Закон суров, но он закон...

Глупый юрист


Глупые вопросы юристам

Анекдоты на юридическую тему в мае 2012

Разговаривают два российских бизнесмена: — Ну, как твоя последняя сделка? — Раздели до последней нитки.

— Я же тебе говорил, что это – уголовные морды, а ты мне всe – юридические лица, юридические лица… Здание суда.

Из двух параллельных залов где шли слушания одновременно выходят судьи. Один из них после того как закрыл дверь схватился за живот и долго смеялся.

Когда ему удалось отдышаться, второй судья поинтересовался — в чем дело?

— Да анекдот смешной расказали. — Ну так раскажи, мне тоже интересно. — Не могу.

Новое в блогах

Смешные ответы на глупые вопросы.

Всегда ли белый медведь незаметен на снегу? Пока не испугается Почему лифт так медленно едет?

Иванов из 18-й квартиры опять свой чайник Тефаль включил На третьем этаже ГИБДД-шник живёт. Что изображено на картине Черный квадрат?

Ну, во первых, картина висит вверх ногами.

А что вы думаете когда смотрите на наручники?

Вспоминаю кольца на свадебной машине.

Тупые вопросы адвокатов в суде

нужна помощь юриста по квартирному вопросуздравствуйте.

у меня такая ситуация. я снимаю квартиру в аренду.

сначала заключил договор на год потом продлили еще на год в письменном виде до 22.10.2018.

на протяжении месяца хозяйку бросает то из желания продать то в желание продолжать сдавать нам квартиру. на прошлой неделе она сказала чтобы мы выселялись из квартиры до 22 апреля 2018. сегодня приходила и говорила чтобы мы сегодня же выселялись.

Глупые вопросы юристам

1.

Право — это такая вещь, в которой разбираются все. Любой менеджер, сотрудник кредитного отдела, бухгалтерии и т.д. может самостоятельно подготовить любой договор, а также дать заключение по любому юридическому вопросу.

Для этого нужно обзавестись немногим — диском под названием «все договоры на одном диске» и парой книжечек «все, что надо знать о праве» или «как заключать договоры». Любой договор с такого диска можно применить ко всем ситуациям.

Как правильно выбрать адвоката (юриста)

С появлением Интернета мы стали проще относиться к проблеме выбора того или иного товара.

И не важно, будь-то новый мобильник, стиральная машина или загородный дом. Это не плохо, и даже правильно. Зачем пускаться в глубокие раздумья по поводу какой-то вещи, когда можно войти в Интернет и узнать все и сразу: посмотреть фотографии выбранного товара, почитать инструкцию по эксплуатации, узнать мнения пользователей, и даже, просмотреть видео обзор.

Умные ответы на глупые вопросы для собеседования

Виной тому традиционные методы, используемые при проведении интервью. Шестьдесят или семьдесят лет назад кто-то придумал этот бестолковый и странный подход, и с тех пор все считают нужным его придерживаться.

Альтернатива, моя статья Необычные вопросы для собеседования . И человек, проводящий собеседование, вовсе не виноват в том, что ему приходится задавать бездумные стандартные вопросы.

Тупой юрист

Во -первых, прекрати думать, что ты ***:) Это главное.

Во -вторых, когда читаешь договоры, помимо юридических аспектов, обязательно вникай в смысл, то есть, например, договор поставки — обязательно сроки должны быть прописаны, ответственность за их неиполнение, за чей счет доставка, адрес доставки, конкретные действия сторон в случае непоставки некачественного товара и тд. Первый договор очень сложно, второй сложно, третий уже проще будет.

Самые популярные вопросы юристам

Эксперты проанализировали более 110 тысяч вопросов граждан к юристам за третий квартал нынешнего года и выявили интересные различия между сферами интересов мужчин и женщин. Оказалось, что представительницы прекрасного пола больше консультируются по просроченным кредитам, а сильного – по использованию материнского капитала.

Наиболее острыми темами для мужчин являются жилищные права, обжалование штрафа ГИБДД и возврат денег за некачественный товар или его обмен.

В суд пришло дело по ДТП с участием автомобиля Лендровер (под управлением некой Моверлик Натальи Юрьевны) и коровы. Эта дама написала претензию о возмещении материального ущерба внешнему управляющему птицефабрики, которая является собственником стада.

Ответ даме достоин высшей юридической похвалы и литературной премии.

ОАО Hово-Петровская птицефабрика Внешний управляющий Село Hово-Петровское, Истринский район.

Должен ли хороший юрист сразу ответить на Ваш вопрос?

Где-то было бы глупо сразу ответить на вопрос, где-то надо разбираться.

Представьте, что вы обращаетесь за защитой по уголовному делу к адвокату. Только слишком глупый или слишком самоуверенный адвокат вам ответит сразу.

Иногда в стопроцентных делах всплывают такие айсберги, что никто не смог бы предположить их существование.

Так что хороший юрист часто отвечает уклончиво так как может потребоваться время на выяснение всех обстоятельств.

Не забываем судейский фактор.

juridicheskii.ru

Скучно быть юристом: sapojnik

Знакомый парень, давно подвизающийся в качестве юриста на избирательных кампаниях, рассказывал на днях:- Да вообще, дурацкая работа, если честно. Я уже давно говорю начальству – «вы в суд меня не посылайте, я в суд ходить не буду!» Прикинь, а? Юрист – а в суд ходить отказывается. А потому что без мазы. Нет смысла. Вот, скажем, по снял этим самым подписям. Я ж 11 лет на кампаниях – только однажды, как раз лет 10 назад, сумел «отбить» подписи в суде. Но тогда они еще неопытные были… Тоже – избирком не зарегистрировал нашего кандидата, мол, подписи за него дали поддельные. Я в суд, судья подтверждает – да, мол, вот акт «экспертизы», что подписи фальшивые. Любой эксперт из ментовки может такое заключение дать, главное, что никакой ответственности он за свое заключение не несет. А у меня 56 человек, которые эти подписи давали! В коридоре стоят! Прошу судью их заслушать. Он разрешает, они заходят и все признают, что подписи давали лично и что на листах именно их собственные подписи.Судья, понятно, после заслушивания все равно выносит решение, что подписи фальшивые и оставляет нас без регистрации. Ну а я – на апелляцию в облсуд, и через неделю председатель облсуда выносит: решение суда первой инстанции отменить, признать регистрацию! Говорят, потом он к себе вызвал того судью, что меня послал, и мордой его тыкал, как щенка: что ж ты, мол, дурашка? На хера ты свидетелей опрашивал?? Они ж тебе сказали в твоем присутствии – да, наши подписи; как же ты мог их проигнорировать? Совсем мышей не ловишь?! Вот была моя первая и единственная победа.

- Ну, - сказал я. – Все правильно. И в чем проблема? И дальше бы так выигрывал…

- Да брось, - машет рукой приятель. – Это они тогда еще не сориентировались. А теперь-то уже все знают, как правильно поступать.

- И как?

- Да проще простого. Начало такое же: берешь любого «эксперта» - это может быть хоть мент, хоть филолог – тот пишет «заключение», что подписи, типа, поддельные. Избирком, суд, лишение регистрации. Я, допустим, опять нахожу и привожу в суд 56 или даже 156 человек, готовых заявить, что подписи их, подлинные. Я заявляю в ходе процесса ходатайство – мол, у меня есть свидетели, прошу суд их заслушать. А суд ходатайство отклоняет.

- Как отклоняет?

- Да так. Его право. Не хочет он лишних свидетелей слушать, суду уже и так все ясно.

- И что?

- И всё. Выносит решение, и вот на это уже апелляцию подавать бесполезно. Формальных поводов нет. Поэтому я и говорю – в суд я больше не хожу! Если у судьи есть спущенное сверху «мнение», как надо «рассудить» - ничего не сделаешь. Скучно быть выборным юристом – дурацкая специальность! Может, подыщешь мне что-нибудь? В копирайтеры, что ли, податься…

Дивный у нас суд! Сколько я знаю таких историй – чистых, как слеза. Типа вышеописанной: в поддержку какого-нибудь неугодного властям кандидата дали свои подписи и паспортные данные несколько сотен человек, избирком называет эти подписи фальшивыми; в суд приходят эти самые люди, с паспортами, готовые хоть под присягой заявить, что это они лично давали эти подписи, они поддерживают этого человека – судья со спокойной душой просто отказывается их слушать.

Я подумал, что дело-то ведь не только в выборах. Я знаю еще кучу подобных историй. Скажем, наша подруга семьи – юной девушкой, еще школьницей насмотрелась фильмов про адвокатов, воспылала страстной мечтой – тоже участвовать в процессах, отстаивать законность и защищать невиновных. Блестяще училась, экстерном сдала экзамены за 11 класс, с первого захода поступила на юридический, упоенно училась. Считали, что растет новый Плевако в юбке, не менее.

Потом получила красный диплом, поехала трудиться на ниве правосудия в родном городе – то ли Рязань, то ли Тамбов, неважно. Хватило девицы – пылкой, умной, решительной – на пару лет. Причем к концу «карьеры» она уже почти ненавидела свою профессию. Рассказывала с содроганием – оказывается, все ее познания в кодексах никому не нужны, от адвокатов в реальной жизни требуются совсем другие, специфические услуги: служить передаточным звеном от подсудимых к судьям – деньги передавать. Ей это претило. Шла середина сытых «нулевых».

Она поплакала-поплакала, а потом уволилась. Сейчас работает менеджером по продажам, соками торгует. Ребенка родила, о своих юридических мечтаниях по молодости вспоминает со смехом, как о непонятной уже блажи.

А куда еще податься юристу – в прокуроры? Но эта работа тоже специфическая – примерно как день ото дня пинать ногами людей связанных по рукам и ногам, с завязанным ртом. Кому-то нравится, но это все-таки занятие для садиста.

Что у нас остается – корпоративный юрист? Тоже мечта иных провинциальных юнцов с горящими взорами: всегда в белой рубашке и с черным дипломатом, в шикарном офисе составлять мудреные документы… На деле о судьбе реального корпоративного юриста лучше всего говорить на примере Светланы Бахминой, юриста одного из подразделений ЮКОСа. Дело было нашумевшее – Бахмину взяли и посадили беременную, специально для нее «утяжелив» статью обвинения, чтоб не могла выйти «по смягчающим».

А в чем была вина Бахминой? Об этом писали во многих СМИ с подачи судейских, с горечью и гневом: она, дескать, делала страшное – придумывала схемы, каким образом ЮКОСу платить поменьше налогов. Доказательства вины были соответствующие: суды «выявили», что, применив схемы, разработанные Бахминой, компании, принадлежащие ЮКОСу, заплатили меньше налогов, чем они заплатили бы, если бы схем не применяли.

Вот за это и вкатили 5,5 лет женской колонии. «Доказательства налицо». Причем многие обсуждавшие приговор даже не могли понять – почему некоторые отщепенцы крутят пальцами у виска и говорят о каком-то абсурде. «А че такого? Вина ведь доказана!»

Дело Бахминой прекрасно показало, что работа корпоративного юриста – или выписывать бессмысленные юридические загогулины, что-то вроде непременного «ку» для обозначения верноподданности, или ходить под уголовной статьей, а потом хлебать баланду.

Проблема нашей страны не в хороших или плохих законах – законов у нас много, среди них есть и неплохие; проблема в отсутствии суда. Когда нет суда, все законы бессмысленны, какими бы они ни были. А когда нет суда – глупо заниматься юриспруденцией.

Мой приятель прав – сейчас очень скучно быть юристом. Абсолютно бессмысленная профессия. Выхолощенная до «нуля». Я, честно говоря, с трудом понимаю, кто и зачем нынче идет на юрфаки учиться. По всей видимости, верными профессии остаются или отпетые подлецы, или люди клинически, анатомически глупые.

Что, конечно, делает данную профессию еще более маргинальной и странной.

sapojnik.livejournal.com

Скучно быть юристом

Знакомый парень, давно подвизающийся в качестве юриста на избирательных кампаниях, рассказывал на днях:

- Да вообще, дурацкая работа, если честно. Я уже давно говорю начальству – «вы в суд меня не посылайте, я в суд ходить не буду!» Прикинь, а? Юрист – а в суд ходить отказывается. А потому что без мазы. Нет смысла. Вот, скажем, по снял этим самым подписям. Я ж 11 лет на кампаниях – только однажды, как раз лет 10 назад, сумел «отбить» подписи в суде. Но тогда они еще неопытные были… Тоже – избирком не зарегистрировал нашего кандидата, мол, подписи за него дали поддельные. Я в суд, судья подтверждает – да, мол, вот акт «экспертизы», что подписи фальшивые. Любой эксперт из ментовки может такое заключение дать, главное, что никакой ответственности он за свое заключение не несет. А у меня 56 человек, которые эти подписи давали! В коридоре стоят! Прошу судью их заслушать. Он разрешает, они заходят и все признают, что подписи давали лично и что на листах именно их собственные подписи.

Судья, понятно, после заслушивания все равно выносит решение, что подписи фальшивые и оставляет нас без регистрации. Ну а я – на апелляцию в облсуд, и через неделю председатель облсуда выносит: решение суда первой инстанции отменить, признать регистрацию! Говорят, потом он к себе вызвал того судью, что меня послал, и мордой его тыкал, как щенка: что ж ты, мол, дурашка? Зачем ты свидетелей опрашивал?? Они ж тебе сказали в твоем присутствии – да, наши подписи; как же ты мог их проигнорировать? Совсем мышей не ловишь?! Вот была моя первая и единственная победа.

- Ну, - сказал я. – Все правильно. И в чем проблема? И дальше бы так выигрывал…

- Да брось, - машет рукой приятель. – Это они тогда еще не сориентировались. А теперь-то уже все знают, как правильно поступать.

- И как?

- Да проще простого. Начало такое же: берешь любого «эксперта» - это может быть хоть мент, хоть филолог – тот пишет «заключение», что подписи, типа, поддельные. Избирком, суд, лишение регистрации. Я, допустим, опять нахожу и привожу в суд 56 или даже 156 человек, готовых заявить, что подписи их, подлинные. Я заявляю в ходе процесса ходатайство – мол, у меня есть свидетели, прошу суд их заслушать. А суд ходатайство отклоняет.

- Как отклоняет?

- Да так. Его право. Не хочет он лишних свидетелей слушать, суду уже и так все ясно.

- И что?

- И всё. Выносит решение, и вот на это уже апелляцию подавать бесполезно. Формальных поводов нет. Поэтому я и говорю – в суд я больше не хожу! Если у судьи есть спущенное сверху «мнение», как надо «рассудить» - ничего не сделаешь. Скучно быть выборным юристом – дурацкая специальность! Может, подыщешь мне что-нибудь? В копирайтеры, что ли, податься…

Дивный у нас суд! Сколько я знаю таких историй – чистых, как слеза. Типа вышеописанной: в поддержку какого-нибудь неугодного властям кандидата дали свои подписи и паспортные данные несколько сотен человек, избирком называет эти подписи фальшивыми; в суд приходят эти самые люди, с паспортами, готовые хоть под присягой заявить, что это они лично давали эти подписи, они поддерживают этого человека – судья со спокойной душой просто отказывается их слушать.

Я подумал, что дело-то ведь не только в выборах. Я знаю еще кучу подобных историй. Скажем, наша подруга семьи – юной девушкой, еще школьницей насмотрелась фильмов про адвокатов, воспылала страстной мечтой – тоже участвовать в процессах, отстаивать законность и защищать невиновных. Блестяще училась, экстерном сдала экзамены за 11 класс, с первого захода поступила на юридический, упоенно училась. Считали, что растет новый Плевако в юбке, не менее.

Потом получила красный диплом, поехала трудиться на ниве правосудия в родном городе – то ли Рязань, то ли Тамбов, неважно. Хватило девицы – пылкой, умной, решительной – на пару лет. Причем к концу «карьеры» она уже почти ненавидела свою профессию. Рассказывала с содроганием – оказывается, все ее познания в кодексах никому не нужны, от адвокатов в реальной жизни требуются совсем другие, специфические услуги: служить передаточным звеном от подсудимых к судьям – деньги передавать. Ей это претило. Шла середина сытых «нулевых».

Она поплакала-поплакала, а потом уволилась. Сейчас работает менеджером по продажам, соками торгует. Ребенка родила, о своих юридических мечтаниях по молодости вспоминает со смехом, как о непонятной уже блажи.

А куда еще податься юристу – в прокуроры? Но эта работа тоже специфическая – примерно как день ото дня пинать ногами людей связанных по рукам и ногам, с завязанным ртом. Кому-то нравится, но это все-таки занятие для садиста.

Что у нас остается – корпоративный юрист? Тоже мечта иных провинциальных юнцов с горящими взорами: всегда в белой рубашке и с черным дипломатом, в шикарном офисе составлять мудреные документы… На деле о судьбе реального корпоративного юриста лучше всего говорить на примере Светланы Бахминой, юриста одного из подразделений ЮКОСа. Дело было нашумевшее – Бахмину взяли и посадили беременную, специально для нее «утяжелив» статью обвинения, чтоб не могла выйти «по смягчающим».

А в чем была вина Бахминой? Об этом писали во многих СМИ с подачи судейских, с горечью и гневом: она, дескать, делала страшное – придумывала схемы, каким образом ЮКОСу платить поменьше налогов. Доказательства вины были соответствующие: суды «выявили», что, применив схемы, разработанные Бахминой, компании, принадлежащие ЮКОСу, заплатили меньше налогов, чем они заплатили бы, если бы схем не применяли.

Вот за это и вкатили 5,5 лет женской колонии. «Доказательства налицо». Причем многие обсуждавшие приговор даже не могли понять – почему некоторые отщепенцы крутят пальцами у виска и говорят о каком-то абсурде. «А че такого? Вина ведь доказана!»

Дело Бахминой прекрасно показало, что работа корпоративного юриста – или выписывать бессмысленные юридические загогулины, что-то вроде непременного «ку» для обозначения верноподданности, или ходить под уголовной статьей, а потом хлебать баланду.

Проблема нашей страны не в хороших или плохих законах – законов у нас много, среди них есть и неплохие; проблема в отсутствии суда. Когда нет суда, все законы бессмысленны, какими бы они ни были. А когда нет суда – глупо заниматься юриспруденцией.

Мой приятель прав – сейчас очень скучно быть юристом. Абсолютно бессмысленная профессия. Выхолощенная до «нуля». Я, честно говоря, с трудом понимаю, кто и зачем нынче идет на юрфаки учиться. По всей видимости, верными профессии остаются или отпетые подлецы, или люди клинически, анатомически глупые.

Что, конечно, делает данную профессию еще более маргинальной и странной.

Алексей Рощин

Прочитать оригинал поста Алексея Рощина с комментариями читателей его блога можно здесь.

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

www.rosbalt.ru

Прикладная юридическая психология - страница 97

Прием подключения неречевыхсредств. Воздейственность речи - комплексный продукт слов и неречевыхсредств. Они во многом прибавляют и в информировании собеседника, иво внушающем (суггестивном) воздействии говорящего на него. "...Знаковуюроль играют не только сами знаки, но и их нарочитое торможение - выразительноеотсутствие, - писал философ, историк и психолог Б.Ф. Поршнев. - Молчание- это не просто отсутствие речи, сплошь и рядом оно есть торможение и отменаречи или даже, можно сказать, антиречь".1

Правило имиджа рекомендуетзаботиться о том впечатлении, которое производит сам орган правоохраныи его представитель на партнера по общению. Важно само понимание необходимостиделать это и намерение его реализовать в конкретном общении. Имеет значениеодежда, форма, опрятность самого работника и его рабочего стола и все,что находит выражение в последующих правилах.

1 ПоршневБ.Ф. Социальная психология и история. - М., 1966. - С. 128.

Правило позы обязываетзанять ту позу, которая отвечает намеченному воздействию. В зависимостиот задачи она может быть властной, решительной, уважительной, приглашающейк откровенности, угрожающей и др. В полиции за рубежом придают большоезначение позе, например, при обеспечении безопасности: поза с широко расставленныминогами и сложенными на груди руками - поза властного, целиком уверенногов себе человека, всегда готового к решительным действиям. В ситуациях возникновенияопасности со стороны правонарушителя соответствующие предупреждающие словамогут быть дополнены изменением позы и демонстрацией своей готовности кприменению силы.

Правило решительного жеста,движения отмечает целесообразность в необходимых случаях сопровождатьими речевое высказывание, которому желательно придать повышенную воздейственность.Такие жесты нередко бывают естественными. Например, пожатие руки при встречес гражданином демонстрирует в целом доброжелательность, вежливость, удовлетворениеот встречи и пр., хотя характер рукопожатия может меняться в зависимостиот того, какой оттенок надо придать встрече или даже обычным словам приветствия.Попытка осмыслить это выражена в таком описании: "...Рукопожатие многоговорит о человеке. Бывают руки искренние. Когда такую держишь в своей,происходит легкий обмен токами, через касание передается взаимное доброжелательство,ладонь плотно прилегает к ладони, и нет в ней стремления изогнуться ладошкойвнутрь, избегать прикосновения, отделаться формальным тисканьем костяшекпальцев. У человека безразличного в руке дряблость какая-то, пустота, ееотпускаешь с разочарованием. При любопытстве, заинтересованности рука входитво встречную ладонь чуть резковато, повышенно активно, задерживается дольше,ведет себя испытующе. Застревает и рука ищущая, подлаживающаяся, но онаприлипчивее, как-то ерзает и консистенцией нежнее. Трусливость и неприязньобнаруживают себя деревянным, коротким, необщительным пожатием без нарастанияи расслабления, но с легким непроизвольным подергиванием к себе: такаярука стремиться освободиться раньше, чем следует".1

Если при встрече с гражданиномв кабинете сотрудник встает, выходит из-за стола, идет навстречу, здоровается,предлагает словами и жестом сесть, - характер воздейственности один; когдаон не выходит, даже не привстает со стула, не обменивается рукопожатием,то и все слова вслед приобретают волевой оттенок официальности, "сухости",ожидания неприятного для посетителя разговора, отрицательного отношенияк нему. Волевой оттенок, принудительнъш характер воздейственности придаютособые жесты и движения. К ним относятся: "секущее" движение руки, движениеперед грудью сжатой в кулак кистью, то же движение, но обеими руками, прикосновениекулаком или ладонью к столу, указательное движение рукой, движение, именуемое"погрозить пальцем", движение вытянутой вперед ладонью - "Стойте!", "Подождите!"и т.п. Сотрудники органов внутренних дел, вооруженные дубинкой или пистолетом,в обусловленных законом случаях могут сделать жесты, демонстрирующие ихрешимость воспользоваться ими (приподнять дубинку, похлопать ею по своейноге, прикоснуться рукой к кобуре).

Правило воздейственноймимики часто используется на практике. В уместных случаях речевое высказываниесопровождается общим изменением выражения лица, приданием ему доброжелательности,открытости, искренности, веселости, ироничности, сомнения, благодушия,суровости, строгости, решительности, непримиримости, недовольства, усталостии др. Это достигается изменением положения бровей, подбородка, носогубныхскладок, складок на лбу. Особое значение имеет выражение глаз, контактглаз, улыбка, умение слушать, наклон тела вперед, обращенность к собеседникуанфас, а не боком или наискось. Не следует это значение понимать как однозначное."Улыбкой можно выразить все, что угодно', легкое презрение и тихое обожание,надменную вежливость и нежную снисходительность... Но она же может нечаянновыдать тайное, сделать явным незримое, совершить предательство... Улыбкойможно проговориться".2 То же можно сказать и о других элементахмимики: они могут утвердить, усилить смысл слов и фраз, но могут и ослабитьи даже придать иной смысл им. Так, слова "Наши суды действуют с высокойэффективностью", сопровождаемые иронической улыбкой, переворачивают ихсмысл на противоположный. Такая улыбка может быть намеренной, рассчитанной,а нечто подобное ей или отраженное во взгляде - вьщать действительный смыслдля говорящего.

Правило неизменного самообладания.Всегдапроизводит сильное впечатление на слушающего самообладание говорящего,а особенно представителя власти. За спокойствием всегда чувствуется сила,уверенность, несокрушимость, достойность. При любых перипетиях разговора,даже при словесных

1 ЛавровыА. и О. Солдаты в синих шинелях. - М., 1965. - С. 116-117.

2 Муратов С.А.Диалог.- М., 1983. - С. 10.

провокациях гражданина (задержанного,допрашиваемого, подозреваемого, обвиняемого и др.), выражающихся в грубости,насмешках, издевке, важно соблюсти выдержку, что само по себе продемонстрируетслабость провоцирующего, никчемность его мелочности и усилит действенностьпоследующих слов работника органов правоохраны. Напротив, утрата выдержки,переход на ответное речевое поведение того же уровня психологически уравниваютразговаривающих, ставят их как бы на одну доску, выдают слабости того,кто не должен иметь слабостей и находится всегда на высоком незыблемомуровне права, возвышающегося над мелочной суетой.

Выбор и создание условий,повышающих Бездейственность речи. Выше уже отмечено, что любое речевоевысказывание воспринимается и действует не как изолированная единица, новсегда в "обрамлении", единстве всех речевых и неречевых средств, в контекстеповедения и деятельности, обстановки, прошлого и будущего, особенностейговорящего и слушающего. Нельзя это упустить юристу и при стремлении повыситьэффективность своего речевого волеизъявления.

Правило авторитетностиговорящего отражает факт зависимости воздейст-венности речи, слов отего авторитетности. Авторитетность представителя власти, работника юридическогооргана, должностного лица выражается в реальной авторитетности их, в правовойпсихологии народа. В свою очередь она сильно зависит от социальных факторов.На Западе придают огромное значение укреплению авторитетности любого работникаорганов юстиции, и в первую очередь полицейского ("полиция - визитная карточкастраны"), принимая комплекс мер, начиная с внешнего вида до достойной заработнойплаты. Считается, что полицейский, неся службу на глазах у граждан, долженнепременно иметь респектабельный внешний вид, который говорит им о многоми прежде всего об уважении к нему государства, хорошем состоянии дел вполиции, о самодисциплине самого полицейского и его отношении к своемудолгу и окружающим. Значение придается качеству, состоянию и ношению полицейскойуниформы, к созданию которой привлекаются лучшие западные дизайнеры и модельеры.В свою очередь престижная экипировка обязывает того, кто ее носит, соответствовать,быть на высоте положения. Она создает и имидж полицейской службы, даваясотрудникам уверенность в себе, увеличивает доверие граждан к возможностямполиции и желание помогать ей. Считается, что полицейский должен быть представительными вызывать уважение своим высоким ростом, телосложением, весом и даже привлекательнымлицом.1

Реальная же авторитетность,как межличностный феномен, зависит от авторитетности личности конкретногоработника, которая возникает и может достичь больших высот в опыте общенияконкретных двух людей или работника и группы граждан (личностно-групповойсоциально-психологический феномен). О последнем и следует озаботиться тому,кто хочет повысить эффект своих1 речевых воздействий.

Правило психологическойориентированности предполагает хорошее знание психологии собеседникаи планирование применения техники речи, отвечающей его особенностям. Впроцессе разговора следует постоянно наблюдать за собеседником, изучатьего.

Правило контекстной воздейственностисодержания определяет целесообразность такого акцентуирования, котороеусиливает свою воздейственность предшествующим опытом общения данных лицлибо расчетливым началом разговора работником органа правоохраны, которыйготовит переход к главной, "ударной" части разговора.

Правило обстановочнойвоздейственности констатирует уже описывавшуюся зависимость любогочеловеческого контакта от условий окружающей обстановки. Любой работникюридического органа поступит правильно, если правильно выберет обстановкудля предстоящего разговора, который должен быть воздейственным. Это можетбыть конспиративная встреча, встреча с глазу на глаз или в присутствиидругих, на службе или дома и пр. Такое надо продумать.

Правило временной воздейственностивозвращаетнас к общей зависимости, играющей роль и для воздейственности речи. Решающиеслова могут быть сказаны, например, следователем после многомесячного трудапо расследованию преступления, когда есть определенные основания для них.Сказанные раньше или позже, они не принесут никакого результата. Нужновыбрать какое-то место в предстоящем разговоре в качестве акцентуированного,играющего решающее воздейственное значение.

Правило зон общения. Проксемика- дисциплина, занимающаяся изучением роли пространства в общении, выделяетроль разных дистанций между общающимися: интимную (15-45 см), личную (45-75см), социальную (120-210 см), публичную (3,5-7,5 см).1 Установлено,что при общении индивидов уменьшение дистанции усиливает психологическиевзаимовлияния, способствует возникновению эффекта доверия, приводит к большейоткрытости в общении, повышает эмоциональность, приводит к возникновениюи учащению физических контактов (касания друг друга). Повышается при этоми значение контакта глаз, мимики и таких ее элементов, как кивок головой,поднятие бровей, улыбки и др. Особенно психологически насыщен разговор,ведущийся глаз в глаз на расстоянии 30 см.

1 Юридическаяпедагогика в МВД. - М., 1997. - С. 255-257.

9.6. Общая психотехника профессиональногомышления юриста

Профессиональное мышлениеюриста. Вряд ли можно найти деятельность, где мышление не имело бысущественного значения. Ум - высшее проявление человеческой психики, образноговоря, самая высокая вершина в мире. Без преувеличения можно сказать,что юридическая деятельность -для по-настоящему умных, проницательных людей.Умные вопросы приходят в голову всем, а умные ответы - немногим. Юристдолжен уметь давать умные ответы на сложные вопросы, проникать в сущностьявлений, видеть причинно-следственные связи, мыслить широко и предвидетьсобытия.

Мышление юриста, как и другиекачества, основано на его общем интеллектуальном развитии. Глупый юрист- это не просто плохо, это беда, это страшно. Поэтому и стараются отбиратьв органы правопорядка только умных людей.

На базе общих благоприятныхсвойств мышления у юриста развивается особое профессиональное мышление,которомудолжны быть присущи активность и инициативность, поисковый, аналитико-синтетическийхарактер,

1 Общая психология.// Под ред. В.В. Богословского, А.Г. Ковалева и др. 2-е издание. - М.,1973. - С. 120.

глубина и широта, логичностьи организованность, доказательность (нетерпимость к голословным утверждениям),непротиворечивость, способность мыслить при "информационных пустотах",умение выдвигать гипотезы и тщательно исследовать их, находчивость, гибкость,скорость, практичность, ясность, устойчивость, прогностичность, креативность,критичность. Развитие такого мышления происходит вместе с профессионализациейощущений, восприятий, внимания, памяти, представлений, воображения. Сказываютсяи личностные качества юриста, например, духовные потребности, интересы,устремления, ценностные ориентации, черты характера, психофизиологическиекачества (темперамент) и др. Определенное место, хотя и не решающее, принадлежити овладению юристом-профессионалом психотехникой мышления. Сам процессмышления нередко протекает как малоосознаваемый, недостаточно произвольнорегулированный. Психотехнические приемы позволяют преодолеть этот недостатоки. таким образом повысить эффективность профессионального мышления.

Прием организации процессамышления. Каждый раз, сталкиваясь со сложной ситуацией, фактом, требующимиглубокого понимания, профессионал должен для себя ответить на ряд приоритетныхвопросов: с чего начать? Что делать потом, чтобы достичь нужного результата?Необходима организация процесса мышления.

Правило активизации мышления.Важнозаставить себя преодолеть торопливость, суетливость, волнение, тревогу,заставить себя думать, искать пути решения проблемы на пути рассуждений.Полезно временами, особенно в трудных случаях, активизировать внутреннююречь - рассуждая про себя, проговаривая мысли по ходу рассуждений, формулируячетко в словах промежуточные и окончательные умозаключения и выводы, рисуячерновые схемы. Не ограничиваться "кабинетными" рассуждениями, усиливатьих выездами на места, беседами с разными людьми.

Правило опираться на опыт,рекомендации, процессуальные нормы. Припоминать требования процессуальногозаконодательства, уроки собственного опыта, подыскивать в памяти аналогичныеслучаи из опыта других, опираться на рекомендации учебных пособий и науки,спрашивать советы у старших и более опытных коллег.

Правило ориентировки вимеющейся информации реализуется путем сбора и анализа исходных данных,уясняется, что есть и чего нет, что достоверно, а что надо проверять, какиеданные нужны еще, что изучить и что проверить.

Правило разработки планапоиска ответов и определения исходной точки. Действующий без планапохож на мечущегося из стороны в сторону. Весь клубок проблемы надо' растянутьв нить ее решения с последовательно расположенными на ней узелками, которыенадо развязать один за другим. Эта нить с узелками^и становится планом,состоящим из последовательных шагов-мероприятий, намечаемых к выполнению.Как нить Ариадны, она ведет к цели. Внезапно возникает и другой вопрос:где кончик нити, за который надо начинать тянуть? Концов-то оказываетсямного; вроде бы можно начать и с этого, и с того, и с третьего. Обычноначинают с наиболее важного, с узловых вопросов или с тех, по которым естьдостаточная информация и решить которые можно быстро.

    продолжение

www.coolreferat.com


Смотрите также