Закон суров, но он закон...

Проблемы юриста


Проблемы взаимопонимания юриста и его клиента

Залогом успешного решения дела при оказании юридических услуг является взаимопонимание между юристом и клиентом. Согласно традиционной концепции юристы рассматривают проблемы клиентов, прежде всего, с точки зрения существующих теоретических категорий. Предоставляемые сведения имеют значение главным образом в той степени, в коей эти данные соответствуют определенной теоретической категории, в которую юрист поместил данную проблему. Более того, согласно традиционным представлениям юристы, прежде всего, пытаются найти наилучшее “юридическое” решение проблемы, не очень-то заботясь о том, насколько такое решение соответствует юридическим и не юридическим интересам клиента. Теперь сопоставьте представления о клиентах с позиций опоры на клиента и традиционных концепций. Согласно концепции опоры на клиента большинство клиентов способны сами продумать и оценить свои проблемы во всей их сложности. В частности, данная концепция исходит из того, что клиенты лучше разбираются в экономических, социальных и психологических сторонах своих проблем, чем юристы. Кроме того, она исходит из того, что, поскольку любое решение той или иной проблемы сочетает в себе юридические и не юридические аспекты и соображения, клиент, как правило, в состоянии выбрать более подходящее для него решение, чем юрист. Более того, данный подход учитывает то, что эмоции и чувства клиента являются неотъемлемой и естественной частью решаемых проблем, и их необходимо учитывать при предоставлении консультаций. Наконец, данный подход основан на допущении, что большинство клиентов пытаются достичь законных целей юридическим путем и правовыми средствами. В рамках традиционной концепции клиенту отводится не столь значительная роль. От юристов, придерживающихся традиционных взглядов, нередко можно услышать: “Юридическая практика — чудесное занятие, если б еще не клиенты”. Такие юристы, как правило, считают себя экспертами и полагают, что они могут и должны сами определять, какое решение является наилучшим, на основе собственных отвлеченно-рациональных соображений и при минимальном участии клиента. Юристы, придерживающиеся таких традиционных взглядов, как правило, считают: (1) что клиенты недостаточно разбираются в законах; (2) что клиенты погрязли в своих проблемах в эмоциональном плане; (3) что клиенты не в состоянии адекватно учитывать долгосрочные последствия (в том числе опасные последствия) тех или иных решений. Как вы понимаете, несмотря на указанные различия, представления о работе юриста, основанные на подходе с опорой на клиента и на традиционном подходе, имеют много общего. Например, оба подхода основаны на признании первостепенной важности юридического анализа; в обоих случаях конечная цель — максимальное удовлетворение клиента. Кроме того, если юрист придерживается одной из концепций, это не значит, что он полностью исключает значение второго подхода. Однако концепция, основанная на подходе с опорой на клиента, “дополняет” традиционный подход тем, что подчеркивает наличие как юридических, так и неюридических аспектов проблем и придает особое значение знаниями, идеям и ощущениям клиента в деле разрешения проблем. В условиях ориентации на клиента и ведения дела с опорой на него вы должны обеспечить активное участие клиента в определении проблем, формулировании возможных вариантов решений и принятии решений. Таким образом, деятельность адвоката с опорой на клиента основана на вере в самостоятельность, разум, достоинство и глубокую нравственность отдельного клиента. Деятельность адвоката с опорой на клиента не означает, однако, что вы должны подчиняться любому капризу и любому требованию клиента. Действительно, данный подход может означать, что время от времени вам придется выражать поддержку таким нравственным ценностям и решениям клиента, с которыми вы не согласны. Но в случаях, когда клиент пытается выйти за рамки законности и справедливости, даже ориентация на мнение клиента не может вас заставить пренебречь базовыми правовыми концепциями и нравственными ценностями. Вы также не обязаны закрывать глаза или молчаливо взирать на попытки клиента избрать линию поведения, которая с высокой степенью вероятности приведет к краху. Наконец, когда нравственные ценности клиента вступают в противоречие с основополагающими моральными заповедями и однозначными правовыми нормами, данный подход не означает, что вы должны стать слепым орудием в его руках. В силу сложного характера человеческих взаимоотношений невозможно дать точное определение понятия “деятельность адвоката с опорой на клиента”. Однако подход с опорой на клиента минимально характеризуется следующими признаками. 1. АДВОКАТ ПОМОГАЕТ ОПРЕДЕЛИТЬ ПРОБЛЕМЫ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ КЛИЕНТА Центральное место в данном подходе занимает идея о том, что вы окажете максимальную помощь клиенту, если с самого начала попытаетесь понять проблему с точки зрения клиента. Клиенты бывают очень разными, по таким параметрам как: культурно-религиозно-этнические признаки; социально-экономическое положение; финансовые потребности; наличие опыта общения с юристами и с правовой системой; готовность к риску; стремление выиграть дело; желание установить гармоничные рабочие отношения; желание доказать свою правоту; взять реванш или вовсе избежать конфликта; уровень беспокойства, гнева или депрессии, а также готовность учитывать как ближайшие, так и долгосрочные последствия. Такие факторы почти неизбежно влияют на представление клиента о стоящей перед ним проблеме, а также о возможных и реальных вариантах решений. Кроме того, и условия, в которых возникают проблемы, являются не менее уникальными, чем сами клиенты. 2. ЮРИСТ АКТИВНО ВОВЛЕКАЕТ КЛИЕНТА В АНАЛИЗ ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ Данный аспект подхода с опорой на клиента характеризуется двумя важными чертами. Во-первых, очень редки случаи, когда существует лишь один очевидный вариант решения, поэтому ваша задача — заставить клиента рассмотреть наиболее широкий диапазон вариантов. Вы предлагаете возможные варианты решений и помогаете клиенту вырабатывать дополнительные собственные варианты. Во-вторых, вы должны помочь клиенту увидеть возможные не юридические последствия каждого из потенциально возможных решений, чтобы в результате было выработано решение, которое учитывает особые потребности и цели данного клиента. 3. ЮРИСТ ПООЩРЯЕТ КЛИЕНТА К ПРИНЯТИЮ РЕШЕНИЙ, КОТОРЫЕ, ВЕРОЯТНО, БУДУТ ИМЕТЬ ОПРЕДЕЛЯЮЩЕЕ ЮРИДИЧЕСКОЕ ИЛИ НЕ ЮРИДИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ В рамках подхода с опорой на клиента особую ценность и значимость имеет то обстоятельство, что главная роль в принятии важных решений отводится именно клиенту. Это связано с двумя факторами. Во-первых, решения, имеющие важное значение для клиента, принимаются на основе анализа возможных вариантов решений с точки зрения их наибольшего соответствия интересам и запросам клиента. Во-вторых, поскольку у каждого клиента, как правило, имеются свои, особые ценности и цели, клиент зачастую способен сам выбрать наилучшее из возможных решений, и его выбор будет более обоснованным, чем решение юриста. Например, клиенты, как правило, лучше знают, сколько денег они готовы израсходовать, и на какой риск пойти ради достижения той или иной цели. Допустим, человека уволили с работы, и он решает, стоит ли подавать на работодателя в суд за незаконное увольнение, а также стоит ли добиваться восстановления на работе. Такое решение, принимается с учетом следующих факторов: готов ли клиент платить адвокату; хочет ли он, чтобы данные о его трудовой деятельности обсуждались в открытом судебном заседании; согласен ли он жить в состоянии психологического дискомфорта, которое, вероятно, возникнет в связи с возвращением на работу на предприятие, где отношение к нему будет негативным. Каждый отдельный клиент решает подобные вопросы по-своему, поэтому такие основополагающие решения должен принимать сам клиент. Разумеется, вы не должны оставаться безучастным в процессе принятия решения. Вы должны давать оценку вероятных юридических (и даже неюридических) последствий тех или иных действий. Собственно говоря, как указано в следующем разделе, порой вы даже можете рекомендовать клиенту предпринять те или иные действия. Однако главное остается неизменным. Как правило, только клиент в состоянии решить, насколько он готов пойти на риск и на затраты, связанные с тем или иными решениями и действиями. И поэтому насколько это практически возможно, важнейшие решения должен принимать сам клиент. 4. ЮРИСТ ПРЕДОСТАВЛЯЕТ КОНСУЛЬТАЦИИ С УЧЕТОМ ЭТИЧЕСКИХ КРИТЕРИЕВ КЛИЕНТА Как бы ни хотелось нам, чтобы все клиенты были независимыми личностями, способными принимать решения самостоятельно, на практике нередко получается так, что многие клиенты не могут спокойно принять решение без консультации с юристом. И поэтому, несмотря на то, что в оптимальном варианте клиенты сами должны принимать важные решения, концепция опоры на клиента предполагает, что в ряде случаев вы можете давать советы и консультации. Однако ваши советы должны основываться на вашем понимании ценностей клиента. Если вы будете давать советы с учетом последствий, которые лично вам представляются важными, значит, вы навязываете клиенту свои собственные ценности, а это уже противоречит концепции опоры на клиента. 5. ЮРИСТ ПОНИМАЕТ ЧУВСТВА КЛИЕНТА И ПРИЗНАЕТ ИХ ВАЖНОСТЬ Юридическое консультирование с опорой на клиента предполагает понимание и учет чувств клиента с вашей стороны. Юридические проблемы существуют не в бесчувственном вакууме. Эмоциональные реакции клиента на те или иные ситуации представляют собой столь же значимый аспект проблемы, как и сами фактические обстоятельства, создающие проблему. Таким образом, чувства и эмоции представляют собой неотъемлемую часть юридических проблем. Беспокойство и озабоченность составляют основу проблем, именно они, прежде всего, и заставляют клиентов обращаться за помощью. Неудивительно поэтому, что клиенты испытывают желание и потребность обсудить свои чувства. Следовательно, уделяя внимание, как фактической стороне дела, так и эмоциональной реакции клиента, вы сможете достичь взаимопонимания с вашим клиентом, получить от него подробную и точную информацию и помочь выработать решения, которые наилучшим образом соответствуют потребностям клиента. 6. ЮРИСТ ПОСТОЯННО ВЫРАЖАЕТ ГОТОВНОСТЬ ПОМОЧЬ Есть еще один аспект концепции опоры на клиента. Аспект этот удивительно прост. Вы должны ясно дать клиенту понять, почувствовать, что вы искренне хотите ему помочь. Например, вы можете произнести такую фразу: “Я искренне хочу помочь вам решить, имеет ли смысл учреждать компанию”. На первый взгляд такая рекомендация может показаться глупой. Разве клиент, обращаясь к вам, не предполагает, что вы должны ему помочь? Возможно. Но в рамках формальных отношений между адвокатом и клиентом у последнего не всегда возникает внутреннее ощущение, что вы испытываете искреннее желание и готовность помочь. Если вы просто и ясно выразите свое желание помочь, для многих клиентов это имеет большое значение, у них возникает состояние внутреннего комфорта, укрепляется мотивация. ПРЕИМУЩЕСТВА КОНЦЕПЦИИ ОПОРЫ НА КЛИЕНТА В соответствии с описанными выше признаками концепция опоры на клиента способствует активному участию клиентов в описании и решении возникающих проблем. Анализ указанных признаков указывает на то, что активное участие клиента в этой работе дает существенные выгоды и преимущества. Значительно повышается вероятность выработки удовлетворительных решений. Это происходит благодаря нескольким факторам: (1) благодаря учету юридических и неюридических аспектов возникшей у клиента проблемы; (2) за счет использования опыта и квалификации, как юриста, так и клиента для определения и оценки возможных вариантов решения проблемы; и (3) благодаря тому, что такой подход способствует принятию решений клиентам, которые зачастую лучше юристов могут определить, насколько те или иные решения будут для них удовлетворительными. Кроме того, активное участие клиента в принятии решения обеспечивает уважение самостоятельности заинтересованного лица, ведь, в конце концов, речь идет о “его” проблеме. Клиент не лишается права принимать самостоятельные решения, имеющие огромное значение для всей его жизни, — просто потому, что обратился за юридической помощью к адвокату. (В статье использованы фрагменты «Концепции опоры на клиента» авторов Д.Байндера, П.Бергмана, С.Прайса, размещенной на Федеральном правовом портале «Юридическая Россия»)

www.ukon.su

Актуальные проблемы деятельности адвоката в гражданском и арбитражном процессе Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

3.22. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

Халеппо Е. М., аспирантка Самарский государственный университет

Перейти на Главное МЕНЮ

Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ

Статья посвящена проблемным аспектам процессуального оформления полномочий адвоката, а так же проблеме компенсации расходов адвокату, назначенному судом. На основе анализа норм процессуального законодательства и Федерального закона от 31.05.2002 № бЗ-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» автор делает вывод о необходимости внесения изменений и дополнений в гражданское процессуальное законодательство.

Деятельности адвоката в гражданском судопроизводстве присущи многие особенности, обусловленные организационно-правовым и процессуально-правовым положением адвоката. Организационно-правовые особенности обусловлены положением адвоката как члена адвокатского образования, а процессуальноправовые - его статусом как субъекта, участника процесса.

В соответствии с частью 1 статьи 2 Федерального закона от 31.05.2002 № бЗ-ФЗ (ред. от 24.07.2007, с изм. от 03.12.2007) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»1 (далее - ФЗ об адвокатуре) адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Это проявляется в его деятельности по представительству по гражданским делам, где он зависит от доверителя как его процессуальный представитель, но сохраняет при этом полную независимость как профессиональный советник стороны, третьего лица, заявителя, заинтересованного лица по правовым вопросам. При этом адвокат действует в соответствии с законами, по своему внутреннему убеждению, руководствуясь принципами и нормами адвокатской этики. Полномочия адвоката на ведение дела оформляются в порядке, установленном законом. В соответствии со статьей 53 ГПК РФ2 право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Специальные полномочия должны быть оговорены в доверенности (ст. 54 ГПК РФ). АПК РФ3 в части 4 статьи 61 отсылает, в вопросе оформления и подтверждения полномочий адвоката к Фз об адвокатуре. В соответствии с пунктом 2 статьи б ФЗ об адвокатуре адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, а так же адвокат представляет доверителя на основании доверенности. На данную неопределенность

1 Российская Федерация. Законы. Федеральный закон от 31.05.2002 № бЗ-ФЗ (ред. от 24.07.2007, с изм. от 03.12.2007) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Российская газета. - №100. - 05.06.2002.

2 Российская Федерация. Законы. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 22.07.2008) // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 46. - Ст. 4532

3 Российская Федерация. Законы. Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24.07.2002 №95-ФЗ (ред. от 22.07.2008, с изм. от 25.03.2008) // Российская газета. - 2002. - № 137.

норм обращает внимание Е.А. Трещёва, указывая на то, что использование ордера для подтверждения полномочий адвоката в арбитражном процессе является незаконным, и адвокат должен подтверждать свои полномочия на участие в деле доверенностью4.

Представляется что, один ордер лишает суд возможности учитывать весь объем полномочий, предоставленных адвокату, это относится и к судам общей юрисдикции, и к арбитражным судам. По этой причине, в законодательстве следует установить, что адвокат представляет в суд доверенность, и это позволит исключить из обязанностей адвоката предоставление в суд ордера на исполнение поручения.

Другой вопрос, требующий внимания, связан с оплатой услуг адвоката, участвующего в гражданском и арбитражном процессе. В соответствии со статьей 50 ГПК РФ суд назначает адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других предусмотренных федеральным законом случаях.

Поскольку расходы на оплату услуг представителя являются убытками лица, в пользу которого вынесено судебное решение, адвокат в интересах доверителя вправе претендовать на возмещение таких убытков, даже если доверитель фактически их не произвел, а лишь должен будет произвести5 (ст. 15 ГК РФб).

Представителям, назначаемым судом в гражданском судопроизводстве, возмещаются расходы в соответствии со статьей 100 ГПК РФ, которая устанавливает, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя, по ее ходатайству. Арбитражный процессуальный кодекс РФ закрепляет в статье 110 такое же правило возмещения расходов, что и ГПК РФ, но при этом в АПК РФ не предусмотрена норма, регулирующая назначение адвоката в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно. На наш взгляд, это вызвано тем, что не предусмотрено правовых механизмов, гарантирующих реализацию данной нормы.

Компенсация расходов адвокату, назначенному судом, ставится в зависимость и от исхода дела. Действующие нормы законодательства достаточно регламентируют только механизм возмещения расходов на оплату услуг адвоката, назначенного в порядке, предусмотренном статьей 50 ГПК РФ, и представлявшего выигравшую сторону. В этом случае согласно части 2 статьи 100 ГПК РФ расходы на оплату услуг такого адвоката на основании письменного ходатайства взыскиваются с проигравшей стороны в пользу соответствующего адвокатского образования. Таким образом, если адвокат проиграл дело, то оказанные им услуги не подлежат возмещению. Хотя Конституционный суд РФ в своем постановлении указал, что не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если оно обосновывается условием договора, ставящим размер и обязанность оплаты услуг в зависимость от решения суда или государствен-

4 Трещева Е.А. Субъекты арбитражного процесса. Часть II: Правовое положение лиц, участвующих в деле, в арбитражном процессе: монография / Е.А. Трещева. - Самара: Издательство «Самарский университет», 2007. - С. 202

5 Шаров Г.К. Юридические консультации и бесплатная юридическая помощь / Г.К. Шаров // Адвокат. - 2004. - №11. - С. 4557

6 Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс РФ,

часть первая, от 30.11.1994 № 51-ФЗ (в ред. от 06.12.2007) // Со-

брание законодательства РФ. - 05.12.1994. - № 32. - ст. 3301.

Пробелы в российском законодательстве

2'2008

ного органа, которое будет принято в будущем7. Полагаем, что данное положение должно распространяться и на норму статьи 100 ГПК РФ.

В связи с этим высказано мнение о том, что доверитель, заключая соглашение с адвокатом, берет на себя риск оплаты услуг представителя не только в случае выигрыша дела, но и в случае, когда судебный акт вынесен в пользу другой стороны8. По этой причине в соглашении должна быть предусмотрена оплата за выполненную работу, независимо от результатов рассмотрения дела.

В настоящее время ни Гражданский процессуальный кодекс, ни Федеральный закон об адвокатуре не устанавливают источник, размер и порядок оплаты труда адвоката, участвующего в гражданском процессе «по назначению суда», если судебное решение состоялось не в пользу его доверителя и он уклоняется или не имеет средств для оплаты, либо хотя и в пользу доверителя, но должник уклоняется или не имеет средств для оплаты.

В данном случае необходимо сослаться на пункт 3 статьи 3 ФЗ об адвокатуре, согласно которому на органы государственной власти возложена обязанность финансировать деятельность адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Полагаем, что данное представительство должно оплачиваться по аналогии с представительством по назначению в уголовном судопроизводстве.

Законодательно закреплено, что в случае, если услуги адвоката были оказаны бесплатно стороне, в пользу которой состоялось решение суда, расходы на оплату услуг адвоката взыскиваются с другой стороны в пользу соответствующего адвокатского образования. И.А. Приходько считает, что это не вполне корректная формулировка ГПК РФ, поскольку если правовая помощь оказывается адвокатом, то и возмещение должно быть в пользу адвоката9. Представляется, что следует согласится с мнением автора о том, что субъектами оказания юридической помощи доверителю являются адвокаты. Однако согласно пункту б статьи 25 ФЗ об адвокатуре вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением. Следовательно, средства, поступающие адвокату от доверителя на расчетный счет или в кассу адвокатского образования, являются доходом адвоката и не учитываются в качестве доходов данного адвокатского образования.

7 Российская Федерация. Законы. Постановление Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 № 1-П «По делу о проверке конституционности положении пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева» // Российская газета. - № 22. -02.02.2007

8 Трещева Е.А. Субъекты арбитражного процесса. Часть II: Правовое положение лиц, участвующих в деле, в арбитражном процессе: монография / Е.А. Трещева. - Самара: Издательство «Самарский университет», 2007. - С. 213

9 Приходько И.А. Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы / И.А. Приходько, Р.Ф. Каллистратова, Г.А. Жилин. - СПб.: Издательство юридического факультета С.-Петербургского государственного университета, 2005. - 316с.

В статье 110 АПК РФ содержится уточнение о том, что расходы на оплату услуг представителя взыскиваются судом с другого лица в разумных пределах. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в своем информационном письме от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения АПК РФ»10 определил критерии разумности, однако проигравшая сторона может возражать против размера и состава сумм, взыскиваемых в возмещение расходов на оплату услуг представителя. Конституционный Суд РФ так же допускает возможность проверки разумности расходов и при отсутствии возражений проигравшей стороны. Такая позиция выражена им в Определениях Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. № 454-О11, от 20 октября 2005 г. № 355-О12.

Резюмируя изложенное, необходимо сказать, что решение затронутых в статье проблем позволит создать условия для действительной реализации прав граждан на судебную защиту, а аналогия закона может решить проблему "пробелов в законе", в частности в гражданском процессуальном законе. Однако полагаем, что необходимо стремиться к наибольшей унификации права, которая внесет соответствующие изменения и дополнения в процессуальный закон.

Список литературы:

1. Российская Федерация. Законы. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 22.07.2008) // Собрание законодательства РФ. -2002. - № 46. - Ст. 4532

2. Российская Федерация. Законы. Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24.07.2002 №95-ФЗ (ред. от 22.07.2008, с изм. от 25.03.2008) // Российская газета. - 2002. - № 137.

3. Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс РФ, часть первая, от 30.11.1994 № 51-ФЗ (в ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ. -05.12.1994. - № 32. - ст. 3301.

4. Российская Федерация. Законы. Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 24.07.2007, с изм. от 03.12.2007) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Российская газета.

- №100. - 05.06.2002.

5. Российская Федерация. Законы. Постановление Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 № 1-П «По делу о проверке конституционности положении пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева» // Российская газета. - № 22. - 02.02.2007

6. Российская Федерация. Законы. Определение Конституционного Суда РФ от 21.12.2004 № 454-О «Об

10 Российская Федерация. Законы. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса РФ // Вестник ВАС РФ. - 2004. - № 10

11 Российская Федерация. Законы. Определение Конституционного Суда РФ от 21.12.2004 № 454-О «Об отказе в приятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Траст» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статью 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ» // Справочная система «Консультант-Плюс»

12 Российская Федерация. Законы. Определение Конституционного Суда РФ от 20.10.2005 № 355-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мангутовой Галии Шамильевны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса РФ» // Справочная система «Консультант-Плюс»

отказе в приятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Траст» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статью 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ» // Справочная система «Консультант-Плюс»

7. Российская Федерация. Законы. Определение Конституционного Суда РФ от 20.10.2005 № 355-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мангутовой Галии Шамильевны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса РФ» // Справочная система «Консультант-Плюс»

8. Российская Федерация. Законы. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса РФ // Вестник ВАС РФ. - 2004. -№ 10

9. Трещева Е.А. Субъекты арбитражного процесса. Часть II: Правовое положение лиц, участвующих в деле, в арбитражном процессе: монография / Е.А. Трещева. - Самара: Издательство «Самарский университет», 2007. - 353с.

10. Приходько И.А. Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы / И.А. Приходько, Р.Ф. Каллистратова, Г.А. Жилин. -СПб.: Издательство юридического факультета С.-Петербургского государственного университета, 2005.

- 316с.

11. Шаров Г.К. Юридические консультации и бесплатная юридическая помощь / Г.К. Шаров // Адвокат.

- 2004. - №11. - С. 45- 57

Рецензия

Статья посвящена специальным аспектам проблем участия адвоката в гражданском и арбитражном процессе. Обозначенные автором вопросы, безусловно, ждут своего разрешения.

В статье рассматривается проблема оформления полномочий адвоката при помощи ордера. Автор приводит заслуживающие внимания доводы и приходит к выводу, что предоставление адвокатом в суд доверенности позволит исключить предоставление ордера.

Особенно актуальным является вопрос, рассмотренный в статье, о механизме обеспечения юридической помощи и условиях оплаты услуг адвоката, назначенного в порядке, предусмотренном ст.50 ГПК РФ.

Так, одним из основных признаков демократического общества является реальное обеспечение государством, гарантированного Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, права на доступ к правосудию и справедливому разбирательству. В связи с этим возникают вопросы об источнике, порядке и размере оплаты труда адвоката, оказывающего юридическую помощь гражданам бесплатно, «по назначению суда». Работа содержит также предложения по совершенствованию законодательства, эти предложения взаимоувязаны, носят системный характер.

Статья представляет собой научное исследование и рекомендуется к опубликованию.

Научный руководитель

Профессор кафедры гражданского, процессуального и предпринимательского права ГОУ вПо «Самарский государственный университет», к.ю.н. Е.А.Трещева

cyberleninka.ru

14. Моральные проблемы в деятельности адвоката.

Каждый день адвокат сталкивается со сложными моральными проблемами, для решения которых ему приходится выстраивать своё поведение, соблюдая требования законодательства и профессиональной этики. Правовые нормы не устанавливают для адвокатов конкретных правил поведения.

В настоящее время разрабатываются и обсуждаются проекты кодекса профессиональной этики для всего адвокатского сообщества РФ.

Она из проблем касается степени учета интересов клиентов адвоката. Основное предназначение профессии адвоката – оказание юридической помощи тем, кому она нужна – гражданам, организациям, органам государственной власти, общественным структурам. Адвокат должен оказывать помощь, руководствуясь интересам клиента. Однако клиенты, оплачивающие работу адвоката, могут потребовать от него неэтичных действий, например, передать от своего имени судье взятку или вызвать для опроса в суде лжесвидетеля. Данные действия являются не только неэтичными – они незаконны, и поэтому адвокат должен отказать клиенту, основывая свой отказ на принципах закона.

В другом случае клиент может потребовать от адвоката, чтобы тот унизил в суде ответчика или его защитника. Закон прямо не запрещает подобные действия, поэтому адвокат, отказывая клиенту в выполнении его требования, должен опираться на принципы профессиональной этики: принцип уважения к коллегам, принцип уважения к суду и принцип гуманности и уважения к человеческой личности.

Другая моральная проблема возникает, когда клиент лжет адвокату, по каким-либо причинам скрывает от него факты и информацию. Адвокату в данном случае рекомендуется, используя специальные приёмы общения, получить у клиента информацию либо, если это не удается, открыто выразить ему своё недоверие и объяснить, к каким отрицательным последствиям может привести намеренное введение юриста в заблуждение.

Еще одна моральная проблема, с которой адвокаты, как правило, сталкиваются при осуществлении своей деятельности,-это проблема сохранения ими своей независимости и объективности. Адвокаты нередко отождествляются общественным мнением и властями с клиентом и его делом. В том случае, если клиент и его дело непопулярны и вызывают агрессию, то работа адвоката может стать для него, его семьи и его помощников небезопасной: перенесение отрицательных характеристик с клиента и его дела на адвоката может привести к уголовным, Гражданским, административным или моральным санкциям по отношению к нему.

Возможны также прямые угрозы применения силы к адвокату из-за того, что последний давал советы, защищал или представлял интересы данного клиента. На адвоката иногда оказывается давление со стороны властей и общественности, особенно если он защищает интересы лиц, лишенных свободы. Не случайно в Законе об адвокатской деятельности говорится, что адвокат и его семья находятся под защитой государства, а в этических принципах содержится требование действовать «свободно, честно и бесстрашно».

В Кодексе Совета коллегий адвокатов и юридических обществ Европейского сообщества, говорится, что многие из обязанностей, возложенных на адвоката, требуют, чтобы он был абсолютно независим, свободен от любого другого влияния, особенно влияния, которое может быть следствием его личных интересов или внешнего давления. Он должен стараться избегать любой угрозы своей независимости и внимательно следить за тем, чтобы не поступаться своим профессиональным и принципами в угоду клиенту, суду, или третьим лицам.

Независимость необходима адвокату для того, чтобы поддерживать доверие к правосудию и гарантировать клиенту, что его защищают объективно. Он должен быть независим физически, духовно, материально, интеллектуально, нравственно.

В чем проявляется независимость адвоката:

  1. Адвокат может согласиться, но может и отказаться следовать указаниям клиента.

  2. Адвокат может отказать от участия в любом деле на любой стадии.

  3. Адвокат имеет право так строить свою речь и таким образом представлять аргументы суду, как считает это нужным.

  4. Адвокат не может находиться в подчинении любого другого лица, которое не является адвокатом.

  5. Адвокату запрещается действовать в интересах двух и более клиентов, если между этими клиентами существует конфликт интересов- этот запрет гарантирует, что интересы каждого клиента будут защищаться объективно.

  6. Адвокату запрещается заниматься другими видами деятельности – для того, чтобы уберечься от внешних влияний.

  7. Адвокат не должен рассматривать юридическую профессию как доходный бизнес.

Еще одна моральная проблема связана с противоречиями различных мотивов поведения адвокатов. Чтобы избежать этих противоречий или сгладить их, адвокат должен:

  1. Ставить интересы своих клиентов выше собственных.

  2. Поддерживать уважение к правовому государству, уважать суд.

  3. Поддерживать разумные стандарты своего жизненного уровня.

Чтобы избежать конфликта интересов, адвокат не должен принимать поручение и консультировать клиента, если интересы клиента противоречат интересам другого клиента, с которым адвокат связан соглашением о предоставлении правовой помощи.

studfiles.net

Исследование проблем юридической практики в правовой науке Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

УДК 340.1

ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ В ПРАВОВОЙ НАУКЕ

© Вячеслав Владимирович ЧИЖИКОВ

Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, аспирант, кафедра теории государства и права, e-mail: [email protected]

Рассмотрено развитие научного понимания юридической практики в отечественной правовой науке. Проанализированы работы правоведов дореволюционного, советского и постсоветского периодов, посвященные проблемам юридической практики; представлены различные взгляды на понятие, содержание и функции юридической практики. Показано поэтапное обновление научных представлений о юридической практике. Отражено развитие дефиниции юридической практики, концептуальных понятий, представлений о содержании, формах, типах, структуре юридической практики.

Подчеркивается отсутствие комплексных работ по проблемам юридической практики в постсоветский период; указано на необходимость обновления методологического инструментария правовой науки в связи с парадигмальными сдвигами в современном социогуманитарном знании. С учетом современных концепций правопонимания делается вывод о необходимости познания сущности права через его динамику, включающую в себя практическое взаимодействие субъектов права.

Сделаны выводы о необходимости новых комплексных разработок понятия юридической практики с учетом последних достижений современной науки.

Ключевые слова: юридическая практика; судебная практика; юридическая деятельность; право-образование; правоприменение; правовая наука.

В профессиональном лексиконе юристов термин «практика» традиционно означает правоприменительную деятельность. Как правило, тот же смысл вкладывается в это понятие и в современном научном обиходе, и в официальных документах органов власти. Чаще всего юристам приходится иметь дело с судебной практикой, которая понимается как некая совокупность судебных решений, объединенных по определенному критерию: судебная практика по уголовным делам, по гражданским делам, по налоговым спорам и т. д. Практикой принято называть деятельность и других участников правоприменения, например, широко распространены понятия административной практики, следственной практики, адвокатской практики. Все перечисленные разновидности практики имеют юридическое содержание, поэтому их можно считать элементами общего понятия юридической практики.

В правовой науке всегда находится место для рассмотрения проблем юридической практики, правда, в большинстве своем как прошлые, так и современные исследования обращены либо к отдельным видам юридической практики, либо к некоторым ее аспектам - правоприменению, толкованию, конкретизации норм, реализации права и т. д. Комплексных теоретических работ, посвященных юридической практике как целост-

ному феномену, существует сравнительно немного, и их появление, в основном, относится к советскому периоду. Тем не менее, тот факт, что многие выдающиеся представители отечественной правовой науки в своих работах нередко затрагивали определенные стороны юридической практики, вполне дает нам право говорить сегодня о существовании достаточно обширного научного наследия по данной проблематике.

Первоначальный научный интерес российских правоведов к феномену юридической практики относился к сфере судебного правоприменения и был обязан своим возникновением судебной реформе 1864 г. Закон, принятый в результате реформы (ст. 9 Устава гражданского судопроизводства, ст. 12-13 Устава уголовного судопроизводства), возложил на судей обязанность выносить решение по делу в любом случае, даже если в законе отсутствует соответствующая норма. «Беспрестанно возникающие спорные правовые вопросы, сплошь да рядом не могут ждать решения их законодателем, - замечал по этому поводу Е.Н. Трубецкой, -раньше, чем он приступит к их решению, они в отдельных случаях, казусах разрешаются, помимо его участия, практикой» [1, с. 77].

Именно в этот период среди правоведов впервые начинаются дискуссии о роли и месте судебной практики в ряду источников

права. Целью этих дискуссий была необходимость установить, создает ли суд своими решениями фактическое новое право (нормы-прецеденты) либо ограничивается разъяснением и толкованием существующих норм. Несмотря на принципиальные расхождения, большинство ученых, пожалуй, соглашалось с тем, что судебная практика является особым феноменом, благодаря которому норма права способна претерпевать изменения, подвергаться значительной, в том числе и смысловой, трансформации. «Смотря по тому, в какое именно логическое соотношение поставлены будут отдельные законодательные постановления, их значение, смысл, объем может быть существенно изменен. Что при одной концепции общей системы законодательных постановлений может явиться общим правилом, при другой может быть низведено на степень строго ограниченного исключения», - писал Н.М. Коркунов [2, с. 383]. Подобным же образом высказывался и Е.Н. Трубецкой: «Суд должен искать логического единства законодательства, как целого и на основании этого разрешать казусы, встречающиеся в его практике» [3, с. 365].

С.А. Муромцев был уверен в том, что судебной практике присущ правотворческий характер, поскольку суд не только применяет, но и видоизменяет закон. «В здоровой государственной жизни, - писал ученый, -суд творит так же, как и законодатель, только при помощи иных приемов; суд озабочен применением закона, который сохраняет свои корни в юридической совести общества, но он столько же озабочен видоизменением закона, когда этот последний перестает уже казаться справедливым. Судья - законодатель, тем более деятельный, чем менее деятельным оказывается сам законодатель, судья - проводник в жизни тех начал, которые сознание общества в противоположность действующему закону объявляет справедливыми и естественными» [4, с. 11]. О принципе справедливости упоминает и Б.Н. Чичерин: «Судья не может вообще объявлять недействительным тот или другой закон или постановление, но он может не прилагать его к данному случаю, признав его незаконность» [5, с. 322].

Ю.С. Гамбаров полагал, что следует говорить о существовании «права юристов», которое «слагается из теории и практики, т. е. теоретической разработки действующего права и судебных решений, взятых в отдельности

или в совокупности однородных решений того или другого суда или той или другой категории судов» [6, с. 439]. «Судебная деятельность, - утверждал ученый, - помогает закону осуществлять и продолжать только начатое им дело поддержания правового порядка, и лишь непрерывному отправлению этой деятельности мы обязаны тем, что в пределах возможного правовой порядок становится тем, чем он должен быть» [6, с. 443].

Разработанная Л.И. Петражицким концепция «нормативного факта» признает таковым любое явление, которое формирует у людей представление о наличии у них взаимных прав и обязанностей: «Несомненный факт, - пишет Л.И. Петражицкий, - что судебная практика иногда получает в психике людей значение нормативного факта, т. е. появляются правовые переживания, приписываются правовые обязанности и права со ссылкой на то, что такова судебная практика, что так прежде «всегда» решались подлежащие вопросы судами или определенным, например, высшим судом» [7, с. 453].

Г.Ф. Шершеневич отмечал, что «судебная практика есть правило, созданное судом при постановлении им решений по отдельным случаям», однако «обязательная сила судебной практики не в ней самой, а в велении государственной власти. По воле законодателя судебные решения могут быть возведены в формы права и также низведены из этого ранга» [8, с. 468-470].

Будучи сторонниками различных подходов к пониманию права, ученые-юристы того времени, разумеется, не могли прийти к единому мнению относительно процесса право-образования и, следовательно, к единой оценке значения судебной практики. Однако их выводы сходились в том, что судебная практика обладает способностью, если не прямо, то во всяком случае косвенно воздействовать на процесс формирования и изменения права. Дискуссионный характер вопроса заставил ученых обстоятельно подойти к исследованию феномена судебной практики, что позволило выдвинуть целый ряд гипотез, подготовивших значительный базис для дальнейших исследований данной проблемы. Так, представленные выше точки зрения позволяют сформулировать положения о том, что судебная практика 1) в состоянии разрешать юридические казусы в отсутствие норм, подлежащих применению; 2) путем логических построений способна

изменять смысл, значение и объем правовых норм; 3) в случае необходимости может отдавать предпочтение принципу справедливости перед принципом законности; 4) способна оказывать влияние на формирование правосознания.

После установления советской власти в России происходил тотальный слом прежней административной и судебной системы, и лишь с принятием в 1922 г. «Положения о судоустройстве РСФСР», заложившего основы советской судебной системы, стало возможным говорить о начале формирования новой судебной практики. Тогда же начал выходить журнал «Еженедельник Советской Юстиции», а с 1928 г. - приложение к журналу под названием «Судебная практика РСФСР».

Конституцией СССР 1924 г. суду было предоставлено право официального толкования закона. В этот период появляются первые теоретические работы, где внимание уделяется и проблемам судебной практики. Так, П.И. Стучка, не отвергая определение дореволюционных правоведов, понимает судебную практику как ряд «однородных по однородным же вопросам судебных решений, свидетельствующих о всеобщем, однообразном и долговременном применении известных положений права той или другой категории судов» [9, с. 176]. П.И. Стучкой был сделан вывод о правотворческом значении разъяснений Верховного суда РСФСР: «Конечно, разъяснения Верховного суда не являются законодательными актами, но они безусловно имеют значение правотворческое, как в меньшей степени и решения других судов в силу самого закона» [9, с. 177]. Вместе с тем П.И. Стучка отмечает, что «эти решения должны служить лишь примерами работы и материалом для самостоятельной судебной мысли» [9, с. 178].

К данному периоду относится и творчество Я.М. Магазинера, который в 1925 г. в своей работе «Общая теория права на основе советского законодательства» (опубликованной лишь в 2006 г.) обстоятельно рассмотрел некоторые аспекты юридической практики, названной им «практикой государственных учреждений». Ученый выделяет три вида такой практики: обычная практика - практика, управляющая действиями органов власти, которая имеет силу создавать новое право, восполняющее нормы старого, и характеризующаяся многократностью применения;

прецедент - однократный поведенческий акт органа власти, служащий примером для последующего поведения власти; соглашение властей - двусторонний договор органов власти, с учетом целесообразности устанавливающий норму, которая прямо противоречит закону [10, с. 83-99].

Кроме того, рассматриваемый период был отмечен тенденцией к отрицанию научных методов, применяемых прежней правовой наукой. Так, в работе «Учение о государстве и праве» (1932), подготовленной авторским коллективом под руководством Е.Б. Пашуканиса, правоприменителям предлагается отвергнуть принципы логики как буржуазные и «теоретически бесплодные», и учитывать конкретные особенности данного дела, «классовое существо отношений», к которым применяется норма, а также «общее направление политики советской власти в данный момент» [11, с. 32-33]. Принцип единообразия судебной практики фактически был поставлен в прямую зависимость от текущей политической идеологии. «Важно не только то, что «гласит» норма, - полагают авторы указанного издания, - важно какой класс, какое государство, какой госаппарат эту норму применяет» [11, с. 36]. В период 1930-1940-х гг. значение судебной практики было фактически обесценено, в чем не последнюю роль сыграл и заимствованный А.Я. Вышинским позитивистский подход к пониманию права. «Судебная практика не может быть источником права, - констатировал А.Я. Вышинский. - Она должна быть и является в действительности деятельностью, целиком и полностью строящейся в соответствии с принципами позитивного права, с его особенностями» [12, с. 7].

В послевоенный период в научных кругах вновь возникла дискуссия о месте судебной практики в ряду источников права. В 1958 г. в редакционной статье «Юридическая наука и судебная практика» журнала «Правоведение» прежние позитивистские воззрения подверглись критике. В частности, было отмечено, что причиной принижения роли судебной практики является смешение понятий судебной практики с понятием судебного прецедента. По мнению авторов, судебная практика сама по себе не создает новых норм, но служит эмпирической базой для дальнейшего совершенствования законодательства. «Судебная практика, - говорится в статье, - подтверждает на опыте жизнен-

ность и целесообразность тех или иных правовых норм и создает базу для дальнейшего развития и совершенствования законодательства в соответствии с потребностями социалистического общества. Практика советских судов иногда даже предвосхищает назревшие изменения в законодательстве. Судебная, арбитражная, прокурорская, административная практика дает богатый материал для изучения опыта применения советских законов и вместе с другими формами обобщения опыта коммунистического строительства вносит свой вклад в подготовку материалов для законодательной деятельности» [13].

В данной работе были обозначены принципиально новые подходы к научному пониманию судебной практики. В частности, предлагалось осмысление практики с позиций марксистско-ленинской философии, где практика понималась как основа познания и критерия истины, а также заострялось внимание на взаимозависимости теории и практики. «Новая практика вступает иногда в противоречие с принятыми теоретическими взглядами, вызывает необходимость пересмотра теории в соответствии с практикой. Ученые должны прислушиваться к голосу практики. С другой стороны, и теория должна служить практике, освещать ей путь, исправлять ее недостатки, показывать не только сильные, но и слабые ее стороны». Также необходимо отметить, что помимо судебной, в статье акцентировано внимание и на других видах юридической практики - арбитражной, прокурорской и административной [13].

В этот же период в научной литературе появляется концептуальное понятие «правовых положений», которые, по мнению авторов, не являются в своей сути судебной практикой и относятся к категории подзаконных актов. Таковыми следует считать руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда СССР [14, с. 21]. В научный оборот вводится понятие конкретизации правовых норм - формулирование более конкретных детальных норм, являющихся логическим выводом из более общих норм [15, с. 109110]. Также данный период отмечен появлением ряда диссертационных исследований, посвященных данной проблематике, в частности, «Роль судебной практики в развитии советского права» А.Б. Венгерова, «Юридическая практика и развитие законодательства» В.П. Реутова [16; 17].

В 1975 г. из печати выходит монография «Судебная практика в советской правовой системе» - первое в советской науке комплексное и обобщающее исследование проблем судебной практики. В работе был подведен итог всех предшествующих изысканий, что позволило С.Н. Братусю и А.Б. Вен-герову свести воедино конститутивные признаки судебной практики и сформулировать расширенную дефиницию ее научного понимания. Судебная практика представлена авторами как единство судебной деятельности по применению правовых норм (связанной с выработкой правоположений на основе раскрытия смысла и содержания применяемых норм, их конкретизации и детализации) и специфического результата, итога этой деятельности (самих правоположений). Авторы отмечают, что данное определение позволяет отразить как статику, так и динамику данного феномена [18, с. 16-17].

Определенное развитие сделанные выводы получили в работах С.С. Алексеева, различавшего практику как конкретную организаторскую деятельность в области права («сфера фактической жизни права, основа научного познания, придающая ему и смысл, и ценность») и практику как итог, результат этой деятельности («один из специфических правовых феноменов, включающийся в правовое регулирование») [19, с. 341]. С.С. Алексеев использует вместо «судебной практики» более широкое понятие - «юридическая практика», - и обращает внимание на другие ее разновидности: административную, арбитражную, нотариальную, следственную, прокурорскую, называя юридическую практику «специфической разновидностью правовой реальности» [19, с. 341-342].

Следует заметить, что в философской литературе периода 1960-1970-х гг. появилось определенное число работ, посвященных марксистскому пониманию практики, однако юридическая наука не торопилась рефлексировать по этому поводу и брать на вооружение выводы советских философов. Лишь в 1987 г. вышла монография В.И. Ле-ушина, посвященная комплексному рассмотрению юридической практики, где социально-философский подход к ее пониманию был реализован в значительном объеме [20]. В.И. Леушин воспользовался актуальным инструментарием философской методологии и рассмотрел данный феномен в качестве элемента социальной практики, отразив в

работе понятие, содержание, структуру юридической практики, а также ее гносеологические свойства. В.И. Леушин поясняет, что сделанный им выбор понятия юридической практики не случаен: «Категория юридической практики, - пишет ученый, - позволит захватить для анализа более глубокий, сущностный пласт правовой действительности. Задача состоит в том, чтобы эту категорию разработать, показать ее методологическое значение, ее эвристическую ценность» [20, с. 21].

Весомый вклад в развитие теоретического знания о юридической практике внес В.Н. Карташов в работе «Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность» (1989) [21]. В исследовании были рассмотрены формы этой деятельности, детерминирующие факторы, предложена ее типология и классификация функций. Несмотря на то, что предметом рассмотрения в данной работе была лишь динамическая сторона юридической практики, научная составляющая категории юридической практики была существенно дополнена.

В целом, правовая наука советского периода фактически создала весь теоретический базис научного понимания практического аспекта правовой реальности, который продолжает оставаться актуальным и сегодня. Не в последнюю очередь на это повлияла осуществленная в 1950-1970-х гг. окончательная систематизация трудов К. Маркса, который придавал категории практики огромное значение. Марксистское понимание практики получило свое развитие в трудах советских философов и обществоведов, что затем нашло отражение и в правовой науке, взявшей за основу теоретические достижения марксистско-ленинской философии. В этот период было дано научное определение юридической практики, определены ее функции, формы и типы, рассмотрена ее структура, введены в научный оборот понятия правопо-ложений и конкретизации, выявлены закономерности юридической практики и отмечена общая взаимозависимость теоретического и практического в праве.

Исследования отдельных сторон юридической практики продолжаются и сейчас. По-прежнему актуальным является плюрализм подходов в понимании судебной практики как источника права, большое число работ посвящено проблеме судебного прецедента, правоприменению и другим практическим аспектам права. Определенную разработку

проблем целостного понимания юридической практики продолжают В.Н. Карташов, В.П. Реутов, некоторые другие ученые, однако комплексных исследований юридической практики с использованием современного методологического инструментария в постсоветской науке пока не появлялось [22; 23].

Между тем, современные тенденции в правовой науке таковы, что на переднем плане познания вместо догмы права вновь находятся практические аспекты правовой действительности. Благодаря общим пара-дигмальным сдвигам в гуманитарном знании, повлекшим взаимное сближение теории, философии и социологии права, а также расширению методологического аппарата, правоведы все больше склоняются к тому, что познание права как догмы не в состоянии раскрыть его сущность. «Право, познаваемое таким способом, становится «вещью в себе», приблизиться к открытию которой не представляется возможным», - отмечают А.В. Малько и В.В. Трофимов [24, с. 5]. Почти сто лет назад Н.Н. Алексеев писал, что «нет ничего ошибочнее изучения права, как философской системы, только со стороны его духовного содержания, его логического построения и единства. Пусть с этой точки зрения оно будет и образцовым произведением, но этим еще не решается вопрос о его истинном достоинстве; последнее лежит в его функциях, т. е. в его практической пригодности» [25, с. 24].

Современные концепции правопонима-ния предполагают, что бытие права коренится в практической деятельности людей. «Суть практического «поворота» применительно к юриспруденции, - пишет И.Л. Чест-нов, - состоит в том, что право существует только в том случае, если оно (его знаковое выражение) действует, т. е. претворяется в практиках людей - носителей правовых статусов. Действие (а значит - и бытие) права -это поведение и ментальные (психические) активности людей, взаимодополняющие и взаимообусловливающие друг друга как идеальное (психическое) значение и персональный смысл дополняет практическое действие и его результат, а не вступление в силу нормативного правового акта» [26, с. 640].

Изложенное представляется достаточным стимулом для актуализации исследований юридической практики как целостного феномена. Это открыло бы возможность познания сущности права через его динамику,

которую явным образом можно наблюдать во взаимодействии субъектов права. Но сегодня в основе теоретических работ, как правило, находится все тот же методологический багаж, доставшийся в наследство от советской правовой науки. Между тем, современное развитие социогуманитарного знания позволяет исследователю, не умаляя прежних достижений науки, сделать серьезный шаг вперед в теоретическом освоении правовой реальности. Значительный методологический потенциал для познания феномена юридической практики кроется в научном наследии таких ученых, как Н. Луман, Ю. Ха-бермас, П. Бурдье, А. Шюц и мн. др. В свете современных концептуальных направлений юридическая практика предстает как муль-тиагентная коммуникативная система, в которой действия и события объединены сложным комплексом каузально-детерминацион-ных связей, поэтому сведение методологических подходов к минимуму здесь вряд ли оправданно. Прогресс правовой науки возможен только при конвергенции разных подходов, создании новых исследовательских технологий путем синтеза существующих концепций. Практическую сторону правовой реальности сегодня можно воспринимать как отправную точку в познании правовых явлений и процессов, что, безусловно, представляется достаточным основанием для возобновления комплексных исследований юридической практики.

1. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1998.

2. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. М., 2010.

3. Трубецкой Е.Н. Труды по философии права. СПб., 2001.

4. Муромцев С.А. Право и справедливость / Сборник правоведения и общественных знаний. Спб., 1893. Т. 2.

5. Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 1. Общее государственное право. М., 1894.

6. Гамбаров Ю.С. Гражданское право. Общая часть. М., 1897-1898.

7. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб., 2000.

8. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1910.

9. Стучка П.И. Введение в теорию гражданского права. М., 1928.

10. Магазинер Я.М. Избранные труды по общей теории права. СПб., 2006.

11. Учение о государстве и праве / под ред. Е.Б. Пашуканиса. Л., 1932.

12. Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1941.

13. Юридическая наука и судебная практика // Правоведение. 1958. № 2. С. 3-8.

14. Вильнянский С.И. Правовые и иные социальные нормы в период развернутого строительства коммунизма // Правоведение. 1962. № 4. С. 14-27.

15. Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Свердловск, 1965. Вып. 3.

16. Венгеров А.Б. Роль судебной практики в развитии советского права: автореф. дис. ... канд. юр. наук. М., 1966.

17. Реутов В.П. Юридическая деятельность индивидов и развитие права // 4 пермский международный конгресс ученых-юристов: материалы Международной научно-практической конференции. Пермь, 2013. С. 36-38.

18. Братусь С.Н., Венгеров А.Б. Понятие, содержание и формы судебной практики // Судебная практика в советской правовой системе. М., 1975.

19. Алексеев С.С. Общая теория права: в 2 т. М., 1981. Т. 1.

20. Леушин В.И. Юридическая практика в системе социалистических общественных отношений. Красноярск, 1987.

21. Карташов В.Н. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность. Саратов, 1989.

22. Карташов В.Н. Юридическая практика как объект (предмет) правовой науки // Вестник Нижегородской академии МВД России. 2010. № 1. С. 13-23.

23. Реутов В.П. Юридическая практика и развитие законодательства: автореф. дис. ... канд. юр. наук. Свердловск, 1968.

24. Малько А.В., Трофимов В.В. Теоретико--методологическое значение концепции «правовой жизни» // Государство и право. 2010. № 7. С. 5-13.

25. Алексеев Н.Н. Общее учение о праве. Симферополь, 1919.

26. Честнов И.Л. Постклассическая теория права. СПб., 2012.

1. Trubetskoy E.N. Entsiklopediya prava. SPb., 1998.

2. Korkunov N.M. Lektsii po obshchey teorii prava. M., 2010.

3. Trubetskoy E.N. Trudy po filosofii prava. SPb., 2001.

4. Muromtsev S.A. Pravo i spravedlivost' / Sbornik pravovedeniya i obshchestvennykh znaniy. Spb., 1893. T. 2.

5. Chicherin B.N. Kurs gosudarstvennoy nauki. Ch. 1. Obshchee gosudarstvennoe pravo. M., 1894.

6. Gambarov Yu.S. Grazhdanskoe pravo. Obshchaya chast'. M., 1897-1898.

7. Petrazhitskiy L.I. Teoriya prava i gosudarstva v svyazi s teoriey nravstvennosti. SPb., 2000.

8. Shershenevich G.F. Obshchaya teoriya prava. M., 1910.

9. Stuchka P.I. Vvedenie v teoriyu grazhdanskogo prava. M., 1928.

10. Magaziner Ya.M. Izbrannye trudy po obshchey teorii prava. SPb., 2006.

11. Uchenie o gosudarstve i prave / pod red. E.B. Pashukanisa. L., 1932.

12. Vyshinskiy A.Ya. Teoriya sudebnykh dokazatel'stv v sovetskom prave. M., 1941.

13. Yuridicheskaya nauka i sudebnaya praktika // Pravovedenie. 1958. № 2. S. 3-8.

14. Vil'nyanskiy S.I. Pravovye i inye sotsial'nye normy v period razvernutogo stroitel'stva kom-munizma // Pravovedenie. 1962. № 4. S. 14-27.

15. Alekseev S.S. Obshchaya teoriya sotsialistiches-kogo prava. Sverdlovsk, 1965. Vyp. 3.

16. Vengerov A.B. Rol' sudebnoy praktiki v raz-vitii sovetskogo prava: avtoref. dis. ... kand. yur. nauk. M., 1966.

17. Reutov V.P. Yuridicheskaya deyatel'nost' individov i razvitie prava // 4 permskiy mezhdunarodnyy kongress uchenykh-yuristov: materialy Mezhdunarodnoy nauchno-prakti-cheskoy konferentsii. Perm', 2013. S. 36-38.

18. Bratus' S.N., Vengerov A.B. Ponyatie, soderzhanie i formy sudebnoy praktiki // Sudebnaya praktika v sovetskoy pravovoy sisteme. M., 1975.

19. Alekseev S.S. Obshchaya teoriya prava: v 2 t. M., 1981. T. 1.

20. Leushin V.I. Yuridicheskaya praktika v sisteme sotsialisticheskikh obshchestvennykh otnosheniy. Krasnoyarsk, 1987.

21. Kartashov KN.Yuridicheskaya deyatel'nost': ponyatie, struktura, tsennost'. Saratov, 1989.

22. Kartashov V.N. Yuridicheskaya praktika kak ob"ekt (predmet) pravovoy nauki // Vestnik Nizhegorodskoy akademii MVD Rossii. 2010. № 1. S. 13-23.

23. Reutov V.P. Yuridicheskaya praktika i razvitie zakonodatel'stva: avtoref. dis. ... kand. yur. nauk. Sverdlovsk, 1968.

24. Mal'ko A.V., Trofimov V.V. Teoretiko-metodolo-gicheskoe znachenie kontseptsii "pravovoy zhizni" // Gosudarstvo i pravo. 2010. № 7. S. 5-13.

25. Alekseev N.N. Obshchee uchenie o prave. Simferopol', 1919.

26. Chestnov I.L. Postklassicheskaya teoriya prava. SPb., 2012.

Поступила в редакцию 3.06.2014 г.

UDC 340.1

RESEARCH OF PROBLEMS OF LEGAL PRACTICE IN LEGAL SCIENCE

Vyacheslav Vladimirovich CHIZHIKOV, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Post-graduate Student, Theory of State and Law Department, e-mail: [email protected]

The article deals with consideration of development of scientific understanding of legal practice in the Russian legal science. Works of jurists of the Pre-Soviet, Soviet and Post-Soviet period, devoted to problems of legal practice are analyzed. Different views on concept, the contents and functions of legal practice are presented. Stage-by-stage updating of scientific ideas of legal practice is shown. Development of a definition, concepts, ideas of contents, forms, types, structure of legal practice is reflected.

Lack of complex works on problems of legal practice during the Post-Soviet period is emphasized; it is indicated the need of updating of methodological tools of legal science in connection with paradigmatic shifts in modern socio-humanistic knowledge. Taking into account modern concepts of the law understanding the conclusion about need of knowledge of essence of the law through its dynamics including practical interaction of legal entities is drawn.

Conclusions are drawn on need of new complex development of concept of legal practice taking into account the last achievements of modern science.

Key words: legal practice; jurisprudence; legal activity; law making; law application; legal science.

cyberleninka.ru

Какие проблемы помогают решать юристы?

Первые данные о профессии юриста встречаются во времена античности, но если задумываться, вероятнее всего возникновение такой помощи можно отнести ко времени возникновению первой собственности: личной или частной.

При похищении или завладении предметами личной собственности или недвижимости, обычно шли за помощью к духовным лицам. Жрецы, мулла или другое лицо, обладающее специфичными знаниями, помогали разрешить споры, которые были не всегда в пользу обиженных, и обобранных. Так же очень важно знать записывать речи тех е юристов чтобы иметь доказательства на разные случаи. К примеру есть смысл стремиться иметь хорошее оборудование на все случаи жизни к примеру магнитола фантом на сегодняшний день лучшая в своем классе и в том предназначении для которого она создана. Плюс цена еще и порадовала ведь соотношение цены и качества порадовало и качество намного больше, чем за него просят денег…

Древняя Греция и Рим первые в истории человечества начали решать спорные вопросы публично и для таких выступлений софисты подготавливали несведущих в нюансах придуманных и принятых законов высшей властью государства. С этого времени каждый мудрый человек обращается за помощью к специалисту, знакомому с тонкостью и толкованием каждого закона гражданского или уголовного кодекса. Именно принятие законов и сформировало развитие услуг такого характера- нотариальных, судебных и адвокатских и прочих.

Безусловно, что решить какие-либо относительно простые юридические разногласия возможно без привлечения специалиста, можно ознакомиться с существующими постановлениями, законодательными документами и быть самому себе адвокатом. Но не все бывает так просто в жизни, главное без специального образования тяжеловато вникнуть в саму суть вопроса. Естественно, тогда и стоит, не тратя времени впустую, попросить помощь квалифицированного специалиста. Юрист не только быстро, но, что важно, грамотно, используя и правильно толкуя законы, решит все ваши проблемы.

Современная юридическая помощь — это помощь узко-квалифицированных профессионалов, так как вся законодательная база нашей жизни подразделена на гражданскую, уголовную, трудовую, основную конституционную, и везде необходимо полное понимание и умение разъяснить права и обязанности гражданина страны.

При появлении такого рода проблем юрист окажет помощь, поможет составить все нужные бумаги для решения вопроса. Ведь даже, казалось бы, абсолютно похожие споры, имеют свои подводные камни, в которых не разберется непрофессионал.

Каждый год законодательный кодекс страны претерпевает изменения, в которых обывателю не разобраться, они часто совершенно толкуются по-разному, даже юристы постоянно повышают свой уровень знаний. Обывателю же без помощи адвоката или консультации просто не обойтись. Оказываемые услуги юриста предлагают грамотные консультации, сопровождение дел в суде, адвокатов, тем самым избавляя вас от ошибок, проблем по вопросам жилищным, страховым или связанным с наследством. Доверьте решение своих проблем юристам и спите спокойно.

Рекомендуем прочитать:
ИДЕАЛЬНОЕ СОБЕСЕДОВАНИЕ! Часть 2

Продолжаем: 3. Коммуникативная гибкость. Речь идет не о строчке, обычной для большинства резюме: «умею ужиться в любом коллективе», а о том, что идеальный кандидат должен уметь приспосабливаться к любым условиям работы: — сегодня он должен быть полноценным членом безличностного коллектива;

ИДЕАЛЬНОЕ СОБЕСЕДОВАНИЕ! Часть 1

Те, кто управляет современным бизнесом, уже поняли, насколько ничего незначащим может быть пункт в резюме «высшее образование получил в престижном вузе». Ведь человечество, благодаря интернету, смогло перейти в ту фазу своего развития, когда любой человек, ни разу даже не пересекавший

Как найти работу мечты (часть 2)

  Предыдущая часть тут: «http://delaj-delo.ru/job-and-career/kak-najti-rabotu-mechty.html« Как пройти собеседование успешно? Если вас пригласили на собеседование, излишне говорить, что вы должны быть «экипированы» на все сто процентов. Обязательно изучите всю информацию, которая известна о данной компании, вам может понадобиться все, начиная от

Источник: delaj-delo.ru

Дата публикации: 3 августа 2015

delaj-delo.ru

Как найти хорошего адвоката или юриста?

Если юридическая проблема является сложной и ее решение может принести много денег, то не стоит пытаться справиться с ней без адвоката. Так зачем нужен адвокат и в чем он может помочь? В конце концов, юристы делают больше, чем просто предоставление правовой информации. Они предлагают стратегические рекомендации и применяют сложные технические навыки для решения юридических проблем. В идеале, вы можете нанять адвоката, который готов служить в качестве правового «тренера», чтобы в максимально возможной степени доносить до вас принципы и смысл законодательства, а  также взять на себя роль вашего защитника только при необходимости. Таким образом, вы всегда сможете решить эти проблемы до их возникновения и с большой долей вероятности в свою пользу. 

Но, как найти хорошего адвоката или юриста, чтобы положительно решить задачу, требующую знаний в области права, когда нет личного адвоката и вы озабочены сиюминутным решением своей юридической проблемы?  Вот несколько аспектов, о которых вы должны знать, чтобы правильно определиться с выбором хорошего адвоката или юриста:  

Во-первых, большинство юристов имеют узкую специализацию, как и в любой другой профессии, и даже так называемый «юрист общей практики», не сможет помочь в вашей конкретной проблеме, не имея соответствующего опыта в этой области права.  Например, из почти миллиона юристов в России сегодня, вероятно, меньше чем десять тысяч обладают достаточной подготовкой и опытом в юридическом сопровождении малого бизнеса и могут предоставить реальную юридическую помощь начинающим предпринимателям. Иногда такие юридические услуги стоят немного больше, но если опыт и знания таких юристов по-настоящему ценные, то ваши деньги могут быть потрачены не зря. Некоторые юристы специализируются на арбитражной практике,  таких специалистов  еще называют «арбитражный юрист». Только арбитражный юрист, имеющий опыт в разрешении споров между хозяйствующими субъектами в арбитражном процессе, сможет помочь руководителю предприятия взыскать задолженность с должника или справедливо уладить корпоративный конфликт между акционерами.  

Другая узкая юридическая специальность, например, адвокаты по уголовным делам, которые специализируются в области уголовного права, как правило, имеют дело только с защитой подозреваемых и обвиняемых на предварительном следствии и в уголовном судопроизводстве, потому что юристы-правоведы, не имеющие статус адвоката, вообще не имеют право представлять интересы подзащитного в уголовном процессе.  

Еще один тип специальности – налоговые юристы. Только специалисты, хорошо знающие налоговое законодательство смогут вам помочь в налоговых спорах с фискальными органами, потому что налоговое законодательство является чрезвычайно сложным и требует узкоспециализированных знаний, чтобы точно интерпретировать и понимать систему налогообложения, правила и положения, которые ее регулируют. Широкий спектр всех юридических специальностей означает, что очень трудно для одного человека изучить и понять все законодательство Российской Федерации, по этой причине лучше обратиться за советом к специалисту в конкретной области права. 

Во-вторых, облегчить задачу правильного выбора юриста, соответствующей специализации, вам смогут помочь только в юридической фирме. Обратившись в юридическую фирму «Легисперити» вы не только получите такую общедоступную услугу как консультация юриста, но и гарантированно добьетесь скорого и положительного решения вашей юридической проблемы. Наши юристы по-настоящему ценят свою репутацию и всячески оберегают отношения с клиентами. При решении любой юридической проблемы сотрудники фирмы «Легисперити» опираются, прежде всего, на свою частную юридическую практику, но при этом не считают зазорным, пребывая в правовой неопределенности, обратиться за помощью к авторитетным экспертам или  ученым-правоведам. Руководство юридической фирмы «Легисперити», ежегодно отчитываясь о своей работе, оценивает ее не по количеству принятых заявок на юридическое обслуживание и величине финансовых потоков, а по числу положительных отзывов благодарных клиентов. 

uznayvse.ru

В проблемах предприятия виноват юрист

В проблемах предприятия виноват юрист

Юрист на предприятии находится в одном из первых эшелонов ответственности. Однако в российской практике этот статус приобретается не в силу ключевой значимости правового сопровождения всех аспектов деятельности предприятия, а в силу сложившегося постулата – за все проблемы, существующие на предприятии в той или иной мере ответственен юрист. Такая ситуация обусловлена двумя причинами. Первое, как правило к штатному юристу обращаются уже после возникновения негативной ситуации, а не до нее. Вообще, в российском бизнесе роль юриста зачастую настолько нивелирована, что руководитель или иные отделы о нем забывают. Юрист «варится в своем соку» – занимается претензионной работой, ходит в арбитражный суд, что вообще является прерогативой специализированных консультантов. А вспоминают о нем только тогда, когда проблема уже возникла. Очевидно, что не допустить ее гораздо легче, чем ее разрешить. Вот и выходит, что когда из уже возникших ситуаций юрисконсульт не может найти приемлемый для руководителя выход, юриста автоматически обвиняют в некомпетентности. Второй крайностью является делегирование юридическому отделу задач, лишь частично имеющих правовую составляющую, и решать которые должны функциональные отделы. Их передача на исполнение в юридическую службу серьезно отвлекает ее ресурсы, сказывается на оперативности, что также является основанием для обвинения юристов в некомпетентности. Вместе с тем, проблема заключается не в уровне грамотности юриста, а качестве управления руководителя предприятия юридическим отделом.

Получается, что на современных российских предприятиях функция штатных юристов чаще сводится к «подчистке» работы остальных подразделений предприятия, в том числе руководителя и исправлении допущенных ими ошибок. При этом профилактическая роль юриста не является приоритетной, и в остальной деятельности предприятия он практически не участвует. В силу вытекающих их этого проблем, такую практику никак нельзя назвать успешной. Так, на зарубежных предприятиях деятельность юристов настолько интегрирована в работу всего предприятия, что без них не принимается ни одного управленческого решения. Они являются участниками всех совещаний и переговоров с партнерами. Более того, юристы являются основными инициаторами внутренних проверок в целях повышения эффективности работы подразделений предприятия? исключения как внутренних, так и внешних убытков. Анализ проблемных ситуаций, с которыми обращаются клиенты в Юридическую фирму «Север-Лекс» Консалтинговой группы «ЛЕКС» позволяет выделить основные причины, приводящие к отстранению юриста от текущей правовой работы на предприятии. Так, это, прежде всего недостаточное интегрирование юридического отдела в структуру предприятия, отсутствие четкой регламентации его функций, неправильное определение приоритетных задач правового отдела, отсутствие информационных потоков, неблагоприятный климат и иные причины.

Недостаточное интегрирование юридического отдела в структуру предприятия, отсутствие регламентации.

Чаще всего правовой отдел носит характер придатка, о котором вспоминают в случае возникновения правовых или смежных с ними вопросов. Роль юридического отдела в общей организационной системе большинства компаний крайне неопределенная. Даже на большинстве схем подразделений предприятия правовой отдел стоит особняком где-то на уровне функциональных замов и редко увязывается с остальными подразделениями. Более того, многие компании даже не имеют положения о юридической службе, формально не определены формы ее взаимодействия с другими отделами, контрольные полномочия и прочие важные вопросы. Вместе с тем, от четкого интегрирования правового отдела в организацию зависит надлежащее правовое сопровождение деятельности всего предприятия. Более того, даже выбор правильного места для юридической службы на карте согласований имеет крайне важное значение.Отсутствие регламентации деятельности юридической службы зачастую вызывает обратную ситуацию – юридический отдел завален непрофильными задачами и разрабатывает должностные инструкции, положения и регламенты структурных подразделений, производственные программы, бесконечные проекты и прочие не совсем «юридические» документы. В правовой отдел «скидывают» все, и, зачастую, с одной целью – в случае невыполнения иметь возможность сослаться на юриста, как на единственную причину задержки проекта. Такая ситуация сводит на нет основную задачу правового отдела – осуществлять правовое сопровождение бизнеса, а не принимать на себя функции других отделов. В результате руководитель получает вечно загруженный и малоэффективный юридический отдел. У работников этого подразделения напрочь испорчены отношения с другими отделами и все их обвиняют в торможении проектов. Решить проблему может детальная регламентация функций юридической службы, их места в структуре, порядка взаимоотношений и согласования вопросов. Особое внимание следует уделить разделению полномочий с другими службами, чтобы избежать «перекидывания» задач и дублирования полномочий.

Неправильное определение приоритетных функций правового отдела.

В большинстве компаний святой обязанностью правового отдела является ведение хозяйственных споров. Вместе с тем, такая практика является крайне неэффективной, так как задача юридического отдела – предотвращать арбитражные споры, а не решать их.В среднем, ведение дел в суде у любого юриста занимает 70% его времени. Так, для качественного ведения арбитражных споров юристу необходимо тратить время на подготовку и участие в судебных заседаниях, постоянно повышать свою квалификацию, ежедневно изучать новую судебную практику, осуществлять мониторинг изменений в законодательстве, посещать не менее 3-х семинаров в год по 3-5 дней. Занимаясь этим направлением, специалист просто не успевает справляться с текущей работой, в результате чего страдает качество всех решаемых им задач. Более того, учитывая, что судебные дела длятся от полугода до нескольких лет (включая исполнительное производство), предприятие затрачивает много больше средств, чем если бы он передал разрешение дела консалтинговой фирме. Также следует учитывать мотивацию юриста – судебные дела всегда являются принципиальными для фирмы, так как затрагивается его репутация, следовательно, они находятся на контроле у руководства. Определяя приоритеты в задачах, юрист будет разрываться между текущей работой и непрофильным для него, но более важным для руководства судебным делом. В конечном итоге положительный результат по судебному спору не будет достигнут, либо будет неустойчив, вследствие чего руководитель будет вынужден обратиться к специализированным консультантам, которые целенаправленно занимаются судебными спорами и обеспечивают достижение положительного результата быстрее, качественнее и дешевле. Предпринимаемое многими компаниями увеличение штата в целях выделения узкоспециализированного подотдела по претензионно-исковой работе также не решает проблему. Во-первых, для должного обеспечения договорной и претензионной работы юристы все равно будут вынуждены выходить за рамки определенной им функции, а во-вторых, затраты, связанные с содержанием такого отдела, так или иначе значительно выше стоимости услуг профессиональных консультантов. Выход из этой ситуации в разделении компетенции и передаче хозяйственных споров компаниям, профессионально занимающимся арбитражными спорами. Высвободившееся время юрист сможет потратить на полноценное правовое сопровождение деятельности предприятия.Руководители не должны забывать, что в задачи штатного юрисконсульта имеют внутреннюю и внешнюю сторону. Внутренняя работа ориентирована на правовой контроль и правовое сопровождение бизнес-процессов внутри предприятия. Он обеспечивает снижение потерь в виде убытков и ущерба, которые предприятие может причинить самому себе. Это направление неразрывно связано с вопросами управления. Внешняя составляющая направлена на защиту предприятия от внешних угроз: от недобросовестных контрагентов и конкурентов, враждебных поглощений, необоснованных притязаний налоговых, контролирующих, правоохранительных органов. Это направление обеспечивает устойчивость предприятия к неблагоприятным внешним факторам.Обе составляющие взаимосвязаны и имеют крайне важное значение. В связи с этим, развиваться они должны одновременно, в соответствии с текущими потребностями предприятия и с учетом стратегии его роста и поведения на рынке. В противном случае, дисбаланс правовой защиты в одном из направлений может привести к ее «раскачиванию», то есть вынужденному и оперативному перераспределению ресурсов юридической службы с одной проблемы на другую. Сформированная ситуация, в свою очередь, приведет к потере устойчивости предприятия и серьезным негативным последствиям.

Отсутствие информационных потоков, неблагоприятный климат.

К решению большинства уже возникших проблем подключают правовой отдел. Приступая к решению задачи, юрист, конечно, обнаруживает и указывает руководителю причины ее возникновения. Например, конфликт с уволенными работниками в результате нарушения порядка его увольнения отделом кадров или спор с покупателем в результате неправильного оформления товаросопроводительных документов отделом сбыта. Однако, как показывает практика, до системной работы по исключению причин возникновения ситуаций дело обычно не доходит.Так, подразделение, допустившее оплошность, будет ссылаться на то, что именно правовой отдел во время не проконтролировал или не регламентировал его действия. Возникнет конфликт, который выльется в дополнительную работу для юриста, ухудшение отношений с «провинившимся» подразделением. Юристу, несомненно, будет поручено провести работу по ее недопущению в дальнейшем, однако поддержку руководства по системности наведения порядка юрист не получит. Проиграв на ниве сражений с функциональными директорами, юрист в лучшем случае решит только одну проблему, но не обеспечит системности. В связи с этим юрист предпочтет разрешать проблемы по факту их возникновения, чем будет пытаться изменить всю систему, не имея на то ни полномочий, ни поддержки руководителя в условиях ухудшения отношений с коллективом. Руководитель, в свою очередь, посчитает, что проблема решена, профилактика проведена, следовательно, ситуация не повторится. Однако, это не так: подобные ситуации будут повторяться и в дальнейшем. Более того, и первые руководители, и менеджеры структурных подразделений воспринимают инициативу юристов по наведению порядка на предприятии как упрек в плохом управлении и лишают их поддержки. Решить проблему поможет всестороннее стимулирование предложений по системному повышению эффективности предприятия. При этом руководитель, выслушав предложение, не должен возлагать его внедрение или разработку только на инициатора, а должен сам принимать активное участие в этом, так как этот вопрос неизбежно будет затрагивать задачи управления. Также, с одной стороны, следует исключить нездоровый климат, когда работники подразделений обвиняют друг друга в плохой работе. С другой стороны нужно открыто поощрять здоровую активность по внесению конструктивных предложений по оптимизации производственных процессов.

Вышеизложенные причины слабой эффективности юридических служб являются основными, но не исчерпывающими. Вместе с тем правильное интеграция юридической службы в структуру предприятия, грамотное определение ее функций и приоритетных задач, установление обратной связи является главным условием должного правового сопровождения деятельности предприятия.

Обратите внимание на свою юридическую службу, узнайте, чем недовольны ее работники и что они хотят изменить, продемонстрируйте, что вы окажете всяческую поддержку в вопросах повышения эффективности работы предприятия, не оставляйте их один на один с нереализованными инициативами. Помните – правовой отдел нужен не только для защиты предприятия от внешних угроз. Он также выступает как источник постоянного контроля за внутренним состоянием производственных процессов. В связи с этим, юридическая служба имеет крайне важную роль в деятельности предприятия, которую нельзя нивелировать.

urist36.ru


Смотрите также