Закон суров, но он закон...

Логика юриста


Логика в юридической деятельности. Сущность юридической логики

Юридическая логика — прикладной вид знаний, рассматривающий применение общей логики в конкретной специфической сфере человеческой деятельности — юриспруденции. Юридическая логика включает в себя все положения науки логики, демонстрируя вместе с тем особенности и значение их в юридической деятельности.

Логика — наука всеобщая, ее положения распространяются на все виды мыслительной деятельности. Законам и правилам логики подчиняются рассуждения на любую тему, если они претендуют на истинность, при этом не имеет значения, осознает или не осознает их рассуждающий.

Логическая сторона каждого вида деятельности имеет некоторые особенности, определяемые ее содержанием.

В зависимости от содержания рассуждения соблюдение логических правил может быть в большей или меньшей степени актуализированным. Один предмет требует высокой логической точности построения рассуждений, и тогда логика фактически входит в предмет, становится его составной частью, сливается с ним. Другой — такой точности не требует в силу либо очевидности тех выводов, которые интересуют человека, либо отсутствия к ним интереса. Например, если Иванов, находившийся в гостях у Петрова, попрощавшись, забрал с вешалки чужую шапку, то для наблюдавшего за этими действиями Сидорова (если он проявил к ним интерес) очевиден только факт завладения Ивановым каким-то головным убором; его утверждение: «Иванов взял шапку» истинно по крайней мере для него. Никаких специальных логических построений для проверки истинности своего утверждения он не делает, вывод основывает на личном восприятии события. Но если Сидоров задастся вопросом о принадлежности головного убора: является ли его владельцем сам Иванов или другое лицо, то ответ на него потребует сложного логического построения. Сидоров будет рассуждать примерно так: «Я видел (не видел) эту шапку на Иванове раньше, значит она принадлежит (не принадлежит) ему». Логический способ построения этого вывода не только демонстрирует рассуждение, но и выступает в качестве своеобразного доказательства истинности вывода, которое будет иметь не только фактическое, но и юридическое значение (например для следователя).

Рассуждение еще больше усложнится, если в данный пример ввести дополнительные вопросы: сознавал или не осознавал Иванов чужую принадлежность забираемого головного убора, имел или не имел он намерение вернуть головной убор владельцу, если понимал, что шапка чужая и др.? Ответы на эти вопросы затрагивают интересы и Иванова, и владельца головного убора, и, возможно, самого Сидорова (как свидетеля), поэтому ответы на них должны специально аргументироваться, что сразу же актуализирует соблюдение логической процедуры. Приобретает юридическое значение не только то, что утверждается (отрицается), но и то, как это делается, т. е. логика вывода.

Предмет рассудочной деятельности юридического характера требует, как видим, полноты соблюдения логической формы, законов и правил рассуждения, он придает логике исключительную актуальность, делает фактором, имеющим юридическую значимость. Логика, ее законы и правила входят в предмет юридической деятельности.

Юридическая деятельность — это деятельность по определению и установлению юридически значимых фактов, т. е. обстоятельств, порождающих определенные права и обязанности, предусмотренные законами. Она разнообразна и включает в себя такие направления, как правотворчество (законодательная деятельность), правоустановление (признание и юридическое закрепление прав и обязанностей лица) и правоприменение (правосудие, правозащита, лравоохрана). Во всех этих проявлениях юридическая деятельность связана с решением вопросов права. Это решение имеет обязательную силу, если соответствует закону, т. е. истинно; в противном случае, оно юридически ничтожно, не подлежит исполнению. Поэтому важно представлять себе место и значение логики, обеспечивающей истинность юридической деятельности.1. Юридическая деятельность — деятельность абсолютно либо преимущественно умственная.Всякая деятельность состоит из трех основных компонентов: мотивационного, интеллектуального и физического. Существует еще один компонент — духовный, который определяет смысл и социальную направленность деятельности, придавая ей знак «плюс» или «минус», но он влияет уже на ответственность лица за осуществляемую деятельность.Мотивационный компонент включает в себя потребности, интересы и идеалы, побуждающие к деятельности. В состав интеллектуального компонента входят работа сознания и воли и ее итог — решение, физического — действие (бездействие). Мотивационный элемент — обязательный, он действует всегда, без него как первоосновы невозможны ни интеллектуальная, ни физическая деятельность. Интеллектуальный компонент также является обязательным, совершение всякого действия (бездействия) предваряется и сопровождается умственной деятельностью. Физический компонент — необязательный, возможна деятельность «чисто» умственная, не сопровождающаяся действием (бездействием). «Чистыми» являются сугубо логические построения, в частности суждения и умозаключения. Они могут входить в деятельность, выражающуюся в оценке предметов, явлений, отдельных событий и ситуаций, в принятии решений в построении теоретических положений и т. п. Некоторые виды такой деятельности сопровождаются физическими акциями, но последние не образуют содержание, сущность деятельности, а служат лишь способами ее фиксации либо выступают в качестве вспомогательного, инструментального средства. Например, математик, выводя новую формулу, может записать ее (т. е. совершить соответствующее физическое телодвижение), хотя вполне может обойтись запоминанием; он может пользоваться компьютерной либо иной технической помощью, которая при всей значимости лишь содействует получению правильного вывода.Юридическая деятельность относится к преимущественно интеллектуальному виду. Принимая закон либо применяя его, субъект главным образом мыслит: обобщает факты, оценивает их, делает выводы, принимает решение. Эта деятельность — логическая, хотя допускает совершение физических действий вспомогательного либо фиксирующего характера (например оформление протокола).2. В юридической деятельности используются наряду с общими также специальные правовые понятия, существует свой понятийный аппарат, свой юридический язык, у нее своеобразный строй мышления, который можно уяснить, только специально применяя правила логики. Такая необходимость возникает прежде всего при толковании юридических терминов, определении содержания так называемых оценочных понятий, комментировании отдельных законоположений, уяснении тех или иных речевых оборотов и т. д.3. Юридическая мыслительная деятельность носит преимущественно опосредованный характер. Например, юрист, применяющий закон, обычно не может лично свидетельствовать о том или ином факте, имеющем юридическое значение. Факт учитывается в том виде, в каком он представлен ему в различных источниках: документах, объяснениях, материалах расследования, заключениях экспертов и специалистов и т. д. Более того, личное свидетельство недопустимо в юридической деятельности. Известно, в частности, что в интересах объективности ни следователь, ни судья не могут принимать участие в разрешении уголовного дела, если они были очевидцами преступления.При опосредованном способе оценки событий роль логики более высока, чем в выводах, построенных на личном восприятии; но также более высокой является и вероятность ошибки в случае нарушения правил, установленных логикой.4. Юридическая деятельность — деятельность познавательная, а всякое познание осуществляется преимущественно в логической форме. Установить юридический факт — значит не только обнаружить, но и познать его, назвать, отнести к известному разряду явлений, дать понятие. Только после того, как этот факт познан, он приобретает социальный и юридический смысл, до этого момента его как бы не существует. Например, если совершено преступление, то оно юридически отсутствует, его нет до тех пор, пока не будет выявлено событие преступления, установлен состав преступления, в том числе виновность конкретного лица в его совершении. А определить состав преступления — значит познать его.В процессе познания факта формируется понятие о нем, и эта процедура имеет соответствующую логическую форму. Например, суд, рассматривая и оценивая совершенное деяние, квалифицируя его, приходит к выводу о том, что оно представляет собой, к примеру, кражу. К этой оценке он приходит не сразу, а в результате выполнения определенных процедур, которые в логике именуются операцией образования понятия. Следовательно, важнейший оценочный вид юридической деятельности осуществляется на строго логической основе.5. Юридическая деятельность — деятельность, направленная на установление истины, т. е. соответствие юридических оценок и выводов фактически имевшим место обстоятельствам. Создавая юридический закон, законодательный орган должен позаботиться о том, чтобы он в максимальной степени отражал соответствующие социальные тенденции, чтобы действие закона обеспечивалось (гарантировалось) соответствующими социальными возможностями, в противном случае, он не будет соответствовать истине и не станет работать. Применяя норму права, необходимо установить ее адекватность ситуации, которую требуется разрешить на основе этой нормы. Иначе акт правоприменения подлежит отмене как ложный и способный породить социально вредные последствия.Вопрос об истине — главный не только для юридической деятельности, но и для логики. Соблюдение законов и правил логики — обязательное условие истинности суждений и умозаключений, делающее использование логики в юридической деятельности абсолютно необходимым.6. Юридическая деятельность — деятельность процедурная, она осуществляется в определенном порядке, чаще всего регламентированном в законе. Процедурным является, в частности, уголовно-процессуальное и гражданское процессуальное законодательство. В процедуре, нормативном процессе заложены определенные логика, последовательность, объем, характер и условия выполнения действий, в максимальной степени гарантирующих истинность выводов. Соблюдая юридическую процедуру, лицо следует заключенной в ней логике, нарушение установленных правил означает отступление от логики, а значит — от условий истинности выводов.7. Юридическая деятельность — деятельность доказательная. Какими бы объективно истинными не были юридические решения и оценки, они не могут претендовать на фактоустановление, если не обеспечиваются соответствующей аргументацией, доказательством. Доказательство же, равно как и опровержение, осуществляется по правилам логики.8. По правилам логики решаются также организационные, тактические и методические вопросы юридической деятельности. Логические процедуры и требования лежат, в частности, в основе построения оценочных версий, планирования самой деятельности, классификации норм и юридически значимых обстоятельств и т. д.

Таким образом, логика образует важнейшую составляющую юридической деятельности. Нарушение логики ведет к юридическим ошибкам и соответствующим негативным юридическим последствиям.Значение логики в юридической деятельности не ограничивается только тем, что она решает проблемы обеспечения истинности принимаемых решений. В отдельных случаях логика выступает также в качестве критерия определения качества предмета юридической деятельности. Предмет — это все то, на что направлено внимание лица, решающего юридическую задачу. Это прежде всего источники интересующей его информации: документы, объяснения, протоколы, Имеющиеся юридические решения, сами лица, представляющие информацию (свидетели, обвиняемые, эксперты и т. д.). Работая с этими источниками, юрист всегда решает важную для него задачу — определения доверительности источника, можно ли доверять тому, что из него следует. Одним из критериев доверительности служит логика представления информации. Если она не соблюдается (мысль сформулирована невнятно, выводы противоречивы, аргументация не приведена и т. д.), то предмет исследования (источник информации) вызывает сомнение.

Иногда логические отклонения служат индикатором психической неполноценности лица, представляющего информацию.

Психические аномалии, например, больного шизофренией проявляются прежде всего в нарушении логических связей в рассуждении. Речь его логически бессвязна, «разорвана», а порой и бессмысленна; характеризуется перескакиванием с объекта на объект; отсутствует связь слов с реальностью; используются новые словообразования, порой непонятные, так называемые неологизмы и т. д. Психическое расстройство, также входящее в предмет юридической деятельности, влияет на логику, т. е. форму рассуждения, и благодаря логике становится распознаваемым как факт.

Как видим, формальная логика занимает в юридической деятельности своеобразное положение, выступая в роли определителя качества юридических положений, выводов и решений, а в отдельных случаях и самого юридического факта. Указанные особенности позволяют выделить в общей логике ее частный вид — логику юридическую, объясняющую применение логики в юридической деятельности.

psyera.ru

§ 2. Логика в юридической деятельности. Сущность юридической логики

Юридическая логика – прикладной вид знаний, рассматривающий применение общей логики в конкретной специфической сфере человеческой деятельности – юриспруденции. Юридическая логика включает в себя все положения науки логики, демонстрируя вместе с тем особенности и значение их в юридической деятельности.

Логика - наука всеобщая, ее положения распространяются на все виды мыслительной деятельности. Законам и правилам логики подчиняются рассуждения на любую тему, если они претендуют на истинность, при этом не имеет значения, осознает или не осознает их рассуждающий.

Логическая сторона каждого вида деятельности имеет некоторые особенности, определяемые ее содержанием.

В зависимости от содержания рассуждения соблюдение логических правил может быть в большей или меньшей степени актуализированным. Один предмет требует высокой логической точности построения рассуждений, и тогда логика фактически входит в предмет, становится его составной частью, сливается с ним. Другой – такой точности не требует в силу либо очевидности тех выводов, которые интересуют человека, либо отсутствия к ним интереса. Например, если Иванов, находившийся в гостях у Петрова, попрощавшись, забрал с вешалки чужую шапку, то для наблюдавшего за этими действиями Сидорова (если он проявил к ним интерес) очевиден только факт завладения Ивановым каким-то головным убором; его утверждение: «Иванов взял шапку» истинно по крайней мере для него. Никаких специальных логических построений для проверки истинности своего утверждения он не делает, вывод основывает на личном восприятии события. Но если Сидоров задастся вопросом о принадлежности головного убора: является ли его владельцем сам Иванов или другое лицо, то ответ на него потребует сложного логического построения. Сидоров будет рассуждать примерно так: «Я видел (не видел) эту шапку на Иванове раньше, значит она принадлежит (не принадлежит) ему». Логический способ построения этого вывода не только демонстрирует рассуждение, но и выступает в качестве своеобразного доказательства истинности вывода, которое будет иметь не только фактическое, но и юридическое значение (например для следователя).

Рассуждение еще больше усложнится, если в данный пример ввести дополнительные вопросы: сознавал или не осознавал Иванов чужую принадлежность забираемого головного убора, имел или не имел он намерение вернуть головной убор владельцу, если понимал, что шапка чужая и др.? Ответы на эти вопросы затрагивают интересы и Иванова, и владельца головного убора, и, возможно, самого Сидорова (как свидетеля), поэтому ответы на них должны специально аргументироваться, что сразу же актуализирует соблюдение логической процедуры. Приобретает юридическое значение не только то, что утверждается (отрицается), но и то, как это делается, т.е. логика вывода.

Предмет рассудочной деятельности юридического характера требует, как видим, полноты соблюдения логической формы, законов и правил рассуждения, он придает логике исключительную актуальность, делает фактором, имеющим юридическую значимость. Логика, ее законы и правила входят в предмет юридической деятельности.

Юридическая деятельность – это деятельность по определению и установлению юридически значимых фактов, т.е. обстоятельств, порождающих определенные права и обязанности, предусмотренные законами. Она разнообразна и включает в себя такие направления, как правотворчество (законодательная деятельность), правоустановление (признание и юридическое закрепление прав и обязанностей лица) и правоприменение (правосудие, правозащита, лравоохрана). Во всех этих проявлениях юридическая деятельность связана с решением вопросов права. Это решение имеет обязательную силу, если соответствует закону, т.е. истинно; в противном случае, оно юридически ничтожно, не подлежит исполнению. Поэтому важно представлять себе место и значение логики, обеспечивающей истинность юридической деятельности.

1. Юридическая деятельность – деятельность абсолютно либо преимущественно умственная.

Всякая деятельность состоит из трех основных компонентов: мотивационного, интеллектуального и физического. Существует еще один компонент – духовный, который определяет смысл и социальную направленность деятельности, придавая ей знак «плюс» или «минус», но он влияет уже на ответственность лица за осуществляемую деятельность.

Мотивационный компонент включает в себя потребности, интересы и идеалы, побуждающие к деятельности. В состав интеллектуального компонента входят работа сознания и воли и ее итог – решение, физического – действие (бездействие). Мотивационный элемент – обязательный, он действует всегда, без него как первоосновы невозможны ни интеллектуальная, ни физическая деятельность. Интеллектуальный компонент также является обязательным, совершение всякого действия (бездействия) предваряется и сопровождается умственной деятельностью. Физический компонент - необязательный, возможна деятельность «чисто» умственная, не сопровождающаяся действием (бездействием). «Чистыми» являются сугубо логические построения, в частности суждения и умозаключения. Они могут входить в деятельность, выражающуюся в оценке предметов, явлений, отдельных событий и ситуаций, в принятии решений в построении теоретических положений и т.п. Некоторые виды такой деятельности сопровождаются физическими акциями, но последние не образуют содержание, сущность деятельности, а служат лишь способами ее фиксации либо выступают в качестве вспомогательного, инструментального средства. Например, математик, выводя новую формулу, может записать ее (т.е. совершить соответствующее физическое телодвижение), хотя вполне может обойтись запоминанием; он может пользоваться компьютерной либо иной технической помощью, которая при всей значимости лишь содейртвует получению правильного вывода.

Юридическая деятельность относится к преимущественно интеллектуальному виду. Принимая закон либо применяя его, субъект главным образом мыслит: обобщает факты, оценивает их, делает выводы, принимает решение. Эта деятельность - логическая, хотя допускает совершение физических действий вспомогательного либо фиксирующего характера (например оформление протокола).

2. В юридической деятельности используются наряду с общими также специальные правовые понятия, существует свой понятийный аппарат, свой юридический язык, у нее своеобразный строй мышления, который можно уяснить, только специально применяя правила логики. Такая необходимость возникает прежде всего при толковании юридических терминов, определении содержания так называемых оценочных понятий, комментировании отдельных законоположений, уяснении тех или иных речевых оборотов и т.д.

3. Юридическая мыслительная деятельность носит преимущественно опосредованный характер. Например, юрист, применяющий закон, обычно не может лично свидетельствовать о том или ином факте, имеющем юридическое значение. Факт учитывается в том виде, в каком он представлен ему в различных источниках: документах, объяснениях, материалах расследования, заключениях экспертов и специалистов и т.д. Более того, личное свидетельство недопустимо в юридической деятельности. Известно, в частности, что в интересах объективности ни следователь, ни судья не могут принимать участие в разрешении уголовного дела, если они были очевидцами преступления.

При опосредованном способе оценки событий роль логики более высока, чем в выводах, построенных на личном восприятии; но также более высокой является и вероятность ошибки в случае нарушения правил, установленных логикой.

4. Юридическая деятельность – деятельность познавательная, а всякое познание осуществляется преимущественно в логической форме. Установить юридический факт - значит не только обнаружить, но и познать его, назвать, отнести к известному разряду явлений, дать понятие. Только после того, как этот факт познан, он приобретает социальный и юридический смысл, до этого момента его как бы не существует. Например, если совершено преступление, то оно юридически отсутствует, его нет до тех пор, пока не будет выявлено событие преступления, установлен состав преступления, в том числе виновность конкретного лица в его совершении. А определить состав преступления – значит познать его.

В процессе познания факта формируется понятие о нем, и эта процедура имеет соответствующую логическую форму. Например, суд, рассматривая и оценивая совершенное деяние, квалифицируя его, приходит к выводу о том, что оно представляет собой, к примеру, кражу. К этой оценке он приходит не сразу, а в результате выполнения определенных процедур, которые в логике именуются операцией образования понятия. Следовательно, важнейший оценочный вид юридической деятельности осуществляется на строго логической основе.

5. Юридическая деятельность – деятельность, направленная на установление истины, т.е. соответствие юридических оценок и выводов фактически имевшим место обстоятельствам. Создавая юридический закон, законодательный орган должен позаботиться о том, чтобы он в максимальной степени отражал соответствующие социальные тенденции, чтобы действие закона обеспечивалось (гарантировалось) соответствующими социальными возможностями, в противном случае, он не будет соответствовать истине и не станет работать. Применяя норму права, необходимо установить ее адекватность ситуации, которую требуется разрешить на основе этой нормы. Иначе акт правоприменения подлежит отмене как ложный и способный породить социально вредные последствия.

Вопрос об истине – главный не только для юридической деятельности, но и для логики. Соблюдение законов и правил логики – обязательное условие истинности суждений и умозаключений, делающее использование логики в юридической деятельности абсолютно необходимым.

6. Юридическая деятельность – деятельность процедурная, она осуществляется в определенном порядке, чаще всего регламентированном в законе. Процедурным является, в частности, уголовно-процессуальное и гражданское процессуальное законодательство. В процедуре, нормативном процессе заложены определенные логика, последовательность, объем, характер и условия выполнения действий, в максимальной степени гарантирующих истинность выводов. Соблюдая юридическую процедуру, лицо следует заключенной в ней логике, нарушение установленных правил означает отступление от логики, а значит – от условий истинности выводов.

7. Юридическая деятельность - деятельность доказательная. Какими бы объективно истинными не были юридические решения и оценки, они не могут претендовать на фактоустановление, если не обеспечиваются соответствующей аргументацией, доказательством. Доказательство же, равно как и опровержение, осуществляется по правилам логики.

8. По правилам логики решаются также организационные, тактические и методические вопросы юридической деятельности. Логические процедуры и требования лежат, в частности, в основе построения оценочных версий, планирования самой деятельности, классификации норм и юридически значимых обстоятельств и т.д.

Таким образом, логика образует важнейшую составляющую юридической деятельности. Нарушение логики ведет к юридическим ошибкам и соответствующим негативным юридическим последствиям.

Значение логики в юридической деятельности не ограничивается только тем, что она решает проблемы обеспечения истинности принимаемых решений. В отдельных случаях логика выступает также в качестве критерия определения качества предмета юридической деятельности. Предмет - это все то, на что направлено внимание лица, решающего юридическую задачу. Это прежде всего источники интересующей его информации: документы, объяснения, протоколы, Имеющиеся юридические решения, сами лица, представляющие информацию (свидетели, обвиняемые, эксперты и т.д.). Работая с этими источниками, юрист всегда решает важную для него задачу – определения доверительности источника, можно ли доверять тому, что из него следует. Одним из критериев доверительности служит логика представления информации. Если она не соблюдается (мысль сформулирована невнятно, выводы противоречивы, аргументация не приведена и т.д.), то предмет исследования (источник информации) вызывает сомнение.

Иногда логические отклонения служат индикатором психической неполноценности лица, представляющего информацию.

Психические аномалии, например, больного шизофренией проявляются прежде всего в нарушении логических связей в рассуждении. Речь его логически бессвязна, «разорвана», а порой и бессмысленна; характеризуется перескакиванием с объекта на объект; отсутствует связь слов с реальностью; используются новые словообразования, порой непонятные, так называемые неологизмы и т.д. Психическое расстройство, также входящее в предмет юридической деятельности, влияет на логику, т.е. форму рассуждения, и благодаря логике становится распознаваемым как факт.

Как видим, формальная логика занимает в юридической деятельности своеобразное положение, выступая в роли определителя качества юридических положений, выводов и решений, а в отдельных случаях и самого юридического факта. Указанные особенности позволяют выделить в общей логике ее частный вид - логику юридическую, объясняющую применение логики в юридической деятельности.

studfiles.net

ЛЕКЦИИ. / Правовой колледж ЛНУ им. Франко =lybs.ru= =lybs.ru=

Вопрос о значении логики для права, о соотношении этих двух наук долгое время привлекало внимание логиков, философов, юристов. В течение многих веков издавались труды, посвященные его исследованию. Так, еще в конце XVI в., в 1588 году, была издана книга Авраама Франца «Правовая логика», основная цель которой заключалась в демонстрации тесной связи логических и правовых знаний.

С тех пор прошло много времени, но интерес к этому вопросу не исчез. Оно и сегодня остается актуальным, о чем свидетельствует его активное обсуждение учеными на страницах многих изданий как правовой, так и логической направленности.

Именно юристы постоянно подтверждали большое значение логических знаний для правоведов. Так, в начале XX в. в правовой литературе неоднократно отмечалось о необходимости знаний по логике для правовой деятельности. Правовед В.Д. Катков в 1913 году высказывался за то, что связь юриспруденции и логики настолько очевиден, что было бы так же странно сомневаться в нем, как и доказывать его.1

Эту точку зрения поддерживал известный русский дореволюционный юрист Е.В. Васьковский, которому принадлежат такие слова: «Нельзя правильно мыслить без понятия о логике, можно хорошо говорить на любом языке без знания ее грамматики. Но логика и грамматика учат мыслить и говорить сознательно и находить ошибки у себя и других».2

Большинство современных ученых-юристов в своих трудах также подчеркивают тесную связь логики и права. Так, В.М. Кудрявцев отмечает, что «нет никакой другой области общественной жизни, где

нарушение законов логики, построение неправильных умозаключений вызывает такое существенный вред, как в области права. Логичность рассуждений, строгое соблюдение законов правильного мышления при рассмотрении и разрешении дела - это элементарная необходимое требование для каждого юриста».1

С. Тарарухін при рассмотрении вопроса о квалификации преступления особо подчеркивает логическом аспекте этой проблемы, позволяющий, по его мнению, «совместить ее фактическую и юридическую основу в единое целое».2

Значительный интерес к логических исследований выявляют также другие современные правоведы. Обратимся к монографии выдающегося российского юриста С. Алексеева «Восхождение к праву. Поиски и рэш-нияо, что вышла из печати в 2001 г. В этой работе автор неоднократно подчеркивает значение формальной логики для современного правоведения. По его мнению, «право представляет собой логическую систему. На уровне догмы права своеобразие права как логической системы характеризуется ее глубоким единством с формальной логикой, или шире - математической (символической логике). И право в этом отношении является своеобразным домом, изначальным, родным домом формальной логики».

Он считает, что «фокусом работы по совершенствованию современного законодательства и практики его применения является повышение уровня «формальной логичности» юридической системы и ее подразделений, устранение существующих противоречий, несогласованностей, то есть достижение максимально возможного совершенства действующего права с точки зрения формальной логики*.3

Логики, как и юристы, также всегда утверждали великое значение логического знания для правоведов, эффективность исследования правовой проблематики средствами логики.

Так, еще в 1672 году выдающийся немецкий философ, логик, математик, правовед Г. Лейбниц написал работу, которая называлась «Еlementa juris naturalis», где попытался определить основные модальности права (]іігІ5 тосіаііа) и выяснить логические отношения между ними.

Считается, что именно эта работа открыла новое направление логических исследований, а именно - деонтичну логику, или, как ее еще называют в литературе, логику норм.

Кроме этого направления логических исследований непосредственное отношение к праву имеют также такие разделы современной логики, как темпоральна логика, епістемічна логика, логика действия, логика взаимодействия, логика вопросов и ответов и др.

Выясним теперь, в чем же заключается значение логики для юристов?

Во-первых, эта дисциплина формирует логическую культуру правоведа, помогает ему в сложных ситуациях правовой деятельности мыслить правильно, быстро находить логические ошибки в своих рассуждениях и в рассуждениях других людей, грамотно их опровергать.

Конечно, кое-кто считает, что и без логики его рассуждения являются безупречными, и изучение этой науки вряд ли принесет большую пользу. Действительно, каждый человек обладает стихийной, интуитивной логикой. Без нее она была бы не в состоянии мыслить и общаться с другими людьми. Однако логическая интуиция никогда не сможет заменить человеку логического знания. Так, интуитивная логика не всегда с успехом решает те проблемы, которые встают перед ней. Она чаще всего оказывается недостаточной для критики неправильных соображений. С ее помощью можно только констатировать какую-ошибку в рассуждении, но объяснить эту ошибку невозможно.

Приведем такой пример для демонстрации необходимости логических знаний для человека. Сравним личность, которая изучает логику, с бегуном. Спортсмен может бежать и без знания специальной техники бега, тех физиологических процессов, которые происходят в процессе бега у него в организме, психологических факторов успешного преодоления дистанции. Но если этот человек хочет добиться значительных результатов в спорте, то она будет вынуждена со всем этим ознакомиться. Иначе успеха в этом деле она никогда не достигнет.

Так и с логикой. Если человек хочет быть интеллектуально развитой, научиться грамотно рассуждать, со знанием, а не стихийно применять законы и правила логики, изучение этой науки для нее должно стать обязательным.

Итак, логика - это своеобразное орудие для тренинга ума.

Во-вторых, значение логики для студентов-юристов заключается в том, что методы логического анализа могут применяться для толкования законодательства.

Известный русский дореволюционный юрист, ведущий специалист в области толкования права Есть. Васьковский еще в 1913 г. в предисловии к своей книге «Руководство к толкованию и применению законов. Для начинающих юристов» писал: «Первое, что должен усвоить каждый, кто хочет стать юристом-практичес-ком, - это умение работать с законом и вообще с источником права. Без такого умения он будет неспособным сделать самостоятельно ни одного шага: юрист, который не знает, как находить, толковать и применять законы, настолько беспомощен, как врач, который не приобрел навыков в лечении больных и назначении лекарств».1

Существуют различные способы толкования норм права: языковой, логический, систематический, историко-политический, телеологический, специальный юридический. Логический способ, который заключается в исследовании средствами логики структуры правовых текстов, занимает среди них видное место. В процессе толкования правовой нормы могут применяться разнообразные методы логического анализа понятий, высказываний, рассуждений, а также методы анализа логических операций: определения, разделения, классификации и т.д.

Итак, методы логики могут выступать методами толкования правовых текстов.

В-третьих, значение логических знаний для юристов заключается в том, что методы современной логики сегодня с успехом могут использоваться для исследования научных проблем в правоведении. Благодаря им становится возможным логическое моделирование правовой проблематики, что позволяет перевести содержательные соображения по той или иной проблемы с неточной естественного языка на точную язык логики. Таким образом, содержательная модель проблемы, что исследуется, уточняется и упрощается, а содержание концепта проблемной ситуации получает точное и четкое выражение.

Именно в этом смысле можно говорить, что методы современной логики входят в состав методологии правоведения.

Как видим, изучение логики для будущих юристов имеет как практическое, так и теоретическое значение.

Надеюсь, что ознакомление с теоретическими разделами учебника и упорная работа над практическими заданиями поможет всем желающим не только повысить свою логическую культуру мышления, но и овладеть глубокими знаниями в области современной логики.

Книга: ЛОГИКА ДЛЯ ЮРИСТОВ: ЛЕКЦИИ. / Правовой колледж ЛНУ им. Франко

СОДЕРЖАНИЕ

На предыдущую

lybs.ru

Учебное пособие для юридических вузов

§ 4. Роль логики в формировании логической культуры юриста

Формальная логика является важнейшей составляющей духовной культуры. Ее достижения используются при осмыслении различных областей человеческой деятельности, широко приме­няются в психологии и лингвистике, теории управления и педагогике, юриспруденции и других науках. Разделы логики являются теоретической основой кибернетики, вычислительной математики, теории информации, а также методологической основой познания и общения.

Вместе с тем существует обыденное мнение, принижающее значение ло­гики. Некоторые люди считают, будто бы логическое знание несуществен­но, так как человек может мыслить правильно и без специальных зна­ний. Возражая против такого подхода, приведем ряд принципиальных соображений.

Да, люди способны мыслить логично, не зная логики и ее законов, по­добно тому, как они могут правильно говорить, не зная алфавита и правил грамматики. Это связано с тем, что мир, который отражается в нашем мыш­лении, логичен сам по себе.

Однако это вовсе не исключает возможных логических ошибок. А ошибки в мыслях порождают ошибки в практических делах. Ошибки в практических делах приводят к искаженному конечному результату. Поэтому для современ­ного специалиста стихийной правильности мышления явно недостаточно. Он должен научиться контролировать мышление со стороны его формы, со­знательно управлять этим процессом: проверять его правильность, преду­преждать возникновение логических ошибок, а также находить их и исправ­лять. В этом смысле значение формальной логики несомненно велико.

Однако следует избегать традиционного заблуждения, которое проявля­ется в утверждении, что логика учит человека мыслить. Это не так. Мышле­ние - такой же объективный процесс, как и дыхание, например. Поэтому любой нормальный человек может мыслить и не изучая логики. Однако в практических сферах, где мышление является инструментом профессио­нальной деятельности, для специалиста важным является не умение просто мыслить, а правильно мыслить. Точно так же как умение правильно дышать в сферах, где дыхание является инструментом профессиональной деятельности (например, плавание, бег, пение, дикция и т.п.).

Формальная логика, таким образом, учит человека правильно мыслить, тем самым усиливая и развивая его мыслительные способности. Да и можно ли без логики ответить на вопрос: правильно или неправильно наше мышле­ние? Это возможно достичь только в процессе специальной подготовки -последовательном и углубленном изучении науки логики, результатом ко­торого является формирование логической культуры современного специа­листа, в том числе и юриста.

Стихийное логическое мышление становится управляемым, если извест­ны правила логики и их знание применяется. Сознательно использовать правила логики — значит мыслить более точно, лучше овладевать методами мышления и применять их. Особенно это необходимо при получении вы­водного знания, истинность которого не обеспечивается стихийной пра­вильностью рассуждения. Такую процедуру юристам приходится выполнять постоянно.

Разнообразные способы логического рассуждения обнаруживаются и в практике доказывания, и в построении следственных версий, и в судопроиз­водстве, и в нормотворчестве, и в теоретическом анализе права. Логическая форма оказывает большое влияние на содержание правового мышления. Это

с одной стороны.

С другой стороны, сами содержательно-нормативные характеристики правового мышления во многом определяют особенности его логической формы. Конечно, познание, связанное с установлением истины по уголов­ным и гражданским делам, в известном смысле является частным случаем научного познания. Оно протекает в тех же логических формах и подчине­но тем же законам, что и познание в любой области знания. Тем не менее, процедуры исследования в правовой сфере специфичны, потому что они строго и детально регламентированы юридическими нормами, чего нет ни в какой иной области познания. Здесь закон устанавливает формы, в которых протекает вся познавательная деятельность. Выдающийся русский философ и государствовед И.А. Ильин, обосновывая необходимость предметного ло­гического и нормативного рассмотрения права, подчеркивал: «...Право тем совершеннее в формальном отношении, чем более оно продумано и чем бо­лее прямых определений содержится в его нормах; ибо в научной теории всегда остается спорное, а в правосознании - неустойчивое и подверженное влиянию частного интереса». И далее: «...Вся сила логического комментиро­вания должна быть направлена на то, чтобы иметь в виду, разуметь и отли­чать смысл, данный в законе, от всякого добавления, из каких бы благород­ных соображений оно ни проистекало»[2].

Смысл и значение мышления, следовательно, состоит в получении ново­го знания. Это связано с деятельностью человека, практическими задачами, решение которых требует установления сущности, закономерных связей действительности и конструирования на этой основе идеальной модели практического преодоления возникшей проблемной ситуации. Назначение мышления и заключается, прежде всего, в выявлении неизвестного, которое не дано человеку в непосредственном восприятии, но которое может быть установлено путем определения соотношения между известными данными, их взаимозависимости, или взаимовлияния.

Вот почему логика, исследуя логические формы и законы, рассматрива­ет мышление как средство постижения истины. Не случайно логику счита­ют орудием истины и незаменимым средством разоблачения лжи, заблужде­ния и дезинформации. Большое значение в этом процессе приобретают правила или нормы, которые определяют правильность мышления. В этом смысле формальная логика является наукой нормативной, потому что она указывает те нормы, которым мышление должно подчиняться. Ее главное значение для человека состоит в том, что она усиливает его мыслительные способности и делает мышление более рациональным.

Речь, таким образом, идет о культуре познавательного процесса, содер­жание которого схематично можно представить следующим образом:

В рамках рассматриваемого контекста для нас особый интерес представ­ляет культура абстрактно-логического мышления - мера развития человека как субъекта творческо-преобразующей деятельности, рассматриваемую со стороны его мыслительных возможностей и выражающуюся в способности логически правильно и диалектически верно отражать окружающую дейст­вительность специфическими средствами мышления.

Содержание культуры абстрактно-логического мышления проявляется, во-первых, в правильном логическом строе мыслительного процесса и, во-вторых, в адекватном диалектическом отражении действительности, позволя­ющем творчески преобразовывать ее сначала в мысли, а затем и на практике. Поэтому структурными элементами культуры рационального мышления вы­ступают формально-логическая культура мышления и объективно-диалекти­ческая культура мышления, которые и представлены на приведенной выше схеме.

Содержательную основу формально-логической культуры мышления юристов, которая образуется и развивается средствами формальной логики, составляет глубокое знание следующих компонентов:

- формально-логических принципов, служащих исходным пунктом не только познания собственно логической проблематики, но и реализации требований логики в юридической практике: принцип отражения действи­тельности абстрактным мышлением; принцип познаваемости логических связей; принцип однозначности; принцип предметности и др.;

- основных и неосновных формально-логических законов;

- форм абстрактного мышления - понятий, суждений, умозаключений, проблем, гипотез, теорий и др.;

- методов познания и выявления логических связей, имеющих формаль­но-логическую природу: дедукции, популярной и научной индукции, анало­гии, сравнения, анализа, синтеза и т.д.;

- логических операций: обобщения, ограничения, определения и деле­ния понятий, преобразования суждений и др.;

- совокупности многочисленных правил и требований, вытекающих из формально-логических законов, структуры мысли, методов построения рас­суждений: правил оперирования понятиями, правил соотношения основных видов суждений по их истинности или ложности, правил силлогизма и др.;

- средств, приемов и способов обеспечения доказательности и убеди­тельности юридической теории и практики, профессиональной речи;

- предостережений от возможных логических ошибок преднамеренного (софистического) или непреднамеренного (паралогического) характера: «подмены тезиса», «мнимого следования», «после этого, значит по причине этого», «от сказанного с условием к сказанному безусловно», «поспешности обобщения» и т. п.

Содержательную основу объективно-диалектической культуры мышле­ния составляет знание, разрабатываемое диалектической логикой. Данный аспект культуры абстрактно-логического мышления в пособии не рассмат­ривается.

Культура абстрактно-логического мышления составляет важнейший элемент фундамента логической культуры юриста. Она включает:

а) определенную совокупность знаний о средствах мыслительной дея­тельности и ее формах, усиливающих мировоззренческую и методологичес­кую позицию формально-логического решения наиболее типичных про­блем, выдвигаемых юридической практикой;

б) умение использовать эти знания в процессе мышления;

в) устойчивые навыки формирования стройной и убедительной мысли, обеспечения надежного самоконтроля в ходе рассуждения.

Логическая культура юриста занимает особое место в его общей культу­ре и ее основных слагаемых - политической, правовой, нравственной и т. д. Ведь как бы ни были специфичны данные виды культуры личности, они ос­новываются на мышлении, на его общих для всех людей формах и законах. Вот почему логическая культура является необходимым инструментом, поз­воляющим юристу увидеть истинную сущность сложных общественных яв­лений, правильно оценить их и убедительно показать специфику.

Эти качества необходимы каждому человеку, но для юриста они имеют особое значение, так как его деятельность во многом требует не только уз­копрофессиональной, но и преимущественно интеллектуальной подготов­ки, способности делать аргументированные выводы на основе логического мышления.

Следовательно, знание формальной логики помогает юристу:

1. Сознательно пользоваться исходными принципами правильного мыш­ления, прививать навыки четкого формулирования стройной и убедитель­ной мысли, обеспечивать самостоятельность в ходе рассуждения, развивать и дисциплинировать умственные способности правоведа, совершенствовать формальный аппарат его мышления.

2. Развивать логически стройную и аргументированную профессиональ­ную речь, обеспечивать ее научную убедительность.

3. Понимать самому и объяснять другим сложные политико-правовые явления и процессы, конкретные документы, актуальные ситуации, общест­венные причинно-следственные связи и т. д.

4. Вскрывать противоречия в показаниях потерпевшего, свидетеля, обви­няемого.

5. Опровергать необоснованные доводы своих оппонентов.

6. Разрабатывать судебно-следственные версии.

7. Составлять логически выдержанный план осмотра места происшествия.

8. Логически правильно составлять официальные юридические докумен­ты: протоколы, акты, заключения, обзоры, приказы, директивы и т. п.

9. Принимать правильные, обоснованные решения по конкретным су­дебным делам, актуальным правовым вопросам.

10. Предвидеть последствия своих и чужих высказываний, действий и поступков.

11. Выработать умение защищать свои убеждения, использовать возмож­ность логических средств в аргументированном отстаивании мировоззрен­ческих позиций и методологических установок.

12. Преодолевать инертность, косность мышления, которая довольно ча­сто не позволяет взглянуть на ситуацию без предвзятости и увидеть ее такой, какова она в реальности и т. п.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

1. Понятие о логической форме мысли и логическом законе. Предмет логики.

Логика переводится с древнегреческого как понятие «разум». Логика бывает объективной - закономерности в изменении вещей и явлений объективного мира и субъективной - являются отражением объективных закономерностей.

Логика - наука о мышлении.

Логическая форма – это структура мысли или способ связи элементов ее содержания. Логическая форма выражается посредством логических переменных и логических констант. В качестве логической переменной может выступать любая буква латинского алфавита: A, B, C, p, q. Константы, или логические постоянные, выступают способом связи логических переменных и выражаются словами: «все», «некоторые», «суть», «и», «или», «либо, либо», «если…, то» и т. д. Для обозначения логических констант употребляются символы, что позволяет достичь большей компактности и строгости изложения.

Между мыслями существуют связи, зависящие только от их логических форм. Так, например, прослеживается связь: «некоторые Р суть S», «некоторые S суть Р», то есть, если истинна одна из этих мыслей, то истинна и вторая вне зависимости от нелогического содержания этих мыслей. Связи между мыслями по формам, при которых истинность одних из этих мыслей обуславливает истинность других,называются логическими законами. Чтобы установить, является ли связь между некоторыми исходными высказываниями и высказыванием получаемым в результате рассуждения, логическим законом, необходимо вместо нелогических терминов подставлять в эти высказывания произвольные термины тех же типов и при этом всякий раз выяснять, окажется ли истинным получаемое высказывание при истинности исходных.

Предметом логики является выводное знание, т. е. знание, полученное из ранее проверенных истин в соответствии с определенными законами. Логику не интересует в каждом отдельном случае истинная характеристика исходного знания. Ее задача заключается в том, чтобы определить, следует ли вывод из определенных посылок с необходимостью либо лишь вероятно. Другой задачей является формализация и систематизация правильных способов рассуждений.

2. Основные этапы развития логики. Значение логики для юристов.

Логика начала разрабатываться в 6 веке до нашей эры в Древней Греции и Индии. Разрабатывалась она в связи с запросами развития ораторского искусства как часть риторики. Другим стимулом развития логики были запросы математики. В Древней Греции проблемы логики исследовали Демокрит, Сократ, Платон. Однако основателем науки считается ученик Платона - Аристотель. Он впервые систематизировал правила мышления и логические формы. В начале 20 века в логике произошла определенная революцию, связанная с применением математической логики. Идея немецкого ученого Лейбница о возможности улучшить умозаключения путем вычисления. Символическая логика начала создаваться лишь в середине 19 века. Именно использование методов симаолической логики отличает логику современную от традиционной, вместе с тем в современной логике сохраняются все достижения и вся проблематика традиционной логики.

Специфика работы юриста (будь то прокурор, судья, следователь, адвокат, юридический консультант, ученый-правовед и т.д.) заключается в постоянном применении особых логических приёмов и методов: определений и классификаций, аргументации и опровержений, и др. Степень владения этими приёмами, методами и иными логическими средствами является показателем уровня логической культуры юриста.

Многие великие философы, выдающиеся деятели науки и культуры: Платон и Гоббс, Ломоносов и Чернышевский, Тимирязев и Ушинский — придавали большое значение изучению логики, знанию ее законов, указывали на необходимость развивать способность к логическому мышлению. «Как бы ни относиться к вопросу, возрастают ли наши способности находить верные доводы в результате изучения логики или нет, — утверждает известный американский логик и математик С. Клини, — бесспорно, что в результате изучения логики увеличивается возможность проверять правильность рассуждений. Ведь логика дает методы анализа рассуждений... Даже если мы считаем, что сами можем не ошибаться в своих рассуждениях, то все же не сомневаемся, что есть немало склонных ошибаться (особенно среди несогласных с нами)».

«Логика — необходимый инструмент, освобождающий от лишних, ненужных запоминании, помогающий найти в массе информации то ценное, что нужно человеку, — писал известный физиолог академик Н.К. Анохин.— Она нужна любому специалисту, будь он математик, медик, биолог».

Мыслить логично — это значит мыслить точно и последовательно, не допускать противоречий в своих рассуждениях, уметь вскрывать логические ошибки. Эти качества мышления имеют большое значение в любой области научной и практической деятельности, в том числе и в работе юриста, требующей точности мышления, обоснованности выводов.

studfiles.net

§ 3. Значение формальной логики в деятельности юриста

Оценивая в общем значение формальной логики в жизни и деятельности юристов, хотелось бы напомнить о том как формировалось у людей правильное, логическое мышление и что оно значило для человека и для общества в целом.

Логическое мышление возникло в процессе развития самого человека. В своей жизнедеятельности человек объективно был предопределен на формирование у себя логически правильного мышления. Борьба за выживание и трудовая деятельность обусловили развитие у человека целеполагания, что позволило ему побеждать своих врагов и выделило его из среды животных. Этот момент очень удачно отразил К.Маркс. Он писал, что «... и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имеется в представлении человека, т.е. идеально»4.

4Маркс К. Капитал. // Маркс К., Энгельс Ф. – Соч. 2-е изд. – Т. 23. – С. 189.

Без логически правильного мышления человек не смог бы познать самые элементарные закономерности природы и общества, ибо для того чтобы направлять свою деятельность на достижение своих целей, человек должен был думать так, чтобы получаемые им знания являлись истинными. По данному поводу хотелось бы сослаться на остроумное замечание немецкого философа Г. Гегеля. Он сказал, что переваривать пишу можно и без знания физиологии пищеварения, но нельзя сомневаться в том, что знание физиологии позволяет нам наладить рациональное питание.

И сегодня, спонтанное мышление любого человека становится сознательным логическим мышлением, если известные правила логики им осознаются и эти знания им активно применяются. Сознательно использовать правила логики - значит мыслить более точно, лучше овладевать методами мышления и применять их. Особенно это необходимо при получении выводного знания, истинность которого не обеспечивается общественной практикой и «стихийной» формой рассуждения. В такие ситуации практически всегда попадают юристы и им очень часто приходится искать истину через целеполагание без четких граничных условий.

Логика учит их сознательно пользоваться исходными принципами правильного мышления, прививает навык формулирования четкой, стройной и убедительной мысли, обеспечивает самостоятельность в ходе рассуждения, развивает и дисциплинирует умственные способности, совершенствует формальный аппарат человеческого разума.

Вследствие этого, знание логики является неотъемлемой частью юридического образования. Это обусловлено спецификой работы юриста, будь он судья, адвокат, юрисконсульт, ученый-правовед и т.д. Всем им приходится постоянно определять и классифицировать выводы как решения, заниматься аргументацией и опровержением, обеспечивать точность и ясность высказываний, чтобы они однозначно трактовались и воспринимались людьми.

Знание логики помогает правильно строить судебно-следственные версии, составлять четкие планы расследования преступлений, намечать системы оперативных действий, не допускать ошибок при написании официальных документов: протоколов осмотра места преступлений, решений и постановлений, обвинительных заключений.

Известные юристы, опираясь на знание законов логики, очень точно выявляли ошибки в рассуждениях стороны обвинения, подсудимого, адвоката и обращали на это внимание суда. Такие логические доводы оказывали зачастую большое воздействие на него.

В последнее время возник раздел логики, называемый логикой норм. Логика норм позволяет упростить решение многих вопросов права. Она позволяет достаточно просто находить противоречия в нормативных актах, выяснять, следует ли данная норма из других норм и не является ли ее включение в нормативный акт ненужным, делает ли вновь принятый нормативный документ излишним ранее принятый или просто дополняет его.

Проблемы, сформулированные на языке формальной логики, могут обрабатываться на электронных вычислительных машинах с программным управлением. Если же необходимая степень точности формулировки не достигнута, то машинная обработка невозможна. Ни один важный шаг вперед в развитии истинного знания невозможен без опоры на логические принципы. Попытки же обойти логику, представить ее излишней и малозначительной опровергаются посредством самой логики, неумолимым действием ее законов. Логика - орудие истины и незаменимое средство разоблачения лжи, заблуждений и фальсификаций.

Знание логики составляет необходимый элемент общей духовной культуры юристов. Их высокая логическая культура, умение стройно и убедительно излагать свои мысли является важным средством завоевания ими авторитета и уважения среди сослуживцев, руководства, специалистов различного профиля. От умения судей строить умозаключения и исследовать доказательства, принимать решения зависит во многом эффективность правосудия.

Так, например, действовал суд, когда рассматривалось уголовное дело американского летчика-шпиона Френсиса Гарри Пауэрса в 1960 году.

Выступая в качестве государственного обвинителя, Р.А. Руденко продемонстрировал высочайшую логическую культуру не только в обвинительном выступлении, но и на этапах предварительного и судебного следствия.

Важнейшим аспектом данного дела являлось обоснование и вывод Генерального прокурора СССР о том, что американское правительство попирает общепризнанные нормы международного права, нарушает суверенитет и целостность СССР, совершает деяния, которые классифицируются как агрессия. Международное право попирали и близлежащие к Советскому Союзу государства, так как способствовали американскому правительству осуществлять такие деяния.

Он логически обоснованно и доказательно процитировал слова Президента США, которые противоречили реальным действиям государственных служб, в том числе и ЦРУ, агентом которого являлся Г. Пауэрс. Р. Руденко сказал: «… кощунственно звучат сейчас слова президента Эйзенхауэра, которые он произнес на заключительном заседании совещания глав правительств четырех держав в Женеве пять лет тому назад, 23 июля 1955 года. Он сказал тогда: «Я приехал в Женеву, ибо считаю, что человечество жаждет избавиться от войны и слухов о войне. Я приехал сюда потому, что всегда верил в добропорядочные инстинкты и здравый смысл людей, населяющих наш мир. Сегодня ночью я вернусь домой с непоколебимой уверенностью в этом и с молитвой о том, чтобы надежды человечества в свое время осуществились».

Эти торжественные слова были произнесены тогда, когда с самого начала деятельности правительства президента Эйзенхауэра действовала утвержденная им программа военного шпионажа и преступного нарушения суверенитета других государств»5.

5Руденко Р.А. Судебные речи и выступления. – М., 1987. – С. 222.

Далее он раскрывает роль других государств в данном уголовном преступлении. Он отмечает: «Товарищи судьи! Я считаю необходимым остановиться еще на одном важном вопросе, представляющем интерес с точки зрения международного уголовного права.

В рассматриваемом вами деле Пауэрса наличествует своеобразный случай международного соучастия. Как было установлено на предварительном и судебном следствии, шпионские агрессивные полеты американских самолетов над территорией Советского Союза и, в частности, полет Пауэрса на самолете «У-2» не могли бы иметь место, если бы близлежащие к Советскому союзу государства, в данном случае Турция, Пакистан и Норвегия, не предоставили своей территории американской военщине.

Предельная дальность полета самолета «У-2» не позволила бы ему оперировать непосредственно с территории США. Этот самолет, как и все шпионское подразделение «10-10», базировался на авиационной базе Инджирлик в Турции. Самолет Пауэрса вылетел в свой разбойничий полет с базы Пешавар в Пакистане. Закончить свой полет и приземлиться этот самолет должен был на норвежской базе Буде.

Подсудимый Пауэрс показал, что, когда самолеты «У-2» совершали разведывательные полеты вдоль границ Советского Союза, им указывались в качестве запасных аэродромы Мешхед и Тегеран в Иране. При полете 1 мая он мог использовать в качестве запасного любой аэродром в Норвегии, Пакистане и Иране, а также произвести посадку на аэродроме Соданкюля (Финляндия).

… Если расценивать все эти обстоятельства в соответствии с учением о соучастии, то следовало бы рассматривать в качестве соучастников преступления Пауэрса тех, кто был организатором и вдохновителем этого преступления, а также тех, кто в роли пособников явно содействовал совершению преступления предоставлением средств и устранением препятствий»6.

6 Руденко Р.А. Судебные речи и выступления. – М., 1987. – С. 223-224.

В завершении своей речи Генеральный прокурор, обращаясь к суду, сформулировал квалифицированное заключение: «Пусть ваш приговор послужит строгим предупреждением всем тем, кто проводит агрессивную политику, преступно попирает общепризнанные нормы международного права и суверенитет государств, провозглашает своей государственной политикой политику «холодной войны» и шпионажа»7.

7Руденко Р.А. Судебные речи и выступления. – М., 1987. – С. 228.

Суд вынес справедливое решение, приговорив Г. Пауэрса к 10 годам лишения свободы с отбыванием первых трех лет в тюрьме.

Структурно-логическая схема по теме (Логика как наука)

Вопросы для повторения

1. Что такое познание и какие формы мышления вы знаете?

2. Что изучает формальная логика и каков ее предмет?

3. Каковы основные психические процессы чувственного познания у человека?

4. Какие логические и дескриптивные термины вы знаете?

5. Что такое знак и каковы основные виды знаков?

6. Какие есть виды имен и каковы принципы их употребления?

7. Каково значение логики в обучении и профессиональной деятельности судьи?

Задачи и упражнения

Упражнение 1. Укажите смысл (собственный или приданный) и значения следующих имен.

1.1. Человек, живущий на иждивении родителей.

1.2. Тоталитарный режим.

1.3. Луна.

1.4. Ф. Достоевский.

1.5. Председатель правительства.

Упражнение 2. Выразите следующие высказывания языком логики.

2.1. Все юристы изучают логику, а некоторые юристы изучают маркетинговое право.

2.2. Все студенты второй группы юридического факультета РАП отличные спортсмены, и некоторые из студентов второй группы юридического факультета РАП изучают французский язык.

2.3. Возможно, идет дождь и дует сильный ветер.

2.4. Некоторые адвокаты знают отдельных политиков лучше, чем лучших машинистов электропоездов московского метрополитена.

2.5. Ни один член Государственной Думы Федерального Собрания РФ не является гражданином США.

Упражнение 3. Установите, являются ли приведенные рассуждения логически правильными.

3.1. Все студенты первой группы второго курса юридического факультета РАП – граждане России. Все студенты первой группы второго курса юридического факультета РАП – члены сборной команды РАП по волейболу. Следовательно, все члены сборной команды РАП по волейболу - студенты первой группы второго курса юридического факультета РАП.

3.2. Если философ принадлежит к «партии» идеалистов, то он не материалист. Если философ не материалист, то он дуалист или теолог. Этот философ не дуалист. Следовательно, он теолог или не принадлежит к «партии» идеалистов.

3.3. Если умер Перикл, то он умер или когда жил, или когда умер. Если когда жил, то он не умер, так как один и тот же человек и жил бы, и был бы мертв; но и не тогда, когда умер, ибо он был бы дважды мертвым. Стало быть, Перикл не умер.

Упражнение 4. Укажите значение следующих знаков-символов.

4.1. Вечный двигатель.

4.2. Автор «Капитала».

4.3. Обязанность.

4.4. Свобода.

4.5. Мысль.

studfiles.net

Глава 1. ЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ТОП 10:

А.А. ТЕР-АКОПОВ

ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛОГИКА

 

Учебное пособие

 

ББК 67.5; 87.4

Т 35

В подготовке схем принял участие в качестве соавтора к.ю.н. Ю.А. Зюбанов

Ответственный редактор: д.ю.н., профессор А.А. Толкаченко

Тер-Акопов А.А.

Т 35 Юридическая логика: Учебное пособие. - М.: ИКФ Омега-Л, 2002- 256 с.

 

ISBN 5-901386-47-7

 

Настоящее пособие подготовлено на основе программы по «Юридической логике», соответствующей требованиям Государственного образовательного стандарта (ГСЭ.ОЗ), и представляет собой изложение основ формальной логики с учетом особенностей их применения в мыслительно-познавательной юридической деятельности. Главное внимание уделено логическим требованиям, предъявляемым к оценке юридических событий и фактов в процессе принятия правовых решений, базовым категориям логики и их особенностям применительно к юридической деятельности, правовым понятиям, их формированию и операциям с ними, условиям истинности юридических суждений, индуктивным методам установления причинных связей, аналогии, построению версий и доказательств по юридически значимым делам. В основу пособия положен многолетний опыт преподавания и учебно-методического обеспечения курса «Судебной (юридической) логики» для юристов следственно-прокурорской, судебной, юрисконсультской специализаций.

Для студентов юридических вузов, а также для студентов, изучающих иные смежные (общие и специальные) юридические и гуманитарные дисциплины (философия, теория государства и права, криминология и криминалистика, научные основы квалификации преступлений и т.п.).

ББК 67.5, 87.4

ISBN 5-901386-47-7 УДК 167/168-340.115

 

Главный редактор В. П. Соколова

Редактор Ю. А. Сазонова

Компьютерная верстка И. Б. Сретенская

 

Подписано в печать 13.06.2002. Бумага офсетная.

Формат 60х901/16. Печать офсетная. Печ. л. 16.

Тираж 3000 экз. Зак. Б-335.

 

ИКФ Омега-Л

Издательская лицензия № 02224 от 30.06.2000г.

123022,г. Москва, Столярный пер., д. 14,подъезд 2, тел. (095) 253-46-82

http: \\www.omega-l.ru

Лицензия на полиграфическую деятельность ПД № 01207 от 30,08.2001 г,

Отпечатано в типографии ГУП ПИК «Идел-Пресс» в полном

соответствии с качеством предоставленных диапозитивов.

420066, г. Казань, ул. Декабристов, 2.

© Тер–Акопов, 2002

© ИКФ Омега–Л, 2002

Предисловие

 

Учебное пособие представляет собой изложение основных положений науки логики с особенностями их применения в юридической деятельности.

В связи с многогранностью юридической мыслительной деятельности невозможно охватить ее в полном объеме. В пособии изложены наиболее актуальные для правоприменительной практики вопросы логики, в нем не нашли отражения некоторые традиционные для общего курса логики вопросы, не имеющие особой значимости для юриспруденции; желающие ознакомиться с ними могут воспользоваться для этого дополнительными источниками. Особое внимание уделено общей характеристике логики юридических процедур и логике правовых понятий. В качестве иллюстрации прикладного направления использования логики освещается преимущественно процедура квалификации преступлений, которая, по мнению автора, наиболее наглядно демонстрирует возможности логики в работе юриста.

Юридическая логика предназначена для изучения студентами, овладевшими основными юридическими дисциплинами, в том числе уголовным правом, уголовным процессом, криминалистикой, гражданским правом и процессом и т.д. Она позволяет углубить знания в области специальных отраслей права, вникнуть в сущность правоприменительной деятельности, которая, к сожалению, специально не преподается, помогает ориентироваться в логических законах и правилах, позволяющих избежать юридические ошибки.

Изучение юридической логики требует обращения к соответствующим правовым нормам, практике их логического анализа, решению конкретных юридических вопросов.

Для приобретения навыков логического анализа юридической деятельности в пособии даются упражнения.

 

Понятие и предмет логики

Логика – наука о формах мышления, законах и правилах рассуждения. В этом определении логика связывается с мышлением и рассуждением, что вызывает вопрос о том, как мышление и рассуждение взаимодействуют между собой, почему и в каком смысле оба эти феномена выступают в качестве предмета логики?

Оба явления действительно органически связаны между собой, одно не существует вне другого, однако каждое из них имеет свой особый смысл.

Мышление отождествляется с разумом, оно есть разумная деятельность; рассуждение, соответственно, - с рассудком, рассудочной деятельностью. Мышление понимается как отражение сознанием человека окружающего его мира. Это отражение не созерцательное, не пассивное, а творческое, направленное на познание, осмысление бытия в его целостном виде, постижение его действительной сущности, т.е. истины.

Мышление - объективная, исторически изменяющаяся реальность, оно имеет биологическую основу, обладает наследственными и приобретенными чертами и с этой точки зрения является предметом не только логики, но также психологии, психиатрии, философии, социологии, истории, физиологии и других научных знаний.

Несмотря на сложность и многообразность, мышление имеет определенные формы выражения; основными из них являются понятия, суждения и умозаключения. Логику мышление интересует именно с этой, формальной стороны. Она изучает в мышлении то, в чем мысль проявляется, передается, воспринимается, фиксируется.

Мысль не может существовать абстрактно, сама по себе, вне связи с тем, что образует ее содержание. Она отражает окружающий человека мир, а также его представление об этом мире, понимание процессов, которые в нем происходят. Мир – целостное образование, которое познается человеком в процессе жизнедеятельности. Однако человек с трудом постигает эту целостность. Предмет и явления даются ему в отдельных, более или менее обобщенных и систематизированных свойствах, качествах и отношениях. Поэтому и мысль всегда фрагментарна, предметна, касается лишь отдельных сторон изучаемого предмета или явления. Она как бы расчленяет содержание и проявления отражаемой реальности на отдельные образования, и тогда мы говорим об элементарной форме мышления – понятиях, характеризующих сущность предметов, например, о «земле», «законе», «правонарушении» и т.п.; либо о свойствах этих предметов, например, о «цветущей земле», «справедливом законе», «опасном правонарушении»; либо о действиях: «плодоносить» (о земле), «регулировать» (о законе), «причинять вред» (о правонарушении) и т.д.; либо о их состоянии: «зараженности» (о земле), «неисполняемости» (о законе), «безнаказанности» (о правонарушении) и т.д.

Утверждение или отрицание у познаваемых предметов или явлений каких-либо свойств, качеств и отношений образует другую форму мышления – суждение. Например, утверждается, что «данная земля плодородит», «закон не применяется», «правонарушение не выявлено» и т.д.

Более сложная форма мышления – умозаключение, которое позволяет вывести какое-то новое знание из известных суждений. Например, из того, что все правонарушения вредны и что деяние, совершенное И., образует правонарушение, следует вывод, что деяние И. является вредным.

Рассуждение – операциональная часть мышления, познавательной деятельности, оно представляет собой определенный порядок связи мыслей между собой, необходимый для достижения истины. В отличие от мышления рассуждение, во-первых, не образует понятий, суждений и умозаключений, а использует эти формы мышления в готовом виде, как данные, следя лишь за тем, чтобы они правильно употреблялись и соотносились между собой; во-вторых, оно не имеет своих генетических качеств (не зависит от биологии, наследственности, изменчивости мышления), является всеобщим способом познания, воспринимаемым одинаково всеми людьми, независимо от национальности и других демографических признаков; в-третьих, оперирует только известными положениями, знаниями, из которых выводится новое знание; в-четвертых, охватывает только определенные обстоятельства, характеризующие познаваемое явление, упрощая его действительную сущность.

Например, существует такая форма человеческого поведения, как преступление. Понятия преступления как такового нет в действительности, оно присутствует только в нашем сознании как некоторое обобщение многих однородных деяний, обладающих признаками, указанными в ст. 14 УК РФ. В действительности же имеет место конкретный преступный акт (к примеру кража), совершенный конкретным лицом, при определенных обстоятельствах, в данном месте и в данное время. Мысленно мы можем представить его в виде конкретного преступления, особенно если были очевидцами. Но как только попытаемся порассуждать по поводу данного преступления – рассказать о нем, изложить обстоятельства в письменном виде, – цельность и ясность исчезнут. Преступление при этом складывается в виде мозаики, мы передаем его суть фрагментами, которые, иногда тщетно, пытаемся связать между собой. Если мысли об отдельных обстоятельствах обобщаются и выстраиваются в определенном порядке по соответствующим этим построениям законам, то можно уяснить и передать сущность совершенного деяния.

Порядок построения мыслей (понятий, суждений, умозаключений), правила и законы рассуждения изучаются формальной логикой.

Формальная логика, таким образом, признает своим предметом формы мышления, а также правила и законы рассудочной деятельности.

Если рассудочный характер суждений и умозаключений самоочевиден, поскольку они таковы по своей структуре, внешнему выражению, то понятие как способ рассуждения воспринимается не всегда. Действительно, как усмотреть рассудочную деятельность в употреблении слов «земля», «закон», «правопослушание» и т.п.? Если эти слова просто называть, не вникая в их смысл, то на самом деле их нельзя считать понятиями, они остаются словами, терминами. Понятиями они становятся лишь при условии наполнения их определенным смыслом, содержанием. В этом случае вступает в действие не только память, но и рассудок, понимание, раскрывающее связь слова с конкретным предметом или явлением, взаимосвязь признаков соответствующего предмета или явления между собой, то, что характерно для рассуждения.

Всякое рассуждение направлено на установление истины.Истина как соответствие мысли объективной реальности является предметом и понятия, и суждения, и умозаключения. Используя понятие, мы заботимся, чтобы оно адекватно отражало соответствующие предметы или явления. Утверждая или отрицая что-либо в суждении, мы настаиваем на определенной истине. Построив умозаключение, мы полагаем, что полученный вывод – истинный. Даже сознательно пытаясь ввести кого-либо в заблуждение, человек не может обойтись без истины, он должен знать ее, прежде, чем утверждать нечто, противоречащее ей.

Поскольку рассуждение так органично связано с истиной, то естественно возникает вопрос, при каких условиях наши понятия, суждения и умозаключения соответствуют ей? Ответ на этот вопрос дает логика, специально разрабатывающая законы и правила рассуждения, соблюдение которых обеспечивает его истинность. Вопрос об истине – основной вопрос логики.Она, логика, изучается для того, чтобы не допустить ошибок в рассуждении.

Рассуждая, мы чаще всего не задумываемся об истинности наших мыслей, не вспоминаем логические правила, не строим фигур силлогизма в их классическом виде. Такой необходимости нет, если истинность наших мыслей очевидна, по крайней мере, не оспаривается, а возможность иной интерпретации познаваемого предмета или явления, отклоняющейся от нашего понимания, непринципиальна. Мы говорим, например, «небо голубое», опираясь на общепринятый критерий оценки цвета неба, и не придаем значения тому, что кто-то может назвать это же небо синим либо серым. Не придаем до тех пор, пока предлагаемые иные интерпретации не затрагивают чьих-либо интересов. В противном случае, оценка подлинного цвета приобретает принципиальное значение, и приходится строить специальную систему доказательств, обосновывающих наш тезис. Без логики в этих случаях не обойтись. К специальным логическим построениям, использованию логических законов и правил приходится прибегать всегда, когда возникает потребность уяснить или объяснить что-либо неочевидное или непонятное. Не зря бытует шуточное мнение, что юрист должен суметь предъявить обвинение даже телеграфному столбу. Но даже в случаях очевидности всегда присутствует без явного выражения рассуждение, построенное в соответствии с логикой. Очевидная истина всегда логически проверяема.

Логика представляет собой науку о формах мышления, законах и правилах рассуждения, обеспечивающих его истинность.Она создает возможность познания человеком окружающего мира и осуществления жизнедеятельности в соответствии с объективными закономерностями.

 

Мышление как объект логики

 

Имея в виду, что в рассуждении проявляется мышление, объектом логики следует признать мышление в целом, под которым понимается высшая форма целенаправленного и систематизированного психического отражения окружающего мира.

Отражение – всеобщее свойство материи.Все, что нас окружает, находится во взаимосвязи и взаимодействии. Вступая во взаимодействие, одно тело вызывает в другом соответствующее изменение. Воспроизведение особенностей воздействующего тела в изменениях другого, на которое осуществляется воздействие, составляет сущность отражения.Изменение отражает форму, структуру, способ, интенсивность и другие особенности воздействия, по нему можно судить с той или иной степенью достоверности о том, какому воздействию подвергается данный объект. Эта возможность широко используется в разделе криминалистики, изучающей следы преступления.

Отражение может быть физическим (материальным) и психическим (идеальным).

Физическое отражение имеет форму отпечатка (например отпечаток пальца), следа (след ноги), изменения формы или структуры (повреждение или разрушение) и т.п.

Психическое отражение, образующее основу мышления, принимает форму образа. Отпечаток, след, изменение структуры - это формы отражения, которыми обладает любой материальный объект. Образ как форма отражения присущ только особым образом организованной материи - мозгу. Получая соответствующую информацию из внешней среды, от предметов или явлений окружающего мира, мозг человека закрепляет форму и признаки этих предметов и явлений в виде их образов, копий. Он как бы фотографирует их, но получаемые при этом фотографии не двумерные, а многомерные, голографические. Более того, эта копия, как правило, отражает форму предмета или явления в совокупности с их некоторыми качествами, свойствами и отношениями. Глядя, например, на уголовный кодекс, мы воспринимаем не только его внешнюю атрибутику, но также его содержание и назначение.

Сформированный образ в течение некоторого времени, в зависимости от степени его значимости для носителя, сохраняется в сознании и может быть многократно воспроизведен. Благодаря такой способности человек имеет возможность сопоставлять, выявлять сходства, различия и взаимосвязи между отражаемыми объектами действительности, т.е. получать данные об этих объектах, познавать их. Отражение человеком окружающей действительности образует основу познания им мира, а обнаружение новых для него признаков этой действительности составляет знание.

Мышление – высшая форма отражения действительностии именно в таком качестве оно интересует логику. Высшая форма психического отражения именуется рациональным или логическим мышлением. К низшим формам психического отражения относятся ощущения, восприятия и представления, образующие чувственный, эмпирический уровень психической деятельности. Логика учитывает его как основу мышления, в частности образования таких его форм, как понятие и суждение.

В основе мышления лежит преимущественно опытное, эмпирическое или чувственное познание окружающего мира. Человек познает мир с помощью органов чувств - обоняния, осязания, зрения и т.п., в том числе и усиленных приборами. С их помощью он получает данные об отдельных свойствах, качествах и отношениях, т.е. признаках познаваемого предмета или явления. Этот исходный этап познавательной деятельности именуется ощущением. Ощущение субъективно и разнообразно, ибо зависит от чувствительных способностей человека.

Ощущение фрагментарно, оно не позволяет познать изучаемый объект во всей его полноте более или менее целостном виде. Можно обладать множеством разрозненных фактов, но не приблизиться к решению задачи, к истине. Для этого необходим синтез, соединение логической связью данных, полученных с помощью разных органов чувств, о различных сторонах исследуемого объекта.

Эта задача решается на следующем этапе чувственной познавательной деятельности – восприятия, под которым понимается формирование и закрепление в сознании целостного образа познаваемого объекта.

Закрепившись в сознании, эмпирический образ объекта сохраняется в нем, откладывается в памяти наподобие фотоснимка в альбоме, но при необходимости может быть извлечен и использован в процессе рассуждения. Воспроизведение в сознании воспринятого ранее образа того или иного объекта или явления образует третий этап чувственного познания – представление. Собственно, представление создает основу понятия как главной формы мышления, из которой развивается суждение и умозаключение.

Мышление – форма целенаправленного отражения сознанием предметов и явлений.Познание осуществляется с определенной целью, поскольку за ним стоят соответствующие потребности и мотивы, какие-то интересы. При отсутствии интереса сознание «скользит» по поверхности того или иного объекта, порой не замечая его и во всяком случае не проникая в его суть, а значит, не запуская мыслительный механизм. Только с возникновением цели объект актуализируется, формируется внимание, включается память, образуются ассоциативные связи, начинается процесс анализа, абстрагирования, синтеза и сравнения, завершающийся умозаключением с соответствующим выводом, т.е. то, что образует собственно мышление.

Мышление – обобщенное и систематизированное отражение предметов и явлений окружающего мира.Человеческое сознание недостаточно развито, чтобы воспринимать всю полноту и глубину системной взаимосвязи предметов и явлений окружающего мира. Тем не менее, мышление в какой-то мере отражает эту взаимосвязь, те свойства, связи и отношения, которые характерны для предметов и явлений объективной действительности. И это отражение происходит фрагментарно, выделяя отдельные сферы в том объеме и на той глубине, которые соответствуют знаниям, возможностям и поставленным целям.

Мышление является объектом познания не только логики, но и других научных дисциплин, в связи с чем возникают вопросы о том, что интересует логику в мышлении и как она связана со смежными научными знаниями.

Кроме логики, мышление представляет собой основной предмет психологии, психиатрии, философии и ряда других наук. Психологиярассматривает мышление в связи с деятельностью субъекта, она изучает влияние мышления на личность и ее поведение, способы актуализации мышления. Логику же мышление интересует с точки зрения ее соответствия действительности, истине.

«Проблемой логики является вопрос об истине, о познавательном отношении мышления к бытию. Проблемой психологии являются протекание мыслительного процесса, мыслительная деятельность индивида, в конкретной взаимосвязи мышления с другими сторонами сознания»*. Психология в своей разновидности, именуемой юридической психологией, смыкается с юридической логикой на личности юриста, осуществляющего правоприменительную деятельность, и личности правонарушителя, изучаемого юристом в процессе применения нормы права. Логика дополняет психологию общими приемами научного анализа, синтеза и вывода; по логичности рассуждения человека психолог получает о нем соответствующее представление; используя логические правила рассуждения, психолог решает задачи психодиагностики, психовоздействия и коммуникаций.

* Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - СПб.: Питер, 2000. - С. 312.

 

Психиатрияисследуетрасстройства психической деятельности на уровне как чувственных восприятий и представлений, так и мыслительных процессов. Логика и психиатрия – также тесно взаимодействующие дисциплины: логика пользуется выводами психиатрии об отклонениях в психической деятельности, получая представления о норме поведения, на фоне которой разворачиваются логические мыслительные процессы, психиатрия же, используя выводы логики о формах, законах и правилах рассуждения, получает возможность констатировать отклонения в психике по признакам нелогичности мышления.

Философияизучает мышление как явление объективной действительности. Она исследует наиболее общие вопросы возникновения мышления, источники и движущие силы его развития. Кроме того, философия рассматривает мышление в аспекте познания, как познавательный процесс, как движение от незнания к знанию, от знания одного уровня к знаниям другого, более высокого уровня. В этом процессе философию интересует основной вопрос - обеспечение истинности знания. И здесь она смыкается с логикой, которая также изучает условия истинности вывода.

Философская теория познания образует диалектическую логику, логику всеобщей взаимосвязи предметов и явлений и отражения этой взаимосвязи в мышлении. В процессе познания мышление развивается диалектически, подчиняясь всеобщим законам развития бытия. Установление истины в той или иной деятельности, в том числе юридической, возможно лишь при соблюдении диалектических законов единства и борьбы противоположностей, перехода количественных изменений в новое качество, отрицания отрицания.

Логика своими законами и правилами, дополняющими всеобщие законы диалектики, обеспечивает истинность мышления. Познание интересует ее не в движении, как философию, а в статике. Логика вырабатывает рекомендации относительно того, как обеспечивается истинность конкретного вывода. Причем истина ее интересует преимущественно не как соответствие мысли действительности, а как соответствие данной мысли другой. По логике, если одна мысль правильно выведена из другой, то она должна быть истинной, т.е. соответствовать действительности.

Логика, которая в отличие от диалектической именуется формальной, изучает мышление как форму отражения действительности в понятиях и их связях между собой, т.е. в суждениях и умозаключениях. Основной предмет логики – правила формирования понятия, адекватно отражающего объекты и явления действительности, и построение рассуждения, соответствующего объективно существующим связям объектов и явлений. Правильно оперируя понятиями, понимая отношения между ними, соблюдая законы и правила логического вывода, можно получить новое знание, соответствующее истине, не прибегая, порой, к практической проверке.

Логика изучает мышление с учетом ряда его свойств.

1. Мышление как психическое отражение действительности является результатом взаимодействия головного мозга с окружающим миром.

Следовательно, мышление осуществляется в понятиях, которые отражают реально существующие предметы и явления, их свойства и отношения. Никто не может мыслить категориями, не имеющими реального содержания. Даже мифические представления и представления о том, чего никто никогда не видел и видеть не мог, например о Боге, рае, аде, жизни в других мирах и т.д., содержат в себе искаженное отображение реальных, земных предметов и явлений либо их сочетаний.

Связь мышления с реальной действительностью создает определенные гарантии того, что выводы, основанные на логических рассуждениях, соответствуют истине, тому, что существует реально.

Вместе с тем мысленное отображение действительности не может охватить всей ее сложности, всего многообразия составляющих эту действительность предметов и явлений. Мышление дает лишь приблизительно верное представление об объекте, оно всегда беднее его. Мышление выхватывает лишь отдельные стороны отражаемого объекта или явления; чтобы познать объект в целом, необходимо рассмотреть его со всех сторон. Кроме того, в мышлении всегда присутствует субъективное начало, познание осуществляется в том объеме и на той глубине, которое определяется уровнем знания познающего субъекта и его интересами. Отсюда, в частности, вытекает возможность несовпадения выводов отдельных лиц об одном и том же событии.

Юридическая деятельность учитывает эти особенности мышления. Законы и юридическая практика требуют, чтобы при расследовании уголовных дел обеспечивались объективность и полнота изучения обстоятельств дела и соответствующих доказательств, чтобы противоречия в доказательствах по одному и тому же обстоятельству устранялись, чтобы ни одно доказательство не имело заведомо обязательной силы, каждое из них подвергалось критическому осмыслению следователем и судом и оценивалось в совокупности с другими.

2. Логическое значение имеет свойство мышления быть истинным, в связи с чем возникает проблема определения критерия истинностимышления, в том числе в юридической деятельности.

Истина – это выражение мыслью реальности, того, что существует на самом деле.Но вывод об истине не абсолютен, он имеет относительный характер. Всякий вывод, всякая оценка отражает реальность в определенных процессах, в определенном аспекте, в определенном отношении, под определенным углом зрения, взятую, как правило, в статике, без учета постоянно происходящих в ней (реальности) изменений. То, что считается истиной, таково лишь приблизительно, условно и субъективно, в связи с чем возникает вопрос о критериях истинности.

Соответствие мысли отражаемому ею объекту создает основу для определения этого критерия. Мышление, будучи необходимым условием деятельности человека, одновременно является и результатом этой деятельности. Процесс логического рассуждения отражает взаимосвязь предметов и явлений объективной реальности, обозначаемых понятиями, используемыми в рассуждении. Так, утверждение того, что «камень, брошенный вверх, падает обратно на землю», основывается на закрепленной в практике соответствующей картине бытия. Отсюда следует основной вывод о практике как критерии истинности мышления.

Не всякий логический вывод столь очевидно подкрепляется фактическими данными, истинность некоторых суждений и умозаключений, сделанных в соответствии с логическими правилами, условна в том смысле, что она допускается лишь в данной, заранее оговоренной системе связей. Так, утверждение, что «2x2 = 4»,верно применительно к существующей десятичной системе исчисления и неприемлемо к двоичной системе, применяемой в ЭВМ; утверждение того, что «сейчас идет 2002 год», соответствует истине лишь применительно к нашему григорианскому календарю и вовсе не соответствует, например, юлианскому летоисчислению либо летоисчислению по лунному календарю, принятому в ряде мусульманских стран. В этих случаях практика также остается критерием истины, но практика – принятая в данной системе связей, соответствующая заранее установленным в ней требованиям.

Примерно такой же условностью характеризуется истина в юридических, в том числе нормативных высказываниях. Правовые нормы вообще не могут оцениваться с общепринятой точки зрения на истину, они выражают договоренность, соглашение об определенной трактовке понятия. Например, утверждение, что «кража есть тайное похищение чужого имущества», не может быть оценена с позиций истинности или ложности, оно выражает законодательную договоренность о том, как именовать деяние, выражающееся в противоправном завладении чужим имуществом тайным способом. Но практика как критерий истины в подобных высказываниях также присутствует; ее смысл заключается в том, что подобные деяния действительно имеют место.

Нельзя также судить традиционным способом и об истинности санкций, например о наказании за какое-либо деяние в виде лишения свободы на срок от трех до семи лет. Сказать с очевидностью о том, что оно соответствует или не соответствует чему-то, имеет или не имеет аналоги в объективной реальности, нельзя. Санкция сама образует эту реальность в виде законоположения, с которым должно сверяться с позиций истинности назначаемое судом наказание. Вместе с тем практика как критерий истины должна применяться и здесь. Поскольку речь идет о законоположении как о логической конструкции, необходимо иметь гарантии соответствия его реальности. Реальность санкции – ее способность достичь цели наказания, сформулированные в УК РФ. Если практика применения данной санкции соответствует этим целям, она истинна. В противном случае (например при высоком рецидиве преступлений), ее истинность может быть поставлена под сомнение.

Своеобразна также трактовка истинности юридических решений, последние нельзя рассматривать как утверждение или отрицание событий, наблюдавшихся очевидцем. Истинность решения выводится из соответствия его закону и оцениваемым фактическим обстоятельствам, как они закреплены в источниках доказательства (например в показаниях свидетелей, потерпевших и т.п.). При соответствии – принятое решение признается истинным, если же решение противоречит фактам либо закону – оно ложное и подлежит отмене.

Таким образом, истинность юридических решений складывается из ее соответствия установленным опосредованным путем фактическим обстоятельствам и одновременно требованиям материального и процессуального законов.Кроме того, следует отметить, что эта истина конкретна, решение должно соответствовать обстоятельствам, которые установлены на момент его принятия. Спустя некоторое время могут появиться новые факты, противоречащие принятому решению (вновь открывшиеся обстоятельства), которое будет отменено. Но отмена решения не означает переоценки его истинности, оно остается таковым для ситуации, в которой принималось, поскольку не противоречило фактам и законам. Не исключено, что второе решение тоже впоследствии будет признано ошибочным и отменено, а первое – восстановлено.

3.Существенное значение для логики имеет то обстоятельство, что мышление обладает свойством самостоятельности, т.е. независимости от бытия.Самостоятельность мышления относительна. По своему содержанию мышление «привязано» к бытию, зависит от него. Все, что мыслится, есть отражение реальной или предполагаемой действительности, причем последняя (предполагаемая действительность) также фигурирует в сознании в признаках объективной реальности.

Самостоятельность мышления с очевидностью проявляется в восприятии и представлении. Созданный, закрепленный в сознании и воспроизводимый образ получает самостоятельное существование, независимое от объекта, который дал этому образу жизнь. Появляется возможность мысленно «манипулировать» этим объектом: раскладывать на элементы и признаки, сопоставлять и сравнивать с другими объектами, выяснять отношения между разными объектами, формировать понятия, высказывать суждения, делать умозаключения, в целом – создавать и передавать знания.

Благодаря самостоятельности мышления образ объекта и понятие о нем воспринимаются другими людьми, непосредственно этот объект не изучавшими. Возникает процесс обучения, передачи и накопления знаний.

Самостоятельность мышления создает уникальную способность воображения, под которым понимается создание эмпирически не воспринимавшегося ранее образа какого-то объекта или его отдельных признаков. Можно воображать о том, что было, не зная точно, что было на самом деле, можно представлять и дальнейшее развитие события. Эти новые образы в зависимости от исходных данных и аналитических и иных способностей субъекта могут соответствовать действительности, но могут оказаться и ошибочными. Но сама способность воображать обладает исключительной познавательной ценностью, она позволяет строить предположения, гипотезы, которые затем подвергаются фактической проверке. На основе воображения осуществляется установление и исследование юридически значимых фактов, которые в начале процесса их познания выдвигаются лишь в качестве предположений.

Самостоятельность, активность мышления проявляется и на первых этапах эмпирического познания – этапах ощущения и восприятия. Данные о свойствах изучаемого объекта существуют не сами по себе, и осознание, в общем-то, – это не процесс фотографирования. Получив то или иное данное, сознание соотносит его с имеющимися знаниями, оценивает, отыскивает место в системе имеющихся данных, пытается включить в известное понятие. Так, обнаружив на месте преступления какие-то следы, следователь оценивает их как, например, отпечатки ноги человека, а не какого-либо животного. Но чтобы сделать такой вывод, он должен соотнести воспринятый образ следа с понятием следа человеческой ноги, со знаниями об особенностях следообразования и т.д. Если какой-то факт не укладывается в систему знаний, то это является основанием для возникновения самостоятельного познавательного процесса.

Самостоятельность мышления позволяет получать знания о таких событиях и процессах, которые познающий сам лично не наблюдал. Так, следователь воссоздает в своем сознании событие преступления, опираясь на свидетельские показания.

Самостоятельность мышления, давая человеку громадные преимущества в познании окружающего мира, в то же время имеет и ряд существенных недостатков. В частности, образ объекта, «оторвавшись» от самого объекта, оказывается уже не вполне соответствующим ему. Объект со временем изменяется, а образ сохраняет те признаки, которыми объект обладал в момент его восприятия. Оперирование таким образом в процессе рассуждения может привести к неправильным выводам. Поэтому, согласно логике, говорить что-либо об объекте можно лишь применительно к конкретно определенному времени.

Образ объекта дает лишь приблизительное, более или менее верное представление о нем. Объект всегда богаче образа. Образ объекта и понятие о нем отражают не только фактические свойства объекта, но и свойства познающего субъекта, имеющиеся у него знания, познавательные способности. Имеет значение и то, под каким углом зрения воспринимается объект. Например, «дерево» воспринимается одним человеком как проявление живительной силы природы, другим – как поэтический образ, третьим – как источник питания, четвертым – в качестве составляющей благоприятной природной среды, а пятый видит в нем только древесину.

Образ объекта, отложенный в памяти, со временем может деформироваться, искажаться. Активность мышления приводит к тому, что образ данного объекта, вступив в ассоциативную связь с образами других объектов, осмысливается и переосмысливается таким образом, что первоначальное представление об объекте может быть гипертрофировано, к ранее воспринятому объекту могут «присоединяться» такие признаки, которыми он не обладал. При этом действительные свойства могут забываться, стираться в памяти и замещаться новыми, вымышленными. Этим объясняются, в частности, фантазии ребенка, который, например, на вопрос о том, что он видел вчера в зоопарке, называет и то, что он смотрел вчера в кино.



infopedia.su


Смотрите также