в этом смысле приобретают эвристическое значение, и могут стать элементом концептуальных основ построения правового государства с учетом современной российской специфики.

Список источников

  1. Трубецкой Е.Н. Учение Б.Н. Чичерина о сущности и смысле права // Вопросы философии и психологии. 1905. Кн. 80.

  2. Чичерин Б.Н. Философия права. М., 2000.

  3. Богданова Н.А., Шевердяев С.Н. Наука государственного права и ее преподавание на юридическом факультете Императорского Московского университета (К 250-летию Московского университета) // История, теория, практика российского права. Сб. науч. раб: Вып. 1 / Отв. ред. В. В. Захаров. Курск, 2005.

  4. Глушкова С.И. Проблема правового идеала в русском либерализме. Екатеринбург, 2001.

  5. Гнатюк О.Л. Охранительный» либерализм Б. Н. Чичерина и либеральный консерватизм П. Б. Струве: сравнительный анализ. // Вопросы философии. 2006. №1.

  6. Зорькин В.Д. Чичерин. М., 1984.

  7. Мошлаков Е.Н. Чичерин один из основоположников политической науки в России//Вестник московского университета. 2004. №2.

  8. Нерсесянц B.C. Философия права. М, 2007.

  9. Погодин С.Н. К истории философии права в России. // Журнал социологии и социальной антропологии. 2000. №1.

  10. Поляков А.В. Либеральный консерватизм Б.Н. Чичерина. // Правоведение. 1993. №5.

  11. Поляков А.В. Политико-правовое учение Чичерина // Чичерин Б. Н. Избранные труды. СПб., 2004.

  12. Фишер С.И. Истоки формирования идей философии права Б.Н. Чичерина // Гуманитарный вестник ВТУ № 2. М.: Изд-во ВТУ ФССС РФ, 2002.

bukvasha.ru

политика как наука – тема научной статьи по государству и праву, юридическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 316.33:32

Б.Н. ЧИЧЕРИН: ПОЛИТИКА КАК НАУКА

© Александр Степанович КОКОРЕВ

Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, доктор социологических наук, профессор, e-mail: [email protected]

Б.Н. Чичерин рассматривал политику не только как искусство, но и как науку. Основатель государственной школы в России, он рассматривал политику в соотношении с нравственностью, с образованностью народа и его политических деятелей, определяя цель государства, как общее благо, направленное на общую пользу.

Ключевые слова: Б.Н. Чичерин; политика.

У истоков отечественной политикоправовой науки стоял выдающийся юрист и политолог, историк и философ Б.Н. Чичерин (1828-1904).

Вся теоретическая и практическая деятельность Б.Н. Чичерина была направлена на создание научной теории общественного

развития, разработки социальных реформ. Ныне все более осознается актуальность социально-политической концепции Чичерина и его важная роль в развитии различных отраслей гуманитарного знания.

Чичерин является первым отечественным ученым, разработавшим основные по-

ложения политологии, т. е. политики как науки.

Его перу принадлежат такие фундаментальные работы как пятитомная «История политических учений», трехтомный «Курс государственной науки», «Вопросы политики», «О народном представительстве» и ряд других, в которых поднимаются проблемы политической жизни общества. В своем произведении «Политика», являющейся третьей частью «Курса государственной науки», Чичерин определяет политику как науку о способах и достижениях государственных целей, а государство как союз, призванный исполнять общественные цели, выражающиеся в общем благе для народа.

Общая цель осуществляться должна постепенно, сообразуясь с местными и временными условиями и степенью развития народа. Понять и определить цель - есть первое условие здравой политики. Второе ее условие - умение найти и применить имеющиеся средства для выполнения этих целей. В этом заключается задача Политики. Но определение целей и средств, а также применение их в практической деятельности не есть наука, а только искусство управления государством, которое существовало задолго до появления какой бы то ни было государственной политики. Здесь практика предшествует теории и указывает ей путь. Таким образом, политика как теоретическая наука и практическая деятельность как искусство взаимосвязаны. «Теория политики, основанная на всестороннем изучении философии права и истории народов, составляет лучшее руководство для практики» [1, с. 382].

Управление государством требует от политических деятелей определения политического смысла своих действй. Он (политический деятель) «должен иметь ясное понятие о состоянии и потребностях общества; он должен ясно сознавать и сами цели, которые можно иметь в виду при существующих условиях, определить, что на практике исполнимо и что должно быть отложено; наконец, он должен иметь понятие и об общем ходе истории, о том, к чему естественным движением жизни влекутся народы и государства, что следует поддерживать и с чем надобно проститься: иначе он рискует дать политической жизни ложное направление, потратить силы и средства государства на то, что обре-

чено на погибель, и тем самым подорвать собственное его существование» [2, с. 2].

Политический смысл необходим не только государственным людям, но и гражданам, обществу, на которых они опираются в своей деятельности, и который приобретается только практикой.

Наконец, политический смысл нужен не только в практической, но и чисто теоретической области, для оценки явлений исторической и государственной жизни народов. Политический смысл должен освещаться ходом истории, учитывать все, что предшествовало его настоящему пониманию и смыслу. А это уже требует не только практических способностей, но и теоретических соображений, и политика должна быть возведена на степень науки для того чтобы быть мерилом явлений государственной жизни народов. А для этого необходимы научные основания и научная метода.

Все это требует серьезного политического образования не только от политических деятелей, но и от граждан, для воспитания у них общественного мнения, которое становится могущественным фактором политической жизни. «Правильная теория должна восполнять недостаток практики», - подчеркивал Чичерин. Задача науки быть лекарством против невежества, раскрывать многосторонние элементы политического быта, изучать и предлагать меры по улучшению общественной жизни.

«Существует ли, однако, подобная наука?» - спрашивает Чичерин, если каждый политик выдвигает свою теорию и считает ее непогрешимой. И отвечает: «Где есть ряд повторяющихся однородных явлений, там есть и предмет для изучения, есть и законы, есть и наука» [2, с. 6].

Конечно, эта наука другого рода, нежели механика или физика, хотя и здесь механик должен руководствоваться общими законами для того, чтобы машина должна действовать. «Задача науки состоит именно в том, чтобы все это разнообразие явлений распределить на группы, исследовать свойства каждой, сравнив их одну с другой, указать их место и значение в целом, определить взаимные их отношения, наконец, вывести законы общие всем» [2, с. 8]. Наука отдает должное практике. Она не отрицает ее и не старается подвести ее к отвлеченной теоретической мерке, а

старается понять положительный ее смысл и определить значение ее в целом.

«Политика есть наука относительного. Она исходит от явлений, а явления суть нечто разнообразное и изменчивое. Но для того, чтобы это относительное получило истинное - научное значение, оно должно быть исследовано со всех сторон, во взаимной связи, через что самое оно сводится к общим началам, выражающим самую сущность государственной жизни. Это составляет высшую цель науки» [2, с. 8]. Поэтому важнейшее методологическое требование, по его мнению, - это всесторонность изучаемых политических явлений, а также целостный подход ко всему разнообразию теорий и явлений.

Политических теорий существует множество, каждая претендует на исключительную законность. Задача науки победить эту односторонность, стараясь выяснить существенное их значение и их место в общей системе.

Важной проблемой, считал Чичерин, является соотношение политики и нравственности.

Политика и нравственность несовместимы, так считал великий Макиавелли, признавал это и Гегель, взявший под защиту «макиавеллизм». Этим принципом руководствуются и многие современные политики различных идейных направлений. Чичерин тоже разграничивал политику и нравственность, но считал, что существует и определенная связь между ними, игнорирование которой приводит к печальным последствиям. Хотя государство и является принудительным союзом, но оно не должно вторгаться в область чисто нравственных отношений, водворять нравственный порядок на земле. «Принуждение к нравственности есть безнравственность» - подчеркивал Чичерин. Устанавливать нравственность в обществе -это дело свободного союза, церкви. Тем не менее, в своей собственной сфере деятельности оно может поступать нравственно или безнравственно и этим самым содействовать или противодействовать установлению нравственного порядка. Народу может быть выгодно притеснять другой народ, «но перед нравственным судом интересы притеснений стоят на одной доске с интересами воров и разбойников». То же относится и к безнрав-

ственным средствам, хотя они могут применяться с возвышенными целями.

А поскольку целью государства является общее благо и деятельность его направлена на общую пользу, то сама цель по существу своему является нравственной. Можно сказать, что призвание государства состоит в том, чтобы устанавливать нравственный порядок в обществе. Подчиняя частные цели общественной, оно тем самым устанавливает порядок, требуемый нравственным законом. По Чичерину, очень важно, чтобы преследуемая цель была нравственной, и проводиться в жизнь она должна нравственными методами. Так, Чичерин позитивно оценивал объединение Германии, но осуждал методы, применяемые при этом Бисмарком, а также установленный им режим.

С одной стороны, история наполнена примерами, когда правители пользовались властью не для общего блага, а для удовлетворения своих прихотей, подвергая управляемые ими народы величайшим бедствиям. Достаточно вспомнить Римскую империю, где хитрость, двоедушие, обман, насилие, подкуп, презрение к правам и интересам слабых стали обыкновенным орудием политики и были возведены Макиавелли даже в ранг теории политики. «Это был чистый политик, для которого не существовало ничего, кроме государственной цели и подходящих к ней средств; всякие сторонние побуждения, всякое внимание к нравственным требованиям были ему чужды» [2, с. 12]. С другой стороны, отмечает Чичерин, целью может быть действительно общее благо, но средства для достижения ее безнравственными. И история наполнена этими примерами, которые вошли в общее сознание до такой степени, что коварство и политика сделались синонимами. И все же, считает Чичерин, либеральные начала, провозглашенные Французской революцией, в XIX в. окончательно восторжествовали и распространились на всю Западную Европу и Россию. Начала свободы, установившиеся в Европе, во многом содействовали развитию нравственных требований в политической области. Окрепло нравственное сознание общества, повысилась личная свобода гражданина - все это способствовало внедрению нравственных начал в политику.

Но как всегда в своей практике Чичерин исследует и оборотную сторону полученной

свободы. Он пишет: «Введение политических выборов влечет за собою такую массу интриг, подкупов, лжи, клеветы, что при беспристрастной оценке невозможно предаваться слишком оптимистическим взглядам на счет успехов политической нравственности в современных обществах. Политика дворов, бесспорно, стала чище, но политика обработки народной толпы сделалась гораздо грязнее» [2, с. 38-39]. Зло, как будто, переместилось в массы и разрасталось и вглубь, и вширь. Это перемещение несет возможность исправления. Если в правительственных сферах зло скрывалось в тайне, то открытость его проведения в настоящее время ведет к улучшению общественной нравственности. Чичерин приводит в пример Англию, где уже не торгуют парламентскими голосами, а политическая атмосфера значительно очистилась под влиянием развивающегося общественного мнения. Этому способствовал рост общественного сознания, который в образованном обществе является руководителем политической жизни.

«В этом отношении важное значение может иметь политическая наука» - подчеркивает Чичерин. Она не призвана быть нравственной проповедницей. Но, исследуя политические отношения, как они проявляются в действительности, она обязана указать все то неизмеримое зло, которое проистекает из безнравственного отношения к обществен-

ному делу. Государственную силу можно, конечно, создать безнравственными средствами; но прочной гражданственности на этом основать нельзя. Хотелось бы, чтобы этим принципом руководствовались современные политики всех государств. Хотя XX и XXI в. дают такие примеры безнравственности, о которых в XIX в. не могли подумать. Может ли в наше время политика быть нравственной? Очевидно к этому следует стремиться как к идеалу. На практике же, вероятно, нравственность в политике должна соблюдаться по возможности. И в будущем с развитием общественного сознания и образованности граждан нравственность в политике должна возрастать. Не верить в это, значит не верить в человека, как в разумное существо.

Подводя некоторый итог, заметим, что, исследуя вечный вопрос о нравственности в политике, Чичерин доказал, что политика не исключает нравственность, но не может целиком и полностью определяться ею.

1. Чичерин Б.Н. Вступительная лекция по государственному праву // Философия права. Спб., 1998.

2. Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. М., 1898. Ч. 3.

Поступила в редакцию 20.11.2011 г.

UDC 3156.33:32

B.N. CHICHERIN: POLITICS AS SCIENCE

Aleksander Stepanovich KOKOREV, Tambov State University named G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Doctor of Sociology, Professor, e-mail: iskusstvo [email protected]

The outstanding Russian scientist of the 19® century, B.N. Chicherin, was at the base of political and law science. He considers the politics not only as art but also as science. The founder of state school in Russia viewed the policy politics in correlation with moral, education of people and its political persons determining the state’s aim as general merit on everybody’s use.

Key words: B.N. Chicherin; politics.

cyberleninka.ru

Статья - Б.Н. Чичерин и его философия права

РЕФЕРАТ

по курсу «История»

по теме: «Б.Н. Чичерин и его философия права»

Содержание

Введение

1. Жизненный путь Б.Н. Чичерина и формирование идей философии права в его творчестве

2. Основные концепции философии права Б.Н. Чичерина

Заключение

Список источников

Введение

Формирование идей философии права Б.Н. Чичерина проходило на фоне прошедших «великих буржуазных реформ» XIX века и существенных социально-экономических и политических изменений в пореформенной России. В конце XIX века наряду с общим подъемом культуры и науки активизировались теоретические изыскания в области государства и права. Об этом свидетельствует не только увеличившийся поток политико-правовой литературы, но и, прежде всего, восхождение новых имен общеевропейского масштаба таких, как А.Н. Муромцев, А.Д. Градовский, Б.Н. Чичерин, М.М. Ковалевский, К.М. Коркунов.

Творчество Б. Н. Чичерина (1828-1904) в последнее время все чаще привлекает внимание историков, философов, юристов – всех ученых, изучающих истоки русского культурного ренессанса конца XIX-начала XX в. Он был не только талантливым теоретиком и историком права, оригинальным представителем неогегельянства в русской философии, но и основателем государственной школы в отечественной историографии, специалистом в области естествознания.

Обширное творческое наследие Б. Н. Чичерина представляет, несомненно, интерес и для сегодняшней науки, в том числе для правоведения. В настоящей работе анализируется фундаментальный труд Б.Н. Чичерина «Философия права».

1. Жизненный путь Б.Н. Чичерина и формирование идей философии права в его творчестве

Ситуация в российском обществе второй половины ХIХ века была весьма противоречивой. Заинтересованность общественности в установлении парламентарных институтов и попытка избежать революционного варианта развития событий послужили питательной почвой для развития теории либерализма. Именно в этот период в русской философии складываются основы направления, которое впоследствии будет названо классической либеральной философией естественного права. Возникает особая форма модели переустройства России: «минимум политики – максимум права». Поэтому правовая мысль русских философов была направлена на поддержку и обоснование дальнейших реформ, на признание за индивидом права на достойное существование, в силу чего одной из центральных тем либеральной правовой публицистики стало воспитание уважения к праву. После либеральных начинаний Александра I и обсуждения этой темы в литературе, например, в работах М.М. Сперанского и Н.М. Карамзина, российский либерализм характеризуется сочетанием собственно либеральных устремлений с большой долей просвещенного консерватизма.

Крупной фигурой в либеральной философской мысли второй половины ХГХ века был Борис Николаевич Чичерин (1828-1904 гг.). Он родился в семье богатого и родовитого помещика. С детства Б.Н. Чичерин проявил страсть к познанию. Он владел французским, немецким и английским языками, читал в оригинале У. Шекспира, Дж. Байрона, В. Скотта, пробовал перевести с латыни Вергилия. Отец выдающегося юриста, историка и философа Б.Н. Чичерина был офицером и, выйдя в отставку, занялся предпринимательством, он, также как и мать Б.Н. Чичерина – Екатерина Борисовна Хвощинская, отличался широким культурным кругозором, разносторонними интересами, был знаком со многими образованными людьми того времени.

В 1845 г. Борис Николаевич поступил на юридический факультет Московского университета. По окончании университета в 1849 г. Б.Н. Чичерин вернулся домой, в имение отца, для подготовки к магистерскому экзамену. Для приобретения ученого звания магистра государственного права требовалось преодолеть испытания по государственному, полицейскому и финансовому праву, политэкономии и статистике.

Б.Н. Чичерин сдал магистерские экзамены в декабре 1851 – январе 1852 г. В 1866 г. защитил в качестве докторской диссертации книгу «О народном представительстве» (1866). В 1868 г. вместе с группой профессоров вышел в отставку в знак протеста против нарушения университетского устава, жил в с. Караул, вел научную работу, участвовал в деятельности земства. В начале 1880-х гг. Б. Н. Чичерин занимал пост московского городского головы; в 1883 г. после речи во время торжеств, посвященных коронации нового императора, в которой прозвучали идеи о необходимости «свободных учреждений», развитии земского движения, он был уволен с этой должности. В его речи Александр III усмотрел намек на конституцию.

Б.Н. Чичерин, восприняв многие идеи российского западничества, он пошел дальше по пути усиления таких аспектов этой доктрины, как приоритетная роль государства в осуществлении реформ, парламентарный и конституционный строй, доктрина «правового государства». Б.Н. Чичерин, считал, что главным конструирующим элементом культуры является центральная государственная власть, оттесняющая на второй план сословные и корпоративные интересы и влияния.В своих сочинениях Чичерин развивал идею постепенного перехода путем реформ от самодержавия к конституционной монархии, которую он считал идеальной для России формой государства.

Большое влияние на взгляды Б.Н. Чичерина философия Фридриха Вильгельма Йозефа Шеллинга, который проблему правового государства и свободы личности рассматривал в плане формирования народного самосознания и образования универсального правового пространства, что во многом определило культурно-национальный универсализм философии права Б.Н.Чичерина.

«Философия права» Б.Н. Чичерина является своеобразным итогом его многолетней научной деятельности.

2. Основные концепции философии права Б.Н. Чичерина

Правовые взгляды ученого, как уже было отмечено, покоились на метафизических основаниях. Под метафизикой он понимал рациональные начала познания в духе гегелевского панлогизма, в котором видел «последнее слово идеалистической философии». В отличие от представителей позитивизма, находивших в самом положительном праве критерии для определения прав и обязанностей подчиняющихся законодателю лиц, Чичерин полагал, что для этого нужны высшие руководящие начала, а их может дать только философия.

В работе «Философия права» Б.Н. Чичерин в значительной степени воспроизводит гегелевский подход к праву как развитию идеи свободы, реализации свободной воли. В этой связи он резко критикует вульгарно-утилитаристские теории, отождествляющие право с интересом, с политикой силы или с законом, изданным государством. В то же время русский ученый считает гегелевскую философию права этатистской, антилиберальной, антииндивидуалистической, в которой человеческая личность как носитель духа есть лишь преходящее явление общей духовной субстанции, выражающейся в объективных законах и учреждениях. В таком случае индивид лишен самостоятельности и поглощен государством. Поэтому гегелевскую философию права русский ученый перерабатывает в либерально-индивидуалистическом ключе. Идея свободы в его теории развивается трехступенчато:

1) внешняя свобода – право;

2) внутренняя свобода – нравственность;

3) общественная свобода – переход субъективной нравственности в объективную и сочетание ее с правом в общественных союзах (семья, гражданское общество, церковь и государство).

Еще в своей статье «Различные виды либерализма» Чичерин дал первую в истории отечественной политической мысли «классификацию» русского либерализма, обозначил «главные его направления, которые выражаются в общественном мнении», выделив три его вида и дав им социально-политическую характеристику, актуальную, на ваш взгляд, и сегодня:

1) «уличный» либерализм толпы, охлократии, склонной к политическим скандалам, для которого характерно отсутствие терпимости и уважения к чужому мнению, самолюбование собственным «волнением», – «извращение, а не проявление свободы»;

2) «оппозиционный» либерализм, сопутствующий любым реформаторским начинаниям, систематически обличающий власть, как в действительных, так и в мнимых ошибках, «наслаждающийся самим блеском своего аппозиционного положения», «критикующий ради критики» («отменить, уничтожить – вся его система») и понимающий свободу с «чисто отрицательной стороны»;

3) «охранительный» либерализм, несущий в себе позитивный смысл и ориентированный на осуществление реформ с учетом всех социальных слоев на основе их взаимных уступок и компромиссов, с опорой на сильную власть, в соответствии с естественным ходом истории, «Сущность охранительного либерализма состоит в примирении начала свободы с началом власти и закона. В политической жизни лозунг его: либеральные меры и сильная власть, – либеральные меры, предоставляющие обществу самостоятельную деятельность, обеспечивающие права и личность граждан,… – сильная власть, блюстительница государственного единства, связующая и сдерживающая общество, охраняющая порядок, строго надзирающая за исполнением законов… разумная сила, которая сумеет отстоять общественные интересы против напора анархических стихий и против воплей реакционных партий».

По мнению Чичерина, с позиции «высшей» ступени развития либерализма – «охранительного», или консервативного, – всякий гражданин, не преклоняясь безусловно перед властью, во имя собственной свободы обязан уважать существо самой государственной власти. Для философии права и социологии «охранительного» либерализма Чичерина, основанных на триединстве трех основных начал общежития – свободы, власти и закона, равноценных и неразделимых, их гармоническое соглашение предполагает общественное единство, а для этого необходимо единство в государственной жизни; последнее возможно при единстве власти, а не ее разделении. Лучше всего это достигается при такой «смешанной» форме правления, как конституционная монархия, которая является политическим идеалом для мыслителя. Предпочтение ей он отдавал потому, что:

1) монарх, являясь представителем интересов целого (общества), стоит выше сословных разделений, выше партий; он есть «примиритель» и посредник между противоположными элементами: народом и аристократией (дворянством). Монарх представляет начало власти, аристократия, аристократическое собрание – начало закона, «чувства права, свободы и человеческого достоинства», а представители народа – начало свободы;

2) монархическая власть играла огромную роль в истории России, и «еще в течение столетий она останется высшим символом ее единства, знаменем для народа».

В «охранительном» либерализме Чичерина духовные основы (в лице свободно-разумной личности) соединяются с общественными взаимодействиями, которые регулируются правом; принцип личной свободы и прав человека в обществе может быть осуществлен лишь при условии ограничения «внутренне» (духовно-нравственно и религиозно) и «внешне» (правом, законом, сильной властью).

Свои философско-правовые изыскания Б.Н. Чичерин начинает с исследования человеческой личности, так как «не зная природы и свойств человеческой личности, мы ничего не поймем в общественных отношениях». Чичерин писал: «Как существо, обладающее разумом и волею, человек является субъектом, – и продолжал, – существование субъекта, лежащего в основании всех явлений внутреннего мира, не подлежит ни малейшими сомнению». Это главный исходный постулат его концепции, базирующийся на утверждении, что никакими доводами нельзя опровергнуть факт создания своего я, факт, имеющий мировое значение. Рассматривая понятие личности, Чичерин выделяет ее атрибуты: «Источник этого высшего достоинства человека и всех вытекающих из него требований заключается в том, что он носит в себе сознание Абсолютного, то есть этот источник лежит именно в метафизической природе субъекта, которая возвышает его над всем физическим миром и делает его существом, имеющим цену само по себе и требующим к себе уважение».

«Лицо составляет краеугольный камень всего общественного здания», – подчеркивал мыслитель. Анализируя доводы современной ему эмпирической психологии, которая в духе позитивизма отрицала само понятие личности, сводя его лишь к ряду психических состояний, связанных законом последовательности, Чичерин пришел к выводу, что позитивизм, как и материализм, ведет к разрушению самой идеи права, ибо для него не существует субъекта – носителя безусловной ценности. Признавать за человеческой личностью безусловное достоинство – значит предполагать, что она есть нечто постоянное, нечто такое, что пребывает в потоке явлений. «Если бы личность была только временным, преходящим проявлением общей мировой сущности, – комментировал идеи Чичерина другой выдающийся юрист и философ, кн. Е. Н. Трубецкой, – ей могла бы принадлежать только временная, относительная ценность орудия: она была бы не: целью, а только средством, а значит – бесправна… Стать на материалистическую точку зрения – значит, признать, что в человеке нет ничего постоянного, пребывающего. С этой точки зрения «человек есть то, что он ест», т. е. агрегат беспрерывно разлагающегося вещества. Единственно последовательный вывод отсюда – тот, что в человеке нет ничего заслуживающего уважения. Когда материалисты говорят о человеческом достоинстве или о «правах человека», то это в их устах – не более как благородная непоследовательность. Только признание в человеке духовного начала может положить твердую, незыблемую границу между лицами и вещами».

Таким образом, сама идея человеческой свободы оправдывается безусловным достоинством человеческой личности и теряет характер самодовлеющей ценности, какой она имеет в либерализме. Свобода становится орудием безусловного, воплощающегося в человеке. Пока человек стоит на животной ступени развития, он может делать зло, не раздумывая, руководствуясь своими естественными влечениями. Но как только он осознает себя свободным отрешиться от чувственных влечений и определяться изнутри себя, на основании присущей ему идеи Абсолютного, так действие, противное этому внутреннему самоопределению, представляется ему нравственным злом. Поэтому хотя склонность ко злу и является прирожденным свойством человека, но все же он, по признанию Чичерина, может и должен свои поступки подчинять разумному закону, что и ведет к торжеству разума во внешнем мире.

Другой исходный пункт, а одновременно и тот стержень, вокруг которого вращается вся философско-правовая тематика, – это свобода человека. Само понятие свободы, по мнению Чичерина, человек получает из своего собственного внутреннего опыта, из осознания того, что различные всевозможные действия зависят от самого человека, а не диктуются ему ими самими. «Вся христианская религия, – отмечает он, – так же как и еврейская, основаны на понятии о внутренней свободе человека: грехопадение понимается как акт свободной воли. В самой практической жизни сознание своей свободы служит человеку главным побуждением к деятельности». Чичерин утверждает, что «все люди, во все времена, считали себя свободными, способными делать то, что хотят, следовать тому или другому внушению по собственному изволению. Таковыми же всегда признавали и признают их все законодательства в мире. Юридический закон обращается к человеку, как к свободному существу, которое может исполнять закон, но может и нарушать его. На признании свободы основаны понятия вины и ответственности; в силу этого, за нарушение закона полагается наказание. Точно так же и нравственный закон обращается к человеку в виде требования; а требование может быть предъявлено только свободному существу, которое может уклониться от закона, и в действительности, вследствие человеческого несовершенства, всегда более или менее от него уклоняется. На свободном исполнении закона основано все нравственное достоинство человека».

Воля человека, который действует во внешнем мире, должна оставаться свободной, т.е. быть независимой от внешних определений и определяться своими внутренними побуждениями, ориентируясь на присущие ей разумные начала. Высший идеал свободы для Чичерина заключается в таком положении, когда воля человека одновременно властвует и над своими действиями, и над своими определениями. Способность человека отвлекаться от любого частного определения заключается в том, что он носит в себе идею абсолютного. Свобода, которая стремиться к осуществлению абсолютного закона в человеческой деятельности, определяется Чичериным как свобода нравственная. Эта свобода исходит от сознания абсолютного. Произвол же, как проявление ограниченной свободы, исходит от относительного. Их сочетание является для исследователя непреложным фактом, так как отсутствие одной из них делает действие не свободным, а вынужденным. Он писал, что «нравственная свобода перестает быть свободою, как скоро у нее отнимается произвол, то есть возможность противоположного. Для ограниченного существа, заключающего в себе обе противоположности и свободно переходящего от одной к другой, свобода добра неизбежно сопряжена со свободою зла; одна без другой не существует. В Божестве, возвышенном над всякими частными определениями, мыслима только свобода добра; но это происходит от того, что к нему не приложим закон причинности, по которому последующее определяется предшествующим; все его решения вечны. Однако в этом вечном решении заключается и свобода зла, как необходимая принадлежность происходящих от него органических существ».

Поскольку каждая личность обладает свободой и стремится расширить ее границы, то необходимо, чтобы свобода одного не мешала свободе остальных, чтобы сильнейший не превратил других в орудия для осуществления враждебных им целей, чтобы каждая личность могла свободно развиваться и были установлены твердые правила для разрешения неизбежных при совместном существовании споров. Именно поэтому, подчеркивал Чичерин, право как взаимное ограничение свободы под общим законом составляет неотъемлемую принадлежность всех человеческих обществ.

Изложенные идеи, казалось бы, весьма близки взглядам на право И. Канта. И, тем не менее, Чичерин никогда не примыкал к кантианству, видя в нем тот же отвлеченный схематизм, что и в ортодоксальном либерализме в целом. Поэтому, с его точки зрения, это учение неприложимо к политическому союзу (государству), где личное право подчиняется общественному началу и ограничивается требованиями, последнего. Вслед за Гегелем Чичерин отвергает понятие естественного права как реального права, существующего вне и помимо государства. Право для него по своей сути позитивно. Это классическое консервативное правопонимание можно проиллюстрировать на примере чичеринской диалектики объективного и субъективного права. Последнее он определял как «законную свободу что-либо делать или требовать». Объективное же право есть сам закон, определяющий эту свободу. Задача права заключается в том, чтобы разграничить области внешней свободы, предоставленной каждому. И субъективное, и объективное право у Чичерина неразрывно связано, ибо свобода только тогда становится правом, когда она освящена позитивным законом; закон же признает и определяет свободу. Указывая на важную роль субъективного права (так как источник права заключен не в законе, а в метафизической свободе), Чичерин в то же время подчеркивал, что право есть начало формальное и принудительное, чем оно и отличается от нравственности. Юридический закон поддерживается принудительной властью – нравственный закон обращается только к совести. Именно этим двояким отношением, по мысли Чичерина, ограждается человеческая свобода в обоих ее видах, так как если бы юридический закон не был принудительным, то внешняя свобода человека оказалась бы лишенной всякой защиты.

Чичерин в своей философско-правовой концепции выступает защитником индивидуализма. Только признание свободы лица является для него основанием «всякого истинно человеческого знания». А потому он отвергает все возможные теории о преобладании общего над личным, считая, что постулат о превосходстве общего над частью пригоден только для машин, а не для людей. Сознанием и волей наделены только отдельные лица, а все общественные учреждения и институты имеют возможность существовать только благодаря тому, что они представлены именно лицами.

Справедливость, по мнению Чичерина, выражается, прежде всего, в равенстве. Справедливым считается то, что одинаково прилагается ко всем. Это начало, на его взгляд, вытекает из самой природы человеческой личности. Люди одарены разумом и свободой волей и, как таковые, равны между собой. «Признание этого коренного равенства составляет высшее требование правды, которая с этой точки зрения носит название правды уравнивающей». Уравнивающая правда состоит в признании за всеми равного человеческого достоинства и свободы, в равенстве прав как юридической возможности действовать. Здесь равенство является началом, в соответствии с которым общий закон одинаково распространяется на всех, устанавливает общие для всех нормы и одинаковые для всех способы приобретения прав. В этом состоит равенство перед законом.

Там же, где приходится делить общее достояние или общие тяготы, выступает новое определение правды – «правда распределяющая». «Правда уравнивающая» руководствуется началом равенства арифметического, а «правда распределяющая» – началом равенства пропорционального. Последняя, по разъяснению Чичерина, применяется, например, в частных товариществах, в которые люди вступают добровольно, но с неравными силами и средствами. Кто больше вложит капитала в общее предприятие, тот получит и большую часть дохода, соразмерно с вкладом. На этом же принципе основано распределение государственных налогов в соответствии с доходами плательщиков, а также распределение прав, почестей и обязанностей сообразно со способностями, заслугами и назначением лиц в государстве.

Два принципа справедливости относятся по преимуществу к двум разным областям государственной жизни – гражданской и политической. В первой должно господствовать равенство арифметическое, во второй – равенство пропорциональное. Этим обусловливалось и конкретное неравенство прав и обязанностей в публично-правовой сфере, где господствуют отношения власти-подчинения, определяющие отношения не между равными и независимыми субъектами, а между общественным целым и его структурными элементами.

Очень интересны рассуждения ученого о равенстве и неравенстве. Здесь он просто великолепен, срывая со «священного» слова «равенство» его «ауру». Общее положение Чичерина таково: «Свобода естественно и признано ведет к неравенству, а потому, признавая свободу, мы не можем не признать, вместе с тем, и этих вытекающих из нее последствий». Он утверждает, что фактически неравенство есть общее для всех человеческих обществ явление и что равенство представляет собой только лишь «метафизическое требование, во имя мыслимой сущности» и не более. По-моему, он абсолютно прав, когда замечает, что «уравнять материально можно только рабов, а не свободных людей». Отсюда и его тезис о том, что первым явлением свободы явилась собственность. Все это прекрасно объясняет ярко выраженную антисоциалистическую направленность его воззрений. Чичерин пишет: «Превращение человека в рабский скот, принадлежащий фантастическому существу, именуемому обществом, таково последнее слово социализма». В том, что касается собственности и права, то он придерживается такой позиции: «Собственность, как мы видим, есть явление свободы в отношении к физическому миру: договор есть явление свободы в отношении к другим лицам». Средоточием внешней свободы, по его мнению, является право частной собственности – «неизменное требование справедливости», «краеугольный камень всего гражданского порядка». В частной собственности «лицо находит и точку опоры, и орудие, и цель для своей деятельности». Посягать на частную собственность, заявляет он, значит подрывать свободу в самом ее корне. Это понимание собственности и права проходит практически через все работы Чичерина.

Примечательной чертой консерватизма Чичерина является его либеральный характер. Подлинный консерватизм органично связан с началом свободы. И этим политико-правовое учение Чичерина коренным образом отличается от взглядов «отрицательного» либерализма, видевшего в свободе раз и навсегда данный неизменный масштаб, применимый к любым обстоятельствам. Но либерализм Чичерина носит и персоналистический характер, что, по мнению многих исследователей, выгодно отличает его и от философии права Гегеля, в системе которого была заметна тенденция к поглощению личности государством. Чичерин же всячески старается поднять роль и значение личности в обществе. Поэтому и основные определения права, формулируемые им, касаются в первую очередь личных (или частных) отношений. Общественные союзы, по замыслу Чичерина, должны воздвигаться над ними как высший порядок, который не уничтожает, а только восполняет частные отношения, зиждущиеся на свободе. «Таков непоколебимый к неизменный идеал, вытекающий из ясных требований разума и из глубочайших основ духовной природы человека».

Начало равенства всех перед законом являлось, по Чичерину, лишь формальным условием гражданской свободы. Содержанием же ее были те различные права, которые вытекали из нее как необходимые следствия. К ним, например, относились: право располагать своими действиями по своему усмотрению, не нарушая чужого права; право перемещаться куда угодно и селиться где угодно; право заниматься любой деятельностью: право «обязываться своими действиями в отношении к другому»; наконец, право собственности, которая есть «первое явление свободы в окружающем мире».

Однако, выступая последовательным защитником свободы, Чичерин резко полемизировал с теми либеральными теоретиками, которые трактовали права человека как его прирожденное и неотъемлемое достояние, неприкосновенное для самого закона, призванного якобы только ограждать их от нарушений. Для него была неприемлема концепция, согласно которой единственной границей свободы является свобода других. С этой индивидуалистической точки зрения закон может запрещать только то, что вредит другим. Но такой порядок, справедливо отмечал Чичерин, не только не оправдывается ни историей, ни умозрением, но попросту немыслим в реальной жизни. То, что человек имеет права, являлось для Чичерина аксиомой, так как по природе своей он – существо свободное. Но определение этих прав и установление их границ не может зависеть от личного усмотрения каждого, как не может зависеть и от «неизменных» указаний естественного закона, а единственно только – от публичной власти, которая одна может предписывать правила, обязательные для всех. Власть должна руководствоваться при этом не только взаимным отношением свободы отдельных лиц, но и требованиями общественной пользы, которым всегда и везде подчиняется личная свобода. Поэтому границы прав никогда не составляют непреложного кодекса. Они по существу своему изменчивы и подвижны – в зависимости от состояния общества и требований государственного порядка. Даже на знаменитую «Декларацию прав человека и гражданина», по мнению Чичерина, нельзя смотреть как на святыню человеческой свободы. В действительности нет права, которое бы не подлежало значительным ограничениям и даже прекращению по требованиям общественной пользы.

Рассуждения Чичерина не всегда бесспорны, однако критически осмысленные и очищенные от предвзятости и политических симпатий самого автора, а также времени, в котором он жил и творил, они полны здравого смысла, содержат глубокое понимание специфики русского исторического процесса, много верных наблюдений и богатого материала для дальнейших раздумий. В этом отношении наследие ученого всегда будет привлекать внимание не только исследователей, но и читающей публики.

«Философия права» Б.Н. Чичерина послужила началом возрождения естественного права и была высоко оценена современниками. И.В. Михайловский назвал Чичерина «величайшим представителем идеалистической философии права». П.Н. Новгородцев отмечал, что Чичерин одним из первых выразил «современную точку зрения на естественное право как на понятие идеальное и притом развивающееся». Е.Н. Трубецкой видел в Чичерине одного из самых выдающихся в России «провозвестников идеи естественного права». Н.А. Бердяев, выдвигая теорию «естественных, неотъемлемых и абсолютных по своему источнику прав личности», признавал, что Чичерин был «блестящим защитником теории естественного права, и новейшие идеалистические течения в философии права должны почтить его как самого главного своего предшественника»[1].

Заключение

В историю юриспруденции прочно вписаны имя и творческое наследие выдающегося русского мыслителя, педагога, общественного деятеля, представителя известного дворянского рода Бориса Николаевича Чичерина. Анализ философских, политических и правовых взглядов Б.Н. Чичерина становился специальным предметом многих исследований. Основатель государственной школы русской историографии, оригинальный представитель неогегельянства в русской философии, виднейший представитель русского либерализма – вот некоторые характеристики и оценки вклада ученого в копилку отечественной науки.

Философия права – наука многогранная, возникшая и развивающаяся на стыке философии и правоведения. Поэтому она предполагает не только глубокое постижение указанных наук, но и творческое сочетание их друг с другом с целью наиболее полного познания феномена права Б.Н. Чичерин, внесший существенный вклад в развитие философии права. Обращаясь к философскому наследию Б.Н. Чичерина, следует отметить, что его труды, а в особенности его фундаментальный труд «Философия права» не утратили своей актуальности и в настоящее время. В них право рассматривается в качестве нормы свободы, что является основанием для развития демократического и социального государства в России, реформы ее правовой системы в условиях недостаточной ясности фундаментального для этих процессов вопроса о новом соотношении личности, общества и государства в русле концепции обеспечения прав и свобод человека.

Философско-правовые идеи Б.Н. Чичерина о путях развития государства, о соотношении нравственности, свободы и права, гражданского общества и государства в этом смысле приобретают эвристическое значение, и могут стать элементом концептуальных основ построения правового государства с учетом современной российской специфики.

Список источников

1. Трубецкой Е.Н. Учение Б.Н. Чичерина о сущности и смысле права // Вопросы философии и психологии. 1905. Кн. 80.

2. Чичерин Б.Н. Философия права. М., 2000.

3. Богданова Н.А., Шевердяев С.Н. Наука государственного права и ее преподавание на юридическом факультете Императорского Московского университета (К 250-летию Московского университета) // История, теория, практика российского права. Сб. науч. раб: Вып. 1 / Отв. ред. В. В. Захаров. Курск, 2005.

4. Глушкова С.И. Проблема правового идеала в русском либерализме. Екатеринбург, 2001.

5. Гнатюк О.Л. Охранительный» либерализм Б. Н. Чичерина и либеральный консерватизм П. Б. Струве: сравнительный анализ. // Вопросы философии. 2006. №1.

6. Зорькин В.Д. Чичерин. М., 1984.

7. Мошлаков Е.Н. Чичерин один из основоположников политической науки в России//Вестник московского университета. 2004. №2.

8. Нерсесянц B.C. Философия права. М, 2007.

9. Погодин С.Н. К истории философии права в России. // Журнал социологии и социальной антропологии. 2000. №1.

10. Поляков А.В. Либеральный консерватизм Б.Н. Чичерина. // Правоведение. 1993. №5.

11. Поляков А.В. Политико-правовое учение Чичерина // Чичерин Б. Н. Избранные труды. СПб., 2004.

12. Фишер С.И. Истоки формирования идей философии права Б.Н. Чичерина // Гуманитарный вестник ВТУ № 2. М.: Изд-во ВТУ ФССС РФ, 2002.

[1] Погодин С.Н. К истории философии права в России. // Журнал социологии и социальной антропологии. 2000. №1.

www.ronl.ru

БН Чичерин и его философия права

РЕФЕРАТ

по курсу «История»

по теме: «Б.Н. Чичерин и его философия права»

Содержание

Введение

1. Жизненный путь Б.Н. Чичерина и формирование идей философии права в его творчестве

2. Основные концепции философии права Б.Н. Чичерина

Заключение

Список источников

Введение

Формирование идей философии права Б.Н. Чичерина проходило на фоне прошедших «великих буржуазных реформ» XIX века и существенных социально-экономических и политических изменений в пореформенной России. В конце XIX века наряду с общим подъемом культуры и науки активизировались теоретические изыскания в области государства и права. Об этом свидетельствует не только увеличившийся поток политико-правовой литературы, но и, прежде всего, восхождение новых имен общеевропейского масштаба таких, как А.Н. Муромцев, А.Д. Градовский, Б.Н. Чичерин, М.М. Ковалевский, К.М. Коркунов.

Творчество Б. Н. Чичерина (1828-1904) в последнее время все чаще привлекает внимание историков, философов, юристов – всех ученых, изучающих истоки русского культурного ренессанса конца XIX-начала XX в. Он был не только талантливым теоретиком и историком права, оригинальным представителем неогегельянства в русской философии, но и основателем государственной школы в отечественной историографии, специалистом в области естествознания.

Обширное творческое наследие Б. Н. Чичерина представляет, несомненно, интерес и для сегодняшней науки, в том числе для правоведения. В настоящей работе анализируется фундаментальный труд Б.Н. Чичерина «Философия права».

1. Жизненный путь Б.Н. Чичерина и формирование идей философии права в его творчестве

Ситуация в российском обществе второй половины ХIХ века была весьма противоречивой. Заинтересованность общественности в установлении парламентарных институтов и попытка избежать революционного варианта развития событий послужили питательной почвой для развития теории либерализма. Именно в этот период в русской философии складываются основы направления, которое впоследствии будет названо классической либеральной философией естественного права. Возникает особая форма модели переустройства России: «минимум политики – максимум права». Поэтому правовая мысль русских философов была направлена на поддержку и обоснование дальнейших реформ, на признание за индивидом права на достойное существование, в силу чего одной из центральных тем либеральной правовой публицистики стало воспитание уважения к праву. После либеральных начинаний Александра I и обсуждения этой темы в литературе, например, в работах М.М. Сперанского и Н.М. Карамзина, российский либерализм характеризуется сочетанием собственно либеральных устремлений с большой долей просвещенного консерватизма.

Крупной фигурой в либеральной философской мысли второй половины ХГХ века был Борис Николаевич Чичерин (1828-1904 гг.). Он родился в семье богатого и родовитого помещика. С детства Б.Н. Чичерин проявил страсть к познанию. Он владел французским, немецким и английским языками, читал в оригинале У. Шекспира, Дж. Байрона, В. Скотта, пробовал перевести с латыни Вергилия. Отец выдающегося юриста, историка и философа Б.Н. Чичерина был офицером и, выйдя в отставку, занялся предпринимательством, он, также как и мать Б.Н. Чичерина – Екатерина Борисовна Хвощинская, отличался широким культурным кругозором, разносторонними интересами, был знаком со многими образованными людьми того времени.

В 1845 г. Борис Николаевич поступил на юридический факультет Московского университета. По окончании университета в 1849 г. Б.Н. Чичерин вернулся домой, в имение отца, для подготовки к магистерскому экзамену. Для приобретения ученого звания магистра государственного права требовалось преодолеть испытания по государственному, полицейскому и финансовому праву, политэкономии и статистике.

Б.Н. Чичерин сдал магистерские экзамены в декабре 1851 – январе 1852 г. В 1866 г. защитил в качестве докторской диссертации книгу «О народном представительстве» (1866). В 1868 г. вместе с группой профессоров вышел в отставку в знак протеста против нарушения университетского устава, жил в с. Караул, вел научную работу, участвовал в деятельности земства. В начале 1880-х гг. Б. Н. Чичерин занимал пост московского городского головы; в 1883 г. после речи во время торжеств, посвященных коронации нового императора, в которой прозвучали идеи о необходимости «свободных учреждений», развитии земского движения, он был уволен с этой должности. В его речи Александр III усмотрел намек на конституцию.

Б.Н. Чичерин, восприняв многие идеи российского западничества, он пошел дальше по пути усиления таких аспектов этой доктрины, как приоритетная роль государства в осуществлении реформ, парламентарный и конституционный строй, доктрина «правового государства». Б.Н. Чичерин, считал, что главным конструирующим элементом культуры является центральная государственная власть, оттесняющая на второй план сословные и корпоративные интересы и влияния. В своих сочинениях Чичерин развивал идею постепенного перехода путем реформ от самодержавия к конституционной монархии, которую он считал идеальной для России формой государства.

Большое влияние на взгляды Б.Н. Чичерина философия Фридриха Вильгельма Йозефа Шеллинга, который проблему правового государства и свободы личности рассматривал в плане формирования народного самосознания и образования универсального правового пространства, что во многом определило культурно-национальный универсализм философии права Б.Н.Чичерина.

«Философия права» Б.Н. Чичерина является своеобразным итогом его многолетней научной деятельности.

2. Основные концепции философии права Б.Н. Чичерина

Правовые взгляды ученого, как уже было отмечено, покоились на метафизических основаниях. Под метафизикой он понимал рациональные начала познания в духе гегелевского панлогизма, в котором видел «последнее слово идеалистической философии». В отличие от представителей позитивизма, находивших в самом положительном праве критерии для определения прав и обязанностей подчиняющихся законодателю лиц, Чичерин полагал, что для этого нужны высшие руководящие начала, а их может дать только философия.

В работе «Философия права» Б.Н. Чичерин в значительной степени воспроизводит гегелевский подход к праву как развитию идеи свободы, реализации свободной воли. В этой связи он резко критикует вульгарно-утилитаристские теории, отождествляющие право с интересом, с политикой силы или с законом, изданным государством. В то же время русский ученый считает гегелевскую философию права этатистской, антилиберальной, антииндивидуалистической, в которой человеческая личность как носитель духа есть лишь преходящее явление общей духовной субстанции, выражающейся в объективных законах и учреждениях. В таком случае индивид лишен самостоятельности и поглощен государством. Поэтому гегелевскую философию права русский ученый перерабатывает в либерально-индивидуалистическом ключе. Идея свободы в его теории развивается трехступенчато:

1) внешняя свобода – право;

2) внутренняя свобода – нравственность;

3) общественная свобода – переход субъективной нравственности в объективную и сочетание ее с правом в общественных союзах (семья, гражданское общество, церковь и государство).

Еще в своей статье «Различные виды либерализма» Чичерин дал первую в истории отечественной политической мысли «классификацию» русского либерализма, обозначил «главные его направления, которые выражаются в общественном мнении», выделив три его вида и дав им социально-политическую характеристику, актуальную, на ваш взгляд, и сегодня:

1) «уличный» либерализм толпы, охлократии, склонной к политическим скандалам, для которого характерно отсутствие терпимости и уважения к чужому мнению, самолюбование собственным «волнением», – «извращение, а не проявление свободы»;

2) «оппозиционный» либерализм, сопутствующий любым реформаторским начинаниям, систематически обличающий власть, как в действительных, так и в мнимых ошибках, «наслаждающийся самим блеском своего аппозиционного положения», «критикующий ради критики» («отменить, уничтожить – вся его система») и понимающий свободу с «чисто отрицательной стороны»;

3) «охранительный» либерализм, несущий в себе позитивный смысл и ориентированный на осуществление реформ с учетом всех социальных слоев на основе их взаимных уступок и компромиссов, с опорой на сильную власть, в соответствии с естественным ходом истории, «Сущность охранительного либерализма состоит в примирении начала свободы с началом власти и закона. В политической жизни лозунг его: либеральные меры и сильная власть, – либеральные меры, предоставляющие обществу самостоятельную деятельность, обеспечивающие права и личность граждан,… – сильная власть, блюстительница государственного единства, связующая и сдерживающая общество, охраняющая порядок, строго надзирающая за исполнением законов... разумная сила, которая сумеет отстоять общественные интересы против напора анархических стихий и против воплей реакционных партий».

По мнению Чичерина, с позиции «высшей» ступени развития либерализма – «охранительного», или консервативного, – всякий гражданин, не преклоняясь безусловно перед властью, во имя собственной свободы обязан уважать существо самой государственной власти. Для философии права и социологии «охранительного» либерализма Чичерина, основанных на триединстве трех основных начал общежития – свободы, власти и закона, равноценных и неразделимых, их гармоническое соглашение предполагает общественное единство, а для этого необходимо единство в государственной жизни; последнее возможно при единстве власти, а не ее разделении. Лучше всего это достигается при такой «смешанной» форме правления, как конституционная монархия, которая является политическим идеалом для мыслителя. Предпочтение ей он отдавал потому, что:

1) монарх, являясь представителем интересов целого (общества), стоит выше сословных разделений, выше партий; он есть «примиритель» и посредник между противоположными элементами: народом и аристократией (дворянством). Монарх представляет начало власти, аристократия, аристократическое собрание – начало закона, «чувства права, свободы и человеческого достоинства», а представители народа – начало свободы;

2) монархическая власть играла огромную роль в истории России, и «еще в течение столетий она останется высшим символом ее единства, знаменем для народа».

В «охранительном» либерализме Чичерина духовные основы (в лице свободно-разумной личности) соединяются с общественными взаимодействиями, которые регулируются правом; принцип личной свободы и прав человека в обществе может быть осуществлен лишь при условии ограничения «внутренне» (духовно-нравственно и религиозно) и «внешне» (правом, законом, сильной властью).

Свои философско-правовые изыскания Б.Н. Чичерин начинает с исследования человеческой личности, так как «не зная природы и свойств человеческой личности, мы ничего не поймем в общественных отношениях». Чичерин писал: «Как существо, обладающее разумом и волею, человек является субъектом, – и продолжал, – существование субъекта, лежащего в основании всех явлений внутреннего мира, не подлежит ни малейшими сомнению». Это главный исходный постулат его концепции, базирующийся на утверждении, что никакими доводами нельзя опровергнуть факт создания своего я, факт, имеющий мировое значение. Рассматривая понятие личности, Чичерин выделяет ее атрибуты: «Источник этого высшего достоинства человека и всех вытекающих из него требований заключается в том, что он носит в себе сознание Абсолютного, то есть этот источник лежит именно в метафизической природе субъекта, которая возвышает его над всем физическим миром и делает его существом, имеющим цену само по себе и требующим к себе уважение».

«Лицо составляет краеугольный камень всего общественного здания», – подчеркивал мыслитель. Анализируя доводы современной ему эмпирической психологии, которая в духе позитивизма отрицала само понятие личности, сводя его лишь к ряду психических состояний, связанных законом последовательности, Чичерин пришел к выводу, что позитивизм, как и материализм, ведет к разрушению самой идеи права, ибо для него не существует субъекта – носителя безусловной ценности. Признавать за человеческой личностью безусловное достоинство – значит предполагать, что она есть нечто постоянное, нечто такое, что пребывает в потоке явлений. «Если бы личность была только временным, преходящим проявлением общей мировой сущности, – комментировал идеи Чичерина другой выдающийся юрист и философ, кн. Е. Н. Трубецкой, – ей могла бы принадлежать только временная, относительная ценность орудия: она была бы не: целью, а только средством, а значит – бесправна... Стать на материалистическую точку зрения – значит, признать, что в человеке нет ничего постоянного, пребывающего. С этой точки зрения «человек есть то, что он ест», т. е. агрегат беспрерывно разлагающегося вещества. Единственно последовательный вывод отсюда – тот, что в человеке нет ничего заслуживающего уважения. Когда материалисты говорят о человеческом достоинстве или о «правах человека», то это в их устах – не более как благородная непоследовательность. Только признание в человеке духовного начала может положить твердую, незыблемую границу между лицами и вещами».

Таким образом, сама идея человеческой свободы оправдывается безусловным достоинством человеческой личности и теряет характер самодовлеющей ценности, какой она имеет в либерализме. Свобода становится орудием безусловного, воплощающегося в человеке. Пока человек стоит на животной ступени развития, он может делать зло, не раздумывая, руководствуясь своими естественными влечениями. Но как только он осознает себя свободным отрешиться от чувственных влечений и определяться изнутри себя, на основании присущей ему идеи Абсолютного, так действие, противное этому внутреннему самоопределению, представляется ему нравственным злом. Поэтому хотя склонность ко злу и является прирожденным свойством человека, но все же он, по признанию Чичерина, может и должен свои поступки подчинять разумному закону, что и ведет к торжеству разума во внешнем мире.

Другой исходный пункт, а одновременно и тот стержень, вокруг которого вращается вся философско-правовая тематика, – это свобода человека. Само понятие свободы, по мнению Чичерина, человек получает из своего собственного внутреннего опыта, из осознания того, что различные всевозможные действия зависят от самого человека, а не диктуются ему ими самими. «Вся христианская религия, – отмечает он, – так же как и еврейская, основаны на понятии о внутренней свободе человека: грехопадение понимается как акт свободной воли. В самой практической жизни сознание своей свободы служит человеку главным побуждением к деятельности». Чичерин утверждает, что «все люди, во все времена, считали себя свободными, способными делать то, что хотят, следовать тому или другому внушению по собственному изволению. Таковыми же всегда признавали и признают их все законодательства в мире. Юридический закон обращается к человеку, как к свободному существу, которое может исполнять закон, но может и нарушать его. На признании свободы основаны понятия вины и ответственности; в силу этого, за нарушение закона полагается наказание. Точно так же и нравственный закон обращается к человеку в виде требования; а требование может быть предъявлено только свободному существу, которое может уклониться от закона, и в действительности, вследствие человеческого несовершенства, всегда более или менее от него уклоняется. На свободном исполнении закона основано все нравственное достоинство человека».

Воля человека, который действует во внешнем мире, должна оставаться свободной, т.е. быть независимой от внешних определений и определяться своими внутренними побуждениями, ориентируясь на присущие ей разумные начала. Высший идеал свободы для Чичерина заключается в таком положении, когда воля человека одновременно властвует и над своими действиями, и над своими определениями. Способность человека отвлекаться от любого частного определения заключается в том, что он носит в себе идею абсолютного. Свобода, которая стремиться к осуществлению абсолютного закона в человеческой деятельности, определяется Чичериным как свобода нравственная. Эта свобода исходит от сознания абсолютного. Произвол же, как проявление ограниченной свободы, исходит от относительного. Их сочетание является для исследователя непреложным фактом, так как отсутствие одной из них делает действие не свободным, а вынужденным. Он писал, что «нравственная свобода перестает быть свободою, как скоро у нее отнимается произвол, то есть возможность противоположного. Для ограниченного существа, заключающего в себе обе противоположности и свободно переходящего от одной к другой, свобода добра неизбежно сопряжена со свободою зла; одна без другой не существует. В Божестве, возвышенном над всякими частными определениями, мыслима только свобода добра; но это происходит от того, что к нему не приложим закон причинности, по которому последующее определяется предшествующим; все его решения вечны. Однако в этом вечном решении заключается и свобода зла, как необходимая принадлежность происходящих от него органических существ».

Поскольку каждая личность обладает свободой и стремится расширить ее границы, то необходимо, чтобы свобода одного не мешала свободе остальных, чтобы сильнейший не превратил других в орудия для осуществления враждебных им целей, чтобы каждая личность могла свободно развиваться и были установлены твердые правила для разрешения неизбежных при совместном существовании споров. Именно поэтому, подчеркивал Чичерин, право как взаимное ограничение свободы под общим законом составляет неотъемлемую принадлежность всех человеческих обществ.

Изложенные идеи, казалось бы, весьма близки взглядам на право И. Канта. И, тем не менее, Чичерин никогда не примыкал к кантианству, видя в нем тот же отвлеченный схематизм, что и в ортодоксальном либерализме в целом. Поэтому, с его точки зрения, это учение неприложимо к политическому союзу (государству), где личное право подчиняется общественному началу и ограничивается требованиями, последнего. Вслед за Гегелем Чичерин отвергает понятие естественного права как реального права, существующего вне и помимо государства. Право для него по своей сути позитивно. Это классическое консервативное правопонимание можно проиллюстрировать на примере чичеринской диалектики объективного и субъективного права. Последнее он определял как «законную свободу что-либо делать или требовать». Объективное же право есть сам закон, определяющий эту свободу. Задача права заключается в том, чтобы разграничить области внешней свободы, предоставленной каждому. И субъективное, и объективное право у Чичерина неразрывно связано, ибо свобода только тогда становится правом, когда она освящена позитивным законом; закон же признает и определяет свободу. Указывая на важную роль субъективного права (так как источник права заключен не в законе, а в метафизической свободе), Чичерин в то же время подчеркивал, что право есть начало формальное и принудительное, чем оно и отличается от нравственности. Юридический закон поддерживается принудительной властью – нравственный закон обращается только к совести. Именно этим двояким отношением, по мысли Чичерина, ограждается человеческая свобода в обоих ее видах, так как если бы юридический закон не был принудительным, то внешняя свобода человека оказалась бы лишенной всякой защиты.

Чичерин в своей философско-правовой концепции выступает защитником индивидуализма. Только признание свободы лица является для него основанием «всякого истинно человеческого знания». А потому он отвергает все возможные теории о преобладании общего над личным, считая, что постулат о превосходстве общего над частью пригоден только для машин, а не для людей. Сознанием и волей наделены только отдельные лица, а все общественные учреждения и институты имеют возможность существовать только благодаря тому, что они представлены именно лицами.

Справедливость, по мнению Чичерина, выражается, прежде всего, в равенстве. Справедливым считается то, что одинаково прилагается ко всем. Это начало, на его взгляд, вытекает из самой природы человеческой личности. Люди одарены разумом и свободой волей и, как таковые, равны между собой. «Признание этого коренного равенства составляет высшее требование правды, которая с этой точки зрения носит название правды уравнивающей». Уравнивающая правда состоит в признании за всеми равного человеческого достоинства и свободы, в равенстве прав как юридической возможности действовать. Здесь равенство является началом, в соответствии с которым общий закон одинаково распространяется на всех, устанавливает общие для всех нормы и одинаковые для всех способы приобретения прав. В этом состоит равенство перед законом.

Там же, где приходится делить общее достояние или общие тяготы, выступает новое определение правды – «правда распределяющая». «Правда уравнивающая» руководствуется началом равенства арифметического, а «правда распределяющая» – началом равенства пропорционального. Последняя, по разъяснению Чичерина, применяется, например, в частных товариществах, в которые люди вступают добровольно, но с неравными силами и средствами. Кто больше вложит капитала в общее предприятие, тот получит и большую часть дохода, соразмерно с вкладом. На этом же принципе основано распределение государственных налогов в соответствии с доходами плательщиков, а также распределение прав, почестей и обязанностей сообразно со способностями, заслугами и назначением лиц в государстве.

Два принципа справедливости относятся по преимуществу к двум разным областям государственной жизни – гражданской и политической. В первой должно господствовать равенство арифметическое, во второй – равенство пропорциональное. Этим обусловливалось и конкретное неравенство прав и обязанностей в публично-правовой сфере, где господствуют отношения власти-подчинения, определяющие отношения не между равными и независимыми субъектами, а между общественным целым и его структурными элементами.

Очень интересны рассуждения ученого о равенстве и неравенстве. Здесь он просто великолепен, срывая со «священного» слова «равенство» его «ауру». Общее положение Чичерина таково: «Свобода естественно и признано ведет к неравенству, а потому, признавая свободу, мы не можем не признать, вместе с тем, и этих вытекающих из нее последствий». Он утверждает, что фактически неравенство есть общее для всех человеческих обществ явление и что равенство представляет собой только лишь «метафизическое требование, во имя мыслимой сущности» и не более. По-моему, он абсолютно прав, когда замечает, что «уравнять материально можно только рабов, а не свободных людей». Отсюда и его тезис о том, что первым явлением свободы явилась собственность. Все это прекрасно объясняет ярко выраженную антисоциалистическую направленность его воззрений. Чичерин пишет: «Превращение человека в рабский скот, принадлежащий фантастическому существу, именуемому обществом, таково последнее слово социализма». В том, что касается собственности и права, то он придерживается такой позиции: «Собственность, как мы видим, есть явление свободы в отношении к физическому миру: договор есть явление свободы в отношении к другим лицам». Средоточием внешней свободы, по его мнению, является право частной собственности – «неизменное требование справедливости», «краеугольный камень всего гражданского порядка». В частной собственности «лицо находит и точку опоры, и орудие, и цель для своей деятельности». Посягать на частную собственность, заявляет он, значит подрывать свободу в самом ее корне. Это понимание собственности и права проходит практически через все работы Чичерина.

Примечательной чертой консерватизма Чичерина является его либеральный характер. Подлинный консерватизм органично связан с началом свободы. И этим политико-правовое учение Чичерина коренным образом отличается от взглядов «отрицательного» либерализма, видевшего в свободе раз и навсегда данный неизменный масштаб, применимый к любым обстоятельствам. Но либерализм Чичерина носит и персоналистический характер, что, по мнению многих исследователей, выгодно отличает его и от философии права Гегеля, в системе которого была заметна тенденция к поглощению личности государством. Чичерин же всячески старается поднять роль и значение личности в обществе. Поэтому и основные определения права, формулируемые им, касаются в первую очередь личных (или частных) отношений. Общественные союзы, по замыслу Чичерина, должны воздвигаться над ними как высший порядок, который не уничтожает, а только восполняет частные отношения, зиждущиеся на свободе. «Таков непоколебимый к неизменный идеал, вытекающий из ясных требований разума и из глубочайших основ духовной природы человека».

Начало равенства всех перед законом являлось, по Чичерину, лишь формальным условием гражданской свободы. Содержанием же ее были те различные права, которые вытекали из нее как необходимые следствия. К ним, например, относились: право располагать своими действиями по своему усмотрению, не нарушая чужого права; право перемещаться куда угодно и селиться где угодно; право заниматься любой деятельностью: право «обязываться своими действиями в отношении к другому»; наконец, право собственности, которая есть «первое явление свободы в окружающем мире».

Однако, выступая последовательным защитником свободы, Чичерин резко полемизировал с теми либеральными теоретиками, которые трактовали права человека как его прирожденное и неотъемлемое достояние, неприкосновенное для самого закона, призванного якобы только ограждать их от нарушений. Для него была неприемлема концепция, согласно которой единственной границей свободы является свобода других. С этой индивидуалистической точки зрения закон может запрещать только то, что вредит другим. Но такой порядок, справедливо отмечал Чичерин, не только не оправдывается ни историей, ни умозрением, но попросту немыслим в реальной жизни. То, что человек имеет права, являлось для Чичерина аксиомой, так как по природе своей он – существо свободное. Но определение этих прав и установление их границ не может зависеть от личного усмотрения каждого, как не может зависеть и от «неизменных» указаний естественного закона, а единственно только – от публичной власти, которая одна может предписывать правила, обязательные для всех. Власть должна руководствоваться при этом не только взаимным отношением свободы отдельных лиц, но и требованиями общественной пользы, которым всегда и везде подчиняется личная свобода. Поэтому границы прав никогда не составляют непреложного кодекса. Они по существу своему изменчивы и подвижны – в зависимости от состояния общества и требований государственного порядка. Даже на знаменитую «Декларацию прав человека и гражданина», по мнению Чичерина, нельзя смотреть как на святыню человеческой свободы. В действительности нет права, которое бы не подлежало значительным ограничениям и даже прекращению по требованиям общественной пользы.

Рассуждения Чичерина не всегда бесспорны, однако критически осмысленные и очищенные от предвзятости и политических симпатий самого автора, а также времени, в котором он жил и творил, они полны здравого смысла, содержат глубокое понимание специфики русского исторического процесса, много верных наблюдений и богатого материала для дальнейших раздумий. В этом отношении наследие ученого всегда будет привлекать внимание не только исследователей, но и читающей публики.

«Философия права» Б.Н. Чичерина послужила началом возрождения естественного права и была высоко оценена современниками. И.В. Михайловский назвал Чичерина «величайшим представителем идеалистической философии права». П.Н. Новгородцев отмечал, что Чичерин одним из первых выразил «современную точку зрения на естественное право как на понятие идеальное и притом развивающееся». Е.Н. Трубецкой видел в Чичерине одного из самых выдающихся в России «провозвестников идеи естественного права». Н.А. Бердяев, выдвигая теорию «естественных, неотъемлемых и абсолютных по своему источнику прав личности», признавал, что Чичерин был «блестящим защитником теории естественного права, и новейшие идеалистические течения в философии права должны почтить его как самого главного своего предшественника»1.

Заключение

В историю юриспруденции прочно вписаны имя и творческое наследие выдающегося русского мыслителя, педагога, общественного деятеля, представителя известного дворянского рода Бориса Николаевича Чичерина. Анализ философских, политических и правовых взглядов Б.Н. Чичерина становился специальным предметом многих исследований. Основатель государственной школы русской историографии, оригинальный представитель неогегельянства в русской философии, виднейший представитель русского либерализма – вот некоторые характеристики и оценки вклада ученого в копилку отечественной науки.

Философия права – наука многогранная, возникшая и развивающаяся на стыке философии и правоведения. Поэтому она предполагает не только глубокое постижение указанных наук, но и творческое сочетание их друг с другом с целью наиболее полного познания феномена права Б.Н. Чичерин, внесший существенный вклад в развитие философии права. Обращаясь к философскому наследию Б.Н. Чичерина, следует отметить, что его труды, а в особенности его фундаментальный труд «Философия права» не утратили своей актуальности и в настоящее время. В них право рассматривается в качестве нормы свободы, что является основанием для развития демократического и социального государства в России, реформы ее правовой системы в условиях недостаточной ясности фундаментального для этих процессов вопроса о новом соотношении личности, общества и государства в русле концепции обеспечения прав и свобод человека.

Философско-правовые идеи Б.Н. Чичерина о путях развития государства, о соотношении нравственности, свободы и права, гражданского общества и государства в этом смысле приобретают эвристическое значение, и могут стать элементом концептуальных основ построения правового государства с учетом современной российской специфики.

Список источников

  1. Трубецкой Е.Н. Учение Б.Н. Чичерина о сущности и смысле права // Вопросы философии и психологии. 1905. Кн. 80.

  2. Чичерин Б.Н. Философия права. М., 2000.

  3. Богданова Н.А., Шевердяев С.Н. Наука государственного права и ее преподавание на юридическом факультете Императорского Московского университета (К 250-летию Московского университета) // История, теория, практика российского права. Сб. науч. раб: Вып. 1 / Отв. ред. В. В. Захаров. Курск, 2005.

  4. Глушкова С.И. Проблема правового идеала в русском либерализме. Екатеринбург, 2001.

  5. Гнатюк О.Л. Охранительный» либерализм Б. Н. Чичерина и либеральный консерватизм П. Б. Струве: сравнительный анализ. // Вопросы философии. 2006. №1.

  6. Зорькин В.Д. Чичерин. М., 1984.

  7. Мошлаков Е.Н. Чичерин один из основоположников политической науки в России//Вестник московского университета. 2004. №2.

  8. Нерсесянц B.C. Философия права. М, 2007.

  9. Погодин С.Н. К истории философии права в России. // Журнал социологии и социальной антропологии. 2000. №1.

  10. Поляков А.В. Либеральный консерватизм Б.Н. Чичерина. // Правоведение. 1993. №5.

  11. Поляков А.В. Политико-правовое учение Чичерина // Чичерин Б. Н. Избранные труды. СПб., 2004.

  12. Фишер С.И. Истоки формирования идей философии права Б.Н. Чичерина // Гуманитарный вестник ВТУ № 2. М.: Изд-во ВТУ ФССС РФ, 2002.

baza-referat.ru

ЧИЧЕРИН

1

.

Борис Николаевич (26.V.1828 - 3.II.1904) - рус. историк, теоретик гос-ва и права, публицист, философ. Род. в с. Караул Кирсановского у. Тамбовской губ. в семье крупного помещика и откупщика. Окончил юридич. ф-т Моск. ун-та (1849), любимый ученик Т. Н. Грановского. В 1853 защитил магистерскую дисс. на тему "Областные учреждения России в XVII в." (М., 1856) и оставлен при ун-те для подготовки к профессорскому званию. С 1855 активно участвовал в обществ. жизни, вместе с К. Д. Кавелиным был инициатором и издателем политич. рукописной лит-ры либерально- западнич. направления. В 1856-58 опубликовал в журн. "Рус. вестник" и "Атеней" ряд статей по истории России ("Обзор историч. развития сельской общины в России", "Несвободные состояния в Древней Руси" и др.). Посылал в Лондон к А. И. Герцену статьи для "Голосов из России", в т. ч. "Письмо к издателю" (написано совместно с Кавелиным), к-рое явилось первым печатным программным выступлением идеологов умеренного либерализма. В сент. 1858 ездил в Лондон к Герцену, намереваясь изменить направление пропаганды Вольной русской типографии. Встреча завершилась появлением в "Колоколе" письма Ч. под назв. "Обвинительный акт" с ответом Герцена и полным разрывом Герцена с Ч., что явилось одним из этапов размежевания между демократизмом и либерализмом в рус. обществ. движении сер. 19 в. В 1861-68 - проф. Моск. ун-та на кафедре гос. права. Восторженно встретил крестьянскую реформу 1861, охарактеризовав ее как "лучший памятник рус. законодательства". Резко отрицательно относился к революц.-демократич. движению, особенно к деятельности Герцена и Н. Г. Чернышевского, называя ее "неистовым беснованием". Во время студенческих волнений осенью 1861 требовал наведения порядка путем усиления репрессий. Являясь горячим поборником "разумного охранительства", Ч. сформулировал политич. принцип - "либеральные меры и сильная власть", сочувственно встреченный в правительств. кругах. Поддерживал реакц. политику царизма в отношении Польши и Польского восстания 1863-64. В 1866 защитил в качестве докторской дисс. книгу "О народном представительстве", в к-рой доказывал неприемлемость для России того времени конституц. устройства; высказываясь за сохранение самодержавия, Ч. лишь в далеком будущем признавал возможным установление идеально-правовой гос. системы в форме конституц. монархии. В 1868 вышел в отставку и до 1882 жил в с. Караул, занимаясь науч. работой и участвуя в деятельности земства. Убийство Александра II квалифицировал как "страшную катастрофу" и считал, что после этого пр-во должно придерживаться охранительных принципов, опираясь на "страну" в лице дворянской аристократии. В этих целях предлагал избрать от дворянства и земства представителей в Гос. совет. Ч. выступал ярым защитником интересов дворянства, решит. противником революции, поборником постепенных улучшений путем реформ "сверху". В 1882 избран моск. гор. головой, но в 1883 был вынужден "по высочайшему повелению" уйти в отставку за речь (по случаю коронации Александра III), в к-рой царь ошибочно усмотрел намек на требование конституции. Последние годы жил в имении и писал "Воспоминания".

Ч. был одним из основателей государственной школы в рус. дворянско-бурж. историографии. Отражая взгляды обуржуазившейся части помещиков и исходя из принципов правогегельянской философии, Ч. придавал особое значение правовым отношениям, рассматривая через их призму историч. процесс, гл. движущей силой к-рого в России он считал гос-во. При этом Ч. исходил из анализа коренных (как ему казалось) различий географич. условий России и Запада, что предопределило разные закономерности их историч. развития и особую роль гос-ва в России, подчеркивал большую роль внеш. факторов (набеги варягов, монг.-тат. завоевание, западноевроп. заимствования Петра I) в историч. развитии России. Ч. принадлежит теория закрепощения и раскрепощения сословий пр-вом в общегос. интересах. Согласно этой теории гос-во в определенный период создало сословия и подчинило их себе, а затем, когда в ходе историч. развития выяснилось, что оно больше не нуждается в "постоянной, насильственной, пожизненной службе сословий", оно начало их постепенно раскрепощать. Обосновывая своей теорией необходимость отмены крепостного права путем реформы "сверху", Ч, с позиций либерализма предлагал освободить крестьян с землей за выкуп и одновременно сохранить дворянское землевладение. Т. о., Ч. довел свои историч. построения до теоретич. обоснования социально-политич. программы дворянско-бурж. либерализма. Эволюционируя вправо, Ч. объективно отказался от признания органического закономерного развития истории, чем руководствовался в начале своей науч. деятельности, обратившись к теории цикличности. Начав свои публицистич. выступления с решит. осуждения социализма ("Письмо к издателю"), Ч. в конце жизни обрушился на материализм и марксизм. Несмотря на ненаучность историч. концепции Ч., его исследования сыграли большую роль в развитии рус. бурж.-либеральной историографии. Его "Воспоминания" (кн. 1-4, М., 1929-34) являются ценным источником по истории обществ. мысли и движения 40-80-х гг. 19 в.

Соч.: Очерки Англии и Франции, М., 1858; Опыты по истории рус. права, М., 1858; История политич. учений, ч. 1-5, М., 1869-1902; Собственность и гос-во, ч. 1-2, М., 1882-83; Философия права, М., 1900; Курс гос. науки, ч. 1-3, М., 1894-98.

Лит.: Чернышевский Н. Г., Чичерин как публицист, Полн. собр. соч., т. 5, М., 1950; Гульбинский И., Б. Н. Чичерин. Биобиблиографии, очерк, "Библиографии, известия", 1914, No 1-2; Рубинштейн Н. Л., Рус. историография, (М.), 1941; Цаголов Н. А., Очерки рус. экономия, мысли периода падения крепостного права, М., 1956; (Иллерицкий В. Е.), Гос. школа в рус. историографии, в кн.: Историография истории СССР, 2 изд., М., 1971; Розенталь В. Н., Идейные центры либерального движения в России накануне революц. ситуации, в кн.: Революц. ситуация в России в 1859-1861, М., 1963; Порох. И. В., Полемика Герцена с Чичериным и отклик на нее в "Современнике", в кн.: Историографич. сб., No 2, (Саратов), 1965; Китаев В. А., От фронды к охранительству, М., 1972.

И. В. Порох. Саратов.

2

.

(парт. псевд. - Орнатский, Баталин, Михаил Шаронов, Осведомленный), Георгий Васильевич (20.Х1(2.XII).1872 - 7.VII.1936) - сов. гос. деятель и дипломат. Чл. Коммунистич. партии с 1918. Род. в с. Караул Кирсановского у. Тамбовской губ. в дворянской семье, племянник Б. Н. Чичерина. Окончил историко-филологич. ф-т Петерб. ун-та и с 1897 служил в архиве мин-ва иностр. дел. С 1904 участвовал в революц. движении, эмигрировал в Германию, где в 1905 вступил в РСДРП. Вначале примыкал к меньшевикам, но вскоре перешел в большевистскую берлинскую секцию К-та заграничных орг-ций. В 1906 участвовал в создании Информац. бюро для осведомления заграничной социал-демократии о событиях в России, в 1907 был избран секретарем Заграничного Центр. бюро РСДРП. В янв. 1908 арестован и выслан из Германии; уехал в Париж, где снова примкнул к меньшевикам, участвовал в работе Франц. социалистич. партии. Во время 1-й мировой войны 1914-18 стал на платформу революц. интернационализма; живя в Лондоне, сотрудничал в Брит. социалистич. партии и рус. революц. орг-циях. В 1917 был арестован в Англии как секретарь "делегатской комиссии" по делам возвращения политэмигрантов в Россию и в янв. 1918 выслан в Россию. После Октябрьской революции перешел на позиции большевизма и по возвращении в Сов. Россию назначен зам. наркома иностр. дел. Участвовал во 2-м этапе переговоров в Брест-Литовске и 3 марта 1918 подписал Брестский мирный договор с Германией. С 30 мая 1918 - нарком иностр. дел. В 1920 вел переговоры с Турцией, Ираном и Афганистаном, завершившиеся в 1921 подписанием договоров с этими странами. Был руководителем сов. делегации на Генуэзской (1922) и Лозаннской (1922-23) конференциях, подписал Рапалльский договор 1922 с Германией. В 1925 и 1927 заключил договоры о ненападении и нейтралитете с Турцией и Ираном. Был чл. ВЦИК и ЦИК, на 14-м и 15-м съездах партии избирался членом ЦК ВКП(б). В июле 1930 в связи с тяжелой болезнью (диабет и полиневрит) освобожден от работы в МИД.

Ч. внес большой вклад в теоретич. разработку принципов сов. внеш. политики мирного сосуществования, форм и методов дипломатии нового типа и проблем междунар. отношений в совр. эпоху. Занимался историей междунар. отношений, написал ряд работ по истории революц. движения, культуры и музыки.

Соч.: Статьи и речи по вопросам междунар. политики, М., 1961.

Лит.: Горохов И., Замятин Л., Земсков И., Г. В. Чичерин - дипломат ленинской школы, М., 1966; Зарницкий С. В., Сергеев А. Н., Чичерин, 2 изд., М., 1975.

Поделитесь на страничке

slovar.wikireading.ru

Чичерин, Борис - это... Что такое Чичерин, Борис?

 Чичерин, Борис Чичерин, Борис

Николаевич (1828-1904)

российский юрист, историк, философ, почетный член Петербургской АН (1893). В 1861-68 профессор Московского университета. Основоположник «государственной школы» в российской историографии. Представитель либерального течения российской философско-юридической мысли. Сторонник конституционной монархии. В центре внимания Чичерина - идея свободы, которую он разделял на свободу гражданскую, общественную и политическую. В обществе должно существовать равновесие между свободой гражданской и политической. Государство выражает интересы на­рода, общее благо. Если же оно получает перевес над общественной сферой и поглощает последнюю, то полностью уничтожает как основы личной свободы, так и основы собственного существования. Однако политическая свобода может вести не только к благу, но и к конфликтам и раздору в обществе. Если необходимое государству единство не может быть установлено согласием граждан, то следует прибегнуть к власти. Общее политическое правило, сформулированное Чичериным, гласит: чем меньше в обществе единства, тем сосредоточеннее должна быть власть и, наоборот, чем крепче народное единство, тем более разделенной она должна быть. Там, где народ не имеет длительных традиций свободы, ее надо вводить осторожно и постепенно, так как неумение пользоваться ею может привести к серьезным общественным осложнениям. Это положение, полагал Чичерин, справедливо и для России. Ее движение к свободе должно быть постепенным и спокойным - только освоив обретенное можно идти вперед. Чичерин выступал за поэтапные эволюцион­ные реформы «сверху» для России. Промедление с реформами, предупреждал он, ведет к революционному взрыву. Важнейшая задача на пути реформ - ограничение самодержавия в России, сплочение реформаторских сил на платформе «либерал-консерватизма» под лозунгом «либеральные меры и сильная власть». «Это был редкий в России государственник, очень отличный в этом и от славянофилов, и от левых западников. Для него государство есть ценность высшая, чем человеческая личность» (Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX - начала XX века // О России и русской философской культуре. М., 1990. С. 171). Уместно привести и оценку А.И. Герцена, который назвал Чичерина «Сен-Жюстом бюрократии». Основные работы Б.Н. Чичерина - «О народном представительстве» (1866), «История политических учений» (Т. 1-5, 1869-1902), «Философия права»(1900), «Воспоминания» (ч. 1-4, 1929-34)..

Политическая наука: Словарь-справочник. сост. проф пол наук Санжаревский И.И.. 2010.

Политология. Словарь. — РГУ. В.Н. Коновалов. 2010.

  • Чистилище
  • Чичерин, Георгий

Смотреть что такое "Чичерин, Борис" в других словарях:

  • Чичерин, Борис — Борис Николаевич Чичерин Русский правовед, философ и историк Дата рождения: 7 июня 1828 года Место рождения: село Караул, Кирсановский уезд Тамбовской …   Википедия

  • ЧИЧЕРИН Борис Николаевич — (1828 1904) философ, правовед, публицист. Окончил юридический факультет Московского ун та, в 1861 1868 возглавлял кафедру права в Московском ун те, по политическим мотивам ушел в отставку. В 1882 1883 занимал должность Московского городского… …   Философская энциклопедия

  • Чичерин Борис Николаевич — [26.5(7.6).1828, Тамбов, ‒ 3(16).2.1904, с. Караул Тамбовской губернии], русский философ, историк, публицист и общественный деятель. Из дворян. Окончил юридический факультет Московского университета (1849), ученик Т. Н. Грановского. В 1853… …   Большая советская энциклопедия

  • Чичерин Борис Николаевич — Чичерин (Борис Николаевич) известный юрист и философ. Родился в Тамбове в 1828 г.; до 1868 г. был профессором государственного права в Московском университете, в 1882 1883 гг. московским городским головой; по выходе в отставку живет в своем… …   Биографический словарь

  • Чичерин, Борис Николаевич — ЧИЧЕРИН Борис Николаевич (1828 1904), юрист, философ, историк. В 1840 1850 х годов член московского кружка западников, участник полемики со славянофилами. В 1861 68 профессор Московского университета, сторонник реформ в рамках самодержавия.… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ЧИЧЕРИН Борис Николаевич — (1828 1904) российский юрист, историк, философ, почетный член Петербургской АН (1893). В 1861 68 профессор Московского университета. Основоположник государственной школы в российской историографии. Представитель либерального течения российской… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Чичерин, Борис Николаевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Чичерин. Борис Николаевич Чичерин Дата рождения …   Википедия

  • Чичерин, Борис Николаевич — известный юрист и философ. Род. в Тамбове в 1828 г.; до 1868 г. был профессором государственного права в московском университете, в 1882 83 гг. московским городским головой; по выходе в отставку живет в своем имении (село Караул, Кирсановского… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Чичерин Борис Николаевич — (1828 1904), юрист, историк, философ, почётный член Петербургской АН (1893). В 1861 68 профессор Московского университета. Основоположник «государственной школы» в российской историографии. Представитель либерального течения российской философско …   Энциклопедический словарь

  • Чичерин Борис Николаевич — Борис Николаевич Чичерин Русский правовед, философ и историк Дата рождения: 7 июня 1828 года Место рождения: село Караул, Кирсановский уезд Тамбовской …   Википедия

dic.academic.ru

Известный русский юрист. Чичерин Борис Николаевич

Дисциплина: История Тип работы: Реферат Тема: Известный русский юрист. Чичерин Борис Николаевич

Центросоюз Российской Федерации

Образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Чебоксарский Кооперативный Институт»

Кафедра государственно-правовых дисциплин.

Реферат

на тему:

Известный русский юрист.

Чичерин Борис Николаевич

Выполнила:

Научный руководитель: Яковлев С.П.

Чебоксары 2005

Содержание

TOC \o "1-1" \u

Введение

..........................................................................................................

PAGEREF _Toc121656563 \h

Биография Б.Н. Чичерина

...............................................................................

PAGEREF _Toc121656564 \h

Чичерин о праве

..............................................................................................

PAGEREF _Toc121656565 \h

Чичерин о понятии и сущности государства

...............................................

PAGEREF _Toc121656566 \h

Заключение

....................................................................................................

PAGEREF _Toc121656567 \h

Список использованной литературы

...........................................................

PAGEREF _Toc121656568 \h

Введение

Данный реферат написан с целью рассказать о видном российском правоведе, историке, философе и общественном деятеле, основоположнике «государственной школы» в историографии.

Крупнейшей фигуре в либеральной философской мысли второй половины

века и просто известной исторической личности – Борисе Николаевиче Чичерине. Это был всесторонне развитый, гениальный человек, который был знаком со многими известными людьми

своего времени писателями, царями, послами, политиками, учеными, которые уважали его, ценили, в чем то поддерживали во взглядах, а может в чем то и нет, но, безусловно, при этом отдавая

должное этому неповторимому человеку.

Конечно, реферат, какой бы он по объему ни был, мы не в состоянии передать всю широту мысли, насыщенность жизни Бориса Николаевича Чичерина, мы лишь попытаемся поверхностно

ознакомиться с биографией, творчеством и взглядами на право и государство этого человека.

Биография Б.Н. Чичерина

Чичерин Борис Николаевич (1828, с. Караул Тамбовской губ. - 1904, Москва) - один из идеологов либерализма. Родился в дворянской семье помещика. Получив основательную домашнюю

подготовку, в 1845 поступил на юридический ф-т Московского университета, где стал одним из лучших учеников Т.Н. Грановского, С.М. Соловьева, К.Д. Кавелина; был оставлен при

университете для подготовки к профессорскому званию. С сер. 50-х гг. Чичерин деятельно участвовал в общественно-политической жизни. Его первые историко-юридические произведения "Опыты

по истории русского права", "Областные учреждения России в XVII веке", "Очерки Англии и Франции", публикация в "Голосах из России" А. И. Герцена статьи "Современные задачи русской

жизни" (1858) принесли ему славу одного из главных идеологов либерализма в России. Встреча в Лондоне с А.И. Герценом в 1858, когда Чичерин попытался убедить "Искандера" в

необходимости изменить направление пропаганды "Вольной русской типографии", закончилась разрывом их отношений. Чичерин, убежденный, что "у нас можно действовать только через

правительство", считал самодержавие силой, способной сплотить вокруг себя сторонников преобразований, среди которых не должны были находиться ни реакционеры, ни радикалы. Эта мысль

являлась основой его программы "либерального консерватизма". Приветствовал отмену крепостного права и резко отрицательно отнесся к революционным

демократам и их оценкам реформы. С 1861 Чичерин начал преподавать на кафедре государственного права юридического ф-та Московского университета. Разработанная

Чичериным программа преобразования России "сверху" встретила поддержку А.М. Горчакова, оказывавшего большое влияние на АлександраII. С 1863 Чичерин стал читать курс государственного

права наследнику престола Николаю Александровичу, надеясь на реформистский курс будущего императора. Однако в 1865 наследник умер, а будущий Александр III был полной

противоположностью...

Похожие материалы:

gotref.ru


Смотрите также