Закон суров, но он закон...

Святой юрист


Святой юрист | Помощь малообеспеченным онкобольным

Ученый – криминалист согласился на расстрел, чтобы спасти отца многодетного семейства. Память новомученика Юрия Новицкого 13 августа

Прославленный в лике святых новомучеников известный юрист, общественный деятель и педагог Юрий Петрович Новицкий (1882-1922) принадлежал к роду дворян, девизом которого были слова:

«Честь и совесть превыше всего!»

Следователь заботится о преступниках

Юрий Петрович Новицкий был сыном мирового судьи. Его юность прошла в Киеве: он учился на юридическом факультете (стажировался в Геттингене) и жил в доме своего дяди, известного профессора-богослова Ореста Новицкого.

После учебы Юрий преподает на кафедре уголовного права в Киеве и работает следователем. Его особенный интерес вызывала тема преступлений против личности.

У следователя Новицкого не было никакого профессионального выгорания и деформаций: работа совершенно не мешала видеть в преступниках людей, нуждавшихся в участии и сострадании. Вскоре по инициативе Новицкого создается отдельного судебного органа по делам несовершеннолетних преступников, и организация приюта для детей, родителей которых отправили в ссылку или на каторжные работы.

В 1918 году Юрий Новицкий, уже профессор Петроградского университета, создает Педагогический институт социального воспитания нормального и дефективного ребенка.

Во время революции Новицкий занимает должность председателя Общества петроградских православных приходов, пытаясь найти компромисс с властями по поводу изъятия церковных ценностей: средства должны были идти на помощь голодающим, на что они и собирались, а не на «нужды революции». За участие в этой деятельности он был арестован и 13 августа 1922 года расстрелян.

«Прошу пощадить остальных»

Группа подсудимых в зале суда. Петроградский процесс 1922 г. по делу об изъятии церковных ценностей. Фото с сайта zagorsk.ru

Вместе с Юрием Новицким был арестован его близкий друг, настоятель Казанского собора протоиерей Николай Чуков. Прот. Николай был многодетным отцом. Профессор Новицкий утешал и ободрял друга, переживая за судьбу его семьи.

Во время следствия Юрий Петрович сказал, что не признает себя виновным в приписываемых ему обвинениях, но, желая спасти друга, добавил:

«Если кому нужна в этом деле жертва, я готов без ропота встретить смерть, прошу лишь о том, чтобы этим ограничились и пощадили остальных привлеченных».

Так и получилось: профессор Новицкий был расстрелян, а многодетному отцу жизнь сохранили.

Прот. Николай Чуков, настоятель Казанского кафедрального собора, ректор Богословского института. Фото 1920-х гг. Фото с сайта wikipedia.org

Прощение матери, отправившей сына на смерть

Намного проще простить далекого и мало знакомого человека, чем родного и близкого. А если на кону — жизнь?

Юрию Новицкому не только удалось взять часть обвинений на себя, но и послать записку из камеры смертников своей матери, которая и отправила его в тюрьму.

Документы на арест Юрия Новицкого были выписаны на адрес матери, с которой он не проживал. Пелагея Дмитриевна могла не сообщать чекистам о местонахождении сына. Но она не стала скрывать это от «голодранцев» — не смогла сдержать дворянского высокомерия и не желала «опуститься» перед новой властью до лжи. Возможно, если бы не эти древнеримские понятия матери о чести, ее сын остался бы на свободе. Но, зная о поступке матери, сын успокаивает ее совесть и шлет свою горячую любовь. Ни гнева, ни упрека:

«Дорогая мама. Прими известие с твердостью. Я знаю давно приговор. Что делать? Целую тебя горячо и крепко. Мужайся».

Юрия Новицкого расстреляли 13 августа 1922 года вместе с митрополитом Петроградским Вениамином и другими новомучениками. После расстрела участники «следствия» начали делить вещи расстрелянных между собой, о чем записали в документах.

«19 сентября 1922 года.Акт. (В скобках указаны фамилии товарищей, которые забрали себе вещи Юрия Новицкого)Мы, нижеподписавшиеся, комиссия в составе: председателя — члена Коллегии Петрогубревтрибунала т. Еремеева; членов: члена коллегии Смирнова и коменданта Кандакова, на основании резолюции председателя трибунала на рапорте коменданта от 14 июля с.г. произвели оценку имущества осужденного Новицкого, подлежащего конфискации согласно нижеприведенной ведомости:Диван, к нему кресел 2, стульев мягких 3 — 1 200 р. (Смирнов)Стульев золоченых 5 — 150 р. (Лебедев)Стульев мягких 2 — 50 р. (Смирнов)Маленькие столики 4 — 100 р. 3 (Лебедев), 1 (Смирнов)Экран 1 — 25 р. (Михайлов)Картин в рамках 8 — 400 р. 1 (Нейдар), 1 (Смирнов Н), 1 (Лебедев), 3 (Смирнов А.), 2 (Михайлов).Настольная лампа 1 — 50 р. (Лебедев)Шкафчик 1 — 75 р. (Кандаков)Кровать железная 1 — 200 р. (Еремеев)Письменный стол 1 — 200 р. (Лебедев)Итого: 2 450 р.

Все перечисленные вещи бывшие в долгом употреблении и частью сильно потрепаны».

pulsing.org

Святой адвокат. Сказка-намёк. - Персональные - Адвокат Клявин Александр Эльмартович

СВЯТОЙ АДВОКАТ. СКАЗКА-НАМЁК. (идея киносценария)

Действующие лица:Адвокат – действующий честный адвокат, «законник», бывший «важняк»…Технарь – специалист в области электроники, компьютерных технологий, друг адвоката.Массовка: судьи, прокуроры, другие участники судебных процессов.

Краткая фабула фильма:Адвокат, бывший честный мент, уйдя в отставку, подвизался на ниве адвокатуры, действуя теми же законными методами, которыми привык пользоваться в должности «важняка» — старшего следователя по особо важным делам. Поэтому Адвокат слыл «законником», в отличие от некоторых своих коллег – «договорников», разводивших подзащитным на «бабки», отстёгивая долю следователю, прокурору и судье. Естественно, оставляя и себе немалую толику. На стадии предварительного следствия следак изо всех сил запугивал подследственного максимальным сроком, а его защитник – «договорник» брался смягчить последствия за энную сумму, которая распределялась между указанными (СО) участниками процесса. В конце-концов, судья отмерял бедолаге минимально возможный срок, находя всевозможные смягчающие обстоятельства, осуждая его к условной мере наказания. Осужденный выходил на свободу невероятно счастливый, не подозревая, что прошёл через следственно-судейский лохотрон. И это только один из вариантов такого лохотрона, коих существует множество, в зависимости от тяжести инкриминируемого преступления, степени сложности дела и платёжеспособности «клиента». Вот с подобным положением вещей в следственно-судебной системе и боролся Адвокат, в меру своих сил. Он с большим трудом, «через раз», выигрывал свои процессы; проигрывал их, натыкаясь на следственно-судейскую мафию, действующую из корпоративных соображений, после чего руки опускались, и тогда Адвокат шёл к своему давнему другу.

Друг Адвоката – Технарь обитал в квартире, переделанной из бывшего молочного магазина. Помещение это досталось ему в пресловутые «лихие 90-е», когда магазин закрылся, а пришедшее в упадок помещение ОРСа было продано по бросовой цене. Технарь был весьма разносторонней личностью, как говорится: от скуки на все руки. Своими же руками он отремонтировал помещение, перепрофилировал его, благо, что был художником и имел архитектурное образование. И из бывшего магазина получилась такая конфетка! Естественно, Технарь отвёл себе немалый закуток под своё любимое занятие. Рабочий стол и полки стеллажей были заставлены всевозможной электроникой, замысловатыми приборами непонятного свойства, а порой, и явно военного назначения. …Технарь расчистил на столе свободное пространство, куда Адвокат молча поставил бутылку коньяку. Хозяин без слов достал из холодильника дежурную колбасную нарезку, сало и лимон. Без слов опрокинули по рюмке, зажевали… -Что, опять плохо? – осведомился Технарь. -Да уж… — исчерпывающе отозвался Адвокат. После второй Адвокат оживился: -Ты знаешь, я думаю, что этих… можно пронять только прямой угрозой для их жизни, что маловероятно и бесперспективно, да и просто опасно – всех их не перестреляешь! Либо потрясти их чем-то сверхестественным… -Что ты имеешь в виду? – осведомился Технарь. -Ну, не знаю… Вот если, например… Так, под коньячок, и родилась идея, которая потом получила наименование «Святой адвокат», и потрясла судебную систему России.

Идея была проста, как табуретка, а в её основе лежала обычная голограмма. …В студенческие годы, когда Адвокат (в ту пору – простой следователь горотдела милиции), учился в Ленинградском Институте повышения квалификации следственных работников Прокуратуры СССР, в кинотеатре «Баррикада» была устроена голографическая выставка скифского золота. Ребята забрели туда. На постаментах по грудь высотой «стояли» всевозможные золотые вазы, чаши, диадемы и прочие артефакты из скифских курганов. В зигзагообразном коридоре кинотеатра царил полумрак, и было непонятно, откуда исходят лучи голографических излучателей. Но музейные реликвии выглядели очень даже объёмно и убедительно, тем более, при отсутствии какой-либо охраны. Тут в фойе появился шустрый востроглазый паренёк с наколками на руках, и Адвокат шёпотом предложил своим сокурсникам: -Давай-ка посмотрим за ним…, и они свернули за коридорный излом, откуда стали наблюдать за пареньком. Оставшись один, парень оглянулся, распахнул полу пиджака и попытался схватить золотую вазу. Естественно, рука проскочила сквозь голографическое изображение. Парень цапнул рукой второй, третий раз… Студенты расхохотались: -Ты двумя руками хватай, обоими! Этот анекдотичный случай и вспомнился Адвокату и он озадачил друга: -А ты сможешь устроить по излучателю на моих плечах, чтобы голографическое излучение проецировалось над головой, как золотой нимб? -Да пара пустяков – ответствовал Технарь. -Дальше вот что требуется – продолжил Адвокат…

…Заседание судебной коллегии Верховного Суда по довольно простому делу шло накатанной колеёй, но по некоторым признакам Адвокат чувствовал, что его подзащитного явно не оправдают, несмотря на неопровержимые доводы защиты. Видимо, наступал момент, чтобы опробовать идею Адвоката, воплощённую в изобретение техническим гением его друга – Технаря… …Председательствующий объявил прения, в которых заключительная реплика всегда принадлежит защите. Адвокат поднялся с места: -Уважаемый суд! – произнёс он неожиданно густым, бархатным баритоном. При этом над головой адвоката ярко засветился золотом мерцающее-искрящийся нимб, а рост Адвоката медленно, но явно увеличился сантиметров на 20… Тем же густым баритоном Адвокат продолжил: -Господи! Вразуми этих несчастных, убереги их от судебной ошибки! Судьи едва не повскакивали со своих мест, настолько их потрясло увиденное; прокурор в мистическом ужасе даже неумело перекрестился, а иные присутствовавшие в зале просто лишились дара речи… Откуда всем им было знать, что после включения голограммы с изображением нимба, Адвокат нажал в кармане другую кнопку микровыключателя, отчего невидимые на шее – под цвет кожи микрофоны через преобразователь стали транслировать в зал баритон Адвоката, вместо его тенорка, а звук шел из стереодинамиков, укрытых под одеждой на груди. Рост себе Адвокат увеличил также при помощи ещё одной кнопочки, которая привела в действие сермомоторы на специально сконструированных ботинках Адвоката: Параллельные резьбовые направляющие, укреплённые ремнями на голенях, рассоединили ботинки от псевдоподошвы, вознеся Адвоката на искомую величину, а потом возвратили его на место. Окончив свою речь, Адвокат уронил голову на стол, а судьи, объявив перерыв, испуганно юркнули в совещательную комнату. Никто даже не обратил внимание, что секретарь судебного заседания забыл произнести ритуальную фразу: «Встать, суд идёт!» — настолько сильным было всеобщее потрясение…

Обычно судьи выходят из «совещалки» через пару минут и оглашают резолютивную часть своего решения. Вопреки устоявшейся практике судебной скороговорильни, на этот раз судьи совещались целых два часа. Сначала, перебивая друг друга, они пересказывали увиденное, надеясь найти расхождение в мелочах и удостовериться в некотором помутнении собственного рассудка. Однако все детали, вплоть до мельчайших нюансов, совпадали! Когда же судьи пришли к мнению, что имел место акт массового гипноза, кому-то пришло в голову просмотреть видеозапись с камер видеонаблюдения, которые ныне установлены не то что в каждом зале суда, а даже и в вокзальных туалетах, якобы для контроля за террористами.

Многократный просмотр видеозаписи не оставлял никаких сомнений в том, что случился некий феномен, и его нечем было объяснить, разве что, Божественным вмешательством. …Один из судей, явно интеллектуального толка, заметил: -Кто-то из великих философов изрёк, что если ты не веришь в Бога и его нет, то ты ничего не теряешь. А если ты не веришь в Него, а Он – есть, то ты теряешь всё… -Думаю, произнёс он же после продолжительной паузы, нам лучше не рисковать!... Решением суда апелляционной инстанции подзащитный Адвоката был оправдан вчистую. А молва о случившемся разнеслась со скоростью света…

С тех пор, стоило Адвокату появиться в суде, как все его коллеги, судейские чиновники, прокуроры недоумённо пялились на него, не зная, верить ли услышанному. Но тут, кто-то из службы судебных приставов-исполнителей допустил утечку той самой скандальной видеозаписи. Запись была довольно скверного качества. Правда, была узнаваема совершенно седая шевелюра Адвоката, и чётко виделся золотой нимб над головой. Также хорошо был различим его бархатный баритон. А слова… Таких слов никто и никогда в судебном присутствии не говорил – это уж точно! Интерес к личности Адвоката снова возрос, и тут представилась возможность ещё раз применить изобретение.

…Дело, которое рассматривалось Верховным Судом в апелляционном порядке, имело резонансный характер. Однако больший ажиотаж вызывал сам Адвокат. Ещё на стадии предварительного следствия он доказывал, что его подопечный – невиновен. Но суд первой инстанции проштамповал выводы следствия. К слову сказать, было это ещё до опробования изобретения. Адвокат сам и подкинул в СМИ идею о широком освещении предстоящего судебного процесса, пообещав разгромить обвинение.

…В зале судебного заседания, что называется, яблоку негде было упасть. Тут присутствовали репортёры ТВ и радио, корреспонденты центральных газет и журналов. Руководство Верховного Суда не смогло отказать СМИ в публичном освещении процесса, ибо в процессуальном законе есть статья «Гласность». А рассматриваемое дело никак не подпадало под разряд запретительных, поскольку не содержало признаков государственной или военной тайны, сведений оперативно-розыскного характера или интимных подробностей личной жизни граждан. Речь шла о банальном ДТП, правда, унёсшем жизни трёх человек… …Суд шёл со скрупулёзным соблюдением всех процессуальных тонкостей. Прокурор поддерживал своего коллегу — государственного обвинителя, выводы которого суд положил в основу обвинительного приговора. Суд объявил об окончании разбирательства, перейдя к судебным прениям. Прокурор, в осторожных выражениях, высказался в пользу позиции обвинения. Слово взял Адвокат. -Уважаемый суд! Уважаемые участники судебного процесса! – произнёс он привычные слова. …На человека или группу людей можно воздействовать тремя инструментами – насилием, деньгами и знанием, а также различной комбинацией этих средств. Поскольку мы в суде, то первые два инструмента отпадают по определению, и вроде бы остаётся только Знание. Но люди забыли, что есть ещё и Слово Божие! -Протестую! – взвился прокурор, — здесь не кафедра богословия! Однако судьи не отреагировали на протест прокурора. -В уголовном судопроизводстве – продолжил Адвокат, подлежат оценке доказательства защиты и обвинения. Закон предъявляет достаточно жёсткие требования к доказательствам, к их процессуальной чистоте, достоверности, относимости, допустимости и тому подобное  Суд, согласно статьи 15 УПК РФ, является арбитром между обвинением и защитой, и не вправе вставать на какую либо сторону. Суд должен со-знанием дела, объективно оценить не только доказательства обвинения, но также и доводы защиты, которыми это обвинение опровергается. Суду нельзя пренебрегать доводами любой стороны, тем более, если они логичны, увязаны между собой, согласуются с другими доказательствами и подкреплены ссылками на положения законов, подзаконных актов, заключеними экспертиз и т.п. Такова позиция защиты. Опровергнуть доводы защиты можно лишь столь же обоснованными, логичными и увязанными контрдоводами. Но игнорировать их нельзя! Нужно дать правовую оценку во всех аспектах опровергаемого, либо принимаемого судом довода. Обвинение требуется доказать! В общем-то, Адвокат изрекал вполне банальные и всем известные старые истины, но в контексте этого процесса они приобретали новый смысл. …Как видно из анализа материалов дела и доказательств, — продолжал Адвокат, исследованных и полученных в ходе судебного следствия, сторона обвинения не представила суду убедительных доказательств вины подсудимого в инкриминируемом преступлении. Буквально каждый пункт обвинения вызывает сомнения. Но в соответствии с презумпцией невиновности, предусмотренной частями 3, 4 статьи 14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, предусмотренном УПК, толкуются в пользу обвиняемого, а обвинительный приговор не может быть основан на предположениях… Адвокат чувствовал, что присутствующие в зале судейские и прокурорские работники, корреспонденты СМИ и прочие граждане слушают его с неослабным вниманием, но явно ждут чего-то большего.

Адвокат сделал паузу, промочил горло минералкой, и тут… над его головой засветился золотой искрящийся нимб. По залу пронёсся испуганный вздох. Туловище Адвоката, словно подчиняясь неведомой левитации, привсплыло над столом, и в зале разнёсся бархатный баритон Адвоката:   -Господи! Призови судей к совести, и не позволь им совершить беззаконие! Пусть они вынесут справедливый приговор!... Когда Адвокат закончил свою речь, в зале стояла гробовая тишина… Каждый боялся нарушить нечто, что могло быть только Чудом. Словно спохватившись, люди стали осенять себя крестным знамением. Суд удалился в совещательную комнату, а спустя три часа секретарь судебного заседания объявил, что апелляционное решение будет оглашено на следующий день, в 11.00.

К назначенному времени всё свободное пространство перед зданием Верховного Суда было плотно забито народом. Предприимчивые телевизионщики вывесили на торце соседнего здания большой плазменный экран, с которого транслировалась вчерашняя речь Адвоката. Заключительная часть речи Адвоката, с сияющим нимбом над головой, показывалась с различных ракурсов видеосъёмки. Все новостные передачи обыгрывали случившийся феномен, напоминая зрителям и слушателям о предыдущем подобном случае. …Председатель Верховного Суда и члены судебной коллегии молча наблюдали за происходящим на улице сквозь жалюзи шторок. –С Богом! – произнёс Председатель, и судьи отправились в зал судебного заседания. …До этого дня российская юстиция, пожалуй, не знала более тщательного, основательного и взвешенного судебного решения: Каждому доказательству была дана справедливая оценка; каждое сомнение было истолковано в пользу подсудимого; в решении был дан скрупулёзный анализ позиции обвинения и доводов защиты, откуда следовало суждение о том, что обвинение несостоятельно.

Хотя многочисленная толпа – в зале судебного заседания и на улице – ожидала предсказуемого вердикта, но когда председательствующий произнёс: «…Оправдать», толпа буквально взорвалась восторженным рёвом.

…В прямом телеэфире солидные политологи и корифеи юридических наук, практические работники от юриспруденции, силовики, ведущие всевозможных ток-шоу обсуждали речь Адвоката. Что интересно, ни у кого не возникла даже тень сомнения или намёка на то, что здесь могла быть некая фальсификация. Буквально все видели в произошедшем исключительно Божий Промысел! Журнал «Форбс» выдвинул Адвоката в номинации «Человек года», а его рейтинг зашкалил на немыслимую высоту; кое-кто рассуждал о возможном баллотировании Адвоката на должность Президента… Президиум Верховного Суда РФ собрался на внеочередной Пленум… Правительство провело незапланированное совещание о положении дел в правоохранительной и судебной сферах. Вся страна бурлила.

…У Адвоката появились богатые спонсоры, которые открыли ему неограниченный кредит безо всяких предварительных условий. Воспользовавшись появившимися средствами, Адвокат завёл себе приличную охрану, так как без неё теперь никуда нельзя было пробиться. …Посещая районный суд и прокуратуру по поводу своих прежних дел, Адвокат заглядывал в кабинеты некоторых судей и прокуроров, естественно, — в сопровождении камер центральных каналов ТВ. Хозяева кабинетов с подобострастием выказывали Адвокату всяческую приязнь и расположение. Адвокат же холодно ронял: -А Вам пора на пенсию. И лучше по-хорошему! При этом над его головой начинал искриться золотистый нимб, а голос Адвоката не обещал адресату радужных перспектив, скорее – наоборот... Примерно то же самое происходило, когда Адвокат приходил в полицию… Вот во время таких вот аудиенций люди и стали шептаться: -Святой!.. Не иначе, как святой… Святой адвокат! Вот так и прилипло к нему это прозвище: Святой Адвокат. …В следующую неделю кадровые службы суда и прокуратуры были завалены заявлениями о досрочном сложении полномочий, что ещё более вознесло рейтинг Адвоката. …Утром Адвокату позвонили из Администрации Президента, и назначили встречу с главой государства.

alexandro81881.pravorub.ru

Святой юрист и публицист — Блог BORJOMI ОК

Пожалуй, один из ярчайших персонажей в истории Грузии. И как я мог забыть об этом человеке? Это же настоящий кладезь исторических противоречий, граней натуры и… в общем, это — поэт, публицист, грузинский патриот и борец за суверенитет Грузии, святой (действительно, был канонизирован Грузинской Православной Церковью в 1987 году как Илья Праведный), потомственный князь и юрист (правда, с незаконченным высшим, как сейчас говорят, образованием).Мешает ли одно другому – судить вам и истории. Которая, кажется, все уже рассудила : )

почтовая марка

Однако по порядку. Илья Григорьевич Чавчавадзе родился 27 октября по старому стилю и 8 ноября по новому, в 1837 г. в Восточной Грузии, в селе Кварели. Отец его был кавалеристом, служил в Нижегородском полку, вышел в отставку поручиком. Мать – княгиня — сидела дома, любила литературу, искусство, и вообще была довольно просвещенной для тогдашней эпохи женщиной. Именно она научила Илью читать и писать. Однако продолжить образование ему суждено было в другом месте – с крестьянскими детьми, к которым высокородная маман пустила его ничтоже сумняшеся: )Затем, с 1848 года, он учился в частном пансионе в Тифлисе, позже – в Тифлисской гимназии. Закончив ее, он направил стопы в Петербург.Отучившись 4 курса на камеральном отделении юридического факультета Петербургского Университета, Чавчавадзе ушел из-за «студенческой истории», которая представляла собой ни что иное, как волнения и забастовку студентов 1861-2 года.

Илья Чавчавадзе

В основном из-за того, что Чавчавадзе хорошо учился и не был исключен, а ушел сам, в плане карьерного роста он все же не стал «сбитым летчиком», а продолжил юридическое самообразование и практику. Отсутствие законченного высшего не помешало ему стать чуть позже судьей, однако сразу же после ухода из университета он был командирован в Кутаисскую губернию в качестве чиновника по особым поручениям при генерал-губернаторе. Поясню: в 1864 году на Кавказе наметилась освободительная крестьянская реформа, исключительно локально, в пределах кавказского наместничества, в результате чего на местах понадобились люди, юридически подкованные, для первоначального определения текущих отношений крестьян с помещиками. Вот туда-то Чавчавадзе и вписался

Илья Чавчавадзе

Вообще если искать исторический аналог личности Чавчавадзе на славянской территории, то ближе всего к нему стоит Тарас Шевченко. Такая же всесторонне одаренная и образованная личность и такой же бунтарь. Патриот своей страны, народник и при этом – полиглот.

Ольга Чавчавадзе, жена

Чавчавадзе в свое время постарался внести максимально ощутимые изменения в поэзию и культуру Грузии, сделав ее народной, а не только вместилищем «царей и войн», по его собственному выражению. Вообще (можно я отвлекусь?) смена исторических эпох проявляется в культуре именно таким образом: например, приход возрождения на смену средневековью в искусстве обозначился именно антропоцентризмом, то есть вместо десятка религиозных идолов, закрытых на все пуговицы слуг, шутов либо растительных орнаментов на полотне популярен стал живой человек, один или вдвоем, и весьма вероятно, что обнаженный. Логика понятна? Также и с грузинской литературой середины – конца 19 столетия, в которую Чавчавадзе внес ощутимые изменения, убрав фокусировку с царей. Цари, в частности, российская царская охранка, ему этого не простили, и есть предположение, что убийство Чавчавадзе – дело именно ее рук. Правда, тут есть разные мнения, но давайте все-таки по порядку.

Илья Чавчавадзе

Задолго до смерти Чавчавадзе все-таки успел сделать очень многое: поработать сначала мировым посредником, а затем судьей в Душетском уезде Тифлисской губернии, обучить грамоте кучу своих соотечественников, будучи председателем распространения общества грамотности (это официальная должность), побыть членом Госсовета от дворянских сообществ. В рамках своей литературной деятельности он писал стихи и пьесы как на грузинском, так и на русском, переводил на грузинский язык русских классиков и с немецкого, французского и английского языков – Гете, Шекспира и других европейских авторов. Также он писал множество публицистических статей, в которых ратовал, в частности, за автономию Грузии, чем вызывал открытую неприязнь как российской власти (именно поэтому считается, что, скорее всего, его смерть пришла именно оттуда), так и РСДРП, которых тоже довольно резко критиковал и позиции которых в Грузии в результате этой критики стремительно ослабевали.

Илья Чавчавадзе

Убийство Чавчавадзе – вообще дело крайне мутное. Раскрыто оно, разумеется, не было, и дебютная версия была такова: 30 августа 1907 года Чавчавадзе во время прогулки в местечке Цицамури (неподалеку от Мцхета) убит грузинскими бандитами. Справедливости ради, бандиты там действительно присутствовали, сами по себе, либо нанятые кем-то – этого не удалось доподлинно выяснить. Есть мнение, что они охотились не на абы кого, а конкретно на Чавчавадзе. Существует легенда о том, что Чавчавадзе, увидев бандитов, встал с сидения той коляски, в которой они прогуливались с женой Ольгой, и сказал – «Не стреляйте, я Илья Чавчавадзе!». Ответ их якобы был: «Именно поэтому мы и выстрелим», после чего раздался выстрел и бандиты скрылись. Однако при вскрытии оказалось, что стреляли не в упор, а в спину, то есть сзади, в то время как бандиты подошли спереди. В любом случае настоящий убийца не был пойман, и «глухарь» повесили на банду Гиглы Бербичашвили.

место гибели И. Чавчавадзе

Историки разных эпох в большинстве своем сходятся во мнении, что виновными все же следует считать социал-демократов. Правда, эта версия стала иметь какой-то вес уже после начала перестройки, до этого все валили, вестимо, на царя.

музей в Тбилиси

Из литературного наследия Чавчавадзе весьма известна поэмы «Отшельник», «Мать и сын», да и сам журнал «Иверия», в то время – очень уважаемое литературное издание, основанное и возглавленное Чавчавадзе.

мемориальная доска

В настоящее время существует по меньшей мере 3 мемориальных места имени Чавчавадзе – село Кварели (место рождения), Тбилиси и Сагурамо, где находилось его имение. Также именем Чавчавадзе назван тбилисский Университет Западноевропейских языков и культуры. Мемориальные доски наверняка присутствуют и в Тифлисе, и в Кутаиси. Так что, если будете ехать в Боржоми – не поленитесь, сделайте маленький крюк: )

borjomiok.com.ua

Можно ли быть хорошим юристом и честным христианином?

Можно ли одновременно быть и хорошим юристом и честным христианином? Основываясь на 13-летнем опыте юридической деятельности, из которых последние три года я работала руководителем юридической службы крупного промышленного объединения, думаю, что это очень непростой путь для человека, который стремиться жить с чистой совестью.

     На любом направлении деятельности юриста ожидают искушения: преследовать ли собственные интересы и интересы фирмы, которую ты представляешь, или же руководствоваться соображениями порядочности.

      Попробую изложить обстоятельства, которые привели меня к данному заключению.

     Я выросла в атеистической семье и свою тягу к духовному обнаружила только в институте, когда мне в руки стала попадать духовная литература: жития святых, описания жизни праведников и христиан в романах Достоевского, Лескова, Г.Сенкевича и др. Я была потрясена тем, как эти люди жили, как воспринимали жизнь, их красотой и созвучностью миру. Но как сказано в Евангелии «иное семя упало в терние, и выросло терние и заглушило его». Так и я, не встретив ни единомышленников, да и не понимая природы своих духовных исканий, побоялась своей странной тяги и того непонятного, куда она меня ведет, и перенесла центр своих интересов в направлениях понятных широкой общественности: деньги, карьера юриста, достойный жених. И вот ведь что удивительно, за 13 лет юридической деятельности я много читала, увлекалась и психологией, и чем только не увлекалась, но, почему-то, духовное чтение, ни в каком виде не попадало в фокус моего зрения. И лишь оставив юриспруденцию как основной вид деятельности по причине,  которую я сама не могу себе объяснить, мои духовные очи стали раскрываться, и через 3 месяца я обрела сначала Евангелие, а затем Христа.

     Думаю, что в вопросе соблюдения христианских заповедей в работе юриста немаловажным является то, чем руководствовался человек при выборе этой профессии.  Не будем лукавить перед собой и признаем, что юрист – одна из самых высокооплачиваемых профессий и именно это часто движет и молодыми людьми и их родителями, подталкивающих своих чад к такому выбору.

     Другой же мотив выбора – призвание, склонность именно к данному виду деятельности.

     По поводу мотивации «деньги» и одновременном стремлении к Богу, Спасителем сказано очень точно «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будете ненавидеть, а другого любить; или одному станете усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне (*богатству)». Когда я прочитала эти строки, у меня просто пелена с глаз спала, и разнонаправленное тяготение наконец-то оставило меня в покое.

     Если же профессия выбрана по призванию, которое не остыло, но укрепилось в ходе работы, то возможно у таких юристов есть шанс пройти с Божьей помощью по этой тернистой дороге с чистым сердцем.  

     Из чего же состоят обязанности юриста, работающего в коммерческих предприятиях, и с какими сложностями может столкнуться его христианское самосознание.

     Возьмем такое направление, как представительство интересов фирмы в гражданском судебном процессе. Типичные причины судебных исков – неисполнение договорных обязательств: например, поставленные товары оказались некачественными и тому подобное. Что же происходит обычно в суде, какова позиция светских юристов, не отягощенных знанием о Божественных заповедях? А позиция такая: никто не ищет в суде правды, это даже считается моветоном. Каждый всего лишь «пользует» закон в своих целях, владея арсеналом многочисленных уловок и поворачивая закон, что дышло.

     Такое явление как фальсификация документов в суде (равно обеими сторонами) –  настолько распространенная норма в гражданском процессе, что даже прокурор или судья, уличив одну из сторон в подлоге, обычно заминают неприятный инцидент.

     Или возьмем такое направление работы юриста как подготовка правовых заключений по вопросам деятельности предприятия. К половине из них можно было подставить эпиграф: «Как обмануть государство так, что бы предприятию за это ничего не было». И это не потому, что руководители какие-то злодеи или сам бизнес не хорош. Все хорошие, просто правила таковы. Государство ставит бизнес в такие условия что, полностью следуя закону, выжить невозможно.

     Помню, когда мне было 21 год, и занималась я незамысловатой деятельностью по регистрации предприятий, мой начальник как-то говорит: «Давай посчитаем, сколько статей уголовного кодекса каждый из нас нарушил за время нашей работы». Так вот, тогда я насчитал за собой 5 статей, а в сейчас – через 13 лет уже 24! Конечно это не разбои и грабежи, а в большинстве случаев соучастие в экономическом лавировании, или преодоление бюрократии известным всем путем, но тем не менее. И все это незаметно и даже естественно вплетается в самую заурядную текущую деятельность мирного юриста.

     Тоже и договорная и претензионная работа и переговоры с юристами партнеров. В значительной доле эта казалось бы невинная работа представляет собой виртуозное «перетягивание одеяла» на свою сторону. И зачастую стороны не гнушаются ни обманом (или умолчанием как вариант), ни легким шантажом. Просто обе стороны владеют данным оружием и воспринимают подобное поведение как норму.  

         Как же в таких обстоятельствах руководствоваться девизами любви к ближнему или жизни по совести? На мой взгляд, способы следующие.

  * Не доводить конфликты до суда, урегулировать все проблемные ситуации с контрагентами, клиентами, работниками в досудебном порядке. Исходя из моего опыта разрешения нескольких сотен конфликтов в досудебном порядке, могу сказать, что в подобных ситуациях практически никогда не бывает однозначно правых или виноватых, поэтому компромиссные решения кажутся мне наиболее эффективными. При этом необходимо как можно более глубоко вникать в сущность конфликта и неустанно вести переговоры, утрясая все нюансы, и приближаясь и приближаясь к золотой середине.    

  * Постоянно «держать руку на пульсе» предприятия, предотвращая возможные проблемы путем приведения деятельности и документов в соответствие с законодательством, для того в частности, что бы не ставить себя в будущем в положение, когда  выбор между честью и совестью будет уже более бескомпромиссным.

  * Если уж случился суд, то придерживаться правды в изложении фактов и их трактовке. Вспоминать периодически, что за ложь рано или поздно придется держать ответ перед высшим судом.

  * При правовом оформлении сделок уважать интересы контрагентов, не пытаться обвести их вокруг пальца, а ограничиться тем, что не позволять ущемлять интересы представляемой фирмы.

  * В отношении с многочисленными государственными органами, стараться избегать «мздодательства». Исходя опять же из моего опыта государственные органы не прибегают к такой крайней мере как закрытие деятельности организация за какие бы то ни было допущенные нарушения. Обычно «остановкой деятельности» только пугают. Реально же применяемая мера воздействия – это штраф, и дальнейшая необходимость исправить формальное или реальное нарушение. Но, увы, не всегда устранение нарушения возможно. Например, в сфере земельных или строительных отношений бывает так что, как ни крути, а исправить допущенные и обычно формальные нарушения уже невозможно. Чиновники со своей стороны тоже не идут на уступки, и что тогда: обречь себя и фирму на многолетний суд с неизвестным итогом и допустить возможность банкротства? Я не знаю правильный ответ на этот вопрос. Может быть, взятка не такое уж и зло, если она позволяет быстро и безболезненно сгладить ситуации, когда закон и правда не соответствуют друг другу и ставят под угрозу само существование бизнеса. А может быть все же, по христиански правильно было бы решать все через суд, невзирая ни на какие трудности. Христос сказал: «отвергнись от себя и возьми свой крест». Применимы ли здесь эти слова? Вот и латинская крылатая фраза, содержащая четыре заповеди юриста периода римского права, звучит так «Dic, duc, fac, fer!», что означает «Говори правду, веди дело честно, делай что положено, стойко переноси трудности!»… Вот уж дилемма так дилемма.  

      Ну и, наверное, не стоит ожидать за свою совестливую позицию особенных благодарностей.  Не всякий начальник будет разделять твое милосердие; и судебный противник за тебя свечку не поставит; и чиновник, недополучивший мзду, нарушения не простит; и юрист-оппонент вряд ли  станет играть по твоим правилам, глядя на то, какой ты честный. Хотя справедливости ради надо сказать, что все это имеет место: и понимающие начальники и порядочные юристы и незлобливые чиновники. Но самое главное – могущественное покровительство Бога, который не оставляет верующих в него с их малыми, но искренними просьбами.  

www.pravmir.ru

Церковь приглашает юристов помочь нуждающимся

Синодальный отдел по благотворительности призывает практикующих юристов принять участие в работе группы добровольцев, которые бесплатно оказывают правовую помощь людям в сложной жизненной ситуации

В настоящее время 12 профессиональных юристов и адвокатов помогают нуждающимся решить сложные жилищные вопросы, добиться оформления инвалидности, защитить родительские права, получить гражданство, решить имущественные и трудовые споры. Спрос на консультации настолько велик, что на прием к православным юристам приходится записываться не меньше чем за две недели. 

«Как правило, именно нерешенные юридические проблемы становятся причиной кризисной ситуации, в которой оказывается человек, - уверена руководитель юридической службы Синодального отдела по благотворительности Наталья Старинова. – Но у одиноких стариков, большинства многодетных семей, бездомных нет возможности самостоятельно оплачивать услуги коммерческих юридических фирм – поэтому они обращаются к нам».

 Юристы-добровольцы не только регулярно ведут прием в Синодальном отделе  и помогают оформить необходимые документы, но и составляют ответы на письменные обращения, которые поступают из других регионов, проводят выездные консультации для тяжелобольных подопечных. Также юристы консультируют по правовым вопросам благотворительные организации. Юристы-добровольцы берутся практически за любые дела, однако есть исключения.

В Синодальном отделе отмечают, что особенно ждут юристов, исповедующих православие и разделяющих позицию Русской Православной Церкви по ключевым вопросам, в том числе нерушимости брака и святости материнства.

Служба юристов-добровольцев действует при Синодальном отделе по благотворительности с марта 2013 года. За это время юридическую помощь получили более 300 человек.

Желающие послужить ближнему могут направлять заявки на участие в работе группы юристов-добровольцев на адрес [email protected] с указанием собственного профессионального опыта, контактов для обратной связи и возможного графика работы в добровольческой службе.

31.03.2014 11:51, 3033 просмотров

Темы: Добровольцы

Пресс-служба Синодального отдела по благотворительности Код для размещения ссылки на данный материал в блоге:

<div> <div > <a target="_blank" href="http://diaconia.ru/cerkov-priglashaet-yuristov-pomoch-nuzhdayushhimsya"> <img border="0" src="http://diaconia.ruhttp://www.diaconia.ru//files/53391e/79416d/a12105/8b4567/uristi.jpg" /> </a> <a target="_blank" href="http://diaconia.ru/cerkov-priglashaet-yuristov-pomoch-nuzhdayushhimsya">Церковь приглашает юристов помочь нуждающимся</a> </div> <div> <a target="_blank" href="http://diaconia.ru/cerkov-priglashaet-yuristov-pomoch-nuzhdayushhimsya">Синодальный отдел по благотворительности призывает практикующих юристов принять участие в работе группы добровольцев, которые бесплатно оказывают правовую помощь людям в сложной …</a> <a target="_blank" href="http://diaconia.ru/">ДИАКОНИЯ.RU</a> </div> </div>

Как будет выглядеть ссылка:

www.diaconia.ru

Церковные профессии: юрист

На интервью к священнику Михаилу Богатыреву я хоть и ненамного, но опаздывала. Было страшно неудобно: «Батюшка — юрист!» — сказали мне накануне встречи, поэтому батюшка представлялся педантичным, в данный момент с неодобрением поглядывающий на часы. Я с трепетом открыла дверь кабинета юридического отдела, ожидая укоряющей тишины…

 

— Проходите! Подождете две минуточки? Я отцу Анатолию (о. Анатолию Страхову, настоятелю Свято-Никольского храма на Елшанском кладбище.— М.К.) документы подготовлю,— от компьютерного стола приветливо обернулся батюшка, и оказалось, что это тот отец Михаил из Покровского храма, о котором прихожане говорят: «Простой батюшка, добрый!».

Я, конечно же, согласилась подождать и две минуточки, и сколько будет нужно, потому что это уже и был ответ на мой первый вопрос: как работает священник-юрист? Оказалось, что работает он в совершенно стремительном темпе, одновременно печатая, подписывая, сверяясь с архивом, отвечая на телефонные звонки и.т.п.

— Епархиальное управление как юридическое лицо — полноправный участник гражданско-правовых отношений. А это рождает необходимость юридического оформления объектов недвижимости, трудовых отношений (только в самом управлении работает более 100 человек плюс подразделения), гражданства (в Духовной семинарии обучаются воспитанники из Казахстана, Украины, Молдавии, даже Чехии) — батюшка говорит всё так же, с улыбкой, но речь его — это именно речь профессионального юриста: каждое слово на своем месте, ничего лишнего и всё терминологически выверено. Уточняю: «Вы сначала стали юристом, а потом — батюшкой?».

— Да, в 1989 году, после армии я поступил на первый курс Саратовского юридического института (сейчас это Академия права),— кивает головой отец Михаил.— В 1994 году его закончил, и до 2001 года работал на государственной службе в правоохранительных органах, занимался правоприменительной практикой. Потом пришел в епархию юристом «в штатском». И уже во время этой работы, задумываясь о смысле жизни, о ее цели, попросил у Владыки Лонгина благословения учиться в семинарии. Учился, конечно, заочно. В 2006 году был рукоположен во диакона, через год — во иерея. В настоящее время служу в саратовском Покровском храме и несу послушание сотрудника юридического отдела Саратовской епархии. Как семья отнеслась к переменам? Жена у меня человек думающий, верующий, так что она очень даже хорошо отнеслась.

Юридическая работа в Церкви и для Церкви началась у отца Михаила с оформления в собственность епархии Покровского храма. Все мы слышали, что культовые сооружения государство должно передать Церкви — но действие это, простое и понятное на словах, в реальности обрастает огромными трудностями. Первая состоит в том, что фактически все культовые объекты в государстве были… бесхозными. А «передать объект» — это значит переоформить документы на него; если же документов нет и не было…

— Очень много культовых сооружений вообще не числится на балансе какой-либо государственной организации,— говорит отец Михаил,— и в этом нет ничего удивительного. Ведь когда после революции у Православной Церкви начали отбирать недвижимость, юридически это никак не оформлялось. А потом, после 1991 года, приняли обратное решение: возвратить. И тоже юридически это никак не было оформлено. Поэтому сейчас у нас такая задача: оформить все культовые учреждения как собственность Саратовской епархии, независимо от их состояния.

Те, кто хоть каким-то образом имел отношение к недвижимости, может представить гигантский объем и сложность этой работы, связанной с истребованием справок (в том числе и исторических), запросов, получения в органах самоуправления различных решений, постановлений, а также технической документации… Но всё бы ничего — дорогу, как говорится, осилит идущий. Вот только Саратовская епархия в этом процессе отстала лет на 10–15. В стране волна передачи церковной собственности прошла в девяностых годах. Сейчас, когда все объекты недвижимости имеют рыночную стоимость, сделать это гораздо труднее.

— Когда встал вопрос о возвращении наших зданий в центре города, на нас просто смотрели с непониманием: как это так — бесплатно вернуть? — вспоминает отец Михаил.— Взять, например, храм во имя Митрофания Воронежского у кинотеатра «Победа», Крытый рынок. Возвратили, но это стоило огромных усилий. И это еще не самый сложный случай — дело в том, что по ряду объектов передача затрудняется тем, что они сейчас уже являются собственностью других лиц, а вопросы частной собственности решаются очень тяжело. Полковой храм во имя святого Александра Невского на улице Московской в Саратове: исторически это епархиальное здание, но им сейчас владеет фирма по продаже компьютерной техники, и со своей собственностью она не планирует расставаться. Такая же история и со зданием киновии на улице Октябрьской, которое принадлежит сейчас Нижневолжской студии кинохроники. Но мы будем делать всё зависящее, чтобы оно служило на благо церкви. А потребность в зданиях у епархии велика: нет своего помещения, например, у православной гимназии, занятия идут на двух удаленных друг от друга площадках.

— А 30-я школа? — удивляюсь я,— ведь это тоже церковное здание до революции было, приходская школа при Покровском храме?

— Это была богадельня,— уточняет батюшка,— и строилась она на церковные деньги. Все архивные документы по этому поводу есть. Передача этого объекта имеет свои сложности, но мы этот вопрос всё равно будем решать и добьемся возвращения здания его историческому владельцу — Саратовской епархии. Кстати, раз уж мы затронули «школьную тему», хочу обратить внимание: все юридические вопросы, касающиеся образовательной сферы,— это совершенно новое направление для епархиальных юристов. Лицензирование, получение аккредитации, оформление текущей документации, взаимодействие с различными надзорными инстанциями… Всё это приходится осваивать. Всего год назад в нашей епархии открылась первая православная гимназия (а в Калуге, например, их уже девять), так что это — только начало.

Много работы у юридического отдела, много работы у отца Михаила. Вот сейчас идет оформление храма в Узморье Энгельсского района; оформляются земельные участки строящихся саратовских храмов; не прекращается небезызвестная тяжба по семинарскому подвалу, который оказался в собственности постороннего частного лица и др. Тома документов по каждому объекту недвижимости готовятся в прокуратуру, в арбитражные суды, в суды общей юрисдикции. Интересно, как встречают в «присутственных местах» светских структур священников?

— Сегодня — нормально, без удивления. Ну, а поначалу приходилось сталкиваться с непониманием,— вспоминает отец Михаил.— Говорили: как это так, батюшка, и вдруг занимается оформлением собственности. Но в цивилизованном обществе все юридические вопросы надо решать цивилизованным путем, мы же законопослушные граждане.

Мне всё хотелось расспросить батюшку-юриста о самых интересных случаях. Но он сразу сказал, что случаи «все интересные, неинтересных нет». И объяснил: до недавнего времени Церковь у нас в стране не просто была отделена от государства, а полностью выбита из гражданско-правовых отношений. И когда она начала вливаться в правовое поле, выяснилось, что многие вопросы попадают в правовой вакуум: законодательством не предусмотрено, что есть такой субъект хозяйствования — Русская Православная Церковь со своей спецификой. Отсюда и правовые казусы в сфере недвижимости, земельных отношений, налогов, которые приходится распутывать епархиальным юристам. Не уводит ли юридическая дорога от пастырского служения?

— Я прежде всего священник, а уж потом юрист,— ответил отец Михаил.— Поэтому пастырское служение — главное для меня, а юридическая работа — послушание, порученное Управляющим епархии.

…Любая работа складывается из череды дел, проблем, достижений. И так — день за днем, неделя за неделей, на протяжении той долгой дороги, что мы привыкли обозначать словами «профессиональный путь». Но каждая профессия имеет и свою сверхзадачу. Строитель оставляет людям здания, композитор — мелодии, художник — картины. Какой след должна оставить работа юриста, и какова «сверхзадача» юриста епархиального?

— Для людей, которые придут работать после нас, мы должны оставить упорядоченное и оформленное хозяйство епархии,— ответил отец Михаил,— чтобы можно было работать не на «собирание», а на реставрацию и преумножение. Ведь каждый наш «объект недвижимости» — это храм Божий.

— Ой, батюшка, я Вас тут без обеда оставила! — расстроилась я, посмотрев на часы.

От традиционных «с часу до двух» осталось всего несколько секунд.

— Не беспокойтесь, я на обед не хожу. Сельскому батюшке два часа сюда добираться надо, и если он приедет к табличке «ушел на обед, буду через час» — это же неправильно. Да, отец Иоанн?

Я обернулась. В дверях, улыбаясь, ждал окончания интервью настоятель храма в Новых Бурасах отец Иоанн Ковач.

Маргарита КРЮЧКОВА

Газета «Православная вера» № 19 (375) за 2008 год.

eparhia-saratov.ru


Смотрите также