Закон суров, но он закон...

Минеев юрист


Команда

Чудопалов Гор – председатель коллегии

Спортивные увлечения: конное поло, гольф, регби. 

Минеев Владимир - адвокат, управляющий партнер

Образование высшее.

Окончил Московский Государственный Университет им. Ломоносова М.В. по специальности юриспруденция (административное и налоговое право).

Направления деятельности: защита объектов исключительных прав, споры с торговыми сетями, экономические споры хозяйствующих субъектов предпринимательской деятельности, признание и приведение в исполнение решений российских судов на территории иностранных государств, сопровождение поставщиков по договорным обязательствам в области оптовой торговли, сопровождение по вопросам соблюдения законодательства в сфере конкуренции на товарных и финансовых рынках, договорное право, коммерческое право, семейное право.

Спортивные увлечения: любительский пилотаж, охота, парусный спорт, путешествия, коллекционер прикладного искусства периода соцреализма. 

Яковлев Максим – адвокат, управляющий партнер

Образование высшее.

Окончил Московский Государственный Университет им. Ломоносова М.В. по специальности юриспруденция (административное и налоговое право). Член Российской ассоциации налогового права. Преподавал в Российской академии налогового права.

Направления деятельности: налоговое право, строительство, интеллектуальная собственность, проектирование, реализация и финализация бизнес проектов.

Спортивные увлечения: дайвинг, парусный спорт, стендовая стрельба. 

Киндеева Анна – адвокат, партнер

Образование высшее.

Окончила Московскую финансово-юридическую академию по специальности юриспруденция.

В 2006 и 2007 годах являлась членом Клуба главных редакторов "Регион" при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, осуществляла  информирование региональной общественности о  работе Совета Федерации, позиции  руководства палаты по актуальным проблемам законодательной деятельности, о важнейших  законодательных  инициативах. 

В 2008 году принимала участие в V межвузовской научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов и студентов с научной работой "Проблемы противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем".

Китайский язык (Basic) Языковая школа Sprachcafe Language PLUS Beijing (Китай, Пекин).

Направления деятельности: защита объектов исключительных прав, споры с торговыми сетями, споры связанные с заемными обязательствами, признание и приведение в исполнение решений российских судов на территории иностранных государств, семейное право.

Спортивные увлечения: слалом (горнолыжный спорт), фридайвинг, спортивное плавание, стендовая стрельба, путешествия.

Шакиров Азамат - адвокат, адвокат (Республика Узбекистан)

Образование высшее.

В 2011 году окончил Ташкентский государственный юридический университет.

В 2015 году окончил Университет Осаки, Высшая школа права и политики.

В 2015 и 2016 годах работал в юридической фирме "КИТАХАМА ПАРТНЕРС"(Япония).

В 2016 году работал в юридической фирме "Инновентиер"(Япония).

Языки: русский, узбекский, английский, японский.

Чихирев Сергей - ведущий юрист

Образование высшее.

Окончил Московский Государственный Открытый Университет по специальности юриспруденция (гражданско-правовая специализация).

Направления деятельности: строительство, споры с торговыми сетями, налоговые споры, экономические споры хозяйствующих субъектов предпринимательской деятельности, сопровождение в сфере государственных торгов и коммерческих тендеров (электронные аукционы, конкурсы, котировки).

Спортивные увлечения: дрэг-рейсинг, дрифт, параглайдинг, стендовая стрельба.

Барчуков Максим - юрист

Образование высшее.

Окончил Московский государственный университет путей сообщения Императора Николая II.

Направления деятельности: банкротство юридических и физических лиц; защита прав и интересов в сфере антимонопольного законодательства и законодательства о рекламе; защита прав потребителей.

Увлечения: чтение классической литературы, изучение психологии, футбол, велоспорт, единоборства.

Венгерский Дмитрий - юрист

Образование высшее.

Окончил Московский Университет Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В.Я. Кикотя по специальности судебная экспертиза.

Окончил Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА) по специальности юриспруденция (гражданско-правовая специализация). Квалификация – бакалавр.

Магистратура Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) в институте адвокатуры по специальности юриспруденция. Квалификация - магистр.

Направления деятельности: защита интеллектуальной собственности, товарных знаков, авторских прав; споры с торговыми сетями; исполнение судебных актов Российской Федерации на территории иностранных государств.

Увлечения: художественная литература, кинематограф, футбол, теннис, путешествия.

Грибова Инна - юрист

Образование высшее.

Окончила Московскую государственную юридическую академию по специальности юриспруденция (гражданско-правовая специализация).

Курсы "КонсультантПлюс/Технология 3000". Сертификат уровня "Профессионал". 2006 г.

Направления деятельности: споры с торговыми сетями; оспаривание результатов государственных торгов, коммерческих тендеров, электронных аукционов и конкурсов; защита исключительных прав.

Спортивные увлечения: верховая езда.

Синицина Валентина – руководитель отдела делопроизводства и технического обслуживания

Спортивные увлечения: йога, спортивная аэробика.

Силантьев Виктор – управляющий траспортно-техническим отделом

Спортивные увлечения: футбол. 

Карасев Олег –  системный администратор

Спортивные увлечения: теннис.

mgka-patronus.ru

Миллиарды Минеева: расследование адвокатов | Слив Компромата

Юристы, защищающие интересы матери убитого магната, доказывают ошибочность версии следствия.

Следствию выгодна версия, что именно Минеев был конечным собственником имущества

В последнее время в ряде СМИ и на одном из федеральных телеканалов появились публикации и сюжет о ходе расследования дела об убийстве бизнесмена Александра Минеева, в которых комментарии давали и представители правоохранительных органов. Минеев владел недвижимостью на $1 млрд, захват которой и был основной целью злоумышленников. По мнению адвокатов, которые представляли в деле интересы матери Александра, изложенная в публикациях версия убийства далека от истины. Защитники провели собственное расследование и решили представить свою точку зрения и хронологию развития событий.

Громкой эта история стала после сообщения о расстреле из автомата в подмосковной Загорянке Александра Минеева. Интерес у общественности вызвало в первую очередь не само убийство, а сообщения в СМИ о том, что за пару месяцев до этого преступления были похищены объекты недвижимости на сумму $1 млрд, возвратом которых занялся Минеев. От этой же самой версии стали отталкиваться и адвокаты матери Александра Минеева, к которым последняя обратилась с просьбой о помощи спустя неделю после похорон сына.

В связи с тем, что следователь Антонов, которому было поручено расследование уголовного дела, с самого начала отказался считать мать погибшего потерпевшей по делу, адвокаты приняли решение начать собственное расследование.

Почти все СМИ сразу назвали Минеева бенефициарным владельцем недвижимости, стоящим в конце цепочки юридических лиц. Такая версия появилась не без оснований. Допрошенные после убийства Минеева двое из лиц, непосредственно управлявших похищенной недвижимостью, назвали Минеева конечным выгодоприобретателем всего имущества.

Взяв за основу появившуюся в СМИ, а позднее и у официального следствия, версию о том, что бизнесмена убили в связи с его попытками в судебном порядке вернуть все похищенное имущество первоначальным собственникам, чьим представителем называл себя сам Минеев, адвокаты предложили установить, кому же в действительности принадлежали коммерческие площади и кто был их выгодоприобретателем.

В результате адвокатского расследования удалось узнать, что уже к началу 2006 года ООО «АМФИН» и ООО «АМКО-Капитал», учредителем которых был Александр Минеев, продали находившиеся у них в собственности помещения бывших магазинов «Партия» и «Домино» и в добровольном порядке заявили о своей ликвидации.

Позднее Александр Минеев на заседании Высокого суда Лондона по делу о разделе совместно нажитого имущества скажет: «Когда я покинул Россию в 2005 году, я отошел от дел. Я закрыл мои российские предприятия. Экономический и коммерческий климат в России был не очень хорошим, и я не хотел продолжать заниматься там бизнесом… Мое участие в деятельности всех компаний прекратилось в 2005 г., до нашего переезда в Англию. Поэтому она (супруга бизнесмена Ирина – «Росбалт») права, когда говорит, что я перестал управлять универсальными магазинами. После того как я прекратил коммерческую деятельность, недвижимое имущество было продано, я больше не владею им и не сдаю его внаем. Даже в случаях, когда я владел им, имели место крупные банковские займы» (параграфы 16, 35, 36 письменного заявления под присягой Александра Минеева).

В Лондоне отношения между супругами Минеевыми портятся. Александр Минеев: «Наши взаимоотношения в 2008 г. были такими же, как и раньше: не очень хорошими. Мы не очень ладили друг с другом, как и раньше, но я никогда не говорил, что мы должны развестись или что она должна вернуться и жить в Москве» (параграф 23 письменного заявления под присягой Александра Минеева).

По мнению адвоката матери Минеева Вадима Веденина, в 2009 году Ирина Минеева тайно развелась с Александром в Москве, ничего ему не сообщив об этом. При этом в своем заявлении о расторжении брака Ирина указывала, что «не существует никакого спора в отношении опеки над детьми или раздела имущества».

Получив таким образом развод, Ирина в 2010 году подает иск в Высокий суд Лондона к бывшему супругу Александру Минееву, требуя с него всю его лондонскую недвижимость, алименты на содержание и обучение детей и солидную денежную компенсацию за годы брака.

Александр Минеев: «Ирина говорит, что я «отказался» предоставить ей какую-либо финансовую помощь. Она неправа. Она никогда не просила у меня денег. Да она и не говорит, что просила. Я иногда давал деньги детям, но Ирина не просила их у меня. Меня не удивляло, что она их не просит, поскольку она всегда получала от меня деньги на протяжении нашего супружества, и я полагал, что у нее имеются сбережения… Я согласен с тем, что Ирине принадлежит большое количество драгоценностей, в том числе, кольцо с бриллиантом от «Графа», которое стоит 250 тыс. фунтов. Общая стоимость принадлежащих Ирине драгоценностей значительна. Ирина имеет и другие активы и банковские счета, кроме тех, которые она упомянула в параграфах 26, 27 ее письменного заявления под присягой. Ирина имеет банковский счет в банке «Кредит Свисс» в Женеве. Она открывала его, по крайней мере, 5 лет назад. Я был с ней в этом банке, когда она его открывала. Мне известно, какая сумма имеется на этом счету сейчас. Ей принадлежит автомобиль «Инфинити FX45», аналогичный «Рейнж Роверу», который она держит в Москве. Он стоит около 50 тыс. фунтов, и купил его ей я» (параграфы 24, 25, 27 письменного заявления под присягой Александра Минеева).

В начале 2012 года Александр Минеев возвращается жить в Москву, где решает поселиться в подмосковном коттедже своей матери Аллы Аркадьевны в поселке Загорянский.

По мнению Вадима Веденина, которое сложилась в результате адвокатского расследования, в 2012 году бывшим имуществом сети магазинов «Партия» и «Домино» владеет и управляет партнер Александра Минеева по бизнесу Константин Ваньков. Компаньоны договариваются, и Александр Минеев привлекается к управлению недвижимым имуществом. «Мы предполагаем, что Ваньков, убедившись в способности Минеева самостоятельно управлять принадлежащим ему арендным бизнесом, решил сменить род деятельности», - отмечает Вадим Веденин.

Адвокат выяснил, что одновременно с этим начинает развиваться другая история. На работу к Минееву личным помощником устраивается некий Борис Караматов, которому Минеев после бурной вечеринки рассказывает о том, что он является теневым хозяином большого количества московской недвижимости и что среди его работников одни воры и мошенники.

У Караматова тут же созревает план по отъему у любителя затяжных вечеринок всего (как он на тот момент считает) недвижимого имущества. Так в этой афере появляются и лжегенерал Куриленко, и финансист с темным прошлым Михаил Некрич, и зять беглого олигарха Бориса Березовского Георгий Шуппе. Произведя подготовительные действия по регистрации новых компаний-собственников, «компаньоны» ждали какого-то события, чтобы начать рейдерский захват, и оно случилось в августе 2013 года. Высокий суд Лондона вынес решение по иску бывшей жены и детей Минеева о взыскании с него всего английского имущества и 38 миллионов фунтов стерлингов.

«По нашему мнению, серьезную роль в этой истории играл столичный адвокат Сергей Боголюбский. По версии следствия, рейдерский захват имущества Минеева был осуществлен на деньги Некрича и Шуппе. А в России их интересы представлял Боголюбский. В результате в ходе расследования следствие вышло на него. Мы полагаем, что к этому времени Боголюбский уже мало общался с Некричем и Шуппе, а вполне мог начать поддерживать отношения с бизнесменами Палихатой, Максимом Лалакиным и рядом других лиц. Максим Лалакин - сын Сергея Лалакина, которого ранее СМИ называли лидером подольской ОПГ. По нашему мнению, среди нового окружения Боголюбского и стоит искать людей, которые желали стать конечными получателями недвижимости стоимостью $1 млрд, - отмечает Вадим Веденин.- Как я считаю, следователь Антонов с самого начала расследования ухватился за версию о том, что Минеев являлся единственным собственником недвижимого имущества, и не рассматривал никакие другие. Например, документы о том, что головная компания из Гонконга принадлежит другим лицам, Антонов посчитал не имеющими отношения к предмету расследования по уголовному делу, о чем в деле имеется его рапорт. Не захотели они разбираться и с непосредственно исходящим от Ванькова заявлением на имя руководителя ГСУ СК РФ по Московской области Маркова, в котором буквально сказано, что следователь «Антонов С.А. с не известными мне лицами вынудили меня подписать показания, которые были уже заготовлены, тем самым подтвердив, что бенефициаром был именно Минеев А.А. После этого следователь Антонов С.А. пообещал оставить меня в статусе свидетеля», - отметил Вадим Веденин. В результате заявления Ванькова также были оставлены без правовой оценки и даже не приобщены к материалам уголовного дела.

По мнению защитника, следствию выгодна версия, что именно Минеев был конечным собственником имущества. «Так ведь получается, что никого из претендентов на имущество не останется, кроме детей Минеева, с которыми уже успели к тому времени договориться и создать совместную компанию ООО «Наследники Минеева А.А.», а директором и учредителем стал бывший полицейский Игорь Терещенко», - полагает Вадим Веденин.

В связи с этим единственным вариантом защиты нарушенных прав собственников имущества стало решение Константина Ванькова о продаже головной компании «Crazy Dragon» людям, которые успешно защитили свои права владения недвижимым имуществом в арбитражных судах в России, а также доказали свою правоту и в судебных инстанциях Белиза, Сейшел и Гонконга.

В настоящее время имеются все решения, вступившие в законную силу, подтверждающие как саму корпоративную структуру владения имуществом, так и права собственности лиц, у которых оно сначала было похищено и затем возвращено в судебном порядке, несмотря на ожесточенное сопротивление, отмечает защитник.

Адвокат Веденин: «Одним из важных, не устраненных пока еще фундаментальных нарушений следственным органом прав законных собственников имущества является отмена постановления о признании потерпевшими компаний, чье имущество было похищено. То есть сам факт хищения собственности у компаний, по мнению следователя Антонова, есть, а ущерба компаниям нет. Чудеса логики! Печально, что уголовно-процессуальная система в России построена так, что добиться признания действий следователя по уголовному делу в судебном порядке неправомерными практически невозможно. Суды уклоняются от рассмотрения доводов жалобы по существу, ссылаясь на процессуальную самостоятельность следователя. Получается, что у следователя есть право творить любое беззаконие и нет механизма его привлечения к ответственности, равно как и восстановления нарушенного права».

Однако законные собственники не теряют надежды и готовят иски в международные суды, где попытаются доказать незаконность отказа в доступе к правосудию потерпевшим лицам, утверждает адвокат Веденин.

Источник

www.slivcompromata.com

Миллиарды Минеева: расследование адвокатов | Компромат из достоверных источников

Юристы, защищающие интересы матери убитого магната, доказывают ошибочность версии следствия о том, что именно Минеев был конечным собственником имущества

В последнее время в ряде СМИ и на одном из федеральных телеканалов появились публикации и сюжет о ходе расследования дела об убийстве бизнесмена Александра Минеева, в которых комментарии давали и представители правоохранительных органов. Минеев владел недвижимостью на $1 млрд, захват которой и был основной целью злоумышленников. По мнению адвокатов, которые представляли в деле интересы матери Александра, изложенная в публикациях версия убийства далека от истины. Защитники провели собственное расследование и решили представить свою точку зрения и хронологию развития событий.

Громкой эта история стала после сообщения о расстреле из автомата в подмосковной Загорянке Александра Минеева. Интерес у общественности вызвало в первую очередь не само убийство, а сообщения в СМИ о том, что за пару месяцев до этого преступления были похищены объекты недвижимости на сумму $1 млрд, возвратом которых занялся Минеев. От этой же самой версии стали отталкиваться и адвокаты матери Александра Минеева, к которым последняя обратилась с просьбой о помощи спустя неделю после похорон сына.

В связи с тем, что следователь Антонов, которому было поручено расследование уголовного дела, с самого начала отказался считать мать погибшего потерпевшей по делу, адвокаты приняли решение начать собственное расследование.

Почти все СМИ сразу назвали Минеева бенефициарным владельцем недвижимости, стоящим в конце цепочки юридических лиц. Такая версия появилась не без оснований. Допрошенные после убийства Минеева двое из лиц, непосредственно управлявших похищенной недвижимостью, назвали Минеева конечным выгодоприобретателем всего имущества.

Взяв за основу появившуюся в СМИ, а позднее и у официального следствия, версию о том, что бизнесмена убили в связи с его попытками в судебном порядке вернуть все похищенное имущество первоначальным собственникам, чьим представителем называл себя сам Минеев, адвокаты предложили установить, кому же в действительности принадлежали коммерческие площади и кто был их выгодоприобретателем.

В результате адвокатского расследования удалось узнать, что уже к началу 2006 года ООО «АМФИН» и ООО «АМКО-Капитал», учредителем которых был Александр Минеев, продали находившиеся у них в собственности помещения бывших магазинов «Партия» и «Домино» и в добровольном порядке заявили о своей ликвидации.

Позднее Александр Минеев на заседании Высокого суда Лондона по делу о разделе совместно нажитого имущества скажет: «Когда я покинул Россию в 2005 году, я отошел от дел. Я закрыл мои российские предприятия. Экономический и коммерческий климат в России был не очень хорошим, и я не хотел продолжать заниматься там бизнесом… Мое участие в деятельности всех компаний прекратилось в 2005 г., до нашего переезда в Англию. Поэтому она (супруга бизнесмена Ирина – «Росбалт») права, когда говорит, что я перестал управлять универсальными магазинами. После того как я прекратил коммерческую деятельность, недвижимое имущество было продано, я больше не владею им и не сдаю его внаем. Даже в случаях, когда я владел им, имели место крупные банковские займы» (параграфы 16, 35, 36 письменного заявления под присягой Александра Минеева).

В Лондоне отношения между супругами Минеевыми портятся. Александр Минеев: «Наши взаимоотношения в 2008 г. были такими же, как и раньше: не очень хорошими. Мы не очень ладили друг с другом, как и раньше, но я никогда не говорил, что мы должны развестись или что она должна вернуться и жить в Москве» (параграф 23 письменного заявления под присягой Александра Минеева).

По мнению адвоката матери Минеева Вадима Веденина, в 2009 году Ирина Минеева тайно развелась с Александром в Москве, ничего ему не сообщив об этом. При этом в своем заявлении о расторжении брака Ирина указывала, что «не существует никакого спора в отношении опеки над детьми или раздела имущества».

Получив таким образом развод, Ирина в 2010 году подает иск в Высокий суд Лондона к бывшему супругу Александру Минееву, требуя с него всю его лондонскую недвижимость, алименты на содержание и обучение детей и солидную денежную компенсацию за годы брака.

Александр Минеев: «Ирина говорит, что я «отказался» предоставить ей какую-либо финансовую помощь. Она неправа. Она никогда не просила у меня денег. Да она и не говорит, что просила. Я иногда давал деньги детям, но Ирина не просила их у меня. Меня не удивляло, что она их не просит, поскольку она всегда получала от меня деньги на протяжении нашего супружества, и я полагал, что у нее имеются сбережения… Я согласен с тем, что Ирине принадлежит большое количество драгоценностей, в том числе, кольцо с бриллиантом от «Графа», которое стоит 250 тыс. фунтов. Общая стоимость принадлежащих Ирине драгоценностей значительна. Ирина имеет и другие активы и банковские счета, кроме тех, которые она упомянула в параграфах 26, 27 ее письменного заявления под присягой. Ирина имеет банковский счет в банке «Кредит Свисс» в Женеве. Она открывала его, по крайней мере, 5 лет назад. Я был с ней в этом банке, когда она его открывала. Мне известно, какая сумма имеется на этом счету сейчас. Ей принадлежит автомобиль «Инфинити FX45», аналогичный «Рейнж Роверу», который она держит в Москве. Он стоит около 50 тыс. фунтов, и купил его ей я» (параграфы 24, 25, 27 письменного заявления под присягой Александра Минеева).

В начале 2012 года Александр Минеев возвращается жить в Москву, где решает поселиться в подмосковном коттедже своей матери Аллы Аркадьевны в поселке Загорянский.

По мнению Вадима Веденина, которое сложилась в результате адвокатского расследования, в 2012 году бывшим имуществом сети магазинов «Партия» и «Домино» владеет и управляет партнер Александра Минеева по бизнесу Константин Ваньков. Компаньоны договариваются, и Александр Минеев привлекается к управлению недвижимым имуществом. «Мы предполагаем, что Ваньков, убедившись в способности Минеева самостоятельно управлять принадлежащим ему арендным бизнесом, решил сменить род деятельности», - отмечает Вадим Веденин.

Адвокат выяснил, что одновременно с этим начинает развиваться другая история. На работу к Минееву личным помощником устраивается некий Борис Караматов, которому Минеев после бурной вечеринки рассказывает о том, что он является теневым хозяином большого количества московской недвижимости и что среди его работников одни воры и мошенники.

У Караматова тут же созревает план по отъему у любителя затяжных вечеринок всего (как он на тот момент считает) недвижимого имущества. Так в этой афере появляются и лжегенерал Куриленко, и финансист с темным прошлым Михаил Некрич, и зять беглого олигарха Бориса Березовского Георгий Шуппе. Произведя подготовительные действия по регистрации новых компаний-собственников, «компаньоны» ждали какого-то события, чтобы начать рейдерский захват, и оно случилось в августе 2013 года. Высокий суд Лондона вынес решение по иску бывшей жены и детей Минеева о взыскании с него всего английского имущества и 38 миллионов фунтов стерлингов.

«По нашему мнению, серьезную роль в этой истории играл столичный адвокат Сергей Боголюбский. По версии следствия, рейдерский захват имущества Минеева был осуществлен на деньги Некрича и Шуппе. А в России их интересы представлял Боголюбский. В результате в ходе расследования следствие вышло на него. Мы полагаем, что к этому времени Боголюбский уже мало общался с Некричем и Шуппе, а вполне мог начать поддерживать отношения с бизнесменами Палихатой, Максимом Лалакиным и рядом других лиц. Максим Лалакин - сын Сергея Лалакина, которого ранее СМИ называли лидером подольской ОПГ. По нашему мнению, среди нового окружения Боголюбского и стоит искать людей, которые желали стать конечными получателями недвижимости стоимостью $1 млрд, - отмечает Вадим Веденин.- Как я считаю, следователь Антонов с самого начала расследования ухватился за версию о том, что Минеев являлся единственным собственником недвижимого имущества, и не рассматривал никакие другие.

Например, документы о том, что головная компания из Гонконга принадлежит другим лицам, Антонов посчитал не имеющими отношения к предмету расследования по уголовному делу, о чем в деле имеется его рапорт. Не захотели они разбираться и с непосредственно исходящим от Ванькова заявлением на имя руководителя ГСУ СК РФ по Московской области Маркова, в котором буквально сказано, что следователь «Антонов С.А. с не известными мне лицами вынудили меня подписать показания, которые были уже заготовлены, тем самым подтвердив, что бенефициаром был именно Минеев А.А. После этого следователь Антонов С.А. пообещал оставить меня в статусе свидетеля», - отметил Вадим Веденин. В результате заявления Ванькова также были оставлены без правовой оценки и даже не приобщены к материалам уголовного дела.

По мнению защитника, следствию выгодна версия, что именно Минеев был конечным собственником имущества. «Так ведь получается, что никого из претендентов на имущество не останется, кроме детей Минеева, с которыми уже успели к тому времени договориться и создать совместную компанию ООО «Наследники Минеева А.А.», а директором и учредителем стал бывший полицейский Игорь Терещенко», - полагает Вадим Веденин.

В связи с этим единственным вариантом защиты нарушенных прав собственников имущества стало решение Константина Ванькова о продаже головной компании «Crazy Dragon» людям, которые успешно защитили свои права владения недвижимым имуществом в арбитражных судах в России, а также доказали свою правоту и в судебных инстанциях Белиза, Сейшел и Гонконга.

В настоящее время имеются все решения, вступившие в законную силу, подтверждающие как саму корпоративную структуру владения имуществом, так и права собственности лиц, у которых оно сначала было похищено и затем возвращено в судебном порядке, несмотря на ожесточенное сопротивление, отмечает защитник.

Адвокат Веденин: «Одним из важных, не устраненных пока еще фундаментальных нарушений следственным органом прав законных собственников имущества является отмена постановления о признании потерпевшими компаний, чье имущество было похищено. То есть сам факт хищения собственности у компаний, по мнению следователя Антонова, есть, а ущерба компаниям нет. Чудеса логики! Печально, что уголовно-процессуальная система в России построена так, что добиться признания действий следователя по уголовному делу в судебном порядке неправомерными практически невозможно. Суды уклоняются от рассмотрения доводов жалобы по существу, ссылаясь на процессуальную самостоятельность следователя. Получается, что у следователя есть право творить любое беззаконие и нет механизма его привлечения к ответственности, равно как и восстановления нарушенного права».

Однако законные собственники не теряют надежды и готовят иски в международные суды, где попытаются доказать незаконность отказа в доступе к правосудию потерпевшим лицам, утверждает адвокат Веденин.

Ссылки

Источник публикации

Топ

compromata.net

Юрист убитого олигарха Минеева «воскресла» и дала показания

В январе 2014 года, когда киллеры расстреляли одного из богатейших людей Москвы, никто не мог гарантировать, что Юлию Егорову, оказавшуюся в самом пекле действий рейдеров–убийц, не постигла печальная участь шефа. 27 – летняя девушка бесследно исчезла. Но, как выяснилось, фигурантка запутанного дела об убийстве миллионера Александра Минеева жива.

По неоцифиальным данным, следователи, ведущие дело Минеева, долгое время не могли обнаружить Егорову, однако недавно она дала показания.

Рейдеры, 27 пуль и иск об аресте

Контекст для пропажи юриста Егоровой был таким: 22 января 2014 года Range Rover вместе с олигархом и его водителем ехал из Загорянки в офис в Королеве. Минеев сидел на переднем пассажирском сиденье. Когда машина остановилась на светофоре, со стороны водителя и немного позади нее притормозила машина, из окна которой показался автомат. Преступник вел огонь наискосок, через весь салон Range Rover. Выпущенные 27 пуль попали в Минеева, от полученных ранений он скончался на месте. Водитель не пострадал.

По факту убийства было возбуждено уголовное дело по ст. 105 (убийство) и ст. 222 (незаконный оборот оружия) УК РФ. Следователям понадобилось меньше недели, чтобы найти автомобиль, из которого был застрелен Минеев. В ходе осмотра «Hyundai accent» на заднем сиденье был обнаружен автомат АК-47, калибра 5.45 с двумя магазинами.

Минеев ранее являлся владельцем недвижимости в престижных местах Москвы стоимостью свыше $700 млн. Но осенью 2013 года сотрудники МВД Дагестана неожиданно провели обыск в столичных офисах Минеева в рамках расследования о финансировании боевиков. Вскоре после этого более двадцати объектов, принадлежавших бизнесмену, оказались переписанными на неких уроженцев Кавказа. Когда олигарх обратился в правоохранительные органы, его убили.

Чуть позже выяснилось: Юлия Егорова 25 декабря прошлого года подала иск в Арбитражный суд Московской области с просьбой наложить арест на имущество и признать незаконными действия подставных лиц — Лямина Андрея Алексеевича и Прокопенко Александра Григорьевича, которые к этому времени уже успели войти в состав директоров многих российских фирмах, принадлежащих Минееву. Часть минеевских долей была переписана на четыре сейшельских и белизских офшора.

Одновременно с подачей исков Минеев обратился в правоохранительные органы, но погиб.

Рассказ директора

Юлия Егорова, возглавлявшая юридический отдел в ООО «Евразия» и формально занимающая место директора в четырех его офшорах, исчезла сразу после убийства Минеева, что не могло не натолкнуть на нехорошие мысли либо об ее смерти, либо об ее участии в сговоре с преступниками.

Появилась и такая версия: Егорова, знавшая убийц, была осведомлена об их кровожадных планах, вступила с ними в сговор и за определенную сумму денег помогла им оформить документы, по которым впоследствии были похищены активы Минеева.

Однако в беседе со следователями юрист всячески отрицает свою причастность к противоправной деятельности рейдеров. Так, Егорова сообщила, что устраивалась на работу юрисконсультом в «Евразию» в 2010 году. Непосредственным ее начальником был генеральный директор Маляров Максим Геннадьевич. Позже Егоровой было предложено занять должности директоров в офшорах «БраунКэп Лтд», «МилкиКэп Лтд», «СэпКэп Лтд» и «ОранджКэп Лтд», у которых были представительства в России. Егорова по указанию Минеева назначила в российские представительства двух гендиректоров — Тарасова Сергея Владимировича и Буганина Александра Андреевича. Конечным собственником офшоров являлся Александр Минеев. Он же, со слов Егоровой, и управлял компаниями, давал указания Тарасову и Буганину и контролировал сделки. Позже от Тарасова и Буганина Егорова узнала о том, что управление компаниями перешло в чужие руки. Рейдеры путем мошенничества вписали в учредительный состав неизвестно откуда взявшихся военного пенсионера из подмосковной Кубинки Андрея Лямина и некоего Александра Прокопенко, зарегистрированного в Георгиевске Ставропольского края.

На вопрос, откуда ей стало известно о захвате фирм, Егорова ответила, что во всех указанных российских организациях произошла смена генеральных директоров без уведомления директора, то есть ее. С ее слов, указаний о смене директоров в юридических лицах ею не давались, уставные доли не увеличивались и не передавались третьим лицам.

Так «за спиной» у Егоровой в отношении Минеева было совершено многомиллиардное мошенничество. А потом Минеева убили.

Были угрозы?

По неофициальным данным, ранее Егорова рассказывала несколько другую историю об обстоятельствах, при которых рейдерами были переписаны активы Минеева на общую сумму 1 млрд. долларов. Тогда Егорова сообщила, что рейдеры путем угроз ей и ее мужу, который имеет непосредственное отношение к силовым структурам РФ, добились от нее нужных подписей и перехватили управление компаниями, входящие в минеевускую империю.

В настоящий момент адвокаты Аллы Минеевой (мамы убитого) собираются на личный прием к Александру Бастрыкину. По их мнению, следователи СК РФ по Московской области, ведущие дело Минеева делают все, чтобы рейдеры, обокравшие Минеева и убившие его, не были найдены.

kriminal.lv

Кто захватил активы «Партии»

Луабея Мулумба из Замбии и Ричманд Аниаква из Ганы подружились, когда учились в медицинском университете в китайском Харбине. Парни уже защитили дипломы, работают врачами. А весной 2014-го именно Мулумба и Аниаква числились руководителями бизнес-империи, созданной российским миллиардером Александром Минеевым.

 Минеева застрелили 22 января 2014 года в подмосковном Королеве. А спустя три месяца, 23 апреля, в Гонконге директором компании Crazy Dragon International Limited был назначен Луабея Мулумба. Тогда же, в конце апреля,  друга Луабеи Ричманда назначили директором сразу четырех фирм, учрежденных головной компанией Crazy Dragon в Белизе и на Сейшельских островах, — OrangeCap Ltd, MilkyCap Ltd, BrownCap Ltd и CepCap Ltd. В свою очередь, эти офшорные компании выступали учредителями восемнадцати российских фирм, на которые были оформлены два десятка крупных торговых объектов в Москве и других регионах России общей площадью около 60 тысяч квадратных метров.

Уже 28 апреля и Луабея Мулумба, и Ричманд Аниаква подписали доверенности на имя российского адвоката Вадима Веденина на представление в судах интересов как компании Crazy Dragon, так и сейшельских и белизских компаний.

К тому времени в уголовных делах об убийстве Александра Минеева и рейдерском захвате его активов, объединенных в одно производство, уже были подозреваемые. Несколько человек были объявлены в международный розыск, несколько — находились в СИЗО или под домашним арестом. Среди подозреваемых была и бывшая начальница юридической службы убитого бизнесмена Юлия Егорова. Именно она числилась руководителем сейшельских и белизских офшоров до Ричманда Аниаквы. И Егорова знать не знала, что освобождена от должностей.

С момента назначения Луабеи Мулумбы директором компании Crazy Dragon, Ричманда Аниаквы — руководителем сейшельских и белизских офшоров, то есть с конца апреля 2014 года, фактически начались действия, похожие на «экспроприацию экспроприаторов».

Бизнес-карьера студентов-медиков продлилась недолго. 29 мая 2014 Луабею Мулумбу отстранили от выполнения обязанностей директора компании Crazy Dragon. На эту должность был назначен Александр Шибаков, который написал в регистрационный орган Гонконга заявление, что ему больше 18 лет и он согласен занять должность директора.

Через четыре дня, 2 июня, сменилось и руководство в белизских и сейшельских офшорах. Во всех четырех компаниях должность директора вместо Ричманда Аниаквы занял Александр Шибаков. А 5 июня Шибаков обратился в гонконгский регистрирующий орган с заявлением об изменении названия компании. Crazy Dragon International Limited превратилась в HK Crazy Dragon International Limited.

12 ноября 2014 года единоличным владельцем HK Crazy Dragon International Limited становится панамская компания FORUS Corporation. Та самая компания, о которой в первой части расследования я писал, что руководит ею все тот же Александр Шибаков. В той же публикации я упомянул о допросе Шибакова в рамках уголовного дела об убийстве Минеева. 24 июня 2014 года Шибаков, предупрежденный об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, заявил, что поручил своим китайским адвокатам провести переговоры «с директором «Крейзи Драгона» Лабелия Мулумба… в ходе которых было достигнуто согласие о продаже 100% пакетов акций компании «Крейзи Драгон». Покупателем в данной сделке выступила моя Сейшельская компания…» (орфография по протоколу допроса. — И.М.).

На самом деле события развивались несколько иначе. Луабея Мулумба не мог вести каких-либо переговоров по продаже «акций компании «Крейзи Драгон», потому что не имел на это полномочий, поскольку был номинальным директором.

Но прежде чем рассказать, как на самом деле у Crazy Dragon сменились акционеры, а 13 ноября 2015 года компания была и вовсе ликвидирована за ненадобностью, надо вспомнить, как создавалась Crazy Dragon. Лучше всех это помнил Константин Ваньков. Вот его рассказ, изложенный в протоколе допроса от 30 марта 2014 года: «Мной по указанию Минеева была приобретена офшорная компания Crazy Dragon. Данная компания была приобретена следующим образом. Через систему интернет лично я стал искать фирму-администратора, которая занимается созданием офшорных компаний. Через некоторое время я остановил свой выбор на компании из Гонконга CORE Ltd…»

Тут надо пояснить, что CORE Ltd — это сокращенное название гонконгской компании Company Registration & Business Services Limited in Hong Kong, оказывающей услуги по созданию офшорных компаний и подбирающей персонал. При этом бенефициару не обязательно прилетать в Гонконг, все операции проводятся через интернет. Что Ваньков и пояснил следователю: «Исключительно посредством электронной почты мной указанной компании было поручено создание офшорной компании с названием Crazy Dragon и назначение в нее номинального директора и учредителя, которые должны подписать специальное письмо, в котором указано, что они владеют акциями данной компании и управляют ею в интересах бенефициара, то есть Минеева. Номинальным директором и учредителем данной компании выступили неизвестные мне лица из числа жителей Гонконга».

Копия «трастового договора», подтверждающая, что бенефициар Crazy Dragon — Александр Минеев

По словам Ванькова, сразу после регистрации компании Crazy Dragon он получил экспресс-почтой весь пакет документов: «В этом пакете были следующие документы: устав, учредительный договор, сертификат акций, свидетельство о регистрации, а также трастовое письмо, о котором говорил выше. Оплата указанных услуг происходила безналичным расчетом на счет компании CORE Ltd, который они мне также прислали по электронной почте. Номер счета я передал Минееву, и он проводил оплату».

На этом процесс вывода активов не завершился: «После этого, по указанию Минеева, я опять же через CORE Ltd создал еще четыре офшорные компании: OrangeCap Ltd, MilkyCap Ltd, BrownCap Ltd и CepCap Ltd… учредителями которых стала компания Crazy Dragon. При этом две из четырех указанных мной офшорных компаний были зарегистрированы в государстве Белиз, а две — на Сейшельских островах. В эти компании уже было решено поставить директором нашего человека. В конце февраля я пригласил к себе в кабинет… Егорову Юлию Олеговну и по согласованию с Минеевым предложил ей стать номинальным директором компаний…»

Как я писал в предыдущей публикации, покинув Россию, Константин Ваньков в декабре 2014-го прислал следователю «Декларацию», что именно он 24 февраля 2012 года учредил гонконгскую компанию Crazy Dragon International Limited и до ноября 2014-го был единственным бенефициаром, а в ноябре 2014-го уступил все права панамской компании FORUS Corporation в лице Александра Шибакова.

Когда этот документ оказался в моем распоряжении, у меня возникли сомнения, что Ваньков написал правду. И не только потому, что утверждение о том, что конечным бенефициаром Crazy Dragon был именно он, противоречит показаниям Ванькова в ходе допроса 30 марта 2014 года. (Ваньков действительно мог быть напуган убийством Минеева, и признание, что все активы принадлежали ему, а не Минееву, по логике Ванькова могло быть равносильно заявлению, что «не того убили».)

Но есть еще несколько серьезных моментов, вынуждающих сомневаться в искренности Ванькова.

Во-первых, «Декларация» не стыкуется с показаниями Александра Шибакова, в протоколе допроса которого от 24 июня 2014 года черным по белому написано, что переговоры о покупке 100% пакетов акций компании Crazy Dragon адвокаты Шибакова вели с «с директором «Крейзи Драгона» Лабелия Мулумба». И именно с ним было «достигнуто согласие» о сделке.

Еще одно более серьезное обстоятельство — это бракоразводный процесс в Высоком суде Лондона, о котором я тоже уже упоминал. Дело №FD10F0051, которое рассматривала судья Элеонора Кинг, было процессом о разделе имущества. И если в деле был только один истец — бывшая супруга Александра Минеева, то ответчиком был не только сам Минеев, но и еще пять фигурантов. В том числе компания SANTAKOFF Trust Limited, директором которой был Константин Ваньков.

Ваньков в суде так и не появился. Интересы возглавляемой им компании представляли королевские адвокаты Кристофер Вагстанффе и Лора Хитон из юридической фирмы Withers LLP. Адвокатов не допустили бы к процессу, если бы у них на руках не было доверенности, подписанной Ваньковым. А Withers LLP — международная компания, созданная еще в позапрошлом веке, в 1896 году, и дорожащая своей репутацией. Withers LLP, взявшись за дело, должны были основательно изучить все имеющиеся документы, предоставленные Ваньковым.

Александр Минеев пытался убедить суд, что он еще в 2006 году отошел от дел и не владеет какой-либо коммерческой недвижимостью. Это же пытались доказать и другие ответчики по делу. Но Высокий суд Лондона им не поверил, записав в решении, что Минеев «держит под полным контролем свою бизнес-империю», что сотрудник Минеева Константин Ваньков регулярно приезжал в Лондон для получения инструкций, касающихся предприятий, контролируемых Минеевым. Если бы у Константина Ванькова во время процесса в Лондоне был хоть какой-то документ, подтверждающий, что именно он конечный бенефициар компании Crazy Dragon, неужели он не представил бы его адвокатам из юридической фирмы Withers LLP, представляющим интересы возглавляемой им компании SANTAKOFF Trust Limited? Неужели об этом промолчал бы ключевой ответчик по делу Александр Минеев? Не логично.

Объяснить «забывчивость» и Минеева, и Ванькова можно только одним. Во время судебного процесса в Лондоне, завершившегося в конце 2013 года, конечным бенефициаром Crazy Dragon мог быть Александр Минеев.

А документы о том, что бенефициаром Crazy Dragon с момента регистрации в феврале 2012 года был Константин Ваньков, по всей видимости, появились в 2014-м, уже после убийства Минеева. Или же, что более вероятно, таких документов вообще не существует.

Это подтверждается и копией «трастового договора», предоставленного следствию другом детства Минеева Михаилом Лентьевым. Документ, датированный 12 марта 2013 года, подписан Раймондом Чаном, руководителем компании CORE Ltd. Той самой компании, которая и зарегистрировала компанию Crazy Dragon. Проведенная экспертиза показала, что подпись Раймонда Чана на документе — подлинная. Подлинность документа признали и в управлении внутренних доходов Гонконга. Немаловажно и то, что этот документ Лентьеву прислал именно Раймонд Чан.

Как же произошла предполагаемая смена бенефициара компании Crazy Dragon? За четыре месяца журналистского расследования мне удалось собрать достаточное количество сведений, чтобы попытаться восстановить хронику событий.

Как я уже говорил, 23 апреля 2014 года директором Crazy Dragon был назначен Луабея Мулумба. Его назначению предшествовала произошедшая в тот же день смена секретарской компании. CORE Ltd была заменена на компанию Hongkong Huasheng Accounting Office Limited. При этом документы на изменение подала компания Hongkong Huasheng Accounting Office Limited.

Как могла произойти смена организации, выполняющей секретарские функции, по заявлению компании, не имеющей никакого отношения к Crazy Dragon, мне пока не совсем понятно. Получается, что в Гонконге была зарегистрирована номинальная фирма, которая подала в местный реестр якобы от имени Crazy Dragon документы о смене секретарской компании?

Возможно, ответить на этот вопрос могла бы гонконгская полиция. Но на «Запрос о правовой помощи по уголовному делу №106556», направленный в Гонконг Генеральной прокуратурой, из министерства юстиции Гонконга пришел вежливый ответ. Суть следующая: мы не можем провести выемку документов Crazy Dragon и опросить свидетелей, потому что запрос составлен неправильно, в нем не содержится исчерпывающей информации, необходимой для официального начала процессуальных действий.

В предыдущей публикации я рассказывал о встрече с адвокатом Вадимом Ведениным и двумя его «коллегами», одного из которых мне удалось идентифицировать как Александра Каледина — партнера Шибакова в панамской компании FORUS Corporation.

Наш разговор длился больше часа. Задал я и вопрос, как же так получилось, что Вадим Веденин даже в сентябре 2014-го в публичных интервью говорил, что единственный бенефициар Crazy Dragon — Александр Минеев, а вскоре изменил свое мнение.

Веденин ответил, что первоначально его мнение сформировалось исходя из тех сведений, которые ему были известны до сентября.

Тут я подумал, что адвокат лукавит, пытаясь ввести меня в заблуждение. Как же он к сентябрю 2014 года мог ничего не знать о бенефициаре Crazy Dragon, если уже в апреле на него были выписаны доверенности Луабеей Мулумбой и Ричмандом Аниаквой? И он начал представлять их интересы в судах?

Когда наша встреча завершилась, Александр Каледин произнес, что, видимо, эта наша встреча не последняя.

— Мы готовы ответить на любые вопросы, — сказал он. — И готовы предоставить документы, подтверждающие каждое наше слово…

Через несколько дней после встречи в офисе «Форус-Групп» я позвонил адвокату Вадиму Веденину и попросил несколько документов. Напомнил, что во время встречи упоминался ответ из полиции Гонконга. Я сказал Веденину, что в моем распоряжении есть копия одного из ответов, но в нем написано, что они не могут изъять документы и допросить свидетелей, потому что запрос, направленный Генеральной прокуратурой России, не соответствует требованиям для подобного рода документов.

— Речь шла об этом ответе? — спросил я Веденина. — Или у вас есть копия другого документа из гонконгской полиции? Можете поделиться?

Еще я попросил документы, подтверждающие утверждение Каледина, прозвучавшее во время нашего разговора, что Шибаков действительно заплатил Ванькову за акции компании Crazy Dragon сумму с шестью нулями. А еще я хотел увидеть документ, подтверждающий, что до ноября 2014 года бенефициаром Crazy Dragon был именно Ваньков.

Веденин обещал перезвонить. Не обманул. Перезвонил. Но лишь для того, чтобы сообщить, что после консультаций со своим доверителем они решили никаких документов мне не предоставлять и больше не встречаться.

Ответ на запрос из управления внутренних доходов Гонконга

Окончание следует

www.novayagazeta.ru

Миллиарды Минеева: расследование адвокатов

Юристы, защищающие интересы матери убитого магната, доказывают ошибочность версии следствия.

В последнее время в ряде СМИ и на одном из федеральных телеканалов появились публикации и сюжет о ходе расследования дела об убийстве бизнесмена Александра Минеева, в которых комментарии давали и представители правоохранительных органов. Минеев владел недвижимостью на $1 млрд, захват которой и был основной целью злоумышленников. По мнению адвокатов, которые представляли в деле интересы матери Александра, изложенная в публикациях версия убийства далека от истины. Защитники провели собственное расследование и решили представить свою точку зрения и хронологию развития событий.

Громкой эта история стала после сообщения о расстреле из автомата в подмосковной Загорянке Александра Минеева. Интерес у общественности вызвало в первую очередь не само убийство, а сообщения в СМИ о том, что за пару месяцев до этого преступления были похищены объекты недвижимости на сумму $1 млрд, возвратом которых занялся Минеев. От этой же самой версии стали отталкиваться и адвокаты матери Александра Минеева, к которым последняя обратилась с просьбой о помощи спустя неделю после похорон сына.

В связи с тем, что следователь Антонов, которому было поручено расследование уголовного дела, с самого начала отказался считать мать погибшего потерпевшей по делу, адвокаты приняли решение начать собственное расследование.

Почти все СМИ сразу назвали Минеева бенефициарным владельцем недвижимости, стоящим в конце цепочки юридических лиц. Такая версия появилась не без оснований. Допрошенные после убийства Минеева двое из лиц, непосредственно управлявших похищенной недвижимостью, назвали Минеева конечным выгодоприобретателем всего имущества.

Взяв за основу появившуюся в СМИ, а позднее и у официального следствия, версию о том, что бизнесмена убили в связи с его попытками в судебном порядке вернуть все похищенное имущество первоначальным собственникам, чьим представителем называл себя сам Минеев, адвокаты предложили установить, кому же в действительности принадлежали коммерческие площади и кто был их выгодоприобретателем.

В результате адвокатского расследования удалось узнать, что уже к началу 2006 года ООО «АМФИН» и ООО «АМКО-Капитал», учредителем которых был Александр Минеев, продали находившиеся у них в собственности помещения бывших магазинов «Партия» и «Домино» и в добровольном порядке заявили о своей ликвидации.

Позднее Александр Минеев на заседании Высокого суда Лондона по делу о разделе совместно нажитого имущества скажет: «Когда я покинул Россию в 2005 году, я отошел от дел. Я закрыл мои российские предприятия. Экономический и коммерческий климат в России был не очень хорошим, и я не хотел продолжать заниматься там бизнесом… Мое участие в деятельности всех компаний прекратилось в 2005 г., до нашего переезда в Англию. Поэтому она (супруга бизнесмена Ирина – «Росбалт») права, когда говорит, что я перестал управлять универсальными магазинами. После того как я прекратил коммерческую деятельность, недвижимое имущество было продано, я больше не владею им и не сдаю его внаем. Даже в случаях, когда я владел им, имели место крупные банковские займы» (параграфы 16, 35, 36 письменного заявления под присягой Александра Минеева).

В Лондоне отношения между супругами Минеевыми портятся. Александр Минеев: «Наши взаимоотношения в 2008 г. были такими же, как и раньше: не очень хорошими. Мы не очень ладили друг с другом, как и раньше, но я никогда не говорил, что мы должны развестись или что она должна вернуться и жить в Москве» (параграф 23 письменного заявления под присягой Александра Минеева).

По мнению адвоката матери Минеева Вадима Веденина, в 2009 году Ирина Минеева тайно развелась с Александром в Москве, ничего ему не сообщив об этом. При этом в своем заявлении о расторжении брака Ирина указывала, что «не существует никакого спора в отношении опеки над детьми или раздела имущества».

Получив таким образом развод, Ирина в 2010 году подает иск в Высокий суд Лондона к бывшему супругу Александру Минееву, требуя с него всю его лондонскую недвижимость, алименты на содержание и обучение детей и солидную денежную компенсацию за годы брака.

Александр Минеев: «Ирина говорит, что я «отказался» предоставить ей какую-либо финансовую помощь. Она неправа. Она никогда не просила у меня денег. Да она и не говорит, что просила. Я иногда давал деньги детям, но Ирина не просила их у меня. Меня не удивляло, что она их не просит, поскольку она всегда получала от меня деньги на протяжении нашего супружества, и я полагал, что у нее имеются сбережения… Я согласен с тем, что Ирине принадлежит большое количество драгоценностей, в том числе, кольцо с бриллиантом от «Графа», которое стоит 250 тыс. фунтов. Общая стоимость принадлежащих Ирине драгоценностей значительна. Ирина имеет и другие активы и банковские счета, кроме тех, которые она упомянула в параграфах 26, 27 ее письменного заявления под присягой. Ирина имеет банковский счет в банке «Кредит Свисс» в Женеве. Она открывала его, по крайней мере, 5 лет назад. Я был с ней в этом банке, когда она его открывала. Мне известно, какая сумма имеется на этом счету сейчас. Ей принадлежит автомобиль «Инфинити FX45», аналогичный «Рейнж Роверу», который она держит в Москве. Он стоит около 50 тыс. фунтов, и купил его ей я» (параграфы 24, 25, 27 письменного заявления под присягой Александра Минеева).

В начале 2012 года Александр Минеев возвращается жить в Москву, где решает поселиться в подмосковном коттедже своей матери Аллы Аркадьевны в поселке Загорянский.

По мнению Вадима Веденина, которое сложилась в результате адвокатского расследования, в 2012 году бывшим имуществом сети магазинов «Партия» и «Домино» владеет и управляет партнер Александра Минеева по бизнесу Константин Ваньков. Компаньоны договариваются, и Александр Минеев привлекается к управлению недвижимым имуществом. «Мы предполагаем, что Ваньков, убедившись в способности Минеева самостоятельно управлять принадлежащим ему арендным бизнесом, решил сменить род деятельности», - отмечает Вадим Веденин.

Адвокат выяснил, что одновременно с этим начинает развиваться другая история. На работу к Минееву личным помощником устраивается некий Борис Караматов, которому Минеев после бурной вечеринки рассказывает о том, что он является теневым хозяином большого количества московской недвижимости и что среди его работников одни воры и мошенники.

У Караматова тут же созревает план по отъему у любителя затяжных вечеринок всего (как он на тот момент считает) недвижимого имущества. Так в этой афере появляются и лжегенерал Куриленко, и финансист с темным прошлым Михаил Некрич, и зять беглого олигарха Бориса Березовского Георгий Шуппе. Произведя подготовительные действия по регистрации новых компаний-собственников, «компаньоны» ждали какого-то события, чтобы начать рейдерский захват, и оно случилось в августе 2013 года. Высокий суд Лондона вынес решение по иску бывшей жены и детей Минеева о взыскании с него всего английского имущества и 38 миллионов фунтов стерлингов.

«По нашему мнению, серьезную роль в этой истории играл столичный адвокат Сергей Боголюбский. По версии следствия, рейдерский захват имущества Минеева был осуществлен на деньги Некрича и Шуппе. А в России их интересы представлял Боголюбский. В результате в ходе расследования следствие вышло на него. Мы полагаем, что к этому времени Боголюбский уже мало общался с Некричем и Шуппе, а вполне мог начать поддерживать отношения с бизнесменами Палихатой, Максимом Лалакиным и рядом других лиц. Максим Лалакин - сын Сергея Лалакина, которого ранее СМИ называли лидером подольской ОПГ. По нашему мнению, среди нового окружения Боголюбского и стоит искать людей, которые желали стать конечными получателями недвижимости стоимостью $1 млрд, - отмечает Вадим Веденин.- Как я считаю, следователь Антонов с самого начала расследования ухватился за версию о том, что Минеев являлся единственным собственником недвижимого имущества, и не рассматривал никакие другие. Например, документы о том, что головная компания из Гонконга принадлежит другим лицам, Антонов посчитал не имеющими отношения к предмету расследования по уголовному делу, о чем в деле имеется его рапорт. Не захотели они разбираться и с непосредственно исходящим от Ванькова заявлением на имя руководителя ГСУ СК РФ по Московской области Маркова, в котором буквально сказано, что следователь «Антонов С.А. с не известными мне лицами вынудили меня подписать показания, которые были уже заготовлены, тем самым подтвердив, что бенефициаром был именно Минеев А.А. После этого следователь Антонов С.А. пообещал оставить меня в статусе свидетеля», - отметил Вадим Веденин. В результате заявления Ванькова также были оставлены без правовой оценки и даже не приобщены к материалам уголовного дела.

По мнению защитника, следствию выгодна версия, что именно Минеев был конечным собственником имущества. «Так ведь получается, что никого из претендентов на имущество не останется, кроме детей Минеева, с которыми уже успели к тому времени договориться и создать совместную компанию ООО «Наследники Минеева А.А.», а директором и учредителем стал бывший полицейский Игорь Терещенко», - полагает Вадим Веденин.

В связи с этим единственным вариантом защиты нарушенных прав собственников имущества стало решение Константина Ванькова о продаже головной компании «Crazy Dragon» людям, которые успешно защитили свои права владения недвижимым имуществом в арбитражных судах в России, а также доказали свою правоту и в судебных инстанциях Белиза, Сейшел и Гонконга.

В настоящее время имеются все решения, вступившие в законную силу, подтверждающие как саму корпоративную структуру владения имуществом, так и права собственности лиц, у которых оно сначала было похищено и затем возвращено в судебном порядке, несмотря на ожесточенное сопротивление, отмечает защитник.

Адвокат Веденин: «Одним из важных, не устраненных пока еще фундаментальных нарушений следственным органом прав законных собственников имущества является отмена постановления о признании потерпевшими компаний, чье имущество было похищено. То есть сам факт хищения собственности у компаний, по мнению следователя Антонова, есть, а ущерба компаниям нет. Чудеса логики! Печально, что уголовно-процессуальная система в России построена так, что добиться признания действий следователя по уголовному делу в судебном порядке неправомерными практически невозможно. Суды уклоняются от рассмотрения доводов жалобы по существу, ссылаясь на процессуальную самостоятельность следователя. Получается, что у следователя есть право творить любое беззаконие и нет механизма его привлечения к ответственности, равно как и восстановления нарушенного права».

Однако законные собственники не теряют надежды и готовят иски в международные суды, где попытаются доказать незаконность отказа в доступе к правосудию потерпевшим лицам, утверждает адвокат Веденин.

crimerussia.com


Смотрите также