Закон суров, но он закон...

Петражицкий юрист


ЛЕВ ИОСИФОВИЧ ПЕТРАЖИЦКИЙ (1867 – 1931) – Те, кому обязана наука конституционного права – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Лев Иосифович Петражицкий – российский ученый-юрист, социолог, философ. Родился в польской дворянской семье 13 апреля 1867 года в родовом поместье Коллонтаево Витебской губернии. Учился на медицинском факультете Киевского университета Св. Владимира, затем перевелся на юридический факультет, по окончанию которого продолжил обучение в Берлинском университете, где вышли его первые труды – две монографии, принесшие ему известность в юридических кругах и использованные при составлении германского Гражданского уложения.

Вернувшись в Россию, Петражицкий защитил диссертацию «Деление дотальных плодов по римскому праву» (1896 г.), а затем докторскую диссертацию на тему «Права добросовестного владельца на доходы» (1897 г.). В 1986 году Петражицкий недолго преподает в Киевском университете, а с 1897 года становится профессором энциклопедии и философии права Петербургского университета[1].

По воспоминаниям студентов, Петражицкий «не был оратором. Но его лекции были в высшей степени интересны. Он был человек фило­софски образованный. Он пытался вообще к праву подойти с новых философских позиций. Это было очень интересно»[2].

Лев Иосифович принимал активное участие в общественно-политической жизни. В 1905 году был избран в Государственную Думу от партии кадетов, был одним из главных идеологов конституционно-демократического движения. После разгона 1-й Государственной Думы 10 июля в Выборге Петражицкий подписал – наряду с виднейшими юристами С. Муромцевым, Ф. Кокошкиным, П. Новгородцевым, С. Котляревским и Г. Шершеневичем – знаменитое «Выборгское воззвание», призывавшее к гражданскому неповиновению властям (неуплата налогов, уклонение от воинских обязанностей и т.д.). За это Петражицкий был осужден на три месяца тюремного заключения и лишен политических прав[3].

В период с 1905 по 1917 год он практически целиком переключается на преподавательскую деятельность.

Благодаря своим связям (одним из его учеников был А. Керенский) Петражицкий в 1917 году назначается Временным правительством сенатором Первого департамента Сената. Как писал со скрытой иронией А. Керенский, Петражицкий «не раз навещал его и предлагал осуществить немало полезных начинаний в области законов и политики для улучшения социальных отношений. Увы, в условиях 1917 года следовать его отличным советам было едва ли возможно»[4].

В 1921 г. Л.И. Петражицкий принимает гражданство воссозданной Польши и начинает преподавать в польских учебных заведениях, занимаясь преимущественно социологией. В Варшавском университете Петражицкий возглавляет кафедру социологии, на которой работал до 1931 г. Там он переиздал свои книги на польском языке. Однако, по выражению Керенского, «Петражицкий был из тех поляков, которые впоследствии стали так непопулярны в Польше Пилсудского из-за своей убежденности в том, что отношения между народами России и Польши должны строиться не на политических, а на братских основах. Таких, как они, высоко ценивших русскую культуру и русские социальные идеи, в Польше не любили»[5]. На новой родине Петражицкий, несмотря на свою европейскую известность, оказался гражданином второго сорта, «москалем» да к тому же еще и с «претензией», чего не могли простить ему его коллеги.

Взрыв национализма, слепая ненависть ко всему русскому воспринимались им крайне болезненно, и 15 мая 1931 г. в состоянии депрессии он покончил с собой[6].

Рукописи Петражицкого погибли в период Второй мировой войны…

Основные произведения

1. Деление дотальных плодов по римскому праву. СПб, 1896.2. Введение в политику права // Киевские университетские известия. 1896. № 8; 1897. № 9, 10.3. Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права // С.-Петербург: Типография М.М. Стасюлевича, 1897.4. Акционерная компания. СПб, 1898.5. Очерки философии права // С.-Петербург: Типография Ю. Н. Эрлих, 1900.6. О мотивации человеческих поступков, в особенности об этических мотивах и их разновидностях. СПб, 1904.7.  Университет и наука: В 2 т. СПб, 1907.8.  Введение в изучение права и нравственности: Эмоциональная психология // С.-Петербург: Типография Ю.Н. Эрлих, 1905.9.  Теория права и государства в связи с теорией нравственности. // Типография СПб акц. общ. «Слово», 1907.10. Акции, биржевая игра и теория экономических кризисов. СПб, 1911.

Основные идеи

Лев Иосифович Петражицкий является основателем психологической школы права, рассматривающей право в качестве явления психической жизни. Предпосылкой к созданию психологической теории права стало становление научной психологии как самостоятельной обширной науки, появлению у нее экспериментальных методов,  развитие крупных научных школ.

Во время своего обучения в Германии Петражицкий познакомился с трудами основателя научной психологии В. Вундта, которые впоследствии стали базой для его концепции. Суть теории Петражицкого состоит в том, что правовые явления следует интерпретировать с позиций психологии человека. Психологическая интерпретация права, по мнению Петражицкого, делает юриспруденцию подлинно научной, поскольку право существовало задолго до появления государства и законодательства.

Источником же права, по убеждению ученого, выступают эмоции человека, которые являются генетической основой человеческой психики. По мнению Петражицкого, человек под воздействием эмоций склонен приписывать какому-либо внешнему авторитету, себе и другим людям различные права и обязанности, проецируя на них свои внутренние убеждения по поводу того, как следует поступить в той или иной ситуации. Воля, чувства и интеллект – это продукты эмоций, которые, однако, сами тоже изменяются с развитием данных психологических феноменов. Благодаря социальному взаимодействию индивидов, образуется групповая «народная психика», которая формирует собственные «нормы-законы».

Петражицкому принадлежит идея о разделении права на «интуитивное» и «официальное». «Официальное» право санкционировано государством и обеспечивается силой государственного принуждения, но оно отстает по своему развитию от изменения важнейших сфер общественной жизнедеятельности – экономической, социальной, духовной. «Интуитивное» же право свободно изменяется в соответствии с социокультурными сдвигами, его содержание индивидуально, определяется обстоятельствами жизни человека, его характером, воспитанием, образованием, статусом, профессией, личными знакомствами и т.п.

По теории Петражицкого, распространение единых норм происходит в результате эмоционально-интеллектуального социального общения и психического заражения. Эволюция права изменяет народную психику, а она, в свою очередь, изменяет право[7]. С помощью воздействия права на общественное сознание можно добиться определенного поведения, а также воспитывать народную психику, повышать ее культуру и способность адаптироваться к требованиям социальной жизни. Цель развития права –«нравственное совершенство человечества»[8].

Петражицкий отрицал объективный характер существования общественных отношений и их развития. Содержание любого социального явления, по Петражицкому, «существует реально в психике того, кто изучает его, переживает в данную минуту»[9].

Для успешного развития и использования права Петражицкий предлагал создание науки политики права для целенаправленного регулирования социальных отношений с помощью психологического воздействия права на человеческое сознание.

Психологическая теория происхождения государства

Петражицкий внес большой вклад в развитие психологической теории происхождения государства. Государственная власть, по его мнению, «есть не воля и не сила, вообще не нечто реальное, а эмоциональная проекция, эмо­циональная фантазма, а именно: она означает особый вид приписываемых известным лицам прав». Государству Петражицкий придает служебную по отношению к праву функцию, государственная власть зависит от более высоко стоящих в правовой иерархии отношений и переживаний.

По Петражицкому, государство возникает в результате разделения общества на тех, кто склонен подчиняться, чтобы быть защищенным и тех, кто желает и психически предрасположен властвовать над другими.

 

[1] Наталья Красовицкая. Социологическая школа права в России (http://ecsocman.hse.ru/text/18779010.html).[2] Беседы В.Д. Дувакина с М.М. Бахтиным. М., 1996. С. 69.[3] См.: Куркин Б.А. Портреты Российских ученых-юристов. Л.И. Петражицкий // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2008.  № 1. С. 17-24.[4] http://stepanov01.narod.ru/library/kerensk/chapt02.htm[5] http://stepanov01.narod.ru/library/kerensk/chapt03.htm [6] Куркин Б.А. Указ. соч.[7] Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности: В 2 т. СПб., 1909-1910. Т. 2. C. 482.[8] Петражицкий Л.И. Введение в изучение права и нравственности. Основы эмоциональной психологии. СПб., 1905. С. 3.[9] Там же.

pravo.hse.ru

25. Л. И. Петражицкий: психологическая теория права.

Возникновение психологических концепций права было связано с процессом становления психологии как самостоятельной отрасли знаний. Интерес обществоведов к проблемам психологической науки заметно возрос на рубеже XIX—XX вв., когда в ней возобладали экспериментальные методы исследований и начали складываться крупные научные школы, разошедшиеся в трактовке психики человека (рефлексология, бихевиоризм, фрейдизм и др.). Воспринятые социологами и юристами, идеи этих школ положили начало формированию новых направлений в общественно-политической мысли.

Оригинальную психологическую теорию права выдвинул Лев Иосифович Петражицкий (1867—1931) — профессор юридического факультета Петербургского университета, депутат I Государственной думы от партии кадетов. Его взгляды наиболее полно изложены в книге "Теория права и государства в связи с теорией нравственности" (1907 г.). После Октябрьской революции он переехал в Польшу и возглавил кафедру социологии Варшавского университета.

Петражицкий исходил из того, что право коренится в психике индивида. Юрист поступит ошибочно, утверждал он, если станет отыскивать правовой феномен "где-то в пространстве над или между людьми, в "социальной среде" и т.п., между тем как этот феномен происходит у него самого, в голове, в его же психике, и только там". Интерпретация права с позиции психологии индивида, считал Петражицкий, позволяет поставить юридическую науку на почву достоверных знаний, полученных путем самонаблюдения (методом интроспекции) либо наблюдений за поступками других лиц.

Источником права, по убеждению теоретика, выступают эмоции человека. Свою концепцию Петражицкий называл "эмоциональная теория" и противопоставлял ее иным психологическим трактовкам права, исходившим из таких понятий, как воля или коллективные переживания в сознании индивидов.

Эмоции служат главным побудительным ("моторным") элементом психики. Именно они заставляют людей совершать поступки. Петражицкий различал два вида эмоций, определяющих отношения между людьми: моральные и правовые. Моральные эмоции являются односторонними и связанными с осознанием человеком своей обязанности, или долга. Нормы морали — это внутренние императивы. Если мы подаем из чувства долга милостыню, приводил пример Петражицкий, то у нас не возникает представлений, что нищий вправе требовать какие-то деньги. Совершенно иное дело — правовые эмоции. Чувство долга (обязанности) сопровождается в них представлением о правомочиях других лиц, и наоборот. "Наше право есть не что иное, как закрепленный за нами, принадлежащий нам — как наше добро — долг другого лица". Правовые эмоции являются двусторонними, а возникающие из них правовые нормы носят атрибутивно-императивный (предоставительно-обязывающий) характер.

Теория Петражицкого безгранично расширяла понятие права. Он считал правовыми любые эмоциональные переживания, связанные с представлениями о взаимных правах и обязанностях. Петра-жицкий относил к правовым нормам правила различных игр, в том числе детских, правила вежливости, этикета и т.п. В его сочинениях специально оговаривалось, что правовые нормы создаются не путем согласования эмоций участников общественных отношений, а каждым индивидом в отдельности: "Переживания, которые имеются в психике лишь одного индивида и не встречают признания со стороны других, не перестают быть правом". На этом основании Петражицкий допускал существование правовых отношений с неодушевленными предметами, животными и нереальными субъектами, такими, как бог или дьявол.

Приведенные высказывания вызвали резкую критику в отечественной литературе. Юристы нередко обращали внимание на абсурдность отдельных выражений Петражицкого, не замечая, что за ними стоит теоретическая проблема. Петражицкий стремился найти универсальную формулу права, которая охватывала бы различные типы правопонимания, известные истории (включая договоры с богом и дьяволом в правовых системах прошлого). Его концепция явилась одной из первых попыток, теоретически во многом незрелой, проследить формирование юридических норм в правосознании.

Многочисленные правовые нормы, создаваемые индивидами, неизбежно вступают в противоречия друг с другом, указывал Петражицкий. На ранних этапах истории способом их обеспечения выступало самоуправство, т.е. защита нарушенного права самим индивидом или группой близких ему лиц. С развитием культуры правовая защита и репрессия упорядочиваются: возникает система фиксированных юридических норм в форме обычаев и законов, появляются учреждения общественной власти (суд, органы исполнения наказаний и т.п.). Монополизируя функции принуждения, государственная власть способствует "определенности права".

Развитие обычаев и законодательства вместе с тем не вытесняет полностью индивидуальные правовые переживания, утверждал Петражицкий. В современных государствах наряду с официально признанным правом существует, по его мнению, множество систем интуитивного права, как, например, право зажиточных слоев, мещанское право, крестьянское, пролетарское, право преступных организаций. Психологическая теория в этом отношении приближалась к идеям правового плюрализма, однако право социальных классов и групп в ней было истолковано индивидуалистически. "Интуитивных прав столько, сколько индивидов", — подчеркивал Петражицкий.

Соотношение интуитивного и официального права, по теории Петражицкого, в каждой стране зависит от уровня развития культуры, состояния народной психики. Россия является "царством интуитивного права по преимуществу". В ее состав входят народы, стоящие на разных ступенях развития, с множеством национальных правовых систем и религий. К тому же, полагал ученый, российское законодательство находится в неудовлетворительном состоянии, а его применение сплошь и рядом подменяется официальным действием интуитивно-правовых убеждений. Петражицкий ратовал за проведение в стране унификации позитивного права, создание полного свода российских законов. Передовое законодательство, по его словам, ускоряет развитие менее культурных слоев общества.

Одновременно Петражицкий подчеркивал недопустимость возведения интуитивного права даже наиболее образованных социальных классов в масштаб для оценки действующих законов. Реформы законодательства, как он полагал, необходимо проводить на основе научных знаний. В связи с этим им выдвигался проект создания особой научной дисциплины — политики права. С точки зрения Петражицкого философия права распадается на две самостоятельные науки: теорию права и политику права. Теория права должна быть позитивной наукой, без каких-либо элементов идеализма и метафизики. Политика права как прикладная дисциплина призвана соединить знания о праве с общественным идеалом, т.е. представить научное решение проблемы, составлявшей содержание прежних естественно-правовых учений.

Петражицкий не оставил подробных рекомендаций относительно практического осуществления политики права. Свою задачу он видел в том, чтобы наметить отправные принципы новой юридической науки, обосновать ее необходимость. Вполне ясно ему было одно: главенствующее положение в правовой политике государства должны занимать не принудительные меры, а механизмы воспитательного и мотивационного воздействия на поведение людей. Лишь с помощью таких механизмов официальное право способно направить развитие народной психики к общему благу.

Общественно-политические идеалы Петражицкого были близки к этическому социализму, получившему распространение в России на рубеже XIX—XX вв. Для современной эпохи, отмечал он, характерны процессы "социализации производства", замены "деспотического режима системой государственного и общинного самоуправления". В будущем право изживет себя и уступит место нормам нравственного поведения. "Вообще право существует из-за невоспитанности, дефектности человеческой психики, и его задача состоит в том, чтобы сделать себя лишним и быть упраздненным".

Учение Петражицкого пользовалось большой популярностью среди сторонников партии кадетов. Под влиянием его идей происходило формирование взглядов многих представителей немарксистского социализма в России того времени (Г. Д. Гурвич, П. А. Сорокин и др.). Сближению психологической концепции права с марксизмом способствовал М. А. Рейснер, один из первых советских правоведов. Восприятие марксистами учения Петражицкого о воспитательной роли права облегчалось тем, что в документах российской социал-демократии и в Конституции РСФСР 1918 г. социализм определялся как безгосударственный строй (с утверждением сталинизма и теории советского социалистического государства последователи Рейснера были подвергнуты идеологическому шельмованию за пропаганду надклассовой этики).

Правовая доктрина Петражицкого привлекла внимание социологов к проблемам нормативной природы и структуры правосознания, стимулировала исследования в области юридической психологии.

studfiles.net

ПЕТРАЖИ́ЦКИЙ ЛЕВ ИО́СИФОВИЧ | Энциклопедия Всемирная история

ПЕТРАЖИЦКИЙ ЛЕВ ИОСИФОВИЧ - российский и польский правовед, социолог, философ, статский советник ; представитель психологической школы права.

Окон­чил юри­дический факультет Университета Святого Вла­ди­ми­ра в Кие­ве (1890 год; в 1897-1898 годах пре­по­да­вал в нём). Учил­ся так­же в университетах в Гей­дель­бер­ге, Бер­ли­не и Па­ри­же. Профессор ка­фед­ры эн­цик­ло­пе­дии пра­ва (1898-1918 годы) и де­кан юри­дического факультета (1905-1906 годы) Санкт-Пе­тербургского (Пет­ро­град­ско­го) университета. В 1898 году уча­ст­во­вал в соз­да­нии еже­не­дель­ной юри­дической газеты «Пра­во», один из её по­сто­ян­ных ав­то­ров. В 1902 году был при­вле­чён в ка­че­ст­ве экс­пер­та к ра­бо­те в Осо­бом со­ве­ща­нии о ну­ж­дах сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ной про­мыш­лен­но­сти. Член Кон­сти­ту­ци­он­но-де­мо­кра­тической пар­тии, с января 1906 года член её ЦК. Де­пу­тат 1-й Государственной ду­мы от Санкт-Пе­тер­бур­га (1906 год), член фрак­ции ка­де­тов.

Рас­хо­дил­ся с ру­ко­во­ди­те­ля­ми пар­тии по многим во­про­сам, в ча­ст­но­сти вы­сту­пал про­тив при­ну­ди­тель­но­го от­чу­ж­де­ния час­ти ча­ст­но­вла­дельческих зе­мель го­су­дар­ст­вом за вы­куп для пе­ре­да­чи кре­сть­я­нам, на­стаи­вал на ско­рей­шем вве­де­нии гражданского и по­ли­тического рав­но­пра­вия для жен­щин. По­сле дос­роч­но­го рос­пус­ка Ду­мы под­пи­сал Вы­борг­ское воз­зва­ние, за что в 1908 году, как и другие быв­шие де­пу­та­ты, под­пи­сав­шие воз­зва­ние, от­был 3-ме­сяч­ное тю­рем­ное за­клю­че­ние и был ли­шён из­би­рательных прав. В апреле 1917 года, по­сле Февральской ре­во­лю­ции, на­зна­чен се­на­то­ром 1-го Департамента Се­на­та (ор­ган административной юс­ти­ции). В сентябре 1917 года уе­хал в Фин­лян­дию, а из неё - в Поль­шу. Пре­по­да­вал на юри­дическом факультете Вар­шав­ско­го университета (с 1918 года; с 1919 года профессор со­цио­ло­гии) и на ка­фед­ре за­ко­но­дательной по­ли­ти­ки Сво­бод­но­го польского университета (с 1921 года). Был от­стра­нён от пре­по­да­ва­ния по­сле при­хо­да к вла­сти Ю. Пил­суд­ско­го (1926 год). По­кон­чил жизнь са­мо­убий­ст­вом.

Пред­при­нял од­ну из пер­вых по­пы­ток соз­дать тео­рию пра­во­по­ни­ма­ния, тес­но увя­зы­вая воз­ник­но­ве­ние юри­дических норм с пси­хо­ло­гич. им­пуль­са­ми и ус­то­яв­ши­ми­ся ал­го­рит­ма­ми по­ве­де­ния че­ло­ве­ка. Рас­смат­ри­вал все про­яв­ле­ния че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти, в том числе пра­во и го­су­дар­ст­во, как функ­цию пси­хи­ки («Вве­де­ние в изу­че­ние пра­ва и нрав­ст­вен­но­сти. Эмо­цио­наль­ная пси­хо­ло­гия», 1905 год; «Тео­рия пра­ва и го­су­дар­ст­ва в свя­зи с тео­ри­ей нрав­ст­вен­но­сти», 2-е издание, тома 1-2, 1909-1910 годы). Тра­диционное де­ле­ние пси­хических яв­ле­ний на соз­на­ние, чув­ст­во и во­лю Петражицкий до­пол­нил ка­те­го­ри­ей «эмо­ция», ко­то­рую счи­тал главным оп­ре­де­ляю­щим по­ве­де­ние лю­дей фак­то­ром.

Петражицкий вы­де­лял пра­во офи­ци­аль­ное и не­офи­ци­аль­ное, по­зи­тив­ное (ге­те­ро­ном­ное) и ин­туи­тив­ное (ав­то­ном­ное). Официальное пра­во, ус­та­нов­лен­ное и га­ран­ти­ро­ван­ное гос-вом, дей­ст­ву­ет на­ря­ду с не­офи­ци­аль­ным, имею­щим ин­ди­ви­ду­аль­но-из­мен­чи­вый ха­рак­тер и оп­ре­де­ляю­щим­ся ус­ло­ви­я­ми и об­стоя­тель­ст­ва­ми жиз­ни ка­ж­до­го че­ло­ве­ка («ин­туи­тив­ных прав столь­ко, сколь­ко ин­ди­ви­дов»). В то же вре­мя Петражицкий счи­тал, что мож­но вы­де­лить об­щие чер­ты ин­туи­тив­но­го пра­ва отдельных групп (например, се­мьи) и боль­ших масс лю­дей (например, клас­са). По­ла­гал, что ра­цио­наль­ная дея­тель­ность ин­ди­ви­дуу­ма лишь в ма­лой сте­пе­ни оп­ре­де­ля­ет ха­рак­тер пра­ва. Оно фор­ми­ру­ет­ся как не­глас­ные и да­же ино­гда не­вер­ба­ли­зо­ван­ные кон­вен­ции, пре­ж­де все­го бла­го­да­ря сти­хий­но­му раз­ви­тию пра­во­соз­на­ния об­ще­ст­ва, по­сто­ян­но на­ка­п­ли­ваю­ще­го опыт нор­мо­твор­че­ст­ва в ре­зуль­та­те меж­лич­но­ст­ных ком­му­ни­ка­ций. В от­ли­чие от по­зи­тив­но­го пра­ва, ин­туи­тив­ное пра­во ди­на­мич­но, в сво­ей эво­лю­ции оно спо­соб­но бы­ст­ро реа­ги­ро­вать на по­треб­но­сти прак­тической жиз­ни и из­ме­нять­ся в со­от­вет­ст­вии с этим. По­зи­тив­ное пра­во долж­но вби­рать в се­бя «ак­сио­мы» ин­туи­тив­но­го пра­ва, в про­тив­ном слу­чае уг­луб­ляю­щее­ся рас­хо­ж­де­ние ме­ж­ду ни­ми мо­жет стать ис­точ­ни­ком ост­рых кон­флик­тов и со­ци­аль­ных по­тря­се­ний.

По­сколь­ку дей­ст­вие пра­ва как пси­хического фак­то­ра об­щественной жиз­ни со­сто­ит, по мне­нию Петражицкого, «в воз­бу­ж­де­нии или по­дав­ле­нии мо­ти­вов к раз­лич­ным дей­ст­ви­ям и воз­дер­жа­ни­ям (мо­ти­ва­ци­он­ное или им­пуль­сив­ное дей­ст­вие пра­ва)», а так­же «в ук­ре­п­ле­нии и раз­ви­тии од­них склон­но­стей и черт че­ло­ве­че­ско­го ха­рак­те­ра, в ос­лаб­ле­нии и ис­ко­ре­не­нии дру­гих (пе­да­го­ги­че­ское дей­ст­вие пра­ва)», Петражицкий счи­тал не­об­хо­ди­мым соз­да­ние нау­ки «по­ли­ти­ки пра­ва» («эмо­цио­наль­ной со­цио­ло­гии») для це­ле­на­прав­лен­но­го со­вер­шен­ст­во­ва­ния «ин­ди­ви­ду­аль­но­го и мас­со­во­го по­ве­де­ния» по­сред­ст­вом над­ле­жа­щей «пра­во­вой мо­ти­ва­ции».

Пси­хо­ло­го-пра­во­вые идеи Петражицкого ока­за­ли влия­ние на советское пра­во­ве­де­ние 1920-х годов (М.А. Рейс­нер), а так­же на раз­ви­тие юрис­пру­ден­ции в Западной Ев­ро­пе и США, где они бы­ли вос­при­ня­ты бла­го­да­ря уси­ли­ям его уче­ни­ков - Г.Д. Гур­ви­ча, Н.С. Ти­ма­ше­ва, П.А. Со­ро­ки­на.

Петражицкий ис­сле­до­вал та­кие яв­ле­ния, как ак­цио­нер­ный ка­пи­тал и иг­ру на бир­же. По его мне­нию, иг­ра на бир­же оп­ре­де­ля­ет­ся не столь­ко эко­но­мической конъ­юнк­ту­рой, сколь­ко пси­хо­ло­ги­ей уча­ст­ни­ков рын­ка, да­ле­ко не все­гда ра­цио­наль­но ос­мыс­лен­ны­ми ожи­да­ния­ми иг­ро­ков. Со­от­вет­ст­вен­но, столь зна­чи­мые для эко­но­ми­ки из­ме­не­ния бир­же­вых ко­ти­ро­вок лишь кос­вен­ным об­ра­зом за­ви­сят от про­цес­сов в сфе­ре про­из­вод­ст­ва.

Сочинения:

Пра­ва доб­ро­со­ве­ст­но­го вла­дель­ца на до­хо­ды с то­чек зре­ния дог­мы и по­ли­ти­ки гра­ж­дан­ско­го пра­ва. СПб., 1897;

Ак­цио­нер­ная ком­па­ния. СПб., 1898;

Очер­ки фи­ло­со­фии пра­ва. СПб., 1900;

К во­про­су о «воз­ро­ж­де­нии ес­те­ст­вен­но­го пра­ва» и на­шей про­грам­ме // Пра­во. 1902. № 41–43;

О мо­ти­вах че­ло­ве­че­ских по­ступ­ков, в осо­бен­но­сти об эти­че­ских мо­ти­вах и их раз­но­вид­но­стях. СПб., 1904;

Уни­вер­си­тет и нау­ка. СПб., 1907;

«Но­вое уче­ние о пра­ве и нрав­ст­вен­но­сти» и кри­ти­ка В.И. Сер­гее­ви­ча. СПб., 1910;

Ак­ции, бир­же­вая иг­ра и тео­рия эко­но­ми­че­ских кри­зи­сов. СПб., 1911.

w.histrf.ru

Петражицкий, Лев Иосифович - это... Что такое Петражицкий, Лев Иосифович?

Петражицкий, Лев Иосифович (польск. Leon Petrażycki) (13 апреля 1867, Колонтаево, Витебская губерния — 15 мая 1931, Варшава) — российский и польский учёный, правовед, социолог, философ, депутат первой Государственной думы.

Биография

Выходец из польской дворянской семьи. Родился 13 апреля 1867 г. в родовом поместье Коллонтаево Витебской губернии. Закончил юридический факультет Киевского Императорского университета Св. Владимира, впоследствии стажировался в Германии, где и вышли его первые труды на немецком языке.

После возвращения в Россию преподавал сначала в императорском Училище правоведения. В 1898 г. ему была присвоена ученая степень доктора римского права. В 1898—1918 гг. возглавлял кафедру энциклопедии права в Петербургском университете[1]. По воспоминаниям, слушать его лекции было трудно из-за сильного польского акцента и слабости его как оратора[2], в то же время в силу оригинальности своего содержания они были очень популярны.

В 1905 г. на учредительном съезде партии кадетов избран в ее ЦК. От этой же партии был избран в Государственную Думу. После разгона Думы Петражицкий подписал «Выборгское воззвание», в результате чего был осужден на три месяца тюремного заключения и лишен политических прав.

В 1921 году он эмигрировал в Польшу, где возглавил кафедру социологии Варшавского Университета.

Покончил жизнь самоубийством 15 мая 1931 г. Рукописи последних лет жизни пропали во время военных действий 1944 г. в Варшаве.

Научная деятельность

Психология

Наука, по его мнению, должна изучать именно человеческое участие в различных процессах общественной жизни, то есть психическую деятельность индивидуального характера. Петражицкий отрицал объективный, естественно-исторический характер общественных отношений. Содержание любого социального явления состоит не в объективном отношении, «оно существует реально в психике того, кто изучает его, переживает в данную минуту». Данный взгляд он применял при анализе самых разнообразных явлений — права, власти, идеала, наказания и т. п. Л. И. Петражицкий создал «эмоциональную» психологию и на этой основе отразил своё понимание социального мира. Показал ущербность натуралистического редукционизма. Особое значение он придавал роли эмоций как автономному, нормативному, доминирующему фактору социального поведения. «Эмоции, — считал Л. И. Петражицкий, — являются генетической основой нашей психики. Воля, чувства, интеллект — это продукты эволюции эмоций. Благодаря взаимодействию индивидов образуется новый эффект — групповая, „народная психика“ с её „нормами — законами“, которые и определяют мотивацию».

Правоведение

Первые работы Л. И. Петражицкого были посвящены гражданскому праву. Но постепенно его исследования переходят в область общей теории права. Автор психологической теории права. Л. И. Петражицкий дает следующее определение права:

мы под правом в смысле особого класса реальных феноменов будем разуметь те этические переживания, эмоции которых имеют аттрибутивный характер[3]

По мнению Петражицкого, человек под воздействием эмоций склонен приписывать какому-либо внешнему авторитету, себе и другим людям различные права и обязанности, проецируя на них свои внутренние убеждения по поводу того, как следует поступить в той или иной ситуации[4]. Долгое время, объяснял Л. И. Петражицкий, взаимодействие «норм — законов», институтов и поведения людей осуществлялось бессознательно, но с возникновением социологии появилась возможность вести человечество сознательно, путём особой «политики права». Петражицкому принадлежит идея разделения права на «официальное» и «интуитивное». Первое — санкционировано государством, оно отстаёт в своём изменении от изменений духовной, экономической и социальной жизни, тогда как второе — свободно изменяется в соответствии с социокультурными сдвигами. «Интуитивное право» более «доброкачественно» в сравнении с «официальным».

Психологическая теория происхождения государства также во многом основана Петражицким. В ней объясняется появление государства и права проявлением свойств человеческой психики: потребности подчиняться, управлять, подражать и т. д. Противопоставлял «служебную» и «господскую» власть:

Служебная власть служит установлению правопорядка, организации, она есть только средство и никогда не цель в себе; напротив, господская власть есть самоцель, и если она создает порядок и даже мощную организацию, то это для неё лишь средство властвования, аппарат власти.[5]

Научная школа

Непосредственными учениками Петражицкого, испытавшими влияние его идей, стали такие ученые с мировыми именами, как П. А. Сорокин, Г. Д. Гурвич, Н. С. Тимашев, советский правовед М. А. Рейснер, а также будущий глава Временного правительства А. Ф. Керенский.

Основные труды

  • Die Fruchtvertheilung beim Wechsel der Nutzungsberechtigten vom Standpunkt des positiven Rechts und der Gesetzgebung: drei civilrechtliclie Abhandlungen / von Leo v. Petražycki. — Berlin: Müller, 1892. — XI, 268 с.
  • Die Lehre vom Einkommen. — Berlin, 1893—1895. — Bd 1-2.
  • Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права]. — С.-Петербург: Типография М. М. Стасюлевича, 1897. — 435 с., [XII].
  • Петражицкий Л. Акционерная компания. Акционерные злоупотребления и роль акционерных компаний в народном хозяйстве. По поводу предстоящей реформы акционерного права. — СПб.: Тип. Мин-ва финансов, 1898. — 220 с.
  • Очерки философии права. Вып. 1. Основы психологической теории права. Обзор и критика современных воззрений на существо права. — С.-Петербург: Типография Ю. Н. Эрлих, 1900. — 138 с.
  • Введение в изучение права и нравственности: Эмоциональная психология. — С.-Петербург: Типография Ю. Н. Эрлих, 1905. — 311 с., [XIII].
    • совр. изд. — Введение в изучение права и нравственности: эмоциональная психология / Л. И. Петражицкий. — Изд. 2-е. — М.: URSS, cop. 2010. — 311 с. — (Из наследия мировой философской мысли. Социальная философия). ISBN 978-5-397-01733-6
  • Речь профессора Л. И. Петражицкаго, депутата 1-й Государственной думы: по стенографическому отчету / Партия народной свободы. — Санкт-Петербург: Тип. Б. М. Вольфа, 1907. — 16 с.
  • Теория права и государства в связи с теорией нравственности. [Том 1 — 2] /Л. И. Петражицкий. — С.-Петербург: Типография СПб акц. общ. «Слово», 1907. — 656 с. (2-е изд., испр. и доп. — С.-Петербург: Типография М. Меркушева, 1910. Том 1. — 318 с.; Том 2. — С.: 317—758.).
    • совр. изд. — Теория права и государства в связи с теорией нравственности / Л. И. Петражицкий; С.-Петерб. гос. ун-т. Юрид. и специал. фак., Журн. «Правоведение». — СПб.: Лань, 2000. — 606, [1] с. — (Классики истории и философии права). ISBN 5-8114-0224-4; М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. — 798 с. ISBN 978-5-8243-1202-7
  • Университет и наука. Опыт теории и техники университетского дела и научного самообразования. С приложениями: о высших и специальных учебных заведениях и о среднем образовании. — СПб., 1907. — Т. 1-2.
  • Критика моего «Введения в изучение права и нравственности», написанная проф. В. И. Сергеевичем [Текст] / Л. И. Петражицкий. //Журнал Министерства юстиции. — 1909. — № 9. Ноябрь. — С. 152—198.
    • Объяснения проф. Сергеевича по поводу его критики. — С.-Петербург: Тип. т-ва «Общественная польза», 1910. — 90 с.
  • Акции: Биржевая игра и теория экономических кризисов. Том первый, Об акционерном деле и типических ошибках при оценке шансов неизвестной прибыли. — С.-Петербург: Типография М. Меркушева, 1911. — 307 с., [X].
  • К вопросу о социальном идеале и возрождении естественного права: Отдельный оттиск из журнала «Юридический Вестник» 1913 г., кн. II. — Москва, 1913. — 57 с.
  • О ритуальных убийствах и деле Бейлиса. — С.-Петербург: Типография т-ва «Общественная Польза», 1913. — 32 с.
  • О женском равноправии. — Петроград: Типография М. Меркушева, 1915. — 16 с.
  • Новые основания логики и классификация наук [Текст] /Л. И. Петражицкий; Пер. с польск. А. В. Бабанов; Науч. ред. пер. Е. В. Тимошина. // Российский ежегодник теории права, 2008. № 1. — СПб.: ООО " Университетский издательский консорциум «Юридическая книга», 2009. — С. 825—846.
  • Петражицкий Л. И. Теория и политика права. Избранные труды / науч. ред. Е. В. Тимошина. СПб.: «Университетский издательский консорциум «”Юридическая книга”», 2011. 1031 с.

Литература

  • Берман Я. А. К вопросу о природе правовых явлений : (Теория Л. И. Петражицкого с точки зрения эмпир. психологии) / [Я. А. Берман]. — Москва: тип. Г. Лисснера и Д. Собко, [1915]. — 29 с.
  • Гинс Г. К. Л. И. Петражицкий. Характеристика научного творчества. — Харбин, 1931.
  • Гуревич П. В. Лев Иосифович Петражицкий. // Правоведение. — 1971. — № 5. — С. 130—132.
  • Иванов Г. А. Психологическая теория права в критической литературе. — С.-Петербург: Типография М. Меркушева, 1913. — 157 с.
  • Зорькин В. Д. Позитивистская теория права в России. — М. :Изд-во МГУ, 1978. — 270 с. — С. 192—234.
  • Литвинов, А. Н. Полемика П. И. Новгородцева и Л. И. Петражицкого о возрождении естественного права, или как теория права направляясь в Индию, может попасть в Америку. // Философия права. − 2004. — № 2. — с. 13—19.
  • Новгородцев П. И. Психологическая теория права и философия естественного права. // Юридический вестник. — 1913. — Книга III. — С. 5-34.
  • Попов С. Н. Правовая эмоциональность. Введение в юриспруденцию. — Барнаул: Изд-во АГАУ, 2004. — С. 32—48.
  • Ралько В. В. М. Штирнер и Л. И. Петражицкий — подходы к пониманию сущности права [Текст]. // Ученые труды Российской Академии адвокатуры и нотариата. — 2010. — № 3. — С. 60-66.
  • Рейснер М. А. Теория Л. И. Петражицкого, марксизм и социальная идеология. — С.-Петербург: Типография т-ва «Общественная Польза», 1908. — 239 с.
  • Сорокин П. Законы развития наказаний с точки зрения психологической теории права Л. И. Петражицкого. // Новые идеи в правоведении. Сборник третий, Эволюция преступлений и наказаний. — С.-Петербург: Изд-во «Образование», 1914. — С. 113—151.
  • править] Рецензии на работы Л. Петражицкого
    • Шершеневич Г. Л. Петражицкий. Bona fides в гражданском праве. Права добросовестного владельцы на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права. 1897 :[Рецензия] /Г. Шершеневич. // Журнал Министерства юстиции: [№ 5. Май — № 6. Июнь]. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1898. — № 6. — С. 278—296.
    • Каминка А. Л. Петражицкий. — Акционерная Компания. Акционерные злоупотребления и роль компаний в народном хозяйстве. По поводу предстоящей реформы акционерного права. С.-Петербург, 1898: [Рецензия] / А. Каминка. // Журнал Министерства юстиции: [№ 9. Ноябрь — № 10. Декабрь]. — С. П. Б., Типография Правительствующего Сената, 1898. — № 10. — С. 384—399.
    • Дембский Д. I. «Философия права и нравственности», проф. Л. И. Петражицкого; II. Право и нравственность с точки зрения исторического материализма : (Этюд по философии права и нравственности) / Д. Дембский. — Харьков: тип. Б. Бенгис, 1909. — 77 с.
    • Сергеевич В. И. Мой ответ г. Петражицкому / В. И. Сергеевич. — Санкт-Петербург: Сенат. тип., 1910. — 30 с.
    • Михайлов П. Е. «Психологическая теория права» перед судом русской юриспруденции.
      • … Выпуск 1, Анализ критики проф. Н. И. Палиенко (Теория «Внешних императивов»). — С.-Петербург :Тип. т-ва «Общественная польза», 1910. — 30 с.
      • … Выпуск 2, Критика проф. Р. М. Орженцкого. — С.-Петербург: Типография Б. М. Вольфа, 1910. — 40 с.
    • Поппе В. Критика методологических основ теорий права и нравственности профессора Л. И. Петражицкого: Л. И. Петражицкий «Введение в изучение права и нравственности. Ч.1.». — С.-Петербург: Изд-во И. Фредериксен и Ко, 1912. — 80 с.

    Примечания

    Ссылки

dic.academic.ru

§ 5. Психологическая теория права Л. И. Петражицкого

Возникновение психологических концепций права было связано с процессом становления психологии как самостоятельной отрасли знаний. Интерес обществоведов к проблемам психологической на­уки заметно возрос на рубеже XIX—XX вв., когда в ней возоблада­ли экспериментальные методы исследований и начали складываться крупные научные школы, разошедшиеся в трактовке психики чело­века (рефлексология, бихевиоризм, фрейдизм и др.). Воспринятые социологами и юристами, идеи этих школ положили начало форми­рованию новых направлений в общественно-политической мысли.

Оригинальную психологическую теорию права выдвинул Лев Иосифович Петражицкий (1867—1931) — профессор юридическо­го факультета Петербургского университета, депутат I Государ­ственной думы от партии кадетов. Его взгляды наиболее полно из­ложены в книге "Теория права и государства в связи с теорией нравственности" (1907 г.). После Октябрьской революции он пере­ехал в Польшу и возглавил кафедру социологии Варшавского университета.

Петражицкий исходил из того, что право коренится в психике индивида. Юрист поступит ошибочно, утверждал он, если станет отыскивать правовой феномен "где-то в пространстве над или меж­ду людьми, в "социальной среде" и т. п., между тем как этот фено­мен происходит у него самого, в голове, в его же психике, и только там". Интерпретация права с позиции психологии индивида, считал Петражицкий, позволяет поставить юридическую науку на почву достоверных знаний, полученных путем самонаблюдения (методом интроспекции) либо наблюдений за поступками других лиц.

Источником права, по убеждению теоретика, выступают эмо­ции человека. Свою концепцию Петражицкий называл "эмоциональ­ная теория" и противопоставлял ее иным психологическим трактов­кам права, исходившим из таких понятий, как воля или коллектив­ные переживания в сознании индивидов.

Эмоции служат главным побудительным ("моторным") элемен­том психики. Именно они заставляю

т людей совершать поступки. Петражицкий различал два вида эмоций, определяющих отноше­ния между людьми: моральные и правовые. Моральные эмоции являются односторонними и связанными с осознанием человеком своей обязанности, или долга. Нормы морали — это внутренние императивы. Если мы подаем из чувства долга милостыню, приводил пример Петражицкий, то у нас не возникает представлений, что нищий вправе требовать какие-то деньги. Совершенно иное дело — правовые эмоции. Чувство долга (обязанности) сопровожда­ется в них представлением о правомочиях других лиц, и наоборот. "Наше право есть не что иное, как закрепленный за нами, принад­лежащий нам — как наше добро — долг другого лица". Правовые эмоции являются двусторонними, а возникающие из них правовые нормы носят атрибутивно-императивный (предоставительно-обя-зывающий) характер.

Теория Петражицкого безгранично расширяла понятие права. Он считал правовыми любые эмоциональные переживания, связан­ные с представлениями о взаимных правах и обязанностях. Петра-жицкий относил к правовым нормам правила различных игр, в том числе детских, правила вежливости, этикета и т. п. В его сочинени­ях специально оговаривалось, что правовые нормы создаются не путем согласования эмоций участников общественных отношений, а каждым индивидом в отдельности: "Переживания, которые име­ются в психике лишь одного индивида и не встречают признания со стороны других, не перестают быть правом". На этом основании Петражицкий допускал существование правовых отношений с нео­душевленными предметами, животными и нереальными субъекта­ми, такими, как Бог или дьявол.

Приведенные высказывания вызвали резкую критику в отече­ственной литературе. Юристы нередко обращали внимание на аб­сурдность отдельных выражений Петражицкого, не замечая, что за ними стоит теоретическая проблема. Петражицкий стремился най­ти универсальную формулу права, которая охватывала бы различ­ные типы правопонимания, известные истории (включая договоры с Богом и дьяволом в правовых системах прошлого). Его концепция явилась одной из первых попыток, теоретически во многом незре­лой, проследить формирование юридических норм в правосозна­нии.

Многочисленные правовые нормы, создаваемые индивидами, неизбежно вступают в противоречия друг с другом, указывал Пет-ражицкий. На ранних этапах истории способом их обеспечения вы­ступало самоуправство, т. е. защита нарушенного права самим ин­дивидом или группой близких ему лиц. С развитием культуры пра­вовая защита и репрессия упорядочиваются: возникает система фиксированных юридических норм в форме обычаев и законов, появляются учреждения общественной власти (суд, органы испол­нения наказаний и т. п.). Монополизируя функции принуждения, государственная власть способствует "определенности права".

Однако развитие обычаев и законодательства не вытесняет пол­ностью индивидуальных правовых переживаний, утверждал Пет-ражицкий. В современных государствах наряду с официально признанным правом существует, по его мнению, множество систем интуитивного права, как, например, право зажиточных слоев, ме­щанское право, крестьянское, пролетарское, право преступных орга­низаций. Психологическая теория в этом отношении приближалась к идеям правового плюрализма, однако право социальных классов и групп в ней было истолковано индивидуалистически. "Интуитивных прав столько, сколько индивидов", — подчеркивал Петражицкий.

Соотношение интуитивного и официального права, по теории Петражицкого, в каждой стране зависит от уровня развития куль­туры, состояния народной психики. Россия является "царством ин­туитивного права по преимуществу". В ее состав входят народы, стоящие на разных ступенях развития, с множеством национальных правовых систем и религий. К тому же, полагал ученый, россий­ское законодательство находится в неудовлетворительном состоя­нии, а его применение сплошь и рядом подменяется официальным действием интуитивно-правовых убеждений. Петражицкий рато­вал за проведение в стране унификации позитивного права, созда­ние полного свода российских законов. Передовое законодатель­ство, по его словам, ускоряет развитие менее культурных слоев общества.

Одновременно Петражицкий подчеркивал недопустимость воз­ведения интуитивного права далее наиболее образованных соци­альных классов в масштаб для оценки действующих законов. Ре­формы законодательства, как он полагал, необходимо проводить на основе научных знаний. В связи с этим им выдвигался проект со­здания особой научной дисциплины — политики права. С точки зрения Петражицкого, философия права распадается на две само­стоятельные науки: теорию права и политику права. Теория права должна быть позитивной наукой, без каких-либо элементов идеа­лизма и метафизики. Политика права как прикладная дисциплина призвана соединить знания о праве с общественным идеалом, т. е. представить научное решение проблемы, составлявшей содержа­ние прежних естественно-правовых учений.

Петражицкий не оставил подробных рекомендаций относитель­но практического осуществления политики права. Свою задачу он видел в том, чтобы наметить отправные принципы новой юридиче­ской науки, обосновать ее необходимость. Вполне ясно ему было одно: главенствующее положение в правовой политике государства должны занимать не принудительные меры, а механизмы воспи­тательного и мотивационного воздействия на поведение людей. Лишь с помощью таких механизмов официальное право способно напра­вить развитие народной психики к общему благу.

Общественно-политические идеалы Петражицкого были близки к этическому социализму, получившему распространение в России на рубеже XIX—XX вв. Для современной эпохи, отмечал он, ха­рактерны процессы "социализации производства", замены "деспо­тического режима системой государственного и общинного самоуп­равления". В будущем право изживет себя и уступит место нормам нравственного поведения. "Вообще право существует из-за невос­питанности, дефектности человеческой психики, и его задача со­стоит в том, чтобы сделать себя лишним и быть упраздненным".

Учение Петражицкого пользовалось большой популярностью среди сторонников партии кадетов. Под влиянием его идей проис­ходило формирование взглядов многих представителей немарксист­ского социализма в России того времени (Г. Д. Гурвич, П. А. Сорокин и др.). Сближению психологической концепции права с марксизмом способствовал М. А. Рейснер, один из первых советских правоведов. Восприятие марксистами учения Петражицкого о воспитательной роли права облегчалось тем, что в документах российской социал-демократии и в Конституции РСФСР 1918 г. социализм определялся как безгосударственный строй (с утверждением сталинизма и тео­рии советского социалистического государства последователи Рей-снера были подвергнуты идеологическому шельмованию за пропа­ганду надклассовой этики).

Правовая доктрина Петражицкого привлекла внимание соци­ологов к проблемам нормативной природы и структуры правосоз­нания, стимулировала исследования в области юридической психо­логии.

< Попередня   Наступна >

radnuk.info

Фонд Русское либеральное наследие

«Legami culrurali e riflessione filosofiche». «Философские чтения – 2017» во Флоренции 20.11.2017

13-18 ноября 2017 г. во Флоренции побывала группа сотрудников Института философии РАН и НИУ-Высшая школа экономики для участия в Пятых российско-итальянских «Философских чтениях» (в 2012 и 2015 гг. эти «чтения» прошли в Амальфи; в 2013 гг. – в Генуе и Нерви; в 2014 г. – в Бордигере). С докладами во Флорентийском университете выступили руководители Фонда «Русское либеральное наследие профессор Алексей Кара-Мурза («Русские философы во Флоренции») и профессор Ольга Жукова («Эстетический феномен флорентийского Возрождения в восприятии художников «Мира искусства»»). На конференции с докладами о различных аспектах русско-флорентийских связей выступили также молодые исследователи из ИФ РАН: кандидат философских наук Ольга Кусенко, кандидаты политических наук Вероника Шарова и Маргарита Пилюгина и аспирантка ИФ РАН Евгения Жукова. Доктор философских наук А.А. Кара-Мурза представил свою новую книгу «Знаменитые русские о Флоренции» (М., 2016), а также провел экскурсию для итальянских студентов по местам знаменитых русских мыслителей во Флоренции – Чаадаева, Станкевича, Герцена, Чичерина, Соловьева, Карсавина, Бердяева, Степуна, Вейдле.

далее >>>

Международная конференция по русскому либерализму в Туринском университете 31.10.2017

26-28 октября 2017 г. в Турине (Италия) прошла Международная конференция «Dimensions & Challenges of Russian Liberalism», организованная Туринским университетом, Институтом Европейских, российских и евразийских исследований Университета Джорджа Вашингтона (США) и «William & Mary College» (Великобритания). На первом пленарном заседании с докладом «The Political Philosophy of Russian Liberalism» выступили руководители Фонда «Русское либеральное наследие», доктора философских наук Ольга Жукова и Алексей Кара-Мурза.

Программа конференции

Муромцевские чтения – 2017 18.10.2017

13–14 октября 2017 г. в Орле прошли Девятые «Муромцевские чтения», организованные в честь знаменитого русского либерала, Председателя Первой Государственной Думы Сергея Андреевича Муромцева (1850-1910), чья жизнь была тесно связана с Орловской землей. Ставшие уже традиционными «Чтения» были организованы Фондом «Русское либеральное наследие» и Орловским государственным университетом им. И.С. Тургенева и собрали крупнейших исследователей истории российского либерализма. С докладами, посвященными теме «Либералы и революция», выступили: Д.В. Аронов, Л.Г. Березовая, В.В. Вострикова, А.Н. Егоров, О.А. Жукова, В.В. Журавлев, А.А. Кара-Мурза, А.Н. Медушевский, И.В. Сабенникова, К.А. Соловьев, А.С. Туманова, Н.Б. Хайлова и др.

далее >>>

К 200-летию Константина Дмитриевича Кавелина 01.10.2017

В 2018-м году российские либералы будут отмечать 200-летий юбилей Константина Дмитриевича Кавелина (1818-1885), выдающегося российского ученого и общественного деятеля, одного из главных идеологов либеральных преобразований в России 1860-х годов. Национальный фонд «Русское либеральное наследие» планирует провести серию мемориальных мероприятий в честь К.Д. Кавелина. Публикуем «интеллектуальную биографию» Кавелина, написанную членом Совета Фонда, ординарным профессором ВШЭ Владимиром Карловичем Кантором для коллективного труда «Российский либерализм: идеи и люди».

В.К. Кантор. Константин Дмитриевич Кавелин: «Наше больное место – пассивность, стертость нравственной личности…» (текст в формате pdf)

Сергей Чижков: «Метафизика свободы и идея государства в философии Б.Н. Чичерина» 05.09.2017

В издательстве Института философии РАН вышла новая монография известного специалиста по истории российского либерализма, кандидата политических наук Сергея Львовича Чижкова «Метафизика свободы и идея государства в философии Б.Н. Чичерина». Книга посвящена исследованию концепции «свободы» выдающегося отечественного философа, историка, правоведа Бориса Николаевича Чичерина (1828–1904). Особое внимание в монографии уделяется анализу концепции Чичерина о «человеческих союзах», в том числе его идеи государства как «верховного союза народа».

Федор Александрович Головин: «Я старался верить, что народ по природе мудр и способен к участию в государственном строительстве…» 15.08.2017

В декабре 2017 г. исполнится 150 лет со дня рождения крупнейшего русского либерала, одного из лидеров Конституционно-демократической партии (Партии народной свободы), Председателя Второй Государственной думы Федора Александровича Головина (1867-1937). В этом же году исполнится 80 лет со дня трагической гибели Ф.А. Головина: 10 декабря 1937 г. он, отказавшийся от эмиграции и оставшийся в большевистской России, был расстрелян на печально известном Бутовском полигоне под Москвой. Предлагаем читателям сайта rusliberal.ru очерк о жизни и деятельности Ф.А. Головина, написанный для нового издания книги «Российский либерализм: идеи и люди» известным историком русской политической мысли, доцентом МГУ, полным тезкой Головина Федором Александровичем Гайдой.

Текст статьи в формате pdf

Празднование 225-летия князя П.А. Вяземского в музее-усадьбе «Остафьево» 05.06.2017

3 июня 2017 г. Международная конференция «Князь Петр Андреевич Вяземский и исторические судьбы России (к 225-летию со дня рождения)», организованная при поддержке Фонда «Русское либеральное наследие», продолжила свою работу в «музее-усадьбе «Остафьево» - «родовом гнезде» князей Вяземских. С приветствием к участникам конференции обратился Директор музея-заповедника «Остафьево», заслуженный деятель культуры РФ А.С. Коршиков. В работе конференции принял участиеЧрезвычайный и Полномочный Посол Швейцарской конфедерации в РФ г-н Ив Россье, приехавший в «Остафьево» по приглашению Оргкомитета с супругой и двумя детьми.

далее >>>

Международная научная конференция, посвященная 225-летию князя Петра Андреевича Вяземского в Институте философии РАН 05.06.2017

1 июня 2017 г. в зале Ученого совета Института философии РАН состоялась Международная научная конференция «Князь Петр Андреевич Вяземский и исторические судьбы России (к 225-летию со дня рождения)», организованная при поддержке Фонда «Русское либеральное наследие». С приветствиями к участникам конференции обратились Директор ИФ РАН, академик А.В. Смирнов и Министр-посланник Посольства Республики Ирландия в РФ Роберт Мид, зачитавший Приветственное слово от Посла Ирландии в РФ г-на Эдриана Макдэйда. С основными докладами выступили руководители Фонда «Русское либеральное наследие»: д.ф.н. А.А. Кара-Мурза («Русский европеец князь Петр Вяземский: пути интеллектуального становления») и д.ф.н. О.А. Жукова («Идеалы Просвещения и национальная литература: эстетическая программа П.А. Вяземского»).

далее >>>

«Семь свобод», или «Борьба за Логос» Владимира Эрна: от христианского социализма к христианскому либерализму. К столетию со дня кончины 12.05.2017

12 мая 2017 г. Фонд «Русское либеральное наследие» вспоминает выдающегося русского философа Владимира Францевича Эрна (5/17 августа 1882, Тифлис – 29 апреля/12 мая 1917, Москва). К 100-летней годовщине со дня смерти Эрна члены Фонда посетили могилу философа на Новодевичьем кладбище. 11 мая была проведена панихида в церкви Успения Пресвятой Богородицы Новодевичьего монастыря.

В.Ф. Эрн занимает особое место в плеяде великих мыслителей и публицистов начала ХХ века. Одаренный ученик и участник семинаров С.Н. Трубецкого, один из основателей и активистов Московского религиозно-философского общества памяти Вл. Соловьева, Эрн выступил как наследник и продолжатель соловьевской традиции, явив собой подлинный образец русского европеиста. Он искал путь единства для России и Европы, воплощая в своем творчестве ценности европейского модерна, научную рациональность, духовное и эстетическое многообразие русской и европейской культуры.

далее >>>

rusliberal.ru


Смотрите также