Закон суров, но он закон...

Илф юрист


Ost Legal | Международная сеть ILF

Компания Ost Legal, являясь членом международной сети юридических фирм ILF, имеет честь предложить нашим российским клиентам, ведущим международный бизнес, правовую поддержку и защиту их интересов в более чем 30 странах мира.

Международная ассоциация юридических фирм ILF Network включает в себя 68 юридических компаний из 33 стран мира.

Целью деятельности ILF является предоставление международных юридических услуг высокого качества с сохранением при этом конкурентных преимуществ, свойственных небольшим компаниям. Разумная цена, индивидуальный характер, повышенные требования к качеству составляют отличительные особенности услуг, оказываемых юридическими фирмами, входящими в ассоциацию.

Обычной практикой компаний, ведущих бизнес в нескольких странах, исторически являлось обращение к крупным транснациональным юридическим фирмам, имеющим свои офисы в этих странах. Однако крупный размер означает высокую стоимость, отсутствие индивидуального подхода, значительные административные расходы.

Другим вариантом является самостоятельный поиск юридической компании в другой стране. Однако выбор юридического консультанта без прямого контакта и без знания соответствующего рынка услуг всегда является серьезным риском, который может обернуться значительными потерями.

Альтернативой транснациональным юридическим компаниям стали сети юридических фирм среднего и небольшого размера. Они сочетают возможность предоставлять услуги международного характера с невысокими ценами и индивидуальным подходом к каждому клиенту.

Юридические фирмы, входящие в ILF — это в основном компании среднего и небольшого размера, при обращении в которые клиент может рассчитывать на то, что его делом будет заниматься партнер фирмы, и оно не будет перепоручено младшему юристу или неопытному ассоциатору.

Все члены ILF независимы, однако постоянные контакты как с помощью центрального аппарата ILF, так и непосредственно друг с другом, регулярные конференции и семинары ILF позволяют развить устойчивые связи между членами сети, обеспечивающие необходимый уровень взаимодействия при реализации совместных проектов.

К потенциальным членам ILF предъявляются очень высокие требования в отношении профессионального опыта, качества работы. Принятию в состав ILF предшествует инспекционный визит представителя ILF в офис фирмы-кандидата, встречи с руководителями и персоналом компании.

Принятие юридической фирмы в международную сеть ILF означает, таким образом, подтверждение высокого уровня оказываемых данной фирмой услуг.

Более подробную информацию про ILF можно найти на Интернет-сайте www.ilflaw.com

Перечень стран, в которых мы оказываем юридические услуги с помощью наших коллег из ILF:

Аргентина

Австралия

Австрия

Бельгия

Бразилия

Китай

Колумбия

Коста Рика

Куба

Кипр

Доминиканская Республика

Эквадор

Франция

Германия

Греция

Гонконг

Венгрия

Индия

Ирландия

Израиль

Италия

Япония

Латвия

Ливан

Люксембург

Мальта

Мексика

Марокко

Нидерланды

Нигерия

Панама

Перу

Российская Федерация

Саудовская Аравия

Испания

Турция

Великобритания

США

Объединенные Арабские Эмираты

Венесуэла

www.ostlegal.ru

Ильфы — они такие же, как рульфы? | Правовой журнал «Legal Insight»

Лина Тальцева,специальный корреспондентLegal Insight

Продолжением дискуссии об открытых и закрытых рынках юридических стал круглый стол «20 лет российскому юридическому бизнесу: итоги и перспективы», организованный медиахолдингом РБК и журналом Legal Insight. Маргарита Гаскарова, главный редактор журнала Legal Insight, прежде чем начать обсуждение сделала пояснение, что 20 лет, которые фигурируют в названиях круглого стола и специального проекта журналов Legal Insight и Legal Success — цифра очень условная. Отсчет вели с момента появления первых национальных юридических компаний, которые сегодня занимают лидерский позиции, а также с момента прихода на рынок крупных иностранных фирм.

Мурат Акуев, партнер международной юридической компании Cleary Gottlieb, уточнил, что юридического рынка 20 лет назад не было не только потому, что не было юридических компаний — консультантов, но и потому, что не было спроса на юридические услуги. Сейчас этот спрос есть, причем спрос очень высокого качества. Говоря об итогах развития, М. Акуев отметил, что «страна сделала огромный шаг вперед» и «юридическая профессия не отставала». Коренным образом поменялось сознание. Если в начале 90-х гг. форма превалировала над содержанием, то в течение последних 15 лет мы стали больше думать над содержанием. Основным итогом развития, по его мнению, стало то, что юристы в России стали заниматься теми же вещами, что и юристы по всему миру и рынок стал очень конкурентным и раздробленным.

Андрей Городисский, управляющий партнер АБ «Андрей Городисский и партнеры», согласился с выводами М. Акуева и добавил, что рынок не просто есть, он еще и очень серьезный, рынок с большим количеством профессионалов. Во-первых, российский юридический бизнес состоялся.Это обширный рынок, который является «питательной средой огромной армии квалифицированных специалистов». Существующие сегодня на российском рынке юридических услуг проблемы характерны и для других стран. Как только ситуация стабилизируется и эти проблемы будут разрешены, начнется дальнейшее развитие. Во-вторых, российский юридический бизнес состоялся по всем возможным направлениям.

Российские компании работают везде, где применяется российское право, выполняя работу в соответствии с самыми высокими стандартами качества. Немалая заслуга в этом иностранных юридических фирм, обучивших на практике этим высоким стандартам россиян. Именно поэтому, по мнению А. Городисского, международные юридические фирмы в России — это и конкуренты, и друзья национальных юридических фирм.

А. Городисский отметил, что ситуация изменилась бы к лучшему, если бы государство обратиловнимание на юридические услуги и предприняло реальные шаги в регулировании. Это особенно важно, учитывая, что юристы также выполняют значимые публичные функции.

С коллегами согласился Глен Коллини, партнер международной юридической фирмы Dentons. Он напомнил, что международные юридические фирмы начали работать на российском рынке еще в конце 80-х гг. Главное достижение прошедших лет, по мнению г-на Коллини, что международные юридические фирмы присутствуют в России и развиваются вместе с российскими коллегами. По его мнению, успешное развитие российского рынка юридических услуг стало результатом полного отсутствия какого бы то ни было регулирования профессии. Российский рынок — это один из немногих рынков мира, где реально работают механизмы конкуренции. Однако в данный момент совершенно очевидно, что потребность в регулировании высока. Г-н Коллини выразил надежду, что фокус останется именно на конкуренции.

Более сдержанным был Сергей Пепеляев, управляющий партнер «Пепеляев Групп», который сразу же уточнил у модератора, ведется ли речь о «российском юридическом рынке» или о «юридическом рынке в России», поскольку, по мнению спикера, эти термины имеют совершенно разное значение. С. Пепеляев отметил, что главный итог развития российского рынка юридических услуг выражается одной фразой «он все-таки жив», хотя обстоятельств, препятствующих выживанию, очень много. Среди них три основных:

  • рост внутрикорпоративных юридических департаментов, размеры которых иногда превышают 100 человек;
  • нарастание кризисных явлений и сворачивание инвестиционных проектов в России;
  • абсолютная открытость рынка и неограниченное присутствие иностранных фирм.

С. Пепеляев подчеркнул, что, безусловно, есть и позитивные моменты. Так, определение «юридический бизнес» «перестало быть ругательным».

Еще пять лет назад профессия считалась «служением», а не зарабатыванием денег. Адвокаты якобы должны были «питаться божьей росой». А сейчас на форуме появилась целая сессия, в названии которой используется словосочетание «Рынок юридических услуг».

При этом предыдущий период существования рынка можно охарактеризовать словосочетанием «Неуправляемый рост», но сейчас юридический бизнес вступил в период осознанного развития — юристы с точки зрения национальных интересов перестали «быть пасынками». Вместе с тем, Россия «потихоньку превращается в англосаксонскую юридическую колонию», чему необходимо противодействовать.

Еще более скептически высказался Денис Никиенко, руководитель юридического департамента компании «Сибур». Он согласился, что рынок есть, но его национальность без всяких сомнений англосаксонская. Хорошо это или плохо? Скорее всего не очень хорошо, поскольку между статусом юридического бизнеса и государственным суверенитетом есть прямая связь. В этом компании сейчас получают т.н. «письма счастья», в которых консультанты из международных юридических фирм отказываются от дальнейшего сотрудничества с российскими компаниями-клиентами ввиду введения санкций со стороны США и Евросоюза. Получается, что «нужная профессия находится не в тех руках».

Кроме того, по мнению Д. Никиенко, российские национальные юридические фирмы не могут составить реальной конкуренции иностранцам в некоторых секторах, таких как, например, английское право. По его мнению, большая численность юротделов — это, наоборот самый яркий показатель того, что нет соответствующего рынка юридических услуг, поскольку для получения юридической помощи проще вырастить специалиста внутри юридического департамента, а не обратиться вовне.

В отношении перспектив развития российского рынка юридических услуг Д. Никиенко высказался следующим образом. Эта проблематика находится в плоскости философского соотношения базиса и надстройки. Раньше экономика требовала использования более гибких английских инструментов. Бизнес уходил в офшоры. Все это происходит по причине отсутствия адекватного правового регулирования и должной судебной защиты. Сегодня государство принудительно «возвращает» бизнес в Россию. Это будет сделано, а значит все сделки будут проводиться в соответствии с российским правом. Следовательно, рынок юридических услуг станет более «национальным». В завершении своего выступления, Д. Никиенко отметил, что особого оптимизма он не испытывает. Бизнес станет более «национальным» и придется столкнуться с нехваткой специалистов и последствиями некачественного российского юридического образования.

Дмитрий Афанасьев, председатель Комитета партнеров АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и Партнеры», рассказал, что когда 20 лет назад он начинал свою работу, на рынке было две крайности: иностранные фирмы, которые готовили для клиентов пространные многостраничные заключения на английском языке о том, что бизнес в России вести нельзя, и «специалисты по решению вопросов», которые за счет неправовых методов предлагали урегулировать любую проблему. По признанию Д. Афанасьева его компания стала лидером рынка, поскольку «перестала обворовывать клиентов и стала готовить короткие заключения», а также должного внимания регулирование деятельности юристов и адвокатов. С одной стороны, это хорошо, поскольку иностранные коллеги существенно «подняли планку стандартов» и обеспечили оказание высококачественных юридических услуг тогда, когда россияне не могли сами этого сделать. Однако на данный момент мы «выросли из коротких штанишек». России нужна независимость во многих сферах, в том числе и в юридической. Особенно отчетливо это стало видно в условиях санкций и нестабильной политической ситуации. Д. Афанасьев призвал всех присутствующих «приходить и бесплатно работать на государство», проактивно влияя на правовое регулирование.

В дискуссию вступил Г. Коллини и поднял вопрос, который озвучивался присутствующими на сессии по открытым и закрытым юридическим рынкам: как определить, является ли юридическая компания русской или иностранной? Он предложил сопоставить Dentons и ЕПАМ. И та, и другая фирмы:

  • имеют офисы как в Москве, так и за пределами России,
  • уплачивают налоги в российский бюджет,
  • имеют партнеров как с российским, так и с иностранным гражданством,
  • имеют сотрудников как с российским, так и с зарубежным образованием.

Г. Коллини поддержал М. Акуев, высказав абсолютную убежденность в том, что «нет различий между ильфами и рульфами». Достаточно взглянуть на персональный состав компаний. 90 процентов сотрудников — это российские юристы.

Есть различия в бренде — одни имеют наименование на латинице, другие — на кириллице. Но в то же время Goltsblat BLP вообще уникальны, так как занимают и тот, и другой стулья. В отношении применения английского права М. Акуев высказал мысль, заслуживающую отдельного внимания. По его мнению, право английское или континентальное — это «вещь условная» в том смысле, что любое право — это, прежде всего, определенная «технология, в корне основанная на единых религиозных ценностях». В идеале практика может прийти к тому, что не будет различия в том, по праву какой страны проходит сделка, а юристы будут подобно программистам мало зависеть от территории.

Касательно оценки санкций как угрозы суверенитету России М. Акуев высказался следующим образом. Санкции в сегодняшних экономических условиях являются аномалией. Невозможно быть абсолютно независимыми. Поэтому-то все говорят о санкциях, однако реальных шагов ни одна страна мира пока так и не предприняла. В ответ на это модератор М. Гаскарова предложила участникам ответить на вопрос: что случится, если российским корпорациям и госкопаниям запретят нанимать иностранных консультантов? В отношении возможного регулирования юридической профессии М. Акуев ответил вопросом: «Почему никто не вспоминает о том, в какой сфере экономики заняты юристы?» Ведь это сфера оказания услуг, самое главное в которой — это интересы клиента-потребителя. Поэтому при решении вопроса о регулировании профессии в первую очередь нужно думать об интересах потребителя. Юристы — это «всего лишь надстройка, масло, которое смазывает механизм».

А. Городисский, напротив, озвучил диаметрально противоположное мнение. Как он пояснил, демагогия о закрытии российского юридического рынка ведется с 1994 г. Каждый консультант «радеет за увеличение богатства страны», однако между национальными и иностранными юридическими фирмами есть фундаментальная разница — на кого эти юристы работают? А. Городисский заметил, что юридический бизнес не только в России, но и в таких странах как США и Великобритания, не играет какой-либо существенной роли в ВВП. Однако есть что-то кроме монетарного эффекта, заставляющее многие государства регулировать рынок и ограничивать доступ иностранцев. Речь идет о серьезной публичной значимости профессии. Небольшая ремарка А. Городисским была сделана касательно роста численности юридических департаментов. Хронологически данное явление совпадает с кризисными годами. По его мнению, важнейшим фактором стало желание сократить расходы на внешних консультантов.

Далее свое мнение озвучил С. Пепеляев. Он отметил, что «если Россия не претендует на статус империи, то великой державы — точно». Все великие державы крепли, в том числе, благодаря «экспорту национальной правовой системы». За прошедшие 20 лет Россия потеряла многое в этом направлении. С задачей экспорта национальных правовых институтов может справиться российская национальная компания, но никак не иностранная.

Д. Афанасьев заметил, что в свое время бизнес бежал от «деревянного материального права» и некачественной работы судебной системы. Однако уже сегодня условия таковы, что с одной стороны, иностранцы отказываются работать по причине санкций, а с другой стороны — проблемы в национальном законодательстве и правоприменении остались нерешенными. Уже сей-час в качестве места разрешения споров все чаще стали выбирать Сингапур и Гонконг, где вроде бы также хорошо применяется английское право.

Однако задача у всех одна — нужно «дома все обустраивать». И несмотря на то, что интересы клиентов, как верно отметил М. Акуев, важны, юристы должны думать и о стране в целом. Д. Афанасьев также высказал свою озабоченность тем, что поскольку деятельность российских адвокатов регулируется, для национальных юридических фирм создаются барьеры для входа на рынок. В то же время эти же самые барьеры отсутствуют для иностранцев, что представляется крайне несправедливым.

М. Гаскарова предложила перейти к следующему пункту повестки и порассуждать, как в последние годы изменилась работа in-house юристов и являются ли они серьезными конкурентами для консультантов. С. Пепеляев предложил в этой связи вспомнить, по какой причине юристы компаний обращаются за помощью к внешним консультантам. Основных причин две: обращаются за экспертным мнением либо ввиду желания снизить существующую загрузку. «Пепеляев групп» выстраивает свой юридический бизнес как экспертная компания. Он признался, что когда в самом начале работы сессии обозначал увеличение численности юридических департаментов как реальную угрозу консультантам, то он намеренно преувеличил значимость проблемы. Антагонизма между консультантами и юристами компаний нет.Д. Никиенко согласился с С. Пепеляевым, отметив, что численность юридического департамента, прежде всего, зависит от масштабов компании. Есть направления, по которым юридические департаменты традиционно вряд ли будут обращаться к внешним консультантам, например, судебные процессы в России. Однако в получении экспертного или т.н. «второго мнения» юридические фирмы становятся верными помощниками. Одновременно с этим держать в штате юридического департамента специалиста, способного проконсультировать по праву Англии или США, нецелесообразно, логичнее обратиться к соответствующей иностранной консалтинговой фирме. Кроме того, при заключении крупных сделок с иностранными контрагентами нанимаются консультанты, чтобы предоставить возможность «равнозначным специалистам вести разговор на одном языке».

Понимая, что и консультанты, и юристы компаний не видят никаких проблем во взаимодействии, М. Гаскарова задала провокационный вопрос: как же обстоит ситуация в борьбе за талантливых молодых специалистов? Д. Никиенко предположил, что и в этой части конкуренции как таковой нет. Он сам участвует в собеседованиях и заметил, что при переходе из консалтинга соискатели нередко озвучивают следующий философский аргумент: есть желание принимать непосредственное участие в работе компании, чего не могут предоставить внутри юридические фирмы. Впрочем, Денис отметил, что если конкуренция за кадры и есть, то только в вопросе уровня оплаты труда. В этом, пожалуй, компании уступают ильфам. М. Гаскарова согласилась, подчеркнув, однако, что в последние годы в компаниях прослеживается явная тенденция повышения заработных плат и степени сложности проектов, которые не передаются внешним консультантам.От подведения итогов развития российского юридического рынка М. Гаскарова предложила перейти к прогнозам на ближайшие 2–3 года, а также пояснить, как изменится расстановка сил между национальными и международными юридическими фирмами и как повлияет политическая нестабильность на рынок. Д. Афанасьев предположил, что увеличится количество проектов для лондонских юристов, ориентированных на оказание услуг для русских клиентов. Поэтому иностранным юридическим фирмам беспокоиться не стоит. На российском юридическом рынке возрастет роль национальных юридических фирм. Политика США, направленная на изоляцию России, безусловно, будет набирать обороты, что внесет еще больший элемент непредсказуемости в развитие ситуации и объемы работы. В краткосрочной перспективе санкции могут повлечь рост числа проектов для юристов, однако в долгосрочной — снижение загруженности, что уже наблюдается сегодня. Поэтому можно желать только мира. Не взялся оценивать влияние тех или иных политических решений М. Акуев. По его мнению, никаких глобальных санкций введено не будет. Он заметил, что внешние консультанты все больше буду привлекаться для выполнения нестандартных проектных поручений.

А. Городисский также предпочел не говорить про политику, а вспомнить про экономику. Юридический рынок будет расти только при условии роста экономики. Роль in-house юристов и консультантов станет более сбалансированной, а будущее — за симбиозом. Бурный рост юридических департаментов приостановится. При этом их организация и качество выполнения поручений будут, безусловно, продолжать совершенствоваться. In-house юристы — не конкуренты консультантам, а будущее будет зависеть от того, смогут ли консультанты предложить узкоспециализированные навыки. С рутинной работой, пусть даже требующей очень высокой квалификации, внутренние юристы и сами справятся. Г. Коллини согласился с выводами коллег и подчеркнул, что через 5–10 лет можно будет увидеть еще более окрепшие, развивающиеся и расширяющиеся как на внутреннем, так и на международном рынке, российские фирмы. Региональные юридические компании укрепят свои позиции не только в качестве судебных представителей, но и заявят о себе при сопровождении серьезных транзакций.

О росте рынка, количества адвокатов и смещении в сторону национальных юридических компаний говорил и Д. Никиенко. По его мнению, количество адвокатов является признаком цивилизованности. При этом есть две предпосылки для роста численности адвокатского сообщества: возрастание степени уважения частной собственности и повышение качества правосудия.С. Пепеляев заверил, что несмотря на напряженность, абсолютного закрытия юридического рынка России не будет, хотя тенденция на регулирование открытости будет набирать обороты, что иллюстрирует государственная программа «Юстиция». Сами юридические фирмы будут развиваться в направлении внедрения бизнес-моделей. Помимо традиционных ценностей адвокатуры появится понимание «должного управления» путем внедрения систем предотвращения разнообразных профессиональных рисков и защиты денежных средств клиентов. Юридический бизнес будет развиваться в регионах, поскольку это «скрепляет страну». Крупным игрокам необходимо обратить на это особенное внимание.

Итог дискуссии подвело остроумное замечание из зала от Михаила Попова, руководителя юридического департамента «Национальной нерудной компании»: «Несколько лет назад рульфы пытались убедить, что они такие же как и ильфы, а сегодня уже ильфы стремятся во что бы то ни стало показать, что они ничем не хуже рульфов».

legalinsight.ru

Юрист | Образование в Поволжье

В профессии юриста более чем важна теория. Если человек понимает, как работает норма права, какова ее природа и какой смысл в нее изначально заложен, ему будет легко анализировать целевые нормы права, с которыми он встречается, а если понимать сам механизм работы этих норм, то потом уже неважно, налоговое это право, трудовое или какое-нибудь другое. К практике же требования на начальном этапе, по сути дела, отсутствуют.

Очень часто к нам приходят стажеры без опыта работы вообще – студенты старших курсов, которые начинают получать практику именно у нас. При отборе нам очень важно понять, насколько хорошо они в принципе думают, насколько хорошо знают теорию права и понимают его основы. Если есть этот базис, то начать работать можно и без практики.Анна Липатова, отдел HR и профессионального развития компании Salans:

Карьера юриста начинается с вуза, где он изучает большой объем предметов. Для их усвоения требуется усердие самого студента. Зачастую работа юриста занимает больше времени, чем предусматривает нормальный рабочий день: отсюда трудолюбие, умение ставить и добиваться целей – качество, которое обязательно должно быть у юриста.

Многие зарубежные и российские компании при приеме молодых специалистов на работу проверяют их аналитические способности и умение логически мыслить. Но любой «багаж» молодого специалиста будет неполон без настоящего желания добиться выдающихся успехов на юридическом поприще.

Из профессиональных навыков стоит выделить умение анализировать большой объем информации, хорошее владение приемами логики и внимание к деталям. Юристов не зря считают педантами – это люди, которые дотошно изучают все бумаги, документы, придираются к запятым и к окончаниям слов. Без этого никуда не деться, потому что очень часто огромный смысл кроется именно в деталях.

Юриспруденция и бизнес

Любому юристу в какие-то моменты нужно понимать, что есть юриспруденция, а есть бизнес, и они должны где-то сойтись. Собственно, задача юриста состоит в том, чтобы им в этом помочь. Для этого юрист должен понимать суть бизнеса, в котором он работает, знать политическую обстановку и следить за прессой, чтобы предвидеть возможное развитие событий на тех или иных фронтах. Профессиональные юристы следят за своей репутацией, ведут персональные блоги и сайты. Можно быть перфекционистом и говорить, что компания должна соблюдать миллион требований, но вопрос в том, что на разных этапах развития какие-то требования будут приоритетными для любого бизнеса. Возможность оценить, что будет приоритетным на данном этапе – деньги, репутация компании, ее будущее, взаимодействие с партнерами, – в этом заключается практический подход к работе юриста. Иногда стоимость решения юридической проблемы оказывается несоизмеримо выше, чем ущерб от нее, и юрист должен четко представлять, в каких случаях нет необходимости устранения каких-то недостатков.

СпециализацияВ институте будущий юрист выбирает специализацию внутри следующих направлений:

· Гражданско-правовая: гражданское право, гражданский процесс, арбитражный процесс, земельные отношения, интеллектуальная собственность, трудовые отношения.

· Уголовно-правовая: все, что связано с уголовной ответственностью и урегулированием личных отношений в данной сфере, в том числе уголовный процесс; вспомогательные дисциплины – криминология, криминалистика.

· Административная: государственное, муниципальное, налоговое, таможенное право валютное регулирование и валютный контроль, государственное регулирование банковской деятельности – все, что связано с взаимодействием с государством.

В рамках каждой из этих специализаций существует разделение на более узкие сферы деятельности. Например, в рамках гражданского права юрист может специализироваться на судах и контрактах, а в рамках контрактов – на лизинге, аренде, интеллектуальной собственности, контрактах поставки и т. д.Впрочем, тот факт, что вы получили определенную специализацию в вузе, вовсе не говорит о том, что именно по ней вы будете работать постоянно.

Я не думаю, что полученная в вузе специализация – на всю жизнь. В таком возрасте человек еще слишком юн, чтобы сделать правильный выбор. К тому же, многое зависит от внешних факторов – типа компании, в которой юрист начинает карьеру, ее сферы деятельности и вектора развития. Тяжело заниматься capital markets (инвестирование на уровне банков) в небольшой адвокатской палате – потому, что таких дел она попросту не ведет.

Сама я в университете специализировалась на арбитражном процессе, мечтала быть великим переговорщиком (медиатором) и вести переговоры между компаниями типа «Лукойла» или «Газпрома». В настоящий момент я консультирую по вопросам трудового права и являюсь достаточно известным специалистом в этой области. Жизнь сложилась так, что мне пришлось кардинально поменять специализацию, о чем я сегодня ничуть не жалею.

Консалтинг vs in house

У юриста есть два основных пути построения карьеры: в качестве внутреннего юриста компании (in house) или в консалтинге.Большие российские компании, особенно сырьевого сектора, традиционно имеют очень большие юридические отделы, в которых собраны специалисты различных специализаций: земля и недвижимость, IP и т. д. В небольших компаниях такие отделы могут состоять из одного – двух юристов, занимающихся общей поддержкой бизнеса. При недостатке собственных ресурсов или потребности в каких-то специальных знаниях такие компании пользуются услугами в области юридического консалтинга.

Иностранные консалтинговые компании (ILF) отличаются от российских структурно. В обоих случаях карьера юриста начинается с позиции Paralegal (помощник юриста), но в дальнейшем развивается по-разному. В ILF градация достаточно проста: Paralegal – Associate – Senior Associate – Partner. Уровень компенсации Associate напрямую зависит от стажа. Associate 1-го, 2-го, 3-го и т. д. годов не только получают разную зарплату – их услуги стоят тоже неодинаково. При этом если юрист, работающий на этой позиции, даст вам свою визитку, во всех случаях на ней будет написано просто «Assosiate», и круг обязанностей этих специалистов сводится к одному и тому же: оказанию консалтинговой поддержки клиентам. Можно сказать, что Associate прогрессирует в одной должности, при этом накапливая опыт, зарабатывая себе имя и повышая квалификацию.В российских компаниях иерархия структурирована более досконально: помощник юриста – младший юрист – юрист – старший юрист – руководитель направления – младший партнер – партнер (в зависимости от структуры конкретной компании).

Должностные обязанности

Юрист - общее название профессии, объединяющей всех служителей закона. Адвокат, прокурор, нотариус, юрисконсульт, трудовой или налоговый инспектор - все это юристы соответствующих специальностей, каждая из которых связана с определенной отраслью права. В обязанности юриста входит подготовка и составление договоров, контрактов, участие в подготовке юридических заключений, консультирование по различным правовым аспектам, участие в переговорах с клиентом и юристами, представляющими контрагентов по сделкам, представление клиента в судах, в различных органах государственной власти, а также представление интересов клиента перед контрагентами и партнерами по бизнесу, проведение обзора и анализа действующего законодательства и предложенных законодательных актов, составление аналитических документов по различным правовым вопросам.

Специалист обязан знать Конституцию РФ, действующее законодательство, гражданское, трудовое, уголовное, финансовое, административное право, методы криминалистики, психологию, логику, основы экономики, организации труда, производства и управления. Важны качества юриста: высокое чувство ответственности, развитое логическое мышление, инициативность, настойчивость, кропотливость, концентрация и переключаемасть внимания, эмоциональная устойчивость, хорошая память.

www.my-volga.ru

«Чистка» репутации Юрия Иванющенко: профанация от «ILF»

Аргумент

16 ноября 2011 года

Доказывая, что он не киллер и не бандит, Юрий Иванющенко доверил юридическую защиту своих достоинства и чести непрофессионалам. Результат: перед ним никто не извинился, а доброго имени как не было, так и нет. Минуло полгода с памятной для украинских журналистов пресс-конференции, на которой адвокат Татьяна Гавриш заявила: ее клиент — бизнесмен Юрий Иванющенко — не бандит.

И еще: гражданин, известный в СМИ как «Юра Енакиевский», намерен защищать свою репутацию, и в этом ему поможет юридическая компания «ILF». С тех пор «чистоты» к скандальной репутации известного выходца из Макеевки не прибавилось. Молчат и его адвокаты. Похоже, им нечего больше сказать. Почему?

Напомним, как все начиналось. 28 апреля нынешнего года в информагентстве УНИАН состоялась пресс-конференция, на которой Татьяна Гавриш, глава юридической компании «ILF», заявила журналистам, что новый клиент ее фирмы — Юрий Иванющенко, скандально-известный бизнесмен из ближайшего окружения Президента Виктора Януковича, пребывает в ладах и гармонии с законом.

А именно: Гавриш процитировала справку информационного центра МВД, где сообщается, что «данные о привлечении Иванющенко к уголовной ответственности отсутствуют, в розыске он не находился и не находится». Согласно справке Генпрокуратуры, которую процитировала Гавриш, «уголовные дела в отношении Иванющенко не возбуждались и в производстве не находятся». Также адвокат процитировала письмо от Службы безопасности Украины, согласно которому «информация о причастности Иванющенко к преступлениям отсутствует».

Собственно, демонстрацией справок из силовых структур «отмывание» репутации человека, известного в бизнес-кругах, политикуме и журналистам больше по кличке «Юра Енакиевский» (а в кругах, Закон не чтящих — еще и как «Юрец малой»), акция компании «ILF» и завершилась. Отвечать на вопросы журналистов, касающихся иных любых сфер бытия сверхвлиятельного гражданина Иванющенко, его адвокаты решительно отказались. «Юридические советники занимались чисткой репутации (Иванющенко) в связи с публикациями, где он обвиняется в заказных убийствах», — цинично пояснил присутствующий на брифинге в качестве консультанта Иванющенко некто Михаил Подоляк.

Эта «чистка репутации», как было анонсировано тут же на брифинге, подразумевала обращение адвокатской компании «ILF» с исками в суды на журналистов и СМИ, позволивших себе вольность отождествлять бизнесмена Юрия Иванющенко с известным донецким бандитом Юрой Енакиевским.

В принципе, ничего странного в том, что ставший публичным гражданин Иванющенко решил заняться «чисткой» своей репутации — нет. Даже с учетом того, какими именно трудами эта репутация «ковалась» долгие годы. Но экспертов в области СМИ и практикующих юристов удивила тактика, избранная юридической компанией «ILF» — фактически запугивание представителей и владельцев средств массовой информации, пусть и сделано это было в небрежно-завуалированной форме.

О том, что избранная Т.Гавриш тактика ведения компании наверняка согласована с самим заказчиком — гр-ном Иванющенко, сомневаться не приходится, учитывая важность чистоты собственного имиджа для последнего. Но, предлагая (навязывая) своему клиенту, по сути, войну с журналистами, отдавали ли хотя бы себе отчет юристы «ILF», во что это малопродуктивное времяпрепровождение выльется для самого Иванющенко? В какие моральные издержки и финансовые затраты — при гарантированном фиаско развязанной кампании?.. Похоже, нет.

Те, кто хоть раз судился со СМИ в Украине, прекрасно знают — эта овчинка выделки не стоит. В подобного рода процессах в выигрыше — одни адвокаты, чьи почасовые ставки оплаты как при подготовке к судебному процессу, так и участия на самом судебном процессе, приятно греют душу юристов, вовлеченных в подобного рода разбирательства. Тяжбы со СМИ тянутся месяцами, а то и годами; «стимулировать» приходится даже судей, чтобы рассчитывать на их лояльность.

И все это время «доброе, честное имя клиента» вовсю «полощется» и «склоняется» средствами массовой информации (информационный же повод — суд! — есть!). Негативного характера информация о клиенте — вовсю тиражируется прочими СМИ, проявляющими профессиональную солидарность с коллегами-ответчиками. Начинаются журналистские расследования — всплывают новые, компрометирующие истца факты. В итоге судебная тяжба приобретает международный резонанс, и фамилия истца — уже в переводе на языки мира — делает того же, к примеру, Юру Енакиевского (не путать с бизнесменом Иванющенко) персоной, нежелательной к общению и ведения совместных дел в цивилизованных странах.

К этому стоит добавить, что украинские судьи не любят рассматривать подобного рода дела — тяжбы со СМИ «засвечивают» их фамилии и темные делишки, а кому нужна такая «популярность», когда «деньги любят тишину»?

Именно по этой причине за подобного рода процессы практически никогда не берутся безусловные гранды украинского юридического рынка: своя репутация куда дороже репутации клиента и денег, которые он может заплатить за «распятие» журналиста. Фирма «ILF», позиционирующая саму себя в числе лидеров — взялась. Почему, и кто эти смелые люди — попробуем разобраться.

Начнем с официального сайта компании «ILF», более известной в юридических кругах как «Инюрполис». Вот что там найдет взыскательный клиент: «...В основе философии развития фирмы приоритетное место занимают интересы клиента. Наша профессиональная цель — минимизировать риски, сопровождающие его деятельность, и создать надежные гарантии её успешного развития. Наш успех определяется, в первую очередь, успехом наших клиентов».

И еще: «Мы исходим из приоритета интересов клиентов и глубокого понимания их бизнеса» — и тому подобное словоблудие, которым грешат малоизвестные периферийные юридические компании в своих пресс-релизах и публичных реляциях. Желающим «глубже» постичь корпоративные ценности\" этой юридической конторы — добро пожаловать в раздел «О нас», подраздел «Миссия и ценности» (!). Конкретики, опять же, ноль, но пафоса... Такое впечатление, что содержание этого раздела заимствовано из воскресных проповедей известного столичного «проповедника»-самозванца Аделаджи.

Но обратимся к специализации «конторы» — к тому, что «делает лицо» юридической компании, ее действительно неповторимый стиль, характеризует ее юристов как действительно экспертов в тои или иной области права. В юридических кругах Киева, например, хорошо известно, какая компания — авторитет в области права международного, кто «спец» в хозяйственном арбитраже, кто реально решает юридические споры на энергетическом рынке, а кто — незаменим в услугах due diligence. Крупные юридические компании с многолетней историей и штатом с пол-сотни душ могут считаться экспертами в нескольких областях права, но никогда — во всех.

В разделе «проекты», подразделе «выбрать сферу практики» (http://www.ilf-ua.com/ru/projects/) компании «ILF» вам беззастенчиво предложат свои услуги практически в любой (!) сфере права. Кроме одной — права уголовного. Более того: у «ILF» НЕТ и ПРАКТИКИ в этой отрасли права, что подтвердили наши многочисленные источники и эксперты. А именно с этой — весьма специфической — областью права соприкоснулись интересы клиента «ILF» Юрия Иванющенко.

Получается, клиент обратился «не по адресу»? Похоже, что так.

К сведению этого и других потенциальных клиентов юридических контор, нуждающихся в квалифицированной юридической помощи (защите): действительно уважаемая и авторитетная юркомпания является «грандом» в двух-трех областях права, не более. Для этого юркомпания должна располагать штатом реальных, постоянно и успешно практикующих специалистов в этих сферах. Если спрос клиентов на такие услуги — мал, то и содержание узкопрофильных специалистов юркомпании не по карману. А дешевая самореклама — мол, «можем все!» — не более, чем самореклама. Чем, очевидно, и «болеет» по-сути, провинциальная «ILF».

Но Бог с ним, интернет-представительством «ILF». Прочие открытые источники дают куда более скромное представление как о самой фирме, так и ее юридической практике.

Когда говорят о профессионализме, влиятельности и, соответственно, презентабельности той или иной юридическй компании в Украине, как правило, ссылаются на рейтинг «ТОП-50 ведущих юридических фирм Украины», ежегодно составляемым специализированным изданием «Юридическая практика». Можно много дискутировать о спорности критериев оценок, применяемых составителями этого рейтинга, а также непредвзятости последних, но факт остается фактом: сегодня указанный рейтинг отражает более-менее реальную картину отечественного юридического рынка и его тенденций.

Посмотрим, каковы позиции «ILF» («Инюрполис») в этом рейтинге: 2004-й год — 8-е место, 2005-й год — 13-е, 2006-й — 22-е, 2007-й — 24-е, 2008-й — 30-е, 2009-й — 25-е и 2010-й — «почетное» 30-е место.

Здесь стоит пояснить, что «ILF» («Инюрполис») была создана в 1994 году Степаном Гавришем, доктором юридических наук и профессором Национальной юридической академии Украины им. Ярослава Мудрого (г.Харьков) вместе с коллегами. Вскоре С.Гавриш стартовал в большую политику, где благодаря своему поразительному — даже для украинского политикума — приспособленчеству (http://file.liga.net/person/315.html) смог пробиться на должность заместителя председателя Верховной Рады (2000-2002гг.).

Понижение места и роли С.Гавриша на властном олимпе прекрасно отражено в рейтинге «Юридической практики», при всех своих достоинствах весьма чувствительном к политическим «раскладам» в «верхах». Проще говоря, остался Степан Гавриш не у дел — и кормящая его семью юридическая компания стала занимать адекватное ее реальной компетенции и возможностям место в национальном рейтинге.

Вместе с рейтингом «Крупнейшие сделки года» в «Юридической практике» публикуется дополнение «Самые крупные сделки и судебные дела». В этих ежегодных отчетах «ILF» («Инюрполис») с 2004-го года упоминался лишь дважды, да и то — в самом конце публикуемых списков: в 2005-м — выпуск муниципальных облигаций г.Харькова (на общую сумму 23 млн. долл. США), в 2008-м — сопровождение реконструкции и передачу в аренду Харьковского аэропорта (стоимость целостного имущественного комплекса стоимостью 205 млн. долл. США) и в 2010-м — блокировка процедуры банкротства недобросовестного должника одного из банков (сумма претензий — 14, 5 млн. долл. США).

В это же самое время — для сравнения — «топовые» юрфирмы Украины (не будем их бесплатно рекламировать, цитируя названия) сопровождали сделки международного характера, исчисляемые многими сотнями миллионов долларов каждая. В то время как сделки «Инюрполиса» носили сугубо региональный — Харьков и Харьковская область — масштаб, а клиентами выступали преимущественно «свои» же, с харьковской «пропиской», компании и организации. Которым привлечение юридических консультантов-«варягов» со стороны — не из Харькова — было крайне нежелательно. Ибо и обслуживание муниципального городского займа, и, фактически, скрытая приватизация харьковского же аэропорта — эдакий «междусобойчик» харьковских городских и областных чиновников и харьковских же нуворишей (в частности, г-н А.Ярославский). Которым «своя» юридическая фирма нужна была лишь для легализации и прикрытия гешефтов «семейного типа».

Такая практика в Украине — повсеместна, но имеет мало отношения к юридической практике в цивилизованном ее понимании.

Один из показателей реального веса той или иной юридической компании — ее доходы. Например, в 2008-м году в рейтинге «Юридической практики» «Транспарентность юридических фирм», «Инюрполис» задекларировал годовой доход в размере 4 млн. 239 тыс. гривен, предоставив в распоряжение редакции документы, подтверждающие эту сумму дохода.

Сравним с грандами отечественной юриспруденции за этот же отчетный период: «Василь Кисиль и Патнеры» — свыше 50 млн. гривен, «Ильяшев и патнеры» — свыше 25 млн. гривен, «Правис» — свыше 10 млн. гривен, и т.д. А если еще учесть, что фаворита рейтинга — «первая десятка» — доходы старательно занижает, избегая налогообложения, и всячески приветствует «кэш» в оплате своих услуг, а «низы» рейтинга декларируют свои доходы по-максимуму, чтобы претендовать на высокие позиции в этом самом рейтинге, то разрыв в реально получаемых доходах у лидеров и аутсайдеров рейтинга — огромен.

Еще один очень важный для юридической фирмы репутационный показатель — личность ее руководителя. Татьяна Гавриш позиционирует себя как специалиста в области «международного права, уголовного процесса, конституционного права, государственного строительства и местного самоуправления, избирательного процесса, медиации, бизнес-планировании». Все перечисленное — цитата с сайта «Инюрполиса», и вряд ли нуждается в комментариях: «многостаночность» среди практикующих юристов — признак дурного вкуса и... хронического безденежья, когда юрист хватается за любое поступившее ему предложение не зависимо от своей компетенции.

Еще дама, обладающая кандидатской степенью, рекламируя себя повсюду, утверждает, что в 2003-м году прошла стажировку в юридических фирмах «McKinney & Namei., LPA», «Frost Brown & Todd LLC», «Hardin, Lefton, Lazarus & Marks», «James Staley, LPA» (США). Что вызвало, мягко говоря, недоумение у столичных коллег Т.Гавриш, к которым автор обратился за комментариями. Вот один из них: «Похоже, это фикция.

По своему опыту знаю: для того, чтобы чему-нибудь научиться, стажируясь в известных адвокатских компаниях, нужно минимум полгода. И то будешь скакать «по верхам» и освоишь разве что общие принципы организации этого бизнеса и сложившейся практики ведения дел. Минимум год, и это при условии полной загруженности и самоотдачи, нужен для того, чтобы «впитать» азы принятого на Западе делопроизводства, этики отношений, писаных и неписаных правил цивилизованного юридического рынка. А четыре конторы за год — это не стажировка, а... экскурсия, наверное?.. Плюс личная нескромность «практиканта».

Все вышеизложенное убедительно доказывает: авторитет фирмы «ILF», к которой обратился за юридической помощью гр-н Юрий Иванющенко — дутый и ничтожный. И уж во всяком случае, явно недостаточный для выполнения возложенной на подрядчика миссии: чистки репутации (Иванющенко) в связи с публикациями, где он обвиняется в заказных убийствах.

Но, похоже, иного выбора у гр-на Иванющенко и не было.

Как стало известно автору этих строк, представители Ю.Иванющенко вели переговоры о защите доброго имени своего патрона цивилизованным путем, по крайней мере, с двумя известными украинскими юридическими компаниями. Но там, взвесив все «за» и «против» и выдержав положенную в таких случаях дипломатическую паузу, потенциальному клиенту вежливо отказали с мотивировкой «не имеем опыта в делах подобного рода». Что было чистой правдой, но — не всей.

То, что не было озвучено в официальном отказе представителям Иванющенко, в приватной беседе с автором этих строк прозвучало буквально так: «У нас — богатые клиенты из США и Европы, транснациональные компании. Им вряд ли понравится, что название обслуживающей их компании упоминается в СМИ рядом с фамилией человека с неважной репутацией. Защищая его репутацию, мы однозначно теряем свою, а нет репутации — нет и денег».

Таким образом, людям Иванющенко пришлось воспользоваться — а время поджимало! — услугами юридической компании провинциального масштаба, не отягощенной списком постоянных, денежных клиентов, к тому же дорожащих своей репутацией.

«Инюрполис» заказ «отбыл» — ибо демонстрация справок из ГПУ, МВД и СБУ, из которых значится, что гражданин Иванющенко — не бандит и судим не был, вызвала лишь смех у читающей (смотрящей) публики: истинная ценность таких справок (как и «авторитет» контор, их предоставляющих) — всем в Украине известен. (Тем более «зачистка» всей оперативной документации и уголовных дел в органах МВД, прокуратурах и судах по лидирующим донецким ОПГ начался в 2004-м, и был успешно завершен в 2010-м — на коммерческой, разумеется, основе).

А журналисты получили четкий «сигнал» сплотиться против выходца из Макеевки, который попытается их «засудить» (с чего после брифинга все долго смеялись). Первое публичное «соло» на столичной арене Татьяны Гавриш повеселило коллег — это в наше скучное время тоже неплохо. Упоминаемость компании «Инюрполис» в Интернете резко возросла; но дурная слава — тоже реклама...

Но стало ли легче от всего этого цирка самому Иванющенко? Пока нанятые им смешные адвокаты доказывали всему миру, что он — буквально! — никого раньше не убивал, СМИ сегодня — доказательно — обвиняют структуры Иванющенко в причастности к многомиллиардным аферам с бюджетными деньгами.

Кто будет «отмывать» «честь и достоинство» Ю.Иванющенко в этот раз?

Константин Иванченко

pr-z.com.ua

ILF Review

Олена Хитрова,керівник практикимедицини і фармації ILF

Президент України 28 грудня 2017 року підписав Закон України “Про державні фінансові гарантії медичного обслуговування населення”, а 27 грудня Кабінет Міністрів України ухвалив ряд нормативно-правових актів, які дозволяють дати старт медичній реформі і почати втілювати її в життя.

Багато хто з прихильників і авторів медичної реформи в Україні мали підстави для хвилювання щодо того, чи зможе реформа стартувати в заплановані терміни. Адже до цього було ухвалено лише рамкові документи, в яких не можна було передбачити і регламентувати значну кількість деталей для запуску і реалізації нової медичної системи в Україні. Пакет документів, які було ухвалено Кабміном наприкінці грудня дозволить робити перші кроки в практичному втіленні реформи вже з січня 2018.

НСЗУ заплатить за пацієнта автономізованим лікарням 

Одним з найважливіших в цьому списку документів є Положенння про Національну службу здоров’я України - орган, який буде реалізовувати національну політику в сфері державних гарантій медичного обслуговування населення. 

Іншими словами, НСЗУ буде закуповувати у лікарень будь-якої форми власності  і окремих лікарів медичні послуги для кожного українця. Саме НСЗУ має:

- укладати, змінювати і розривати договори з надавачами медичних послуг;

- аналізувати потреби населення щодо медичних послуг і лікарських засобів;

- здійснювати контроль за цільовим і ефективним використанням коштів, які будуть надаватися за договорами лікарням та інші. 

Вже в січні 2018 буде оголошено конкурс на посаду голови НСЗУ. З квітня автономізовані заклади первинної медичної допомоги і лікарі-ФОП зможуть підписувати договори з пацієнтами, а вже з липня - почати отримувати виплати за новою системою фінансування. 

Станом на сьогодні багато лікарень вже почали автономізуватися, для інших - є час на проходження процесу необхідної реорганізації до липня 2018 року. Жовтень і грудень стануть другим і третім “вікнами можливостей”, коли лікарні первинної медичної допомоги можуть укласти контракт з НСЗУ і перейти на нову систему фінансування. Важливо пам'ятати, що автономізовані медзаклади можуть приєднатися до співробітництва з НСЗУ тільки цілим районом, містом або територіальною громадою. Бо субвенція може бути перерахована тільки для всього місцевого бюджету, а не окремого закладу. Тому і замінити її повністю можна лише за цим принципом. 

Головного лікаря обиратимуть за конкурсом 

Також важливим є ухвалення ряду документів, які необхідні для запуску в дію закону про автономізацію (його введено в дію ще 6 листопада 2017 року). Серед них - нове Положення про порядок проведення конкурсу на посаду керівника лікарні, Положення про порядок формування Спостережних рад при закладах охорони здоров’я та  Типова форма контракту з керівником лікарні. 

Положення про призначення керівника лікарні, яке існувало раніше, дозволяло оминати конкурсну процедуру - фактично ця посада була методом впливу власника (органу місцевого самоврядування) на особу, що її займає. Нове Положення передбачає виключно конкурсну процедуру для призначення керівника (головного лікаря) медзакладу, а власник буде лише затверджувати результати конкурсу. Якщо зараз процедура призначення головного лікаря має багато корупційних ризиків, то планується, що нові механізми дозволять займати такі посади дійсно ефективним менеджерам за результатами відкритого конкурсу.

Пацієнти можуть лікуватися за кордоном за державні кошти 

Те, що пацієнти зможуть відчути на собі вже найближчим часом - це новий порядок лікування українців за кордоном, який зафіксований відповідним Положенням. Цей документ досить чітко і однозначно прописує правила щодо можливостей лікування українців в закордонних клініках за необхідності. Положення передбачає прозорий механізм фінансування і залучення для цього коштів місцевих бюджетів, благодійних фондів та з інших джерел.  Важливою є норма, яка дозволяє пацієнтові виїжджати до потрібного медзакладу з того моменту, коли спеціальна комісія поставила його на облік.

ilf-ua-review.blogspot.ru


Смотрите также